№6 (339) июнь 2021 г.

Президентские выборы в Иране укрепят позиции

Просмотров: 3590

В Иране завершилась регистрация кандидатов на предстоящие 18 июня президентские выборы. Это 13-е по счету выборы президента в республике. Всего заявления на участие в президентской гонке подали 592 кандидата. Но с учетом ужесточения требований к соискателям не каждый из них теперь дойдет до финала, то есть пройдет через сито отбора Совета стражей конституции, который до конца мая должен объявить список допущенных.

Считается, что в широком смысле слова основное соперничество традиционно развернется между представителями так называемых либерального и консервативного флангов. Особую окраску событию придает факт ведущихся в Вене переговоров Ирана с членами «шестерки» (США, Великобритания, Франция, Россия, Китай и Германия) о возвращении Тегерана и Вашингтона к выполнению условий Совместного всеобъемлющего плана действий по ядерной программе (СВПД). По мнению многих экспертов, американская сторона пыталась ускорить переговорный процесс и завершить его к моменту завершения регистрации кандидатов в президенты Ирана, чтобы укрепить позиции сторонников группы реформаторов за счет прогресса в переговорах по санкциям. Но такая игра абсолютизировала позиции кандидатов на пост президента Ирана, независимо от их принадлежности к тому или иному политическому лагерю, по проблемным вопросам, к числу которых относится и ядерная сделка. Потому что на поверхность выводилась позиция, которую может занять команда будущего иранского президента на переговорах в Вене.

В Иране президент не является главой государства, а возглавляет исполнительную власть, представляет страну в мире. А вот главой признан высший духовный руководитель, который контролирует судебную, законодательную и исполнительную власть. С 1989 года им является 82-летний аятолла Али Хаменеи. Он и формирует переговорные позиции Ирана в Вене, а не президент. В случае, если на выборах победит консерватор, который может выступить за свертывание венского переговорного процесса, Хаменеи может создать специальную оперативную переговорную группу поверх МИДа и правительства, нейтрализуя при этом усиливающееся влияние Корпуса стражей исламской революции (КСИР) на внешнюю политику страны. Кстати, на Западе на фоне растущей вовлеченности бывших силовиков в политическую жизнь Ирана циркулируют слухи, что КСИР собирается продвинуть своего человека на пост высшего руководителя после смерти Хаменеи. Есть версия, что они могут и вовсе отстранить духовных лиц и сконцентрировать всю полноту власти в своих руках.

Но лагерь консерваторов в Иране неоднородный. Там, помимо Махмуда Ахмадинежада, солируют и другие «тяжеловесы», в частности бывший спикер парламента и бригадный генерал КСИР в отставке 63-летний Али Лариджани. Он был советником Хаменеи, приветствует переговоры в Вене, ядерную сделку, поддержал президента Рухани по этому вопросу в 2015 году. Несмотря на то, что бывший спикер называл США «угрозой всему миру», его дочь Фатима Ардешир-Лариджани учится в медуниверситете в Кливленде, что наводит на мысль, что Лариджани может пойти на компромиссы с США и станет в случае своей победы на выборах выстраивать с Западом более предсказуемые отношения. В свою очередь, это укрепляет позиции тех экспертов, которые утверждают, что любой результат президентских выборов в Иране не приведет к кардинальным изменениям во внешней политике страны. Альтернативный сценарий –американцы станут постепенно отменять санкции по мере уступок Тегерана, но будут лишены возможности как-то влиять через либералов на его внутреннюю политику.

Как пишет один азербайджанский эксперт, происходит это на фоне того, что «реформаторы провалили все, до чего смогли дотянуться, их рейтинг крайне невысок, да и сам Лариджани старается от них дистанцироваться». Они в парламенте во главе с президентом Рухани почти все поставили на карту сближения с Западом и дипломатической открытости, но мало получили взамен. Мы это к тому, что по внешним проявлениям политическая борьба в Иране будет казаться жесткой, с драматическими поворотами, но все будет решаться закулисно, в пользу укрепления влияния и позиций Хаменеи. Он будет стремиться встать над схваткой, сделать все, чтобы предстоящие президентские выборы стали фактически референдумом в отношении его политики, станет сохранять баланс между либералами и консерваторами так, чтобы никто из них не набирал политического веса. И, по всей вероятности, эта тенденция будет сохраняться еще долгое время.

Пока же Совет стражей будет отсеивать неугодных кандидатов, хотя ситуация немного напоминает последние годы президентства Мохаммеда Хатами, на смену которому пришел ультраконсерватор и сторонник конфронтационной политики Ахмадинежад.

Станислав Тарасов

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты