№3 (347) март 2022 г.

Швейцарские потомки поэта, императора и графа

Просмотров: 6761

Повествование о том, как породнились великий русский поэт Александр Пушкин, великий русский император Александр II и последний друг самодержца Всероссийского, великий государственный деятель и реформатор Российской империи граф Михаил Лорис-Меликов.

Младшая дочь поэта Александра Сергеевича Пушкина (1799–1837) Наталья Александровна (1836–1913), во втором замужестве графиня Меренберг, большую часть жизни провела в Германии, в Висбадене, где у нее 26 февраля 1871 года родился сын Георг-Николай (Георгий Николаевич) фон Меренберг. Некоторые биографические сведения о нем и его детях, правнуках А.С. Пушкина, сохранились в архивах блюстителей национальной безопасности Франции.

Граф Георг фон Меренберг, женатый с 1895 года на дочери императора Александра II Ольге Александровне, до Первой мировой войны (1914–1918) неоднократно приезжал с семьей из Висбадена в Ниццу погостить у своей тещи, морганатической* вдовы Александра II, светлейшей княгини Екатерины Михайловны Юрьевской (урожденная княжна Долгорукая). Французская разведка в 1915 и 1917 гг. собирала информацию на княгиню для проверки ее благонадежности и лояльности к Франции, так как имела сведения, что муж ее дочери – немецкий офицер, занимавшийся обучением рекрутов в Висбадене. В документах за 1920 год содержится переписка Министерства внутренних дел Франции с префектурой департамента Верхняя Савойя (Приморские Альпы) по поводу просьб жены Георга фон Меренберга – Ольги Александровны Юрьевской-Меренберг – о разрешении поездки к матери в Ниццу.

*Морганатический брак – союз между лицами разного социального положения, где один из супругов при вступлении в брак не получает более высокий социальный статус.

Сохранилось письмо Ольги Александровны министру внутренних дел Франции Теодору Стигу:

«10, Бульвар Дюбушаж Вилла Жорж, Пицца, Приморские Альпы 28 января 1920 г.Г. Министр,Я, дочь Е.В. Императора Александра II, родившаяся от брака Его Величества с княжной Долгорукой – светлейшей княгиней Юрьевской, вышла замуж за графа Меренберга, немца, жившего во время войны с семьей в Висбадене. Генерал Манжен разрешил мне, учитывая мое очень слабое здоровье, поездку в Ниццу к моей матери, княгине Юрьевской, которая является владелицей недвижимой собственности в этом городе. У меня есть для этой поездки пропуск № 5415 Е (III В), выданный штаб-квартирой генерала-командующего, действительный с 16 ноября 1919 г. до 16 февраля 1920 г. Мое здоровье еще не восстановилось, поэтому прошу Вашего ходатайства о продлении моего пребывания во Франции на то время, которое Вы посчитаете возможным.

Примите уверения в моих искренних чувствах.

Графиня Ольга Меренберг, Княгиня Юрьевская».

РГВА (Российский государственный военный архив). Ф. 1. Оп. 41. Д. 1464. Л. 35. Здесь и далее – перевод с французского С.С. Поповой.

В другом документе речь идет о продлении визы в связи со смертью 15 февраля 1922 года светлейшей княгини Екатерины Юрьевской, матери Ольги Александровны, и разделом ее наследства. В 1924 и 1925 гг. супруги Меренберг приезжали в Ниццу с разрешения французских властей по семейным делам и для поправки здоровья. Май 1925-го оказался последним в жизни дочери Александра II, так как по приезде в Ниццу она заболела и, возвратившись в Висбаден, вскоре умерла (27.10.1873 – 10.08.1925).

Документы 1928–1934 гг. имеют отношение уже к правнучке Пушкина (внучке Александра?II) Ольге (Ольга-Екатерина-Адда) Георгиевне Меренберг, названной в честь матери, с 1923 года носившей по мужу фамилию Лорис-Меликова.

В 1933 году Ольга Георгиевна Лорис-Меликова обратилась к французским властям с просьбой разрешить ей постоянное проживание во Франции. Ее письмо, переписка парижской префектуры с МВД Франции, а также сведения за 1937 год позволяют утверждать, что правнучка Пушкина жила до августа 1923-го в Висбадене, а после замужества вплоть до Второй мировой войны – в Париже, где у нее в 1926 году родился сын Александр. Но только 14 мая 1934-го Ольга Георгиевна получила официальное разрешение на постоянное проживание во Франции – до этого она вынуждена была продлевать удостоверение личности.

О парижском периоде жизни Лорис-Меликовых впервые становится известно из документов французской разведки и полиции.

В «Справке Генерального контроля юридических разведслужб Управления национальной безопасности МВД Франции в Военное министерство Франции» (Париж, 18.05.1928) говорится:

«Графиня Ольга Меренберг, родившаяся в Висбадене 3 октября 1898 г., отец Георг, мать Ольга Юрьевская, оба умершие, русская по браку. Вышла замуж в Висбадене 14 ноября 1923 г. за Михаила Лорис-Меликова, родившегося 8 июня 1900 г. в Царском Селе, отец Тариэл, мать Варвара Аргутинская…

Супружескую чету Лорис-Меликовых, которые, предположительно, приехали, чтобы окончательно обосноваться во Франции, сразу же после свадьбы приютил дядя Меликов, князь Аргутинский-Долгорукий, бывший секретарь русского посольства в Париже при царском режиме. Сейчас он живет в Париже по адресу: 7, ул. Байяр, где занимает квартиру с годовым содержанием 25 тысяч франков… Немка по национальности и русская по браку, Ольга Лорис-Меликова имеет по материнской линии корни в России. Ее мать, урожденная княгиня Юрьевская, была, говорят, дочерью императора Александра II. Сейчас она находится в Берне (Швейцария) по случаю хирургической операции. Состояние здоровья не позволяет ей возвратиться во Францию…»

РГВА. Ф. 7. Оп. 2. Д. 1554. Л. 6, 7.

Следует внести уточнение к утверждению французской разведки в тексте «Справки». Секретарем российского посольства в Париже являлся не некий Меликов, а надворный советник князь Владимир Николаевич Аргутинский-Долгоруков (1872, Тифлис – 1941, Париж).

Родился он в армянской семье, учился в Санкт-Петербурге, в 1901 году прибыл в Лондон для продолжения учебы на юридическом факультете Кембриджского университета.

Служил в Министерстве иностранных дел, состоял на дипломатической службе во Франции, работал вторым секретарем российского посольства в Париже. Выступил как один из организаторов «Русских сезонов» театрального деятеля Сергея Дягилева в Париже. В 1910-м вошел в состав Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины. Хранитель (в 1918–1919 гг.) отдела рисунков и гравюр Эрмитажа, член совета Русского музея. Передал многие работы из своей коллекции Эрмитажу и Русскому музею.

В 1921-м эмигрировал во Францию, жил с братом Иосифом в собственном особняке в районе Елисейских Полей Парижа. До конца жизни занимался собирательством и изучением русского искусства. Явился членом-учредителем Общества друзей Русского музея (1930). Активист Центрального Пушкинского комитета в Париже (1935–1937), в 1937 году предоставил материалы для парижской выставки «Пушкин и его эпоха». Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Французские же источники приводят некоторые биографические сведения на мужа Ольги Георгиевны, полного тезки своего знаменитого деда, бывшего министра внутренних дел при Александре II Михаила Тариэловича Лорис-Меликова.

Из письма Ольги Лорис-Меликовой, правнучки А.С. Пушкина, адресованного главе МВД Франции от 24 августа 1933 года:

«Я, нижеподписавшаяся, графиня Ольга Лорис-Меликова, урожденная Меренберг, русская но национальности, эмигрантка, проживающая в Париже, прошу Вашего разрешения жить во Франции и получить удостоверение личности и сертификат с визой туда и обратно на один год. Я живу в Париже с 15 августа 1923?г., мой муж работает здесь, у нас имеется квартира на Авеню Френье, 9. В марте этого года я ездила в Буэнос-Айрес по семейным делам. Так как мой сертификат истекает 11 августа 1933?г., французское консульство в Буэнос-Айресе телеграфировало в префектуру, которая направила вид на жительство только на один месяц, а не разрешение на возобновление действия сертификата, о чем я просила. Он мне был выдан 15 июля 1931 г. и продлен в 1933 г.

Примите уверения в моем искреннем уважении.

Графиня Ольга Лорис-Меликова».

РГВА. Ф. 1. Оп. 41. Д. 187043. Л. 3.

Приводим письмо префекта полиции Парижа в МВД Франции, Управление национальной безопасности, Центральную службу выдачи удостоверений личности иностранцам (Париж, 04.05.1934):

«Вы проинформировали меня о ходатайстве проживания во Франции (ниже прилагается) русской беженки Лорис-Меликовой, урожденной Ольги Меренберг, родившейся 3 октября 1898 г. в Висбадене.

Сообщаю, что эта иностранка замужем за Михаилом Лорис-Меликовым, родившимся 8 июня 1900 г. в Царском Селе, русском беженце, законопослушном служащем банка «Lioyds et National Provincial Foreign Bank Limited»: Париж, 43, Вd. des Capucines.

Мадам Лорис-Меликова живет во Франции с 1923 г., мать Александра, родившегося 25 мая 1926 г. в Париже (16 округ).

Супруги Лорис-Меликовы живут по адресу: 9, Авеню Френье с годовым содержанием квартиры в 9 тыс. франков. Они соблюдают закон и декреты, регламентирующие пребывание иностранцев на нашей территории…

Сведения, собранные на эту иностранку, благоприятные. Она уже много раз добивалась возобновления своего удостоверения личности. Поэтому я предлагаю узаконить ее положение.

Мадам Лорис-Меликова заявила, что, вероятно, принадлежит по своему замужеству к третьему поколению родства с Иосифом Лорис-Меликовым, родившимся 10 сентября 1872?г. в Тифлисе и живущим сейчас в Сент-Женевьев-де-Буа. Прошу Вас сообщить ваши инструкции относительно Лорис-Меликовой».

РГВА. Ф. 1. Оп. 41. Д. 187043. Л. 2.

Иосиф Григорьевич Лорис-Меликов (1872–1948), статский советник. В 1894 году окончил Императорский Александровский лицей и поступил на службу в МИД, был делопроизводителем экспедиции, состоящей при канцелярии министерства (1902). В 1906–1908 гг. – второй секретарь миссии в Нидерландах, в 1909–1913 гг. – секретарь миссии в Норвегии.

В 1913 году сопровождал известного полярного исследователя и путешественника Фритьофа Нансена в его поездке по России. В 1914–1916 гг. – первый секретарь посольства в США, после – поверенный в делах и генеральный консул в Сиаме (ныне Таиланд) с личным званием чрезвычайного посланника и полномочного министра.

Проживал в эмиграции во Франции. Скончался в Париже, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Письмо МВД Франции префекту полиции г. Парижа, служба контроля за иностранцами:

«Париж. 14 мая 1934 г. № 520717

В ответ на Ваш отчет от 4 мая сообщаю, что разрешаю Лорис-Меликовой, урожденной Ольге Меренберг, русской беженке, проживать во Франции при условии не занимать никакой оплачиваемой должности».

РГВА. Ф. 1. Оп. 41. Д. 187043. Л. 1.

НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА ПУШКИНА

(ГРАФИНЯ ФОН МЕРЕНБЕРГ)

Когда 27 января 1837 года под Петербургом состоялась дуэль с бароном Жоржем Дантесом, на которой Александр Пушкин был смертельно ранен в живот (скончался 29 января), младшей дочери поэта Наташе было всего 8 месяцев. До 8 лет с ней занимались мать, тетка и воспитатели, а позже стали приглашать учителей. Уже к 13 годам она прекрасно владела французским и русским языками, была прекрасной наездницей, обучена манерам поведения в высшем обществе.

Своей распускающейся красотой и детской непосредственностью она покорила князя Николая Алексеевича Орлова. В Стрельне, где венчались Натали Гончарова, мать Наташи, со своим вторым мужем Петром Ланским, Орловым принадлежала роскошная дача, Николай был частым гостем у Ланских. Сын известного исторического романиста пушкинского времени С.М. Загоскин в своих воспоминаниях утверждал, что «юная Наталья была влюблена в князя Николая Орлова, будущего русского посла в Париже и Берлине. Он, также влюбленный в Наталью, хотел на ней жениться. Но его отец, князь А.Ф. Орлов, в то время шеф жандармов, решительно воспротивился желанию сына, заявив, что дочь Пушкина недостойна быть женой князя Орлова». А через несколько месяцев предложение Наташе сделал подполковник Михаил Леонтьевич Дубельт, сын начальника штаба корпуса жандармов, который после смерти Пушкина опечатал кабинет поэта, а потом разбирал его бумаги. Об отношении отца, Л.В. Дубельта, управляющего в Третьем отделении, к Пушкину можно судить по его распоряжению издателю журнала «Отечественные записки» А.А. Краевскому в 1839 г.: «Довольно этой дряни, сочинений-то вашего Пушкина при его жизни печатано, чтобы продолжать еще и по смерти отыскивать неизданные его творения, да печатать их!»

Наталья Пушкина с Михаилом Дубельтом обвенчались 18 февраля 1853 года в церкви лейб-гвардии Конного полка под Петербургом. Через пять месяцев после свадьбы молодой глава семьи получил чин полковника, в 1856-м – флигель-адъютанта. И в дальнейшем продвигался по службе: в 1861-м ему присвоено звание генерал-майора, он был назначен в свиту императора, в том же году возглавил штаб сводного кавалерийского корпуса. Первая дочь Дубельтов, Наталья, появилась на свет 23 августа 1854 года, перед самым днем рождения бабушки, и была названа в ее честь. Сын Леонтий родился через год – 5 октября 1855-го, а младшая дочь Анна – в 1861-м. До свадьбы было известно, что Михаил увлекался игрой в карты, но предполагалось, что заботы о любимой жене и детях изменят его поведение. Карты со временем все же перетянули, и он снова вернулся в круг друзей-картежников, стал проводить ночи за картами, а вскоре проиграл полученные в приданое за жену 28 тысяч рублей серебром.

Информации о жизни молодых Дубельтов очень мало. Прожили они десять лет. Известна причина развода – жизнь в семье стала невыносимой. Михаил влезал в долги, пил, кутил и бешено ревновал жену. По словам близкой знакомой Натальи Дубельт – Е.А. Регекампф, «у нее на теле остались следы его шпор, когда он спьяну, в ярости топтал ее ногами. Он хватал ее за волосы и, толкая об стену лицом, говорил: «Вот для меня цена твоей красоты». В 1862 году Дубельты окончательно решили разойтись.

Начался бракоразводный процесс, редкий для тех времен, и длился он шесть лет. В ноябре 1863-го Михаил Дубельт был уволен в отставку «с мундиром по домашним обстоятельствам». Жил в Москве, Петербурге, за границей.

Не дожидаясь официального решения по бракоразводному процессу, Наталья Александровна в 1867 году обвенчалась в Лондоне с немецким наследным принцем Николаем Вильгельмом Нассауским (1832–1905). Принц был настолько покорен красавицей Наташей, что, вступая с ней в неравный брак, отказался навсегда от престола в пользу своего младшего брата. Поскольку дочь Пушкина как морганатическая жена принца не могла носить фамилию особы королевской крови, зять Николая Вильгельма Нассауского – Георг Виктор, владетельный принц Вальдека и Пирмонта – пожаловал ей 17 июля 1867 года титул графини фон Меренберг. И лишь почти через год, 18 мая 1868-го, ее брак с Дубельтом был официально расторгнут.

Наталья Александровна прожила долгую и счастливую жизнь с принцем Николаем. У супругов было трое детей: две дочери, София и Александра, и сын Георг-Николай, который родился 13 февраля 1871 года. Своих детей она учила говорить по-русски, дети знали, что они потомки великого поэта. Наталья присутствовала на открытии памятника Пушкину на Тверском бульваре в Москве в 1880 году.

Герцог Николай Вильгельм скончался 17 сентября 1905-го. Похоронили его в Висбадене, в родовом склепе герцогов Нассауских. Он пожелал, чтобы его любимую жену похоронили рядом с ним. Великий герцог Люксембургский Адольф не позволил похоронить морганатическую жену в их родовом склепе. Узнав, что по законам княжества Нассау и кодексу великокняжеской фамилии она не сможет после смерти покоиться рядом с телом любимого мужа, графиня Наталья Меренберг велела развеять свой прах над его могилой. Скончалась она на вилле дочери в Каннах 10 марта 1913 года.

АЛЕКСАНДР II и ЕКАТЕРИНА ДОЛГОРУКОВА

В 1859 году император Всероссийский Александр II отправился в поездку под Полтаву, где должны были состояться учения, посвященные 150-летию Полтавской битвы. Император остановился в имении Тепловка, принадлежащем гвардейскому капитану, князю Михаилу Долгорукову, представителю древней, но обедневшей ветви рода Долгоруковых.

Однажды, прогуливаясь по саду, император наткнулся на девочку лет десяти. Александр II поинтересовался, кто она. «Я – Екатерина Михайловна», – важно ответила девочка. «А что ты здесь делаешь?» – спросил царь. «Мне хочется видеть императора», – призналась девчушка.

Этой девочкой была дочь князя Михаила Долгорукова Екатерина. Император нашел Катеньку забавной и неглупой и провел в разговорах и прогулках по саду с ней несколько часов, что привело ее в совершенный восторг.

Через два года после этой встречи императору доложили, что князь Михаил Долгоруков, у которого он останавливался, совершенно разорен и его семья осталась без средств к существованию.

Вспомнив о гостеприимстве Долгорукова и о его милой и забавной дочери, Александр II приказал взять под «императорскую опеку» четырех сыновей и двух дочерей князя. Мальчиков определили в столичные военные училища, а девочек – в Смольный институт.

Над Смольным институтом шефствовала императрица Мария Александровна, но из-за ее болезни учебное заведение часто посещал сам император. Однажды ему представили 17-летнюю воспитанницу Екатерину Долгорукову. Александр II помнил свою маленькую собеседницу из Тепловки, но теперь вместо нее перед ним стояла молодая девушка удивительной красоты.

Эта встреча перевернула жизнь Александра II. Он вдруг обнаружил, что его мысли постоянно возвращаются к Кате Долгоруковой.

После окончания института Екатерина поселилась в Петербурге в доме своего старшего брата Михаила и часто прогуливалась по аллеям Летнего сада. Там же любил в одиночестве пройтись и Александр II.

Во время одной из прогулок в Летнем саду император буквально столкнулся с Катенькой Долгоруковой, девушкой, о которой он теперь думал постоянно. Александр II в тот день долго гулял с Катей, наговорил ей кучу комплиментов, чем немало смутил ее. С этого момента их совместные прогулки происходили все чаще и чаще. От простых комплиментов император перешел к словам любви – он потерял голову, словно мальчишка.

Из записок Екатерины Долгоруковой: «…после долгих раздумий я решила, что сердце мое принадлежит ему, и я не способна связать свое существование с кем бы то ни было. На следующий день я объявила родителям, что предпочитаю умереть, чем выйти замуж. Последовали бесконечные сцены и расспросы, но я чувствовала в себе небывалую решимость бороться со всеми, кто пытался выдать меня замуж, и поняла, что эта поддерживающая меня сила была любовью. С того момента я приняла решение отказаться от всего, от светских удовольствий, столь желанных юным персонам моего возраста, и посвятить всю свою жизнь счастью Того, кого любила».

Первую ночь вместе они провели в июле 1866 года в Бельведере, близ Петергофа. Кате Долгоруковой еще не исполнилось 19 лет, Александру Николаевичу Романову было 48… Император сказал Екатерине: «Я сейчас не свободен. Но при первой же возможности женюсь на тебе, ибо отныне и навеки считаю тебя своей женой перед Богом…»

Об отношениях императора и Екатерины Долгоруковой достаточно быстро узнали при дворе. Поначалу это приняли за очередную интригу, но вскоре стало понятно, что на этот раз Александр?II влюбился по-настоящему. А законная жена Мария Александровна продолжала угасать, болея все сильнее и чаще. Император столкнулся с резким неприятием его нового романа со стороны семьи, включая сына Александра Александровича, наследника престола. Конфликт был настолько серьезным, что он решил на время отправить Екатерину за границу. Однако оставлять ее Александр II не собирался – он приезжал на свидание к возлюбленной даже в Париж, где за их романом тайно следили агенты французской полиции.

Екатерина родила от императора четырех детей – двух девочек и двух мальчиков (один из которых умер в младенчестве).

К концу 1870-х сложилась удивительная картина: император Всероссийский жил на две семьи, не особо скрывая этот факт. Об этом, понятно, не сообщали подданным, но члены царской фамилии, высокопоставленные сановники, придворные прекрасно об этом знали.

Отношения Александра II с сыном и наследником Александром Александровичем на этой почве балансировали на грани холодной войны.

А император еще и подкинул дровишек в этот семейный конфликт, поселив Екатерину с детьми в Зимнем дворце, в отдельных покоях, но рядом с законной супругой и детьми. 22 мая 1880 года Мария Александровна скончалась. Александр II был полон решимости исполнить обещание, данное Екатерине 14 лет тому назад.

6 июля 1880 года Александр?II венчался с Екатериной Долгоруковой. Это произошло до окончания траура по усопшей императрице. Александр все понимал, но тем, кто просил его подождать, ответил: «Я никогда не женился бы прежде окончания траура, но мы живем в опасное время, когда внезапные покушения, которым я подвергаю себя каждый день, могут окончить мою жизнь. Поэтому мой долг – обеспечить положение женщины, вот уже четырнадцать лет живущей ради меня, а также обеспечить будущее троих наших детей».

Брак был морганатическим, то есть не делавшим Екатерину Долгорукову императрицей, но, кажется, Александр II готов был пойти и дальше. Во всяком случае, члены императорской семьи получили указание вести себя с Екатериной Долгоруковой как с императрицей.

Указом от 5 декабря 1880 года Екатерине Долгоруковой жаловался титул светлейшей княгини Юрьевской, что соотносилось с одним из фамильных имен бояр Романовых; дети Екатерины и императора также получали княжеский титул и фамилию Юрьевские.

Но, к несчастью, предвидение императора о «внезапных покушениях» свершилось. 1 марта 1881 года Александр II отправился из Зимнего дворца в Манеж в сопровождении небольшой охраны. После встречи император последовал обратно через Екатерининский канал. Это не входило в планы заговорщиков, поэтому в спешном порядке было решено, что четыре народовольца встанут вдоль канала, а после сигнала Софьи Перовской будут бросать бомбы в карету.

Первый взрыв не затронул императора, но карета остановилась. Александр II не был предусмотрителен и захотел увидеть схваченного преступника. Когда государь подошел к бросившему первую бомбу Рысакову, не замеченный охранниками народоволец Игнатий Гриневецкий кинул в ноги императору вторую бомбу. Прогремел взрыв. Из раздробленных ног императора шла кровь. Он пожелал умереть в Зимнем дворце, куда его и отвезли. Александр II скончался через несколько часов.

Екатерине Долгоруковой было всего 33 года, но вместе с гибелью человека, которому она когда-то решила посвятить свою жизнь, окружающий мир для нее померк. Она больше не вышла замуж, оставшись верной Александру.

Александр II дал своей второй супруге не только титул, но и денежный капитал в банке на сумму более 3 миллионов золотых рублей. Император предвидел, что с его кончиной романовская родня постарается отыграться на Екатерине и детях.

Так оно и получилось. Новый император Александр III не проявил благородства, и Екатерине Долгоруковой с детьми настоятельно посоветовали покинуть пределы России.

Светлейшая княгиня Юрьевская эмигрировала в Ниццу, где и провела остаток жизни на собственной вилле.

ГРАФ МИХАИЛ ТАРИЭЛОВИЧ ЛОРИС-МЕЛИКОВ

В 1857 году генерал-майор Михаил Тариэлович Лорис-Меликов вступил в брак с внучкой Верховного Патриарха и Католикоса всех армян Иосифа Аргутяна – княжной Ниной Ивановной Аргутинской-Долгоруковой, попечительницей Владикавказской Ольгинской женской гимназии. Она подарила мужу двоих сыновей – гвардейских офицеров: полковника Тариэла Михайловича (23.03.1863 – 1941, Париж) и поручика Захария Михайловича (09.04.1866 – 05.10.1896, Санкт-Петербург), а также трех дочерей.

Михаил Тариэлович Лорис-Меликов (19.10.1824, Тифлис – 24.12.1888, Ницца, Франция) – сын тифлисского мокалака-купца (привилегированный слой горожан) Тариэла Зурабовича Лорис-Меликова, ведшего обширную торговлю со странами Европы, и его супруги – дворянки Екатерины Ахвердовой.

В Русско-турецкую войну 1877–1878 гг. в звании генерала от кавалерии (1875) командовал отдельным корпусом; взял штурмом Ардаган и Карс. По заключении мира получил титул графа (1878). В январе 1879-го был назначен Астраханским, Саратовским и Самарским генерал-губернатором, в апреле 1879 года, в связи с ростом терроризма, – генерал-губернатором Харькова. После взрыва в Зимнем дворце последовал императорский указ от 12 февраля 1880 года о создании Верховной распорядительной комиссии по охране государственного порядка и общественного спокойствия, наделенной чрезвычайными полномочиями. Начальником комиссии был назначен Лорис-Меликов. Сочетая репрессии против революционеров с уступками умеренным слоям общества, он добился некоторой стабилизации положения, после чего Верховная комиссия была упразднена, а Третье отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии и корпус жандармов подчинены Министерству внутренних дел, во главе которого встал граф Лорис-Меликов.

Понимая неэффективность одних лишь репрессий, он предложил Александру II программу административных и экономических реформ, впоследствии названных «Конституцией Лорис-Меликова». Император после долгих колебаний утром 1 марта 1881 года наложил одобрительную резолюцию на доклад, а несколько часов спустя он стал жертвой последнего, шестого покушения. Александр II был убит, а Александр III проект отверг. Убедившись в невозможности воплощения в жизнь своих планов, граф Лорис-Меликов вышел в отставку и последние годы жизни провел за границей.

Граф Михаил Лорис-Меликов – член Государственного совета Российской империи (11.02.1880), кавалер 14 российских орденов, в т.ч. Св. Александра Невского с бриллиантами (1871), Св. Владимира с мечами 1-й ст. (1877), Св. Георгия 3-й ст. (14.05.1877) и 2-й ст. (27.10.1877), Св. апостола Андрея Первозванного (1880).

Граф Тариэл Михайлович Лорис-Меликов, полковник лейб-гвардии Преображенского полка, осенью 1918-го был арестован в своей петроградской квартире и заключен в Петропавловскую крепость. 16 февраля 1919-го был освобожден, но 16 июня этого же года вновь арестован, в июле отправлен в Москву и помещен в Новопесковский лагерь, затем переведен в Ивановский лагерь.

В 1920 году его выпустили из лагеря по ходатайству Екатерины Пешковой – жены писателя Максима Горького, к которой обратились дети полковника, и благодаря помощи старого большевика Авеля Енукидзе эмигрировал с семьей во Францию, где и скончался в 1941 году в Париже.

Был женат на дочери действительного статского советника князя Николая Васильевича Аргутинского-Долгорукова – Варваре Николаевне, которая подарила своему мужу троих детей: сыновей – выпускников Александровского лицея Михаила и Василия, и дочь Александру.

Как мы уже знаем, граф Михаил Тариэлович Лорис-Меликов был женат на графине Ольге (Ольга-Екатерина-Адда) Георгиевне фон Меренберг (1898 – 1983), правнучке А.С. Пушкина, внучке императора Александра II.

***

Четверо детей Александра Михайловича Лорис-Меликова – продолжателя рода Александра Сергеевича Пушкина, Александра II Николаевича Романова и Михаила Тариэловича Лорис-Меликова – ныне проживают в Швейцарии.

ШВЕЙЦАРСКАЯ ВЕТВЬ МИХАИЛА ЛОРИС-МЕЛИКОВА И ОЛЬГИ ФОН МЕРЕНБЕРГ

Граф Михаил Тариэлович Лорис-Меликов (младший; 1900, Царское Село – 1980, Базель) после эмиграции окончил электромеханический институт в Париже. Графиня Ольга-Екатерина-Адда (Ольга Георгиевна; 1898 – 1983) до августа 1923 года жила в Висбадене, а после замужества – в Париже. Супружескую чету приютил дядя Михаила Тариэловича – князь Владимир Николаевич Аргутинский-Долгоруков, бывший секретарь русского посольства в Париже. Во время Второй мировой войны семья переехала в Аргентину. Позже аргентинская тетушка Ольги Георгиевны – графиня Александра фон Меренберг – завещала все свое состояние племяннице.

Единственный сын Михаила Тариэловича и Ольги Георгиевны – Александр Михайлович Лорис-Меликов (1926–2005) – был женат на Мишлин Селине Прюнье. Их дети – Анна-Елизавета (1959), Доминика (1961), Наталья-Натали (1962) и Михаил (1964) – родились в городе Базель на северо-западе Швейцарии.

Граф Михаил Александрович Лорис-Меликов является директором Baselworld (MCH Group) – крупнейшей мировой площадки часового и ювелирного искусства.

Из книги Ларисы Андреевны Черкашиной «Пушкин путешествует. От Москвы до Эрзерума» (изд. «Вече», 2014):

«Графиня Натали любезно пригласила меня в гости, благо, от Майлена, где я остановилась, до ее дома недалеко, не более получаса езды. После замужества она переселилась из Базеля в маленький городок, что в окрестностях Цюриха… Натали извиняется за возможный домашний беспорядок, перезванивается с мужем по мобильному телефону, нежданный визит здесь особо не приветствуется, но для меня, гостьи из Москвы, – счастливое исключение.

Машина плавно останавливается у дома, и я прошу разрешения Натали сфотографировать ее у входа, на фоне пышно цветущих диковинных кустов.

Я уже знаю, что Натали увлекается живописью, и, конечно же, мне не терпится взглянуть на работы прапраправнучки поэта. Стены просторной гостиной, спальни, детской сплошь увешаны живописными композициями – яркими, смелыми, экспрессивными…

В доме – родной язык французский. Жаль, что ни сама Натали, ни ее дочери, ни сестры, ни брат не владеют русским. Бабушку Ольгу она помнит хорошо, ведь когда та умерла, девочке шел двенадцатый год. В детской памяти бабушка осталась строгой, властной, но и справедливой.

Позже, в юности, о необычном фамильном древе рассказал Натали отец – Александр Михайлович: Георг, сын Георга фон Меренберга и Светлейшей княжны Ольги Юрьевской, даст начало «немецкой» ветви, а его младшая сестра Ольга – «швейцарской». Полное имя девочки звучало так Ольга-Екатерина-Адда фон Меренберг (Екатерина – конечно же, в честь бабушки, светлейшей княгини Юрьевской), и приходилась она внучкой русскому царю и правнучкой великому поэту. Собственно, каждому последующему поколению прибавлялась почетная приставка «пра»…

В ноябре 1923-го Ольга венчалась с графом Михаилом Лорис-Меликовым. Свадьба была необычна – ведь узы брака соединили внучку Александра II и внука ближайшего сподвижника Его Величества, начальника Верховной распорядительной комиссии, подготовившего проект конституции, министра внутренних дел! Благородная армянская фамилия Лорис-Меликовых вплелась в фамильное древо Пушкиных-Романовых-Гончаровых…

«Правда, – сетует Натали, – фамилия Лорис-Меликовых в Швейцарии на грани исчезновения. Ее унаследовал лишь брат Михаил». Две ее сестры, Анна и Доминика, вышли замуж и сменили фамилию. И дочери Натали, как то и принято во всем мире, носят фамилию своего отца.

…Мне довелось встретиться и с другой наследницей графского рода Лорис-Меликовых, старшей сестрой Натали – Доминикой.

Познакомились мы в Царском Селе в славный день 19 октября 2011 года, в двухсотлетний юбилей Лицея.

Для Доминики это праздник особый – ведь в ее роду двое лицеистов: Александр Пушкин и Михаил Лорис-Меликов. Самого первого и самого последнего выпусков – 1817 года и 1917-го!

Так получилось, что в разгар торжеств мы оказались совсем одни, рядом с лицейской «кельей» поэта. Разрешения спрашивать было не у кого, и Доминика, не раздумывая, «нырнула» под музейную ленту. Она долго стояла в крошечной комнатке, прижав к груди фотографию юного графа Михаила, любимого дедушки».

Подготовили Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 27 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Хотела сказать вам спасибо за все! За все ваши публикации в любимой газете "Ноев Ковчег", которые я зачитала уже до дыр, и буду перечитывать еще много раз, спасибо вам! Вы делаете что-то невозможное. Дело и в таланте, и в том, что нужно много в жизни пережить и почувствовать, чтобы написать такие прекрасные очерки.
  2. Я армянин, который родился, вырос и живу в России. Армянским не владею. В Армении, к сожалению не был никогда, но кровь зовет и обязательно в этом году собираюсь в Ереван. Публикации в газете "Ноев Ковчег" читаю с большим интересом. Особенно по душе материалы о культуре и об истории Армении и армян. Статьи Мирзоянов всегда интересны. Спасибо.
  3. Нельзя научить человека быть журналистом, потому что это образ жизни, это определённое внутреннее состояние. Марина и Гамлет Мирзояны понимают, почему, собственно говоря, они занимается журналистикой. Их публикации всегда познавательны и написаны легким пером. «Швейцарские потомки...» этому подтверждение.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты