№1 (369) январь 2024 г.

Азербайджан: досрочные выборы президента и перспективы мирного соглашения с Арменией

Просмотров: 2179

7 декабря указом президента Ильхама Алиева в Азербайджане объявлены досрочные президентские выборы ровно через два месяца после этой даты. «Центральной избирательной комиссии обеспечить назначение внеочередных выборов президента Азербайджанской Республики на 7 февраля 2024 г.», – говорится в документе. После смерти Гейдара Алиева его сын находится у власти с сентября 2003 года, когда он набрал на выборах около 80 процентов голосов. В октябре 2008 г. Алиев был переизбран президентом страны, получив уже более 88% голосов. В марте 2009 г. в Азербайджане были приняты поправки, разрешающие одному и тому же лицу занимать должность президента более двух раз. В октябре 2013 г. Алиев был переизбран на третий срок, набрав 84,6% голосов. По результатам сентябрьского референдума 2016 г. в Конституцию Азербайджана было внесено множество поправок, включая увеличение срока полномочий президента с пяти до семи лет. Знаковыми событиями внутриполитической жизни республики стало назначение в 2017 году первым вице-президентом жены Алиева, Мехрибан, а также отставка главы администрации Рамиза Мехтиева, возглавлявшего ее еще с 1995 года.

На досрочных выборах 2018 года Ильхам Алиев переизбрался на четвертый срок, набрав 86,22% голосов. Таким образом, «по плану» следующие выборы должны были пройти в апреле 2025 года. Почему их потребовалось провести почти на год ранее? На этот счет высказываются различные доводы, включая необходимость завершить «большой» выборный цикл (президентские и муниципальные избирательные кампании), а также разнести по времени выборы главы государства и Милли меджлиса. Впервые с 1991 года голосование пройдет на всей территории бывшей Азербайджанской ССР, что дает Ильхаму Алиеву лишний раз прорекламировать свои успехи как государственного деятеля, которому удалось решить, как считают в Баку – навсегда, ключевую для страны проблему. Едва ли случайно некоторые мероприятия демонстративного характера с участием Алиева в Карабахе так или иначе были приурочены к 20-летию его пребывания у власти.

«Уходящий год принес Алиеву славу покорителя Карабаха. В этом он превзошел и своего отца, и первых двух президентов республики, про которых в ней сегодня почти никто и не вспоминает. Эту славу азербайджанский лидер хочет капитализировать. Страна изменила территориальные очертания, но не только. Она все чаще заявляет о себе не как о малой, а как минимум средней державе. И весь этот символический капитал Алиев не хочет подвергать инфляции», – рассказал агентству РБК ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов. «Азербайджан распространил свой суверенитет над Карабахом, а мирный договор с Арменией должен полностью решить главную задачу 30-летнего периода независимости Азербайджана. В этой связи какие-то выборы нужно было назначать раньше», – полагает глава Центра исследований Южного Кавказа Фархад Мамедов. Несмотря на некоторые утечки относительно объемов и содержательной части предполагаемого документа, перспективы его подписания пока остаются туманными, не в последнюю очередь – в силу обострившегося геополитического соперничества за влияние на государства Закавказья. «После сентября 2023 года главное препятствие к мирному договору – проблема Карабаха – отпало само собой. Сейчас больше всего проблем создает геополитический фон, – признает Фархад Мамедов. – Чтобы избавиться от него, наверняка интенсифицируется двусторонний диалог, без посредников. Западное посредничество неприемлемо для России, российское неприемлемо для Запада, Пашинян не летит в Москву, Алиев не летит в Вашингтон. После февраля 2022 года Азербайджан и Армения стали своего рода посредниками между посредниками».

«Любые посредники – это стороны, которые, естественно, пытаются имплементировать свои интересы в двустороннюю повестку, а когда стороны договариваются между собой без посредников, они сами решают все вопросы… Это повышает степень субъектности в нашем регионе, это очень хороший и важный маркер для достижения мирного соглашения», – разъясняет другой бакинский политолог, Ильгар Велизаде. Здесь, конечно, надо заметить, что говорить о какой-либо субъектности Республики Армения в нынешнем ее состоянии в полной мере не приходится: вполне логично, что в Баку стремятся закрепить свои военно-политические успехи за переговорным столом. Звучат даже предположения об адресованных Еревану требованиях изменения ряда положений Конституции и Декларации независимости Республики Армения, что косвенно подтверждают некоторые соратники Никола Пашиняна.

Отсутствие на данном этапе прямых контактов между первыми лицами в Баку и Ереване вовсе не означает отсутствия работы по нормализации отношений – в той мере, в какой об этом можно говорить применительно к текущим условиям и обстоятельствам. Так, вечером 7 декабря администрация президента Азербайджана и аппарат премьер-министра Армении выступили с совместным заявлением, подтверждающим намерения двух государств «урегулировать отношения и заключить мирный договор, основанный на уважении принципов суверенитета и территориальной целостности». Важным результатом проделанной работы следует считать продекларированное Азербайджаном освобождение 32 армянских военнослужащих (со своей стороны, Армения освобождает двух азербайджанских пленных). Ереван поддержит заявку Баку на проведение 29-й сессии Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата. В свою очередь Азербайджан поддержит кандидатуру Армении на членство в Бюро Восточноевропейской группы «COP». Стороны «продолжат обсуждение относительно реализации большего количества мероприятий по укреплению доверия, которые будут реализованы в ближайшем будущем, и призывают международное сообщество поддержать их усилия, что будет способствовать укреплению взаимного доверия между двумя государствами и окажет положительное влияние на весь регион Южного Кавказа», отмечается в заявлении. Ранее, 30 ноября, по результатам пятой встречи комиссий по вопросам делимитации границы «стороны продолжили обсуждение вопросов делимитации, рассмотрели ряд организационных и процедурных вопросов». Правительственные делегации во главе с вице-премьерами Шахином Мустафаевым и Мгером Григоряном предварительно согласовали текст регламента организации и проведение заседаний и совместных рабочих встреч, а также договорились начать работу по согласованию проекта положения о совместной деятельности комиссий.

Выступая недавно в Университете АДА при МИД Азербайджана в ходе международного форума «Карабах: Возвращение домой спустя 30 лет. Достижения и трудности», Алиев дал понять, что его стараниями в процессе согласования мирного договора удалось исключить из текста Нагорно-Карабахскую Республику и настоять на безоговорочном обоюдном признании «территориальной целостности», с чем (судя по неоднократным публичным заявлениям) в полной мере согласны и действующие армянские власти. Более того, поскольку в Ереване (до поры до времени) настаивали на предоставлении армянам Карабаха особых гарантий безопасности, что после 20 сентября стало вовсе не актуальным, то в Баку по-прежнему продвигают идею возвращения азербайджанцев, покинувших после 1988 года территорию бывшей Армянской ССР, и их потомков: «Либо в мирном договоре будет определен вопрос обоих меньшинств, либо мы вообще не будем об этом говорить».

Формально вроде бы отрицая подобный подход, отдельные политики и государственные институции во Франции и США выступали с громкими заявлениями, вызвавшими неудовольствие в Баку и ставшими поводом для глубокомысленных рассуждений об ухудшении отношений между Азербайджаном и Западом. В реальности, как представляется, прежде всего речь идет об игре, призванной окончательно оторвать Армению от России, в то время как тактические разногласия Америки с Азербайджаном могут быть относительно легко нивелированы – конечно, в том случае, если на Западе возобладает реалистичный и прагматичный подход.

По мнению одного из оппозиционеров, Азера Гасымлы, проведение досрочных выборов в феврале 2024 года свидетельствует о том, что глава государства якобы не уверен в себе и благоприятности для него последующих политических и экономических процессов, в том числе в контексте ухудшающихся, как утверждается, отношений официального Баку со «всемогущим» Западом. Из факта назначения внеочередных выборов на следующий день после встречи Ильхама Алиева с отбывавшим в середине ноября «проармянскую» повестку в американском сенате помощником госсекретаря США Джеймсом О’Брайеном делаются далеко идущие выводы о дальнейшем нарастании напряженности в американо-азербайджанских отношениях. А по мнению некоторых «пикейных жилетов» в Ереване, уже в обозримом будущем это создаст некие дополнительные возможности, в том числе в плане реанимации «карабахского вопроса», вплоть до ввода на территорию края неких «международных миротворцев» под эгидой Запада.

Беспочвенность и полнейшую оторванность подобного рода мечтаний от какой-либо реальности подтвердил не кто иной, как сам господин О’Брайен, наведавшийся в Баку и проведший там, надо полагать, вполне конструктивные переговоры, бесконечно далекие от каких-либо ультимативных требований. Взаимная заинтересованность Вашингтона и Баку очевидна в настоящее время более чем когда-либо в прошлом. Во всяком случае, намерений администрации Байдена торпедировать проект Международного транспортного коридора «Север – Юг» господин О’Брайен особо не скрывает: «Я думаю, что будущее вокруг оси Россия – Иран, где Москва и Тегеран являются основными участниками безопасности региона, нестабильно и нежелательно как для правительства Азербайджана, так и Армении. У (Баку и Еревана) теперь есть возможность принять другие решения». Ведя активную дипломатию, чувствуя за собой поддержку со стороны Турции и заинтересованной в «альтернативных» энергоресурсах Европы, Баку уверенно развивает выгодные торгово-экономические связи с Россией, вынужденной «разворачиваться» на восток и на юг в условиях неослабевающего санкционного давления с Запада. Чуть более года назад, выступая на Российско-Азербайджанском межрегиональном форуме, министр экономического развития РФ Максим Решетников выделил ряд главных тенденций в экономических взаимосвязях обеих стран: прежде всего «очевиден высокий потенциал для наращивания взаимной торговли: с учетом переориентации российского экспорта-импорта мы можем вскоре удвоить внешнеторговый оборот, который у нас сейчас есть», до 8 млрд долларов. Россия занимает третье место среди внешнеторговых партнеров Азербайджана, с прикаспийской страной сотрудничают более 900 российских компаний из 70 субъектов Федерации, «развивается диверсификация торговых связей между странами, расширяется ассортимент взаимопоставок». В частности, с Сумгаитского нефтегазохимического комплекса поставляется в Россию пластик, применяемый при производстве упаковки для пищевой, медицинской отраслей, по более низким в сравнении с конкурентами ценам, и это далеко не единственный пример. Облегчают двусторонний товарооборот действие обоюдного режима «упрощенного таможенного коридора», то есть признания результатов таможенного контроля только в одной стране, реализация льготного статуса «уполномоченного экономического оператора», а также наличие у местных производителей-экспортеров доступа к базе российских стандартов на товары и услуги. Кроме того, сформирована система взаимного контроля продовольственной безопасности, включая ветеринарный/фитосанитарный мониторинг племенного животноводства, продуктов птицеводства, семян и готовой овощеводческой и зерновой продукции. Завершается включение в эту систему масломолочных продуктов, плодово-ягодной и винодельческой продукции.

Все это способствует ускорению пограничных таможенных процедур и более быстрому перемещению грузов в обоих направлениях, чего нельзя сказать об армяно-российских торговых операциях, сталкивающихся с проблемами в Верхнем Ларсе и ставших поводом для очередных недобросовестных спекуляций. Российско-азербайджанский товарооборот за январь – первую половину ноября с.г. перешагнул отметку в 3,5 млрд долл., почти на четверть превысив аналогичные показатели 2022 года, причем экспорт в РФ вырос на треть. Наряду c British Petroleum и другими западными энергетическими корпорациями представлены на берегах Каспия и крупные российские нефтегазовые компании, такие как «Лукойл», «Газпром», «Роснефть». 2023 год отмечен инициативами по поставкам российской нефти по трубопроводу Тихорецк – Махачкала – Баку с дальнейшей переработкой этого сырья на НПЗ имени Гейдара Алиева. Рост экспорта за пределы СНГ обозначил возможный дефицит нефтепродуктов на внутреннем рынке, причем некоторая их часть может поставляться и в Россию по тому же нефтепроводу, способному работать и в реверсном режиме. Соответствующие переговоры намечено завершить в первом квартале 2024 года. Примерно к этому же сроку планируется завершение реконструкции железнодорожной инфраструктуры по линии Махачкала – Дербент – Самур II – Ялама, что позволит в полтора раза увеличить грузоперевозки по западному маршруту МТК «Север – Юг». Все это, как мы упоминали выше, серьезно нервирует американцев, одурманенных завиральной идеей санкционного удушения России и Ирана, чего невозможно добиться без нарушения устойчивых коммуникационных связей между ними. Взгляда на географическую карту достаточно, чтобы понять, куда обращен наиболее пристальный взгляд…

Как отмечает депутат Милли меджлиса Расим Мусабеков, «все реальные интересы Соединенных Штатов Америки в регионе завязаны на Азербайджан», и не случайно на протяжении последних 20 лет они «оказывали военную помощь Азербайджану, может быть, в 15–20 раз большую, чем, например, Армении, хотя там серьезно для нее старались армянские лоббисты. И точно так же серьезные инвестиции Соединенных Штатов Америки в регионе чуть ли не на 70–80 процентов реализовывались в Азербайджане», весьма важном для Вашингтона «не только в плане диверсификации энергетических потребностей Европы, но и в контексте сдерживания Ирана». Азербайджан важен для Америки и «как страна, оказывающая самую решающую поддержку стратегическому союзнику Соединенных Штатов Америки на Ближнем Востоке» в лице Израиля, половина энергетических потребностей которого обеспечивается месторождениями западного берега Каспия. Азербайджан длительное время оставался и сейчас продолжает являться «тем мостом, той дверью, которая позволяла Соединенным Штатам Америки поддерживать коммуникации с Афганистаном, когда они находились в этой стране, а сейчас – большие планы Запада по отношению к Центральной Азии с ее несметными природными ресурсами...» Поездку О’Брайена в Баку Мусабеков связывает со стремлением Вашингтона уладить возникшее недопонимание и минимизировать нанесенный двусторонним отношениям ущерб.

Пытаясь играть на противоречиях между крупными игроками (успешно в долгосрочном плане или нет – вопрос отдельный), режим Алиева-младшего стремится укрепить свои позиции и внутри страны, что, очевидно, и призваны продемонстрировать досрочные февральские выборы. К слову, по случайному совпадению или нет, но о возможных досрочных парламентских выборах с явной подачи пропашиняновских кругов заговорили и в Армении. О том, каким может быть результат, до некоторой степени можно судить по итогам сентябрьского голосования по выборам Совета старейшин Еревана, причем популярность Пашиняна и компании будет таять и далее, предполагая дальнейшие уступки более сильному, гибкому и изобретательному восточному соседу.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты