№3 (336) март 2021 г.

Мэрия Еревана: как свести дебет с кредитом народных поступлений?

Просмотров: 3832

Зима во все большие города приходит, как всегда, неожиданно, что недавно подтвердил и столичный градоначальник Айк Марутян. «Я был в некоторых странах мира и видел, какая там ситуация с уборкой снега. Например, в Германии или Мадриде вообще был транспортный коллапс, – заявил он на февральском заседании Совета старейшин Еревана. – А у нас транспортного коллапса не было. Поэтому, прежде чем выдвигать требования, нужно учитывать реальные погодные условия».

«Реальные погодные условия» нынешней зимы многие жители Еревана смогли объективно оценить по количеству собственных переломов, ушибов и синяков, полученных ими при непроизвольных кульбитах на нечищенных тротуарах столицы. Впрочем, узнать точные данные по подобным травмам сегодня не представляется возможным, поскольку всезнающая статистика молчит об этом уже года два. А тем временем мэр, кивнув в сторону «развитых городов мира», официально заявил, что мэрия не обязана заниматься решением проблем внутри жилых домов, и предложил горожанам самим приступить к уборке. Говорят, даже попытался собственным примером воодушевить соседей по дому. Также говорят, что эксперимент не удался, но не потому, что соседи оказались высокомерными снобами и не вышли на субботник. Наоборот, говорят, они вышли и очень эмоционально высказали свою точку зрения на неэффективную работу коммунальщиков, из-за чего подъездные дороги и вход в многоэтажку превращены в каток. «Никто не против самостоятельно скалывать лед с обледенелых ступенек подъезда, тем более по ним бегают наши детишки, ходят наши родители почтенного возраста. Просто возникает вопрос: куда уходят деньги жильцов за оплату коммунальных услуг?» – говорит уже мой сосед Оник Манукян, работающий то ли менеджером, то ли администратором в каком-то банке. С непривычки самодельный ледоруб то и дело выскальзывает из его рук. Но зная непоседливый характер своих близнецов, он упорно продолжал долбить почерневший под залежалым снегом лед. Минут через двадцать «белый воротничок» набил мозоли, а еще через десять, бросив орудие труда в сугроб, чертыхаясь пошел домой.

Проблема застарелого снега так и осталась нерешенной, поскольку принцип «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» в масштабах города так и не сработал. А ведь еще полтора года назад из Ирана в Армению было завезено около пяти тысяч тонн технической соли, которая значительно дешевле противоледных реагентов и которой с избытком хватило бы на несколько недолгих ереванских зим. «Но судя по объемам ее реализации, выходит, что у нас хорошо развита отечественная промышленность. Причем, такие отрасли, как химическое и целлюлозно-бумажное производство, клининговая сфера по химической очистке котелен и теплосетей. Перечислять можно долго, если не знать, что таких заводов и фабрик в Армении давно не существует, а нужды современных производств по данным позициям составляют мизерный процент от названной цифры», – говорит генеральный директор Ереванского солекомбината Арег Гукасян. Хотя, используй мэрия через кондоминиумы и ЖЭКи галит, то есть ту самую промышленную соль, статистика по травматизму в «реальных погодных условиях» была бы значительно меньше. Да и недовольство тоже. Но его, кажется, намеренно аккумулируют.

В частности, в нынешнем феврале городской голова вновь отметился довольно интересным заявлением о том, что у мэрии нет ни полномочий, ни обязанностей, ни возможностей заниматься проблемами внутри жилых зданий, начиная от подъездов и заканчивая крышами, лифтами и прочей ерундой, то есть протекающими крышами верхних этажей, перегоревшими лампочками и обшарпанными стенами в подъездах… Хотя еще года два назад при вступлении в должность господин Марутян прилюдно обещал каждому подъезду по новому лифту, даже если его раньше там не было. Правда, в середине нынешнего февраля он на своей странице в Facebook напишет, что «в Ереване завершены работы по установке 500 новых лифтов в многоквартирных домах, а после экспертиз МЧС все они фактически сданы в эксплуатацию». Что касается других предвыборных обещаний, то они затрагивали обустройство детских площадок, несмотря на то, что таковые уже имелись почти в каждом дворе, возрождение заброшенной канатной дороги, расконсервацию недостроенной в начале 90-х годов ветки метро… Дважды главный архитектор армянской столицы и прекрасный песенник Артур Месчян, приглашенный последний раз из США в Ереван после «бархатной революции», обещал построить не одну, а две станции ереванской подземки и демонтировать «нахалстрои», коих в Армении несметное множество. Но обещанные инвесторы почему-то так и не проявили желаемого интереса к проектам, а потому строительство двух новых станций метро и канатной дороги осталось на перспективу будущим поколениям. Борьба же с незаконными строениями ограничилась сносом нескольких исторических зданий, двух кафешек в центре города и недостроенного здания магазинчика, за что потом по решению суда мэрия выплатила компенсацию его владельцу. Два года правления Месчяна в статусе главного архитектора запомнились еще и ультимативным требованием премиальных выплат сотрудникам градостроительного управления мэрии. В противном случае он обещал выпроваживать их с работы ровно в шесть часов вечера и ни минутой позже.

Тема премиальных бонусов, систематически выдаваемых служащим госучреждений, в том числе сотрудникам мэрии, продолжает оставаться предметом бурных дискуссий в армянском обществе. Так, в 2018 году премия первого заместителя мэра составила «грязными» примерно 1960 долларов, а у главного архитектора за вычетом налогов – 1300 долларов. А вот новогодние вознаграждения в декабре 2019 года были гораздо скромнее и общий номинальный фонд составил всего 65 млн драмов против предыдущего в 474 млн. В апреле 2020 года Айк Марутян решил отметить хорошую работу сотрудников городской администрации в общей сложности на 58 тысяч долларов, среди которых вознаграждения в 1100 долларов получили советники и главы департаментов. Себя мэр Еревана премировать не стал, заявив в одном из прямых эфиров, что все мартовские премии кадрового персонала мэрии в размере примерно 270 тысяч долларов будут переданы медработникам, которые ведут борьбу с коронавирусом. А так как сам он премий не получает, то перечислит на эти цели свою зарплату за март в сумме 1000 долларов. Справедливости ради надо заметить, что за последние шесть месяцев здесь ни о каких премиях уже не говорят. «Такое решение было принято с нашей стороны, я имею в виду весь коллектив мэрии, осознанно. В эти сложные и тяжелые дни мы не должны оставаться безучастными», – заявил градоначальник.

Считать деньги в чужом кошельке – не комильфо, но если они взяты из кармана налогоплательщика, то не такой это и грех – свести «дебет с кредитом» народных поступлений. Впрочем, в мэрии так не считают и уверяют, что средства из бюджета, которые были предназначены на премиальные вознаграждения работникам мэрии в 2021 году, будут направлены на установку лифтов и создание других условий, необходимых для нормальной жизнедеятельности людей, которые получили инвалидность во время войны в Арцахе. «Я не побоюсь сказать, что это блестящий пример качественного менеджмента», – отрапортовал споуксмен мэра Акоп Карапетян. Тот самый пресс-секретарь, который на прошлогодний запрос нашей газеты об «оптимизации» транспортной системы города и снятии единственного маршрута в спальном районе Еревана ответил: «Если не устраивает ездить на такси, пользуйтесь услугами метро, станция которого есть в вашем районе». То, что разговаривать с чиновником среднего звена бесполезно, стало понятно после того, как он вообще перестал отвечать на запросы. Здесь, видимо, забыли статью 9, пункт 7.3 Закона «О свободе информации Республики Армения», где черным по белому написано, что «если для предоставления сведения, указанного в письменном запросе, необходимо выполнение дополнительной работы, то это сведение предоставляется заявителю в 30-дневный срок после получения запроса, о чем заявитель письменно извещается в 5-дневный срок после получения запроса с указанием причин отсрочки и окончательного срока предоставления сведения». В нашем случае прошло уже больше года. Во всяком случае, в былые времена такого неуважительного отношения к СМИ, в том числе и оппозиционным, не вспоминается. А поскольку модных нынче «лайвов» тогда еще не было, то ответ на интересующий вопрос можно было получить даже по телефону.

Такая ситуация безучастия вполне понятна. Ведь мэрия сегодня работает в режиме повышенных нагрузок. Мэрия очень занята, например, установкой на улице неудобных «плевательниц», как прозвали в народе неудобные емкости для окурков, размещением урн для различного вида бытового мусора, которые стали особой гордостью градоначальника. А его фраза: «За всю историю Армении, включая советский период, в Ереване не было такого количества мусорных урн, как сегодня» уже стала поистине народной. «Причем мы заплатили много денег, чтобы урны были обязательно с крышкой. Но когда крышки бывают закрытыми, мусор бросают почему-то рядом, а не в урну»,- сокрушенно сообщил он подробности неудавшегося мусорного блицкрига. Конечно, сортировка бытовых отходов, особенно летом, необходима городу-миллионнику, но при условии, если их потом будут вывозить не на известный окраинный отвал под названием «Нубарашенская мусоросвалка», а на высокотехнологичные предприятия по переработке вторсырья, которые, кстати, сначала надо построить…

Ну и главная «фишка» перестроечной городской кампании – это замена морально и физически устаревших «маршруток» на китайские 8-метровые автобусы. Конечно, давно пора поменять городской автопарк на комфортабельный современный автотранспорт, тем более, по словам мэра, во многих городах Германии, Швеции и Голландии в тендерах выигрывают именно китайские образцы, которые превосходят по качеству европейские аналоги. Правда, их «растаможка» обойдется бюджету в сущий пустяк – «всего» в два млн долларов США. Имея в наличии столь неплохой бюджет, хочется спросить отцов города: так ли целесообразно все это осуществлять именно сегодня? Почему бы не вспомнить о раненых и пропавших без вести, об их семьях? Почему бы не вспомнить арцахских беженцев, многие из которых, оставшись без крова, ютятся с детьми у родственников или в съемных общежитиях Еревана только потому, что им некуда вернуться. А ведь согласно Первой главе Конституции Республики Армения, «человек – это высшая ценность». Правда, на государственном уровне помощь действительно существует в виде пособий и одноразовых выплат. Но настолько ли она достаточна, чтобы смогла эффективно охватить весь спектр послевоенных проблем? Наверное, нет. Потому что вопросы элементарного выживания попавших в беду соотечественников пока дополнительно пытаются осилить группы местных и иностранных волонтеров. Они с начала войны и до сих пор бескорыстно продолжают оказывать помощь всем, кто в ней нуждается, за счет участия благотворителей, друзей и просто неравнодушных людей. По мнению психологов, в условиях режима пандемии и послевоенного шока важно не потерять гражданскую порядочность. Многие дорогостоящие нововведения для обустройства городской цивилизации (новые автобусы, ЛЭД-лампы уличного освещения, урны для раздельного мусора и т.д.) могут временно отложить до лучших времен. Есть гораздо более важные вопросы. Ереванцы поймут и подождут, если точно будут знать о реальной, адресной помощи героям со стороны той же мэрии.

Сергей Тигранян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты