№2 (325) февраль 2020 г.

Жизнеописание нефтепромышленника из зангезурского села Караундж Аракела Цатурова (Цатуряна) и его наследников

Просмотров: 3147

В начале сентября 1913 года в театральном зале только что отстроенной центральной школы Гориса яблоку негде было упасть. Общественность уездного центра Зангезура и жители окрестных селений собрались отметить 15-летие выхода в свет второго сборника «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам» (Москва, тип. «И.Н. Кушнерев и К°», 1898 г.) и отдать должное составителю и редактору его Григорию Аветовичу Джаншиеву.

Вечер открыл местный учитель Тигран Сазандарян (отец знаменитой оперной дивы Татевик Сазандарян). Он поведал, что в 1897 году, по выходу первого издания «Братской помощи», армянин Джаншиев призвал соотечественников покупать эту богато оформленную книгу ради оказания помощи пострадавшим в резне 1894 – 1896 гг. в Османской империи, учиненной кровавым султаном Абдул-Гамидом II. Не без гордости сообщил учитель о том, что первым и самую значительную сумму на первоначальные расходы первого издания выделил покойный Аракел Цатуров, уроженец зангезурского села Караундж.

Первое издание «Братской помощи» встретило сочувственный отклик в самых широких слоях русского общества, принеся около 30.000 рублей от реализации сборника.

Из уст учителя Тиграна Сазандаряна земляки узнали, что стараниями уездного начальника Григория Пфелера в Горис попали восемь экземпляров этого сборника, два из которых можно пролистать в библиотеке издательского дома «Сасун». Были названы и имена горисцев, которые, обходя дома, собрали 42 рубля и с оказией передали в Москву. Сазандарян показал гостям вечера письмо за подписью Джаншиева, в котором тот извещал, что собранные горисцами деньги пошли на открытие приюта для сирот.

ЩЕДРОСТЬ КАВКАЗСКИХ АРМЯН И АРМЕНОФОБ ГОЛИЦЫН

Возглавил список жертвователей на первое издание «Братской помощи» нефтепромышленник Аракел Цатурович Цатуров (Цатурян). Его взнос составил три тысячи рублей золотом. Следом значится Варвара Ивановна Кананова (Варвара Ованесовна Ананова), внесшая 600 руб. в память о горячо любимом муже Георгии Ильиче Кананове, директоре Лазаревского института восточных языков в Москве (из кизлярских армян). От нефтепромышленного и торгового общества «И.Е. Питоев и К°» поступило 500 руб., а купец 1-й гильдии, основной акционер Тифлисского коммерческого банка Александр Иванович Манташев выделил 300 руб. По 200 руб. на сборник пожертвовали: крупный горнозаводчик князь Семен Семенович Абамелек-Лазарев, создатель первой в России инженерной компании Александр Вениаминович Бари, промышленник и меценат Георгий Мартинович Лианозов, братья Маиловы (Даниил, Иван-Ованес и Лазарь-Егия) – русские нефтяные магнаты, бизнесмены и меценаты армянского происхождения. По 100 руб. внесли: княгиня Елизавета Христофоровна Лазарева, мать С.С. Абамелек-Лазарева; коммерции советник фабрикант Григорий Григорьевич Адельханов; пианист и педагог, председатель Тифлисского отделения Императорского русского музыкального общества Константин Михайлович Алиханов; совладелец пассажа на Кузнецком мосту и московской банковской конторы «Братья Джамгаровы» Афанасий Исаакович Джамгаров; русский фабрикант и меценат Савва Тимофеевич Морозов; купец 1-й гильдии, капанский горнодобытчик Александр Агафонович Мелик-Азарянц; представители российско-армянской купеческой династии братья Тарасовы из Армавира; член Государственного совета, действительный тайный советник, бывший председатель коммерческого суда в Тифлисе Егор Павлович Старицкий (старший брат первого уездного начальника Зангезура Петра Павловича Старицкого)…

Список благотворителей, не пожалевших средств на второе издание, возглавил все тот же Аракел Цатуров, внесший, как и некий А.Н. Таиров, 500 руб. Третьим в этом ряду значится князь Лев Сергеевич Голицын, основоположник русского виноделия в Крыму и промышленного производства шампанских вин в Российской империи. Его взнос составил 100 руб.

Щедрость кавказских армян – Цатурова, Питоева, Манташева, Адельханова, Лианозова, Алиханова, Мелик-Азарянца и других – не могла пройти мимо бдящего ока злобного арменофоба и «политического цензора» князя Григория Сергеевича Голицына, главноначальствующего гражданской частью на Кавказе. Он взял их на заметку и учредил за ними тайный надзор.

Резонанс от выхода в свет «Братской помощи» был столь велик, а сумма пожертвований возросла настолько, что весьма встревожило князя Голицына.

В июле 1899 года тот шлет запрос министру внутренних дел Российской империи Ивану Логтиновичу Горемыкину.

«Мне неизвестно, – писал Голицын, – разрешен ли, и какой именно властью, редакции «Братской помощи» сбор пожертвований в пользу армян Турции и если разрешен, то в каких пределах, предоставлено ли редакции право обращать в пользу армян только выручку от издания «Братской помощи», как можно было бы полагать по характеру этого учреждения (редакции частного и притом случайного издания), или же производить вообще сбор пожертвований способами, предоставленными благотворительным учреждениям (путем спектаклей и т. д.). Как бы то ни было, деятельность редакции «Братской помощи» получила весьма широкое распространение, едва ли отвечающее специальному ее назначению. Из упомянутых отчетных сведений видно, что в ее распоряжение поступают весьма крупные пожертвования в пользу турецких армян от частных лиц. В пользу редакции устраиваются спектакли, и она сама, по своему усмотрению, распределяет имеющиеся в ее распоряжении суммы между посольством, консульствами и другими учреждениями и вмешивается даже в дела помощи находящимся во вверенном мне крае турецким армянам-эмигрантам, без моего притом ведома, каковое вмешательство я признаю, безусловно, неправильным и нежелательным».

Недовольство князя Голицына вызвала не только общественная деятельность редакции, но и сам сборник, который лично он почел крайне опасным:

«Вообще означенная книга принадлежит к разряду тех, вредных по своему направлению, изданий, распространение коих в пределах вверенного мне края признавалось бы особенно нежелательным».

В письме Горемыкину Голицын требовал, чтобы цензура запретила третье издание. И он был услышан: цензура авансом, наперед, запретила возможное переиздание. В Москву из Санкт-Петербурга полетела телеграмма следующего содержания:

«Цензурный Комитет – председательствующему. Подготовляется ли 3-е издание «Братской помощи армянам» Джаншиева, если подготовляется, приостановите вопрос до дальнейших распоряжений. Кн. Шаховский».

А в результате запроса выяснилось, что третьего издания Григорий Джаншиев и не думал осуществлять…

ВЛАДЕЛЕЦ ФИРМЫ «А. ЦАТУРОВ И К°» – ОДИН ИЗ КОРОЛЕЙ «ЧЕРНОГО ЗОЛОТА»

В семье Цатуровых подрастали двое мальчиков – Аракел и Мирза. Их отец, землепашец Цатур (Асцатур, Асатур) Цатурян из зангезурского села Караундж, вывез семью в Шушу, когда дети были еще мальцами. Аракел был определен в епархиальную духовную школу. Будучи еще юношей, Аракел подался в Баку, где устроился чернорабочим на нефтяные промыслы. После торговал керосином, развозя его на тачке.

Тут и приметил его торговец зерном. Вместе они и отправились в персидский Исфаган – продать большую партию зерна. Реализация затянулась, и хозяин товара вернулся в Баку, оставив Аракела пристроить остатки зерна. Уже выгодно продав хлеб и вернувшись в Баку, он узнал, что хозяин внезапно помер. Наследников у того не было и вся выручка осталась у Аракела на руках.

Еще не уверенный в своих силах, Аракел побоялся остаться в городе, который жил по волчьим законам, и вознамерился осуществить заветную мечту свою – купить пахотной земли дня на три-четыре вспашки, шесть пар волов, плуг, несколько коров и сельхозинвентарь. Надумав, собрался было ехать за всем этим в Гырмызы Базар («Красный Базар»), что в Карабахе, и отправиться в родной Караундж. Но тут зашли к нему в гости двое молодых армян, получивших образование в Лондоне, и уговорили его вложиться в нефтяные разработки.

Прикинув возможные выгоды, Аракел внял их совету, купил несколько участков земли под буровые, землеройные приспособления, открыл контору и принял новоявленных друзей на работу, положившись на их умение вести дела.

Деньги истаяли, а нефть так и не забила фонтаном. С горя Аракел заваливается в один из игорных клубов нефтяного города, имея при себе последнюю заначку, в надежде на удачу. И удача улыбнулась ему: завидев солидного господина, Цатурян предложил тому сесть с ним за нарды, сыграть на деньги. Окинув с ног до головы собеседника, тот заявил ставку в… три миллиона рублей, сумму баснословную, будучи уверенным, что такие деньги у незнакомца вряд ли найдутся.

Фортуна Аракелу подыграла, и он оказался в выигрыше. В продувшихся был нефтяной магнат Иван Минаевич (Ованес Минасович) Мирзоев, владелец нефтяных промыслов на Апшеронском полуострове. Это он в 1868 году первым в бакинских Сураханах основал два керосиновых завода и наладил перегонку керосина из нефти. Его же усилиями в 1871 году была пробурена первая скважина для промышленной добычи нефти. Через год он ввел в действие вторую.

На выигранные в нарды деньги Аракел начинает скупать акции крупных и малых нефтепромышленных товариществ (в 1872 г. становится одним из 23 учредителей нефтепромышленного и торгового общества «Соучастники», которое приобрело несколько нефтеносных участков в Балаханах), а к 1884 году основывает уже собственное нефтепромышленное о-во «А. Цатуров и К°».

Так и стал Аракел Цатурян нефтепромышленником. А через несколько лет он уже был одним из королей «черного золота» – наравне с Манташевыми и Лианозовыми, Адамовыми и Минтоевыми. И величать его стали Аракел Цатуров.

Разбогатев, бывший батрак, владелец фирмы «А. Цатуров и К°» в Балаханах не забыл о родном селе, о земляках. Десятки возов везли в родные места строительные материалы и продукты, в селе построили церковь и школу. Меценат успел помочь и деятелям культуры – художникам, писателям. На его деньги издал несколько своих произведений Раффи, автор исторических романов. Конечно, жаль, что его заметки о Сюнике – а Раффи впервые побывал там в 1881-м – так и остались неопубликованными, зато читатель получил его роман «Давид Бек», увидевший свет в том же году в Тифлисе.

По личному заказу Цатурова и на его средства в церкви английского города Честер установили цветные витражи с изображениями Сурб Григора Лусаворича (Св. Григория Просветителя) и апостола Сурб Бардугомеоса (Св. Варфоломея).

Помимо своей основной компании «А. Цатуров и К°», караунджец был еще и крупным держателем акций в нефтепромышленной и торговой фирме «А. Цатуров и другие», акционерами которой были выходцы из Сюника и Карабаха – М. Арамянц, Г. Арафелян и Г. Тумаян. С их согласия Микаел Арамянц в начале 1889 года едет в Тифлис к Александру Манташеву, вице-председателю (с 1890 г. – пожизненно) и крупнейшему акционеру самого солидного на Кавказе Коммерческого банка, с просьбой выдать кредит на приобретение нефтеналивных вагонов-цистерн.

Учуяв очевидную выгоду от добычи бакинской нефти, Манташев предложил Арамянцу 50 тыс. руб. личных средств при условии, что станет компаньоном в их фирме. Так Манташев вошел в Бакинское нефтяное дело под вывеской «Торговый дом А.И. Манташева».

Развивающийся бизнес требовал новых вложений, но у фирмы лишних оборотных средств не оказалось. Тогда Манташев выкупил доли своих партнеров – А. Цатурова, Г. Арафеляна и Г.?Тумаяна. Арамянц же не пожелал расставаться со своим бизнесом и бросил Манташеву в лицо:

– Что творишь, Александр? Ты что, забыл, что в Баку ты попал только благодаря мне?

Нахмурившись, тот ответил ему на тифлисском диалекте:

– Тут ты, Микаел-джан, прав, ох как прав!

И порешили – Манташеву 75% акций новой компании, Арамянцу – 25%.

Но и уступив Манташеву свою долю, Аракел Цатуров от участия в нефтедобыче не отказался: на деньги, полученные за свои паи, он основал несколько новых компаний.

Не прошло и десяти лет, как интерес к бакинской нефти стала проявлять группа английского банкира Э.Д. Губбарда. За 2,3 млн руб. в 1898-м она приобрела предприятия А. Цатурова и Б.Л. де Бура, через год развернув на их основе «Европейскую нефтяную компанию» с основным капиталом в 1,1 млн фунтов стерлингов. Однако неутомимый Цатуров не унимался: 1 июня 1901 года возникает еще одна фирма – «Шихово» (туда, помимо А. Цатурова, входили Г.?Цовьянов, братья К. и Д. Быховские, Л. Лейтес).

Аракел Цатуров также занимался производством и торговлей хлопком. Вместе с нефтепромышленником из кавказских татар Гаджи Тагиевым он приобрел имение «Евлах-мюльки» в Елисаветпольской губернии площадью 26 тысяч десятин (десятина – 1.092 га). Здесь, по состоянию на 1896 год, 40-60 десятин земли находилось под посевами хлопка, а в 1897-м занятая площадь составляла уже 250 десятин земли.

Брат Аракела Мирза Цатуров имел в Баку предприятие по подрядам бурения и механические мастерские под общим названием Т-во «Цатуров М. и К°».

Отрывок из обзора «Нефтяная промышленность в Закавказье за 1898 г.» («Кавказский календарь на 1900 год», Тифлис, 1899):

«В 1898 году из 140 всех фирм у 106 шла фактическая добыча нефти, а у 34 шли подготовительные работы.

Всех скважин к концу 1898?г. считалось 1.794. Действовало скважин 1.107, в том числе фонтанов 52. Вновь поставлено вышек 516. Вся добыча в 1898?г. была на старой площади: Биби-Эйбат, Балаханы, Сабунчи, Романы и Бинагады. Добыто 486 млн пудов (более 1897 г. на 63 млн пуд.), в том числе фонтанной 113 млн пуд.».

Приводим список фирм с показаниями числа их скважин и добытой из них нефти в 1898 г. («КК на 1900 г.»):

«1. Джеймс Вишау: скважин – 11, добыто нефти (млн пудов) – 56; 2. Манташев и К°: 76 и 52 соответственно; 3. Товарищества Нобель: 101 и 43; 4. Каспийско-Черноморское общество: 50 и 33; 5. Каспийское т-во: 37 и 30; 6. Бакинское нефтяное о-во: 95 и 26; 7. Братья Мирзоевы: 73 и 26; 8. Т-во Шабаев: 28 и 17; 9. Арафелов: 23 и 15; 10. Асадулаев: 4 и 11; 11. Тумаев и К°: 15 и 10; 12. Цатуров и К°: 18 и 10; 13. Бенкендорф и К°: 36 и 9; 14. Зубалов: 9 и 9; 15. Братья Цовьяновы: 38 и 8; 16. Рыльский: 13 и 8; 17. Питоев: 11 и 8; 18. Русское нефт. о-во: 27 и 6; 19. Попов: 6 и 5; 20. Адамов: 12 и 5; 21. Меликовы Е. и А.: 13 и 5; 22. Балаханское нефт. т-во: 10 и 4; 23. Де-Бур-Бруго: 10 и 4; 24. Кавказское нефт. т-во: 13 и 4; 25. «Масис» т-во: 17 и 3; 26. «Соучастники»: 13 и 3; 27. Тер-Акопов: 20 и 3; 28. Гагарина: 10 и 3; 29. «Армавир»: 7 и 3; 30. Цатуров: 8 и 3; 31. «Арарат»: 7 и 3; 32. «Сюник»: 5 и 2; 33. «Нефть»: 4 и 2; 34. Микиртумов: 1 и 2; 35. Антонов: 5 и 2; 36. Аваков: 6 и 2; 37. Карганов: 3 и 2. Итого: 838 и 410. Добыто фонтанной нефти 109 млн пудов».

Из приведенного списка можно судить, что 19 из 37 фирм как минимум принадлежат армянам. Остальные 69 фирм добыли из 269 скважин 46 млн пудов нефти, в т. ч. 4 млн фонтанной.

Кстати, в 1903-м, когда не стало Аракела Цатурова, согласно «Кавказскому календарю на 1905 год» (Тифлис, 1904) в нефтяном промысловом районе Баку «по национальности служащие и рабочие распределялись следующим образом: армяне – 5.223 человека, русские – 4.825, персияне – 4.716, лезгины – 3.155, татары местные (современные азербайджанцы. – М. и Г.М.) – 2.634, татары казанские – 1.366, мордвины – 405, немцы – 245, грузины – 171, евреи – 170, осетины – 170, поляки – 106, чехи – 25, англичане – 16, финляндцы – 16, шведы – 13, латыши – 10, ингуши – 4».

История дома Аракела Цатурова на Горчаковской

В конце сентября 1885 года газета «Каспий» сообщила читателям о решении Тифлисского коммерческого банка (устав банка был высочайше утвержден 21 мая 1871 г., а действия банка были открыты 24 января 1872 г.) создать в Баку его отделение. В декабре этого же года в Баку прибыл член правления банка А.И. Манташев со специальной целью устройства этого отделения. Первоначально открытие назначалось на 1 января 1886 года. Однако открыть к этому сроку отделение не смогли в связи с продолжающимся ремонтом снятого под банк помещения в доме Аракела Цатурова на Горчаковской улице (ныне Гаджи Тагиева).

В воскресенье, 9 февраля 1886 года, в 12 часов дня в присутствии местных властей, торговцев и промышленников произошло открытие Бакинского отделения Тифлисского коммерческого банка. Помещалось оно «в нескольких вновь отделанных светлых комнатах, с прочной кладовой, различными противопожарными приспособлениями и особым кассовым отделением для приема и выдачи денежных сумм» («Каспий», 12.02.1886).

Из «Приложения к справочной книге старожила «Кавказ, №?4» (Тифлис, тип. М.Д. Ротинянца. Раздел «Баку и его окрестности. 1891 г.»):

«Главнейшие заводы и их конторы: Керосиновый завод «Цатурова и К°» в Черном городе – управляющий Степанов, контора на Полицейской ул., дом Дадашева; врачи:

Незабитовский – Горчаковская ул., дом Цатурова; банки и разные конторы: Отделение Тифлисского коммерческого банка – Петровская набережная, дом Цатурова».

В начале декабря 1907 года на Горчаковской ул., угол Меркурьевской (ныне Зарифы Алиевой), в доме № 10, принадлежащем Аракелу Цатурову, провизором Иваном Иосифовичем Войниловичем была открыта еще одна, 12-я по счету, новая бакинская аптека.

В издании «Баку и его район. 1913 год» (отдел II, газеты и журналы) значится: «Баку» – ежедневная литературная, общественная и политическая газета; «Кавказский Телеграф» – общественно-политическая и литературная газета, выходит по понедельникам и после праздников. Редактор Гр. Старцев, издатель Х.А. Вермишев. Редакция – Горчаковская ул., угол Меркурьевской, дом Цатурова».

КАТОЛИКОС МКРТИЧ I ВАНЕЦИ: «ПРОСТОМУ РАБОЧЕМУ ВЫ ОБЯЗАНЫ ВСЕМ…»

В начале 1898-го (в год второго издания «Братской помощи»), когда Верховный Патриарх, Католикос всех армян Мкртич I Ванеци (Хримян Айрик) в сопровождении заместителя Иерусалимского патриарха Армянской Апостольской Церкви Геворга Ерицяна посетил Баку, Аракел Цатуров явил Патриарху всю широту своей натуры.

Утром 7 февраля «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» в «черном» городе устроило предводителю армянского духовенства торжественный прием, переросший в акт благотворительности: английская компания «Джеймс Вишау» на благие цели пожертвовала Католикосу 15.000 руб., из коих сразу 5.000 было направлено «Армянскому благотворительному обществу» и 5.000 в пользу армян-беженцев, спасшихся от бесчинств головорезов султана Абдул-Гамида II.

Побывал Верховный Патриарх на промыслах Манташева, братьев Мирзоевых, Арафелова, Тумаева, Цатурова и других, где ему были представлены армяне, служившие мастерами, немалую часть которых составляли выходцы из Зангезура.

На обеде, данном в его честь нефтепромышленниками-армянами, Хримян Айрик произнес тост:

«Вижу, люди вы состоятельные, пребываете в неге и удовольствии. Но кто на вас трудится день и ночь, умножает ваши богатства? Простой рабочий. Это ему вы обязаны всем… Создавая вам роскошную жизнь, сам он влачит жалкое существование, перебиваясь с хлеба на воду. Кто должен заботиться о материальном положении рабочего, его быте, образовании и воспитании его детей, если не вы, хозяева?!»

На его словах поднимается с места Аракел Цатуров, бакинский первой гильдии купец, и предлагает в пользу Святого Эчмиадзина недельную выручку от добычи принадлежащих ему промыслов. Выждав, пока гул в зале утихнет, он, так же степенно, вселюдно обязывает своего племянника Ованнеса Цатурова сделать то же самое, добавив: «Непременно ежегодно – с 9-го по 15-е февраля. Вне зависимости от того, будешь ли ты жив или нет». Племянник поклялся исполнить волю родного дяди.

Эхом на предложение Аракела Цатурова прозвучало обещание присутствующих на обеде нефтяных воротил отдать Эчмиадзину дневную выручку с добычи.

В увековечение памятного визита Католикоса всех армян и его пребывания в Балаханах решено было открыть библиотеку-читальню для всех рабочих без различия национальности и вероисповедания. Проявил себя Аракел Цатуров и тут, тотчас пожертвовав на богоугодное дело 100 руб.

РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО ПАТРИАРХА ОСПАРИВАТЬ НИКТО НЕ ОСМЕЛИЛСЯ

Работая над данными очерками, мы получили из семейного архива наследников представителя горисского княжеского рода Шамхал-бека Агабековича (Богдановича) Мелик-Гусеиняна документ чуть ли не детективного свойства:

«М. В. Д. Зангезурский уездный начальник июня 1 дня 1903 г. № 2946 сел. Герусы Елисаветпольской губ.

Переводчику Мелик-Гусеинову

Предлагаю Вашему Благородию сегодня выехать совместно с Зангезурским сельским врачом в селение Караундж для присутствования при освидетельствовании трупа Цатурова.

Уездный начальник Пфелер Секретарь Михайлов

Делопроизводитель Воскресенский».

«Кавказский календарь на 1903 – 1904 гг.» (Тифлис, 1902 – 1903 гг.) помог нам уточнить чины, имена и фамилии указанных в документе должностных лиц полицейского управления Зангезурского уезда (ныне Сюникская область Республики Армения): уездный начальник – коллежский асессор Григорий Владимирович Пфелер, секретарь – титулярный советник Арутюн Мнацаканович Михайлов, делопроизводитель – Александр Афанасьевич Воскресенский, переводчик – Шамхал-бек Богданович Мелик-Гусеинов, уездный сельский врач – Моисей-Иохиль Гринберг.

Шамхал-бек Мелик-Гусеинян и Моисей-Иохиль Гринберг, выехав из Гориса (Герусы) на место и опросив односельчан Цатурова, составили акт, засвидетельствовавший, что покойником и в самом деле является Аракел Цатурович Цатуров, уроженец села Караундж, записанный в церковной книге как родившийся в 1833 году.

Аракел Цатуров свел счеты с жизнью (по сообщениям газет) в конце мая 1903 года в селе Арзакенд (ныне село Арзакан Котайской области Республики Армения) Новобаязетского уезда Эриванской губернии, населенном армянами – 1.046 человек, где выстроил себе двухэтажный дом и куда приезжал летом душу отвести от городской духоты. Тянуло его в долину Цахкуняц, где были термальные источники. А еще пьянили его густой изумруд лугов и горный воздух.

На место происшествия по велению эриванского губернатора – действительного статского советника графа Тизенгаузена Владимира Федоровича – выехали на освидетельствование вице-губернатор действительный статский советник князь Накашидзе Михаил Александрович, прокурор Эриванского окружного суда надворный советник Глаголев Николай Анемподистович. А еще раньше туда прибыли чиновники из Ново-Баязета: уездный начальник коллежский асессор Корганов Степан Александрович, уездный сельский врач надворный советник Вартанов Арменак Оганович и полицейский пристав 1-го участка (селение Нижние Ахты) титулярный советник Гогитидзе Иосиф Хосиевич.

Заключение комиссии гласило: «При осмотре трупа следов насильственной смерти не обнаружено».

Решение Верховного Патриарха, Католикоса всех армян Мкртича I Ванеци об отпевании Аракела Цатурова оспаривать никто не осмелился: ни из мирян, ни из лиц духовного сословия. В основу подобного решения легло ходатайство управляющего Эриванской (Ереванской) епархией архиепископа Сукиаса Парзянца, который – по тщательному исследованию причин кончины – пришел к выводу, что Аракела Цатурова нельзя отнести к сознательным богоборцам: ни Бога, ни Церковь он никогда не позволял себе хулить, от Христа не отрекался. И было то не самоубийство. А всего лишь несчастный случай, просто пожилой человек не удержал равновесия и упал с балкона своего двухэтажного особняка.

Завещаний Аракел Цатуров написал за свою жизнь не одно. Последнее из них датировано январем 1903-го, в котором он отменяет все предыдущие. В августе того же года в Баку оно было зачитано. К чести душеприказчиков надо сказать, что все пожелания, указанные в завещании, были неукоснительно исполнены. Существенные суммы пожертвовал он родному селу, Татевскому монастырю, кересской (Керес – село, примыкающее к уездному центру Горису) церкви Сурб Рипсимэ, родичам. Но большую часть своего состояния – акции нефтепромышленных обществ, счета в бакинских банках, особняки в городах Баку, Шуша (Шуши), Эривань (Ереван), селениях Арзакенд и Далар – оставил он своим племянникам, сыновьям младшего брата – Мирзы Цатурова – Патвакану и Шамиру.

С приходом советской власти наследники Аракела Цатурова потеряли все до последней копейки и навсегда уехали в Париж.

ПАТВАКАН И ШАМИР ЦАТУРОВЫ В ЭМИГРАЦИИ

Из книги Олега Витальевича Будницкого «Деньги русской эмиграции: колчаковское золото. 1918 – 1957» (Москва, изд-во «Новое литературное обозрение», 2008):

«В 1919 г. в Лондоне фирмой Фредерика Зерега и группой членов правления Московского Купеческого банка было образовано Торговое товарищество. Британская фирма и московский банк были давними партнерами в торговле хлопком. Во второй половине 1920 г. британцы предложили, в дополнение к Товариществу, основать в Лондоне на паритетных началах банк, «дабы создать организацию, которая смогла бы в будущем при воссоздании России способствовать развитию торговых сношений между Россией и Англией и смогла бы одновременно восстановить деятельность в России Московского Купеческого Банка».

Предложение было принято, и партнеры решили учредить банк с капиталом около 200 тыс. фунтов стерлингов (курс доллара США к фунту стерлингов: 1919, июнь – 4,61; 1922, январь – 4,2). Поначалу цель была конкретная и не слишком амбициозная – финансирование Торгового товарищества. Однако, прослышав о создании банка, свое участие в размере 150 тыс. ф. ст. предложила «нефтяная группа» в составе братьев Патвакана Мирзоевича и Шамира Мирзоевича Цатуровых – 100 тыс., С.Г. Лианозова, одного из организаторов в 1920?г. Российского торгово-промышленного и финансового союза в Париже – 50 тыс.

В начале октября 1920?г. на совещании в Париже «текстильщики» решили принять предложение «нефтяной группы», к которой присоединился Г.Л. Нобель с взносом 5 тыс. ф. ст. Устав банка был утвержден в том же октябре 1920 г., его основной капитал составил в итоге 335 тыс. ф. ст. Банк приступил к работе в январе 1921 г.

Представитель «американской доли» в правлении банка С.А. Шателен представил неформальный отчет о положении дел на 1 января 1922 г. Основной капитал банка составлял 500.100 ф. ст. и распределялся следующим образом (далее все суммы в фунтах стерлингов):

Московская группа (Г.Д. Чаманский, Б.А. Швецов, А.И. Шамшин) – 117.500; братья П. и Ш. Цатуровы – 100.000; С.Г. Лианозов – 30.000; Н.Б. Глазберг – 20.000; английская группа (Whineray, Dobson, Cairns) – 60.000; Г.Л. Нобель – 171.700; разные лица – 900.

В совет банка входили С.Г. Лианозов (председатель), Ш.М. Цатуров (вице-председатель), Г.Л. Нобель, А.И. Шамшин и др. Председатели правления – W.E. Whineray и П.М. Цатуров…

В 1924 г. дела банка пошли вроде бы неплохо; особую активность он развил на восточноевропейском направлении. Неплохо шли дела и в Польше; с другой стороны, ситуация осложнилась в связи с уходом братьев Цатуровых…»

Не мешает отметить, что в 1925 году правление банка приняло решение – 20% от общей суммы вклада выделить на нужды русской эмиграции. К началу Второй мировой войны деньги на том счету еще значились.

В справочнике «Незабытые могилы. Российское зарубежье; некрологи 1917 – 1997» (автор-составитель Чуваков Вадим Никитич, Москва, изд-во «Пашков дом», т. 6, кн. 3, 2007) нашли мы сведения, касающиеся наследников Аракела Цатурова:

«Цатуров Патвакан Мирзоевич (†03.05.1928, Париж, похоронен на кладбище Пер-Лашез). Жена – Рипсимэ Никитична Цатурова, брат – Тархан Цатуров. Отпевание в армянской церкви 05.05.1928 г.; Цатуров Шамир Мирзоевич (†03.04.1926, Париж, похоронен на кладбище Пер-Лашез). Скончался после тяжелой непродолжительной болезни. О его кончине сообщил Георгий Карпович Кечеджи. Вдова – Мария Александровна Цатурова. Отпевание в армянской церкви 05.04.1926 г.».

«АРАКЕЛ-АПЕР ЦАТУРОВ. 1833 – 1903. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ»

У душеприказчика своего Аракел Цатурович Цатуров оставил пожелание – предать его земле при церкви Сурб (Святая) Рипсимэ в селе Караундж. И воля его была исполнена. На погосте церкви лежит прах благотворителя и мецената, оставшегося в памяти народа своими добрыми делами. На массивном надгробии из финского лабрадора темных оттенков выбито: «Аракел-апер Цатуров. 1833 – 1903. Вечная память». Неподалеку упокоен его родич. На надгробии читаем: «Бахши Цатурянц, коренной караунджец, угас в 1899 г. 58 лет от роду».

Это на деньги Аракел-апера (апер – отец, брат, почитаемый в народе человек) поднялась в Караундже школа. На воротах при въезде в школу предполагалось вставить в овальные рамки портреты братьев Цатуровых – Аракела и Мирзы. Из средств Аракел-апера выплачивали стипендии односельчанам на получение высшего образования в университетах России и Европы. В их числе был и его родной внук от единственной дочери – Минас Минасян, отец которого, Аветис, слыл в Горисе – жемчужине Зангезура – человеком весьма уважаемым.

Учился Минас на медика, в университетах Берлина и Женевы. Вернулся на родину и там практиковал. В 1921 году в правительстве Горной Армении Гарегина Нжде с центром в Горисе занимал пост министра народного попечения. В 1930-м ему напомнили связь с «дашнакским хмбапетом» Нжде и сослали. По возвращении из ссылки осел в Махачкале. И вновь лечил людей. В годы Великой Отечественной войны перебрался в Горис, работал хирургом, после там же заведовал больницей.

Оставив сердце еще в Женеве, где был безнадежно, по уши, влюблен в студентку-француженку, он так и не женился, не желая попрать чистоту первого чувства – истинной любви.

Сестра Минаса Аветисовича (1883 – 1953) Варсеник была замужем за Николаем Асатуровичем Осиповым-Овсепяном (1879 – 1931). Он, верный соратник Гарегина Нжде, в 1919 году был назначен уездным начальником Зангезура.

ОРДЕН ИЗ ЧЕРНОГО ЧУГУНА

По сей день гуляет по Караунджу история, пущенная в оборот местным учителем Андраником Багдасаряном 1914 года рождения.

По ней император всероссийский (титул монарха Российской империи с 1721 по 1917 г.) Николай II с императрицей в 1900 году пожаловали в Баку. Аракел Цатуров, оказавшийся среди встречавших венценосную пару, подобострастно кинулся вперед – подать руку Александре Федоровне, помочь сойти с поезда на перрон. В его жесте царь углядел нечто для себя унизительное и, по возвращении в столицу, выслал в адрес Цатурова орден, отлитый… из черного чугуна. Цатуров задет был до глубины души и почел это знаком величайшего неуважения к своей персоне. Если верить Багдасаряну, это послужило поводом к самоубийству.

Однако доподлинно известно, что Николай II в статусе императора в Баку не ездил. Баку посетил с визитом император Александр?III с семьей в 1888 году. Государя встречали хлебом-солью на серебряном блюде. Наследнику, будущему императору Николаю II, был поднесен ларец с его инициалами, в котором находилось 24 хрустальных флакона с образцами нефти и получаемых из нее продуктов.

Марина и Гамлет Мирзоян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 29 человек

Оставьте свои комментарии

  1. В 1903 году в Баку нефтяном районе проживало в два раза больше армян чем кавказских татар. На втором месте после армян по- численности, были русские. Все важные посты занимали русские и армяне. Где были азербайджанцы( кавказские татары). В горных аулах. Советская власть подарила и создала им страну. А сегодня они переписывают историю, И визжат, что армяне пришлые, также как и на Западе хотят переписать историю Второй Мировой войны.

Ваш комментарий

* Обязательные поля