№1 (369) январь 2024 г.

Рубен Сатян: Хочу пожелать единения всему армянству

Просмотров: 4212

Эксклюзивное интервью «НК» с главным редактором газеты «Новое время» Рубеном Сатяном

– Господин Сатян, какова сегодня ситуация с русскоязычной прессой в жизни армянского общества, учитывая и тот факт, что после начала СВО на Украине в Армению приехало очень много россиян и граждан из других постсоветских республик?

– С сожалением должен констатировать, что русскоязычная пресса занимает все меньше места в нашем обществе, причем чем дальше – тем ощутимее. А приезд релокантов принципиально ничего не меняет, поскольку сегодня медиасфера настолько обширна и доступна, что подключиться в сети к любому изданию на представляет никакой сложности. Поэтому особой надобности в локальной, то есть в нашей местной прессе, у них не чувствую. Хотя небольшой пример заинтересованности россиян все же могу привести. Недавно я познакомился с интересным человеком, русскоязычным журналистом, писателем и поэтом из Саратова Владимиром Баевым, который пишет замечательные статьи, приправляя их добрым юмором. Мы сдружились. И сейчас он сотрудничает с нами, пишет буквально в каждый номер. Это интеллигентный и умный трудяга. Как и многие его соотечественники, не наделенные умением заниматься бизнесом, старается жить своим трудом.

– Бытует мнение, что релоканты открывают в Ереване свои бизнесы, да и вообще им очень нравится жить в Армении…

– Особенно близко я с ними не знаком. Но, по-моему, им здесь очень комфортно, если не в материальном, то в человеческом плане – точно. Здесь действительно комфортная для них среда, даже несмотря на то, что официальная пропаганда в информационном поле усиленно работает против России и русскоязычия. И все же они в буквальном смысле слова млеют от теплого, сердечного отношения к ним в нашей стране. Тот же Баев, когда мы говорим об Армении и армянах, признается, что ему здесь все нравится. И если есть многое, что меня как местного жителя раздражает и что я бы хотел конкретизировать, то он, кажется, этого не замечает. Кстати, не только он, судя по публикациям в прессе и по разговорам с обосновавшимися у нас россиянами. Это обстоятельство радует, потому что вопреки сложившейся сегодня обстановке глубинная связь между нашими народами на уровне народной дипломатии сохранилась. Очень надеюсь, что так будет и впредь. Власти не вечны, они приходят и уходят. Хотелось бы верить, что эпоха Пашинянов скоро пройдет и между нашими народами останется главное – доброе и доброжелательное отношение друг к другу. Здесь вполне уместно вспомнить цитату из романа «Раны Армении» классика армянской литературы Хачатура Абовяна: «Благословенно то время, когда русский солдат ступил на нашу землю». С тех пор в принципе ничего не изменилось. Ведь роман потрясает не только своей любовью к родному народу, но и завещанием «на века армянам беречь и хранить нерушимую дружбу с великим русским народом».

– Как главный редактор одного из известных русскоязычных изданий Армении, что считаете наиболее сложной задачей в наше непростое время?

– Задача одна. И идет она от сердца: быть полезным своей стране хотя бы малой толикой. Мой отец любил говорить: «Делай все, что зависит от тебя. Остальное – как сложится». По этой формуле я и поступаю. Возможно, это мало, капелька, но в любом случае вношу свою лепту от чистого сердца. Жаль, что сегодня у меня нет того мощного ресурса, который мог бы обеспечить все те задачи, которые хотелось бы претворить в жизнь. В свое время печатная версия газеты имела читательскую аудиторию в 500 тысяч человек. Ее знали и здесь, и за рубежом. К сожалению, этого ресурса уже нет. В частности, ушли в соцсети рекламодатели, а это, как известно, важная статья бюджета любого издания. Это серьезная проблема, которая сегодня, думаю, не только у нашей газеты.

– Кроме рекламы, есть и другие проблемы?

– Я говорю не только о себе и не только о технических проблемах. В первую очередь хочу отметить тех, кто делает газету, кто пишет для газеты. В «Новом времени» – это команда известных, талантливых журналистов, имеющих за плечами большой профессиональный опыт. И их труд обязывает относиться к ним соответственно. Могу сказать, что это лучшие имена: Карен Микаелян, Наира Манучарова, Армен Ханбабян, Ара Ванецян, Ася Цатурова, Елена Курдиян, Арен Вардапетян, Армен Ватьян, Рубен Пашинян. Будем надеяться, что идущее нам на смену поколение тоже будет и хорошо пишущим, и читающим. Хотя сейчас многие сидят в модных нынче тг-каналах, соцсетях. Но ведь это не настоящая журналистика. Что касается русскоязычной прессы, то, по моим ощущениям, русскоязычие идет на убыль. Русские школы в Армении были закрыты еще в начале 90-х годов при первом президенте Левоне Тер-Петросяне. Следующие президенты ничего не сделали для выправления ситуации, хотя справедливости ради стоит отметить, что русские классы в армянских школах все-таки появились.

С другой стороны, сегодня молодое поколение знает тонкости древней истории, но совершенно не знает новейшую историю. За последние 30 лет ей успели внушить, что Советский Союз – это плохо, дружба с Россией – плохо, семья – плохо. Взамен прививается скептицизм. Эта зараза не только тихо-тихо распространяется, но уже дает свои всходы. И если к старшему поколению пока трудно подобраться, поскольку срабатывает иммунитет советской закалки, то молодежь из-за отсутствия других рычагов влияния более сильно подвержена процессу трансформации в мышлении.

– Рубен Арамович, Вы отметили, что нынешнее поколение знает историю далекого прошлого, но не владеет информацией о более близком периоде. А если и владеет, то в достаточно искаженном виде. Однако история с учебником истории для 7-го класса армянских школ касалась несколько иной интерпретации нашей древней истории. Как Вы можете прокомментировать эту историю с историей?

– История с учебниками – это проявление некой линии, которая диктуется сверху. Я имею в виду не только наш местный истеблишмент, но и их кураторов извне, у которых свое представление о национальной идее. Каждое лето я езжу на родину своей супруги в Грецию, где мы останавливаемся у ее родни. Представьте, в разговорах с родственниками или соседями выясняется, что в большинстве своем они отрицательно относятся к глобализму, ЛГБТ-сообществу и прочим навязываемым евроценностям. Но, к сожалению, подспудно продолжается процесс, схожий с работой дятла, который постоянно долбит ствол дерева и в результате пробивает в нем дырку. В жизни тоже происходит нечто подобное. Боюсь, что через 20–30 лет аналогичная ситуация может сложиться и в Армении. В нашем Национальном Собрании уже объявились трансгендеры, выступающие с парламентской трибуны, постоянно навязываются какие-то конвенции, под прицелом оказались национальные и духовные ценности. Конечно, мы ожидали изменений, они витали в воздухе. Но ожидания оказались не такими, как нам представлялось. От постоянных потрясений народ устал, разочарован, что, несомненно, сказывается на социальном фоне.

– И все-таки откуда у народа с тысячелетней историей такое безразличие и разочарование в нынешней ситуации?

– Я не психолог, чтобы анализировать ситуацию в профессиональной плоскости, но, на мой взгляд, это всеармянский шок, связанный с разочарованием от несбывшихся надежд, потрясением от проигранной войны, и как следствие – усталость и безразличие. Помните, как народ встречал в 2018 году новую правящую верхушку? И что из этого вышло? За прошедшие пять лет столько потерь, что осознать их реальность очень сложно: проигранная война, гибель молодого поколения во Второй Арцахской войне, наши пленные в Азербайджане, потеря второго армянского государства, более ста тысяч беженцев из Арцаха… Этот ужас и вызвал тот шок, в котором сегодня находится наше общество. А второй, не менее существенный фактор, влияющий на общий фон в стране, касается работы многочисленных НКО. По некоторым данным, в нашей небольшой республике обосновалось несколько тысяч деструктивных организаций, состоящих на финансировании условного Запада. Их деятельность постоянно разрушает устои нашего общества, традиционные ценности, национальную идею. Причем довольно настырно ведут свою пропаганду, например, «миролюбивые» члены наиболее агрессивной секты Свидетели Иеговы (запрещена в России. – Ред.). С целью вербовки они в буквальном смысле слова пристают к прохожим в городах и селах, стоят на улицах со своей литературой, настырно стучатся в двери, забывая про закон о неприкосновенности частной жизни и жилища. И если в порыве негодования я могу ответить так, что они потом надолго забывают мою дверь, то сотни, а то и тысячи других людей вовлекаются в сети лжеучений. Сегодня примерно 360 тысяч человек, или 10 процентов населения Армении, состоят в различных тоталитарных сектах.

– На постсоветском пространстве они появились в период приснопамятной перестройки с конца 80-х. Кстати, в России давно запрещена деятельность подобных организаций. Но в Армении они продолжают безнаказанно действовать. Как-то в интервью нашей газете Србазан Паргев заметил по этому поводу, что в связи с соглашениями по различным европейским конвенциям у нас признается свобода вероисповедания, поэтому вопрос о закрытии пока не стоит.

– К сожалению, дела обстоят именно так. Чувствуя свою безнаказанность, иеговисты и им подобные продолжают выполнять в Армении приказы своих кураторов. Не встречая противодействия сверху со стороны официальной власти, они продолжают развивать свою деструктивную деятельность по идеологической обработке населения. В этом направлении развернута мощная антинациональная деятельность, оплачиваемая американскими средствами Пенсильвании, Юты и т.д. Не хочу называть имен, но в моем окружении тоже есть адепты этих «учений». Они годами, десятилетиями сидят на игле разных грантов и очень неплохо себя чувствуют. В материальном плане. А остальное для них, видимо, второстепенно. Что касается меня и газеты, скажу, что при всех предложениях у меня ни разу не возникло даже мысли о переходе на евро-американское содержание для оболванивания моих читателей по их методичкам.

– Несмотря на то, что, по разным опросам, рейтинг поддержки нынешней власти сильно упал – вплоть до 14 процентов, тем не менее выборы на различных уровнях заканчиваются победой представителей правящей партии. На Ваш взгляд, почему это происходит?

– Для меня этот феномен остается загадкой. Думаю, здесь выступает другая форма воздействия, другие технологии, когда на любых выборах выигрывает действующая власть. Взять последнюю историю с муниципальными выборами, когда предварительные опросы и реальность сильно разнились, причем не в пользу власти. Но столичным градоначальником вновь стал представитель правящей партии «Гражданский договор».

– Официальный Ереван сегодня предпринял резкий разворот на Запад. Чем чреват новый курс правительства для Армении?

– Это действует мощная пропагандистская сила. В угоду Западу принят даже Римский статут, в связи с чем лидер страны-союзника Владимир Путин теперь не сможет приехать к нам. Хотя какие-то неловкие лазейки нынешняя власть пытается найти для потенциальных визитов. Все это мне было очевидно с первого дня прихода к власти «бархатных революционеров». Сразу было видно, куда рулит Запад в Армении руками своих ставленников. Обидно и то, что возглавляют институты государства не профессионалы – люди, руководящие тем или иным министерством, не имеют соответствующего профильного образования.

– Делать прогнозы – дело неблагодарное. И хотя до выборов главы правительства еще далеко, тем не менее, на Ваш взгляд, что может произойти до 2026 года?

– К сожалению, оптимизма становится все меньше и меньше. Знаете, это как лучик света в конце тоннеля, который я ищу-ищу, а его все нет и нет. Никак не засветится…

– Одно время оппозиция пыталась вывести народ на улицы с протестными митингами, при этом изначально обговаривая принцип легитимной смены власти. Почему не получилось?

– Наша оппозиция такая же, как и наша страна сегодня. К сожалению, нет единства. Сторонники Роберта Кочаряна отдельно, сторонники Сержа Саргсяна аналогично. Хотя в последнее время активно заговорили о рождении новой оппозиции. Но она все никак не родится. С другой стороны, надеяться на спонтанность тоже не приходиться. Отсюда и разочарование народных масс.

– Рубен Арамович, Вы – коренной ереванец. Какие значимые изменения произошли за последние пять лет в армянской столице?

– Приходится констатировать, что проблемы остались на прежнем уровне. Номер один – это плохо развитая транспортная инфраструктура. На работу я добираюсь за 30–40 минут, застревая в постоянных пробках. А новые, удобные в развязке подземные станции метро все эти годы только обещают построить. Вторая проблема – это мусор. Постоянно дымящаяся Советашенская мусорная свалка давно уже не справляется с объемами вывоза городского мусора. А рядом жилой массив и кладбище. Стыдно! С середины 90-х годов эта проблема никак не решается, хотя сколько раз и при бывших, и при нынешних властях выделялись деньги на проектирование и строительство мусороперерабатывающих заводов. Но до сих пор так ничего и не сделано. Ну и напоследок как старый ереванец скажу, что ментальность города в последнее время сильно изменилась. Все больше замечаю в городе иностранцев. Но не россиян-релокантов, а индусов и пакистанцев, работающих разносчиками пиццы, подсобными рабочими в магазинах, разнорабочими на стройках. Иногда мне кажется, что очень скоро в городе их будет гораздо больше, чем самих ереванцев.

– Рубен Арамович, в преддверии Нового 2024 года что бы Вы пожелали нашим читателям, нашим соотечественникам в Армении и за ее пределами?

– Терпения! Сегодня мы стоим перед серьезными угрозами, поэтому пусть каждый на своем месте внесет свою лепту в общее дело. Это же касается диаспоры и армянства в целом. Хотелось бы еще пожелать единения нашему народу, который за последние пять лет смогли разделить на «черных» и «белых». И конечно, хочу пожелать надежды, которая не должна в нас умереть ни последней, ни первой.

Беседу вела Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты