№3 (336) март 2021 г.

Армяне в Австрии

Просмотров: 4651

Несмотря на то, что армяне поселились в Австрии еще в XVII веке, тем не менее полноценная армянская община сформировалась лишь в начале ХХ столетия с появлением первых беженцев после учиненной в Османской Турции кровавой резни. С распадом СССР и установлением в 1992 году дипломатических отношений между двумя странами в Австрию стали прибывать «новые армяне». Сегодня в Вене, Граце, Зальцбурге и Инсбруке проживают около семи тысяч наших соотечественников.

Кофе «по-венски» с армянской историей

Если верить городскому фольклору, то знаменитый кофе «по-венски» лучше всего готовят в Daniel Moser – одном из старейших кафе Европы, расположенном в центре австрийской столицы. Как говорит его владелица фрау Юлия, с недавних пор здесь стали подавать кофе «по-армянски», что исторически оправданно. «Заваривать его мы научились в Армении, поскольку важен именно сам процесс приготовления, когда джазве (так называют армяне турку) нужно поставить либо на медленный огонь, либо на прокаленный песок, чтобы кофе «задумчиво» доходил до кипения. Напиток в чашке должен быть обязательно с густой пенкой, – рассказывает собеседница. – Говорят, что именно такой кофе, заваренный армянином Йоханном Диодато, когда-то любил пить бургомистр Вены Даниэль Мозер, благодаря поддержке которого и было открыто это заведение».

Впрочем, если верить не легендам, а архивным документам, то достопочтенный губернатор умер за год до рождения Диодато и, соответственно, никак не мог содействовать открытию первой венской кофейни в 1685 году. Согласно данным «Великой хроники всемирной истории» Йоханнеса Эберта и Кнута Гериха, сию монопольную привилегию Йоханн Диодато (он же Ованес Аствацатур) получил лично от императора Леопольда I за участие в спасении Вены во время турецкой осады 1683 года. В тот год великий визирь Кара-Мустафа с 200-тысячным войском окружил Вену плотным кольцом. Несмотря на упорное сопротивление, ситуация становилась все более критической. Передать просьбу о помощи польскому королю Яну Собескому было поручено выросшему в Стамбуле, но переехавшему в Вену нотариусу Ованесу Аствацатуру. Зная язык и обычаи турок, он беспрепятственно прошел через все кордоны врага и передал письмо по назначению. Спустя несколько дней объединенными силами враг был полностью разбит, а Вена спасена. Но бежавшему предводителю янычаров Кара-Мустафе это стоило жизни. По велению султана он был казнен шелковым шнурком, за каждый конец которого медленно тянули несколько человек, пока голова не отсекалась от тела. Был такой варварски-изощренный вид смертной казни у османов по отношению к высокопоставленным лицам.

Среди оставленных на поле брани трофеев победители обнаружили около 500 мешков с зернами кофе, которые по незнанию решили выбросить в Дунай. Но Ованес Аствацатур, не обращая внимания на удивленные взгляды европейцев, решил забрать их себе. В 1685 году он открыл первое в Вене заведение, где подавался невиданный доселе ароматный напиток «кахве». Рядом с кофейней открыт парк, названный в честь купца армянского происхождения Йоханнеса Диодато, или Ованеса Аствацатура, который открыл первое венское кафе.

Памятник советским воинам

В целом же отношение к историческим памятникам в Австрии весьма бережное, даже несмотря на то, что сама история не раз переписывалась. Во всяком случае, их не сносят в угоду политической «моде». За ними ухаживают и реставрируют. Так, в центре австрийской столицы на площади Шварценбергплац стоит памятник советскому воину-освободителю, созданный заслуженным художником РСФСР скульптором Микаэлом Интезарьяном. С началом Великой Отечественной войны он ушел из мастерской Веры Мухиной на фронт, где служил командиром стрелково-пулеметного взвода. Незадолго до освобождения Вены младшего лейтенанта Интезарьяна вызвали в «высокие» кабинеты и, памятуя о его гражданской профессии, предложили принять участие в конкурсе на проект памятника советскому воину-освободителю. Говорят, за неимением соответствующего материала скульптор лепил модели из хлебного мякиша, а цоколем для макета служила простая стеклянная бутылка. По воспоминаниям современников, в течение трех месяцев скульптор Интезарьян и архитектор Яковлев круглосуточно пропадали на стройке. Когда 19 августа 1945 года состоялось торжественное открытие мемориала, то взору присутствующих открылось грандиозное зрелище: 12-метровая бронзовая статуя советского солдата-освободителя с автоматом на груди, со знаменем в правой руке и гербом СССР в левой гордо высилась над городом. По периметру были установлены скульптуры советских бойцов в момент боя. На 20-метровом постаменте высечены имена воинов, геройски погибших при взятии Вены. Среди них – гвардии подполковник Борис Мусаэлян. Как рассказали в Обществе австрийских ветеранов войны, в боях особо отличился 208-й полк под командованием подполковника Вардкеса Карапетяна. Комбат одного из полков Четвертого Украинского фронта, будущий Герой Советского Союза Гегам Пилосян спас мост «Нордбин», обеспечив тем самым переправу войск на правый берег Дуная. Отважно боролись с врагом бойцы Кировоградской 409-й дивизии, сформированной на территории Армянской ССР. В память о погибших армянских героях в мае 2009 года у бывшего концлагеря Маутхаузен была установлена мемориальная плита, на которой начертаны слова: «Памяти сынов армянского народа, павших в борьбе с фашизмом во имя свободы и мира».

Где хранится настоящее Копье Судьбы?

Это не единственные исторические нити, которые связывают наши страны. Венские хроники могут рассказать много интересного о событиях, фактах и артефактах. В течение веков они настолько тесно переплелись, что в причудливых узорах иногда трудно отделить правду от лжи, подлинность от подделки, достоверность от вымысла. Вот и вокруг Копья Судьбы (также известного как Святое копье, Копье Христа или Копье Лонгина) сложено немало легенд и мифов. Именно этим копьем римский центурион Гай Кассий, позднее принявший имя Лонгин, проткнул распятого на кресте Иисуса Христа. Брызнувшая из тела кровь исцелила пораженные катарактой глаза воина. Уверовав в христианское учение, он покинул военную службу и, взяв на память лишь наконечник копья, ушел в проповедники.

Сегодня в мире насчитывается четыре артефакта, а пятый, по неподтвержденным данным, находится в США еще со времен окончания Второй мировой войны. История каждого из них довольно интересна. Поклоняющийся оккультизму Гитлер страстно верил в пророчество духа, предрекшее ему на одном из спиритических сеансов статус великого вождя Германии, если тот сумеет завладеть Копьем Лонгина. Счастливый миг для фюрера наступил после захвата Австрии. Бросив все дела, он срочно приехал в австрийский музей, чтобы специальным бронепоездом переправить реликвию в Нюрнберг. Уже в апрельские дни 1945 года, все еще веря в могущество Копья, фюрер распорядился перевезти его в секретный скальный бункер. Но в операции, подготовленной с истинно немецкой аккуратностью, неожиданно произошел сбой. Солдаты не учли, что для конспирации главный фетиш их предводителя значился в списках под другим, менее известным названием – «Копье святого Маврикия», а потому спутали его с Мечом святого Маврикия. Копье Лонгина так и осталось лежать среди пыльных экспонатов, пока считающийся знатоком исторических раритетов американский генерал Джордж Паттон не распознал в металлической железяке святую реликвию. При его содействии Копье вывезли в Штаты. Через год святыню возвратили в Австрию, но среди любителей «теории заговоров» популярна версия о том, что в венском дворце Хофбург хранится лишь хорошо выполненная копия. Фактически, это подтвердила и экспертиза, проведенная в 2003 году доктором Робертом Фезером. «В результате исследования, включавшего рентгеноспектральный и флуоресцентный анализ, выявлено, что наконечник копья изготовлен в VII веке, а следовательно, никак не мог принадлежать тому историческому промежутку времени, с которым его связывают», – отмечается в заключении экспертов.

Три остальных копья находятся в сокровищницах Св. Эчмиадзина, Кракова и Ватикана.

Просветительская деятельность Конгрегации мхитаристов в Вене

Христианские народы всегда связывало духовное родство. Сегодня в самом центре Вены на одноименной улице Мехитаристенгассе расположена Армянская Католическая Церковь Конгрегации мхитаристов. История этой монашеской общины берет начало в ХVII веке, когда в киликийском городе Себастия языковед и богослов Мхитар, в миру Манук Петросян, принял католический сан. При поддержке своих последователей он организовал в Константинополе Орден мхитаристов, главной целью которого было расширение духовных, образовательных, научных и культурных связей. Пройдя через многие испытания, связанные в основном с гонениями со стороны османских властей, Мхитар Себастаци перебрался в Венецию. А в 1717 году на небольшом острове Святого Лазаря члены братства построили монастырь Сан-Ладзаро дельи Армени, ставший со временем одним из мировых центров армянской культуры. Однако в 1772 году часть священнослужителей из-за несогласия с принятием нового устава покинула Венецию и обустроились в венском монастыре капуцинов. В 1811 году австрийский император Франциск?I официально признал их статус в качестве Конгрегации, пообещав «своей милостью всякое содействие». Спустя 60 лет по проектам известных архитекторов была построена церковь, где первый камень в ее основание от имени императора заложил папский нунций. Сегодня это крупный религиозный центр и одновременно очаг армянской культуры. «В фондах монастыря находится нумизматическая коллекция из 10 тысяч армянских и 20 тысяч монет других стран, ценные картины армянских художников, в том числе Ивана Айвазовского, более 2800 армянских и восточных рукописей, свыше 170 тысяч томов древних и современных армянских печатных работ, а также самая большая в западном мире коллекция армянских газет и журналов», – отметил глава армянских мхитаристов Ваан Овагимян, одновременно подчеркнув, что в 1810 году здесь был основан Печатный дом книг и произведений мхитаристского единства, о чем на стене здания Конгрегации имеется надпись золотыми буквами. Несмотря на то, что книгопечатание производилось в монастырских стенах, строгой цензуры в отношении тематики не было. Здесь издавались научные труды на немецком и греческом языках, латинские медицинские справочники, переводные словари, множество книг на польском, болгарском, русском. После геноцида 1915 года типография взяла на себя роль по сохранению и передаче армянского культурного наследия в диаспоральной среде.

В библиотеке хранится и исторический роман австрийского писателя Франца Верфеля «Сорок дней Муса-Дага» о героической обороне армян на горе Муса-Даг в 1915 году. Впервые он был издан в США в декабре 1934 года и, по версии журнала Time, стал книгой месяца. Только за первые две недели было продано 34 тысячи экземпляров. Кстати, цифра «34» еще не раз сопровождала это произведение. Например, в дальнейшем он был переведен на 34 языка мира. Возможно, на решение австрийского парламента в 2015 году о признании геноцида армян в немалой степени повлиял этот роман. И хотя сегодня в стране имеется полуторамиллионная турецкая диаспора, да и Австро-Венгрия в начале ХХ века была союзником Османской империи, тем не менее, в резолюции указывается, что «современная Австрия несет определенную ответственность за произошедшее и призывает Турцию примириться со своей историей и признать геноцид армян». Спустя год на центральной площади Инсбрука 24 апреля установили хачкар, привезенный из Армении. «Если раньше в дни траурных церемоний мы приходили к памятнику Францу Верфелю, то сегодня появилось еще одно место паломничества. Армянская община Австрии с благодарностью передает нашу древнюю святыню муниципальным властям города», – отметил на церемонии освящения уполномоченный Патриархата в Центральной Европе и Скандинавии архимандрит Тиран Петросян.

Церковь Святой Рипсиме и общинная жизнь австрийских армян

И хотя венские армянокатолики считают свой монастырь главным популяризатором армянской культуры и истории в мире, все же вынуждены признать, что в самой общине существует определенная иерархия объединений. Это католическая община, светская община, община при Армянской Апостольской Церкви. Каждая структура живет по собственному уставу, но конфликта интересов это не вызывает. По словам духовного наставника Армянской Апостольской Церкви Австрии Тер Андреаса Исаханяна, община при ААЦ начала формироваться в конце XIX века. В 1912 году венские армяне выкупили участок земли, на котором к 1968 году была построена церковь Св.Рипсиме, ставшая Патриаршеством Центральной Европы и Духовного Пастыря Австрии. Во внутреннем дворе находится Армянский культурный центр, где особенно многолюдно в выходные дни. Здесь можно посмотреть передачи ереванского телевидения, почитать армянскую прессу и литературу, заняться спортом, принять участие в интеллектуальных играх. По субботам работает армянская школа «Ованес Шираз», где учатся около 150 учеников. «И в горе, и в радости мы вместе, – говорит священнослужитель. – Однако в последнее время появилось немало вопросов, связанных с сохранением религиозных канонов и национальных традиций. Например, растет количество смешанных браков, поэтому говорить об аутентичности становится сложнее. Но мы делаем все возможное, чтобы армянские дети, рожденные в браках с иностранцами, не забывали своих корней». Конечно, процесс интеграции в чужую среду проходит порой довольно болезненно, тем более если речь идет о совместимости армянского уклада жизни с европейской ментальностью. Особенно остро это ощущает на себе первое поколение переселенцев. В семье еще сохраняются язык и обычаи исторической родины, но на уровне второго и третьего колена происходят видимые изменения. Как считает руководитель армянской диаспоры Австрии Ваагн Амирджанян, у каждого нового поколения, рожденного за пределами Армении, интерес к родине уменьшается и возрастает интерес к европейской шкале ценностей. Причем, такая картина характерна для всех соотечественников, будь они из Ирана, Ливана или Армении. И хотя последние, не имея опыта общинной жизни, несколько насторожено относятся к новому социуму, тем не менее вскоре тоже вовлекаются в неизбежный процесс адаптации. «Но в любом случае, в сохранении идентичности большую роль должна играть семья и Армянская Апостольская Церковь, вокруг которой и формируется наша община. Независимо от того, кто и когда приехал», – говорит Амирджанян. На австрийской земле только в течение ХХ века нашли приют беженцы из Турции в 15-м году, мигранты из Ирана в 30-х годах, переселенцы из-за войны в Ливане в 70-х годах, бывшие граждане СССР в 90-х. А с недавнего времени здесь стали ожидать очередную волну «новых армян» из Армении. Вслух об этом пока не говорят, потому что до недавнего времени верили в победу в войне, развязанной Азербайджаном в сентябре 2020 года. Выходили с протестами к штаб-квартире ООН в Вене. Зная бедственное положение многих соотечественников, помогали и продолжают помогать исторической родине. Но если в австрийской общине стараются пока не делать прогнозов на будущее, то в ереванском аэропорту Звартноц об отъезде говорят более откровенно. Улетающая публика оказалась значительно разговорчивей. Сегодня через открывшиеся «воздушные ворота« с Россией многие спешат выехать хотя бы в ближнее зарубежье, а после пандемии со статусом беженца попытаться найти счастье где-нибудь за океаном или в Европе…

Сергей Тигранян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты