№1 (369) январь 2024 г.

Аршак Карапетян: Мы – гордый армянский народ и должны объединиться

Просмотров: 5149

Интервью с экс-министром обороны Армении, генерал-майором Аршаком Карапетяном

– Здравствуйте, господин Карапетян!

– Здравствуйте.

– Интервью будет на русском языке, так как наше средство массовой информации выходит в России и не все наши читатели знают армянский язык. Я думаю, что те, кто захочет это интервью увидеть на армянском, получат такую возможность. Господин Карапетян, еще в начале 2019 года Вы были назначены советником премьер-министра Армении. Власть уже поменялась, прошла так называемая «бархатная революция», и Вы пришли во власть. Затем, после этой должности, Вы были назначены министром обороны, причем после войны 2020 года, которая, к сожалению, была проиграна. В этих тяжелых условиях Вы согласились стать министром обороны. Что Вас сподвигло на это?

– Начнем с начала 2019 года, если точнее – с конца 2018-го. Хотя реально я приступил к исполнению обязанностей в начале 2019 года. Задачей я себе поставил следующее: видя категорию людей, которые пришли на волне народной поддержки к власти, видя опасность, связанную с ними – кстати, в 2018 году, еще в мае в присутствии свидетелей я сказал Николу Пашиняну: «Вы не должны быть премьер-министром Армении», потому что считал, что эта команда не справится – видя эту опасность, я пытался как-то не допустить тех ошибок, которые на сегодняшний день мы видим. Мне предложили должность министра обороны – за пару месяцев до этого я был назначен первым заместителем начальника Генерального штаба вооруженных сил, я сам напросился на эту должность, аргументировал это тем, что армия после войны 2020 года деморализована, мы потеряли очень много ресурсов на этой войне. Необходимо было помочь восстановить вооруженные силы Армении.

После выборов мне была предложена должность министра обороны – я согласился, потому что видел бедственное состояние вооруженных сил и надеялся, что мне дадут возможность выправить ситуацию. У меня начало получаться, но именно из-за этого меня «попросили» уйти, сменили. Это их право и их ответственность, историческая.

– Я думаю, что была еще масса разногласий в подходах к тем или иным вопросам.

– Да. Я по-другому видел и понимал национальную безопасность – как защищать, что защищать, с кем дружить. Я пытался с 2019 года не допустить нынешней ситуации.

– Как показала практика, Вам, к сожалению, этого сделать не удалось.

– Во всяком случае, в тот период, когда я управлял оборонной политикой страны, ее вооруженными силами, нам удавалось и подтянуть Министерство обороны, и поднять дух вооруженных сил. Были отданы приказы при наступлении или движении азербайджанских войск, при нарушении наших границ открывать огонь на поражение. Во всех направлениях, куда бы они ни попытались залезть.

Нам удалось не допустить развития ситуации в Ерасхе – их проникновения. Есть и много других примеров, не буду на них останавливаться. Когда я был министром обороны, нам удалось за этот короткий период сделать многое: и договориться о поставках вооружения, и привезти профессоров из Академии Генерального штаба, 30 генералов и офицеров из высшего руководства вооруженных сил России, Академии Генерального штаба, общевойсковой академии и так далее. Приехали люди, которые помогали нам составить стратегию дальнейшего строительства вооруженных сил.

– Господин Карапетян, Азербайджан интенсивно получает оружие, в частности из Израиля. Этот факт освещается в прессе, фактически идет подготовка к новой войне с Арменией. Готова ли Армения сегодня оказать сопротивление?

– Вы задали очень актуальный вопрос. Я немножко остановлюсь вообще на истории вопроса. Неоднократно руководство Азербайджана заявляло, что Армения – это западный Азербайджан, Ереван – это азербайджанский город. Они называют его «Иреван». Когда армянские цари воевали с Римом, с великой Персией, с Александром Македонским – мы то заселяли эти царства, то восстанавливали их – не то что азербайджанцы. Турками в этом регионе тогда и не пахло. Не хочу говорить о Великой Армении, исторической, которой мы гордимся, но, к сожалению, ее уже нет, от моря до моря. Не хочу говорить, что азербайджанский народ не имеет права существовать или жить. Любой народ, который сформировался, любое государство, мне кажется, имеет право на жизнь, на процветание. И у нас никто иначе и не говорит.

– Кстати, в отличие от них.

– Да, в отличие от них.

– Они заявляют, что армяне не должны жить.

– Честно говоря, я не знаю, что такое – «азербайджанский народ». Что такое народ? Язык у них тюркский, наречие тюркского языка. Писали они то на фарси, то на кириллице, сейчас на латинице. Я не удивлюсь, что, если усилится роль Китая в нашем регионе, азербайджанцы начнут использовать иероглифы. Понимаете, еще раз говорю: не хочу, не имею такой задачи – оскорблять, я их даже уважаю. Еще когда я учился в училище, у меня были хорошие друзья – азербайджанцы.

– Мы же сейчас рассматриваем не народ, а руководство.

– Во всех народах есть хорошее, есть плохое. Я считаю, что любой народ, который сформировался – неважно, когда: 5000 лет назад или 2 дня назад, – если он смог создать государство, он должен иметь право на жизнь. Никто ни в чем их не ограничивает.

– Давайте все же вернемся к нашему вопросу – способна ли Армения сейчас противостоять агрессии?

– Я Вам скажу: готовность Армении определяется прежде всего готовностью военно-политического руководства Армении организовать это сопротивление. А теперь давайте посмотрим на военно-политическое руководство Армении. И опять вернемся к Азербайджану. Давайте сравним образованность и опыт, например, наших руководителей в области национальной безопасности и руководителей Азербайджана, Турции – и спросим: а способны ли наши обыграть этих «волков»? Этих гроссмейстеров, людей, которые имеют силы, которые понимают, что такое региональная политика.

– Образованных в своей специальности.

– Конечно. Как политики, как люди, которые знают, что такое международные отношения, как люди, которые знают, что такое национальная безопасность. Давайте сравним наших и азербайджанцев. Не берем Турцию.

– И к чему придем?

– Это все равно что дворовая футбольная команда собирается играть, например, со сборной Бразилии. Есть у дворовой команды шанс хотя бы один гол забить в ворота этой команды? Я думаю, маловероятно. Я уж не говорю о шахматах, об игре человека, который только ходы шахматные знает, с гроссмейстером. Кто имеет больше шансов выиграть? Вот у нас сейчас такая ситуация. Сопротивление любого народа надо организовывать.

– Вы хотите сказать, что Армения не готова оказать сопротивление?

– Да. Я скажу следующее: я видел способности наших солдат. Я видел способности наших офицеров, людей, которых сегодня преследуют. Каждый офицер у нас проходит по нескольким уголовным делам. Берут какой-то эпизод из их деятельности, ситуационный, возбуждают уголовное дело, водят его «под колпаком». А некоторых посадили, и они годами сидят. Например, бывший министр обороны НКР – сидит. Три года уже сидит. Его возят в тюрьму и обратно. Генерал-майор Араик Арутюнян – сидит. Это единственный генерал и единственный Кельбаджарский наш корпус.

– Григорий Хачатуров.

– В том числе. Сидит. Этот наш корпус – второй корпус, он ни на шаг не отступил во время войны 2020 года. А его за какой-то эпизод пытаются в чем-то обвинить и посадить. Тогда у меня другой вопрос: есть люди, которые сажают невиновных, они сидят 2–3 года, а потом их отпускают за недостаточностью улик или еще как-то, – а почему никто ответственность не несет за их жизни? Они потеряли 2–3 года своей жизни, заработали болезни. Они будут это помнить, это будут помнить их семьи. Почему офицера могут за какое-то нарушение устава взять, возбудить на него уголовное дело и посадить, а людей, которые занимаются фальсификациями, выполняют преступные распоряжения, посадить не могут? Ко мне приезжают многие политики из Армении. И открыто говорят, что, если сейчас они начнут проявлять себя, их могут посадить в тюрьму. Видите, что происходит у нас в стране? Поэтому мы к сопротивлению, поверьте, не готовы. Именно из-за военно-политического руководства Армении.

– А можно ли было отстоять Арцах в 2020 году? И каковы, на Ваш взгляд, истинные причины поражения?

– Как я говорил уже в своем обращении, самая первая и важная причина – дилетантство. Это желание удержать власть, это личные интересы руководства Армении. В любом демократическом государстве за одну неправильно произнесенную фразу люди подают в отставку. У нас – Вы сами видите. Что еще должно произойти с Арменией, чтобы они поняли: если они хотя бы чуть-чуть любят Армению, им нужно уйти. Что касается Арцаха. Конечно, можно было отстоять. Ладно в 2020 году. Но сейчас, в 2023 году, военно-политическое руководство, руководитель государства фактически отказались от Арцаха, не согласовав это с народом. Хотя, когда приходил к власти, Пашинян говорил, что вопрос Карабаха он будет решать референдумом. Вспомните его выступление знаменитое на площади! Ничего не сделано.

Кто они такие вообще, чтобы решать? Пусть покажут мне пункт Конституции, согласно которому народ им делегировал решать территориальные вопросы Армении, вообще вопросы Карабаха! Какое они имеют право принимать решения о территориальной целостности, например, Азербайджана? Который удивленно смотрит, потому что мы заявляем: «Анклавы готовы отдавать». Президент Алиев там вообще, по-моему, скорее всего просто от удивления, от неожиданности не знает, что ему делать, как ответить этому человеку. Понимаете? Мы сегодня не занимаемся Арцахом. Я имею в виду наше государство. Оно отказалось от Арцаха. Арцах для нас, для Армении имеет большое значение. Арцах – это был единственный вопрос, где у армянского государства спрашивали, как быть. Приезжали американцы, приезжали российские руководители, была Минская группа. Мы там играли роль, в регионе. Наше мнение имело значение, мы были привлечены к решению этого вопроса. А где в нашем регионе сейчас какой-то вопрос, где нас спрашивают? Остался один – на территории Армении есть российские вооруженные силы. И мы входим в ОДКБ. Как только мы выходим из ОДКБ, как только оттуда выведут российские вооруженные силы, Армения не будет интересовать никого.

– Кстати, господин Карапетян, как Вы можете прокомментировать сегодняшнее поведение властей Армении по отношению к ОДКБ и ЕАЭС, вообще к России? Чем чреваты такие игры – мы видим игры господина Пашиняна, который может игнорировать их, заявить, что не поедет на саммит ОДКБ, или сделать какое-то недалекое заявление… Чем это чревато для Армении?

– Это очень опасная игра, в которой не они игроки, к сожалению. Для Армении это очень опасная игра. Но сторона, которая играет – не армянское руководство. Армянское руководство поставлено на пульт дистанционного управления, который находится в американском посольстве. Я не имею ничего против Америки. Я учился в США, это прекрасная страна. Учился в Лондоне – прекрасная страна. Участвовал в некоторых мероприятиях в Германии, слушал неоднократно лекции об их видении безопасности нашего региона. Слушал это в Румынии, слушал это в Болгарии. Они тогда уже были в составе НАТО. Слушал в Австрии. Понимаете, то, что я говорю: опасность для Армении – это не потому, что Карапетян Аршак, как говорят, прорусский. Я – проармянский генерал. Я не вижу обоснований, не вижу того продукта безопасности, который нам могут предоставить западные страны. К сожалению.

– Ваше проармянство упирается именно в союзные отношения с Россией?

– Конечно. Потому что не я это придумал. Ведь безопасность – она имеет историческое обоснование. Наши деды и прадеды, наши предки, они шли не только к Петру Первому. Они шли к Екатерине Великой за покровительством. Россия – единственная страна в мире, с которой у нас есть союзнический договор. Это единственная страна в мире, которую мы можем в чем-то обвинить, что она не доделала что-то в нашей безопасности. Это единственная страна в мире, куда мы можем приехать и не просто попросить, а потребовать, согласно этому документу, чтобы она выполнила свои задачи. ОДКБ в этой же ситуации. И геополитика не допускает поведения обиженного ребенка в детском саду. То есть если есть проблемы, надо в них разбираться.

– Вы считаете, что Армения ведет себя как обиженный ребенок в данной ситуации?

– Давайте так. Мы не будет проецировать всю Армению на ее руководство. Не будем ставить их на одну линию.

– Мы имеем в виду не Армению, а ее руководство.

– Я-то не обижен. Я-то разговариваю здесь. Я-то иду, говорю им, что им надо делать. И не только я. Но мне вот показали газету «Ноев Ковчег», где депутат российского парламента господин Затулин об этом говорит. Понимаете, геополитика – это если есть проблема где-то, то руководитель государства, или министр иностранных дел, или соответствующее должностное лицо должно приехать и начать разбираться с этим вопросом, постараться решить в свою пользу. А не сидеть за 3000 километров, вести себя обиженно и напоминать известный мультик, в котором говорят: «А мы пойдем на Север!» Чем это кончилось, мы знаем. Нельзя так делать. Надо работать. Надо работать с этими людьми, надо работать с ОДКБ. Надо, наоборот, взять это все, как положено, в свои руки, если хотите играть серьезную роль в этой организации. А не выставлять какие-то абсурдные требования и претензии: «Вы это не сделали, это не сделали!» Мы сделали – а вот что вы сделали, чтобы они это сделали? Мне звонили военные, когда в Арцахе происходили эти последние события. «Господин генерал, просим сказать России, что миротворцы ничего не делают, не вмешиваются», и так далее, и так далее. Я им отвечал: «Вы – генерал, вы – полковник, вы сами видите, что происходит с народом Арцаха?»

– Вы сами что-то сделали?

– «Почему же ты сам не едешь?» – а он говорит: «У меня приказа нет. Запретили». А что же ты хочешь от русского солдата? Да, как нас учили в детстве? Когда тебя бьют, ты идешь и приводишь друзей. Друзья тебе говорят: «Ты только один раз ударь и отойди в сторону. Дальше мы сами все сделаем». Если ты не ударишь, эти друзья ничего не сделают. То же самое в геополитике.

– Сравнения у Вас, конечно, интересные. Господин Карапетян, у нас такое, знаете, настроение – очень тяжелое, в связи с тем, что руководство Арцаха и Рубен Варданян находятся в бакинской тюрьме. Это некрасиво, как-то позорно, можно сказать. Могли они избежать этого ареста?

– Это все, конечно, в комплексе вопросов про Арцах. В этот раз Арцах точно можно было отстоять. И за стол переговоров сесть уже в новой обстановке. Вот это единственное условие было, при котором эти люди в том числе не попали бы в плен. И мы не оборонялись. Мы ничего не сделали, чтобы защитить Арцах.

– Просто его сдали.

– Да. Я еще раз говорю: я не хочу перекладывать вину – она на каждом гражданине Армении. Но особую, историческую ответственность несет его руководство. Они не поняли, что попали в историю. Суды могут их оправдать, обвинения можно опровергать. Но в историю они уже попали как люди, которые организовали сдачу Арцаха. А если бы вооруженные силы Армении, например, предприняли бы какие-то меры по обороне и Арцах при наличии такого количества вооружения попытался бы обороняться – результат, поверьте, был бы совершенно иной.

– Кстати, о Вашем движении расскажите, пожалуйста. Что оно собой представляет, когда было создано? Понятно, что Вы являетесь его руководителем, но какие задачи Вы поставили перед собой, какие у Вас ближайшие планы?

– Старт нашему движению дало мое обращение – Вы, наверное, слышали его – на армянском, на русском языке. В текстовом варианте есть на английском языке. И там четко выданы цели. Первая цель – естественно, наша главная цель: спасение Армении. Мы теряем государственность. Я говорю как специалист. Следующего шанса у нас никогда не будет. Нельзя это допустить. Вот цель нашего движения. Это основная, единственная и главная цель нашего движения. А там уже есть задачи. Самая первая – избавиться от внутренних врагов в лице нашего военно-политического руководства. Причем не только избавиться от правящей партии, а выстроить нормальное государство. То есть прийти к президентской форме правления.

– Вернуться к ней?

– Скорее всего да, я соглашусь с этим – вернуться. Потому что нынешняя Конституция сфальсифицирована. Мы все это знаем. Не хочу заявлять, кто это сделал, почему.

– Это и так известно.

– Не хочу идти опять в прошлое. Армянское государство в настоящее время существует на сфальсифицированной Конституции.

– А какие механизмы Вы видите, чтобы это выполнить?

– Самое первое – надо избавиться от внутренних врагов. Второе, а может быть, даже самое главное для нас – это защититься от внешних врагов, которые пытаются уничтожить наше государство, выставляя абсурдные требования.

– Значит, укрепление обороноспособности?

– Обязательно. Национальная безопасность. Укрепление национальной безопасности, в которую входит и обороноспособность государства. Вот две главнейшие задачи. Механизмы мы создаем. В наше движение могут войти все патриоты вне зависимости от того, демократы они, коммунисты – эти их диалоги мы отставим в сторону.

– Получается, вне зависимости от партийной принадлежности?

– Те, кто истинно верит, могут присоединиться к нам. Мы не будем смотреть в прошлое, если они не сделали ничего такого, что не укладывается в человеческие понятия, и не совершили преступление, которое нанесло серьезный ущерб. По большому счету что произошло в 18-м году? Люди с улицы пришли к власти. Не имея никакого соответствующего образования. Не имея никакого опыта администрирования. Не имея никакого опыта руководства вообще чем-либо. И сегодня они управляют армянским государством. Да, когда-нибудь они приобретут опыт. Но к этому моменту может уже не быть государства. А у нас есть очень образованные люди. Люди, имеющие хорошее прошлое.

– Вы имеете в виду свое движение?

– Да, которое мы сейчас организовываем. Знаете, если человек в своей жизни занимал серьезные позиции, служил, например, родине 30 лет, всегда можно в его биографии найти какую-то запятую, его в чем-то обвинить. Но потом какой результат мы получаем? Что приходит человек с улицы, который в жизни своей ничего не делал. Там люди есть, руководители каких-то там комиссий – Вы посмотрите в их прошлое. Что они сделали для нашей родины? Кто-нибудь из власти – что они сделали? Сколько из них вообще служили в вооруженных силах? А они сегодня реформируют эти вооруженные силы. В 2008 или в 2009 году американцы зашли реформировать наши вооруженные силы. У них задача была не создать сильную армию, а развалить сильную армию. Они это сделали. Проблемы в армии начались именно тогда, когда началась ее реформа, когда ввели гражданские должности в вооруженных силах, когда натовцы начали создавать какие-то управления натовского образца. И вот сейчас руководство Армении пытается развернуться назад. Представьте себе, когда я был министром обороны, я встречался с одним из руководителей НАТО. Я ему сказал: «В 2020 году во время войны перед нами были террористы, которые привезены из Сирии Турцией. Мы с вами с 2008-го участвовали в разных миротворческих операциях…

– …антитеррористических…

– …Турция перевозит сюда тех террористов, которых мы преследовали в Афганистане, в других странах вместе. Вы даже заявления не сделали об этом! Просто побеспокоились тихим голосом. Почему Турцию не остановили?» Знаете, что он мне ответил? Что Турция для НАТО – важнейший партнер. Американский посол была со мной на встрече. И когда я принял должность министра обороны, они, видно, пришли знакомиться, и как раз, по-моему, были обострения в районе Ерасха. Она пришла, задает вопрос: «Что будет делать Армения, если это все-таки примет широкомасштабные формы?» Я сказал, что, если Азербайджан нападет на Армению, нефтегазового комплекса Азербайджана не будет. Основной удар будет по нефтегазовому комплексу. Потому что по этой трубе течет армянская кровь, а не нефть. Понимаете? Потому что они, продавая эту нефть нашим европейским друзьям, покупают оружие и убивают армян. Поэтому первый удар будет туда, если они не остановятся. Знаете, что мне ответила американский посол? Она сказала, что Вашингтону это не понравится. Тогда я ей заявил: «Так сделайте так, чтобы Азербайджан не начинал войну с Арменией».

– В Армении есть большое количество оппозиционных групп, но они никак не могут сплотиться. Какова причина этого? Некоторые представители оппозиции даже делают какие-то заявления против Вас и так далее. Я не могу понять, почему оппозиция ведет именно такую непонятную, более активную борьбу между собой, чем с официальной властью?

– Во-первых, мы не позиционируем себя как оппозицию. Я же сказал, к нам могут присоединиться организации, партии, физические лица. У нас, кстати, число заявок дошло уже до 20 тысяч за месяц. Пока в районе 12–13 тысяч мы зарегистрировали. Остальные изучаются. В том числе партии из этого оппозиционного поля. Более-менее здоровые силы к нам присоединяются. Скоро будет обсуждаться вопрос объединения двух движений, может быть, присоединится и третье. Это все процессы, которые происходят. Задача нашего движения – объединить все патриотические силы всего армянства.

– Ваша задача ясна. Я спрашиваю, почему оппозиция не находит общий язык?

– Я объясняю, кто мы такие, чтобы Вы поняли, почему они так реагируют. Да, первая критика пошла со стороны, как ни странно, оппозиции, которая сегодня находится во власти. Потому что власть в Армении – это парламент. Это верховная власть. Они тоже несут ответственность за потерю Арцаха. Не только правящая партия.

– Да, там представлены партии «Честь имею», прочие.

– Да. Они тоже несут ответственность. Знаете, из-за чего? Из-за своей неспособности предотвращать это. А их задача именно в этом состоит! И правящая партия этим пользуется. Одна очень авторитетная организация считала рейтинг в Армении. Кстати, заказывали его не мы – одна из партий при власти заказывала. Результаты следующие: сегодня рейтинг правящей партии в районе 20–22%, но у идущей за ней находящейся во власти оппозиции рейтинг начинается с 7–8%. Конечно, эта оппозиция не пользуется поддержкой. И эта оппозиция выгодна власти, правящей партии. Потому что тогда устанавливается фактически диктатура. Вот что происходит в Армении. Поэтому можно безнаказанно сажать людей, поэтому можно менять вектор, невзирая на экономические трудности, с которыми в связи с этим столкнется Армения. Ведь Грузия тоже очень сильно пыталась ориентироваться на Америку, и сейчас грузинский народ вроде бы наконец начинает понимать…

– ...прозревать.

– Да. Там же все равно любят Россию, понимаете? В Америке и во Франции их вина не пьют, у них своих вин хватает, традиционных. А в России любят грузинские вина, любят армянский коньяк. Конечно, то, что я говорю, надо оценивать все-таки как близость наших менталитетов. Именно народы Советского Союза, именно русский народ – наши братья. Конечно, пока тут надо делать поправку на азербайджанцев, которые агрессивно к нам настроены. Хотя когда-то в Советском Союзе у нас с ними были вроде бы неплохие отношения. Мы думаем, что наше движение – оно достаточно в том числе миролюбивое. Мы не хотим войны. У нас всего около 3 миллионов населения. Не знаю, может быть, руководство Азербайджана возомнило себя Александром Македонским, который захватывает территории. Но я думаю, что конец Азербайджана настанет, когда и если им удастся получить общую границу с Турцией. Вот тогда у них будут действительно проблемы.

– К чему может привести Азербайджан близость с Турцией?

– Я уже сказал. Во-первых, там в принципе протурецкая атмосфера – население очень протурецки настроено. И руководство Азербайджана не может с этим не считаться. А если им удастся создать, как они говорят, Зангезурский коридор – то, чего они хотят, на принципе экстерриториальности – прежде всего это будет опасно для самого Азербайджана. Армения сегодня все-таки является буфером и как-то ограничивает влияние Турции на Азербайджан. Как только этот буфер перестанет существовать, существование Азербайджана как самостоятельного государства – большой вопрос. Уже сегодня Эрдоган говорит: «Я решил карабахский вопрос!». Почему-то он не вспоминает президента Алиева.

– То есть он даже не скрывает?

– Да, он даже не скрывает. И я считаю, что азербайджанскому руководству нужно серьезно подумать, что они делают. И действительно именно в интересах Азербайджана, как ни странно, чтобы в Арцах вернулись армяне, чтобы там была хотя бы автономия. Если они этого не понимают…

– И в интересах Азербайджана, например, чтобы на этой территории была Россия. Самое главное.

– Да. Чтобы была именно Россия. Это основной гарант, ограничение в этом регионе влияния Турции, распространения влияния Турции. Хотя периодически Россия и Турция могут сотрудничать и в чем-то соглашаться друг с другом, но уход оттуда России чреват не только для армянского народа, но и в том числе для азербайджанского.

– Каково будущее Армении, по Вашему мнению?

– Будущее Армении я вижу в исторически крепких союзнических отношениях с Россией. Россия – единственная страна в мире, которая может дать Армении достаточный безопасный продукт, который востребован нашим народом. Ведь национальная цель – это не борьба с коррупцией. И не может борьба с коррупцией быть национальной целью. Это метод, один из методов достижения. А национальная цель – это национальная независимость в форме государства и хорошая жизнь в этом государстве, если говорить простыми словами, без специальной терминологии. Вот это и есть национальная цель. Для того чтобы идти к этой цели, нам надо выстроить собственное, хорошо структурированное государство, определиться с теми союзниками, которые у нас есть, наши действия постараться синхронизировать с ними. В этом случае Армения будет процветать. Ведь из Армении по большому счету можно сделать очень комфортное государство. Региональное. Ведь нас не так много, чтобы мы жили плохо. Всего три миллиона – сейчас, наверное, и того меньше. Три миллиона человек – они не могут жить плохо, понимаете? Они не могут жить плохо, они должны жить хорошо. И для этого надо работать! А не заниматься популизмом – идти под громкими лозунгами и говорить: «Это наше – и точка!» – или как там? А потом сказать: «Это не наше! И точка!» Не может так строиться политика.

– Да, «Карабах – это Армения, и точка!», потом «Карабах – это Азербайджан, и точка!»

– Да. Как может такое руководство привести к процветанию страну? Если они останутся, у нас не будет государственности. И мы растворимся в истории, как великий ассирийский народ, например. Ведь он был великий народ, гроза региона. Где они сейчас? У меня есть очень хорошие друзья из них, но если бы Вы видели, с какой болью они говорят, когда мы заводим разговор об истории!

– Будем надеяться, что Ваше движение обретет достаточный размах для того, чтобы претворить в жизнь те цели, которые Вы сегодня представили.

– Наши задачи я Вам озвучил, наши цели тоже. Сегодня мы структурируем свой состав, у нас будет четкая иерархия, управление движением. К нам присоединяются – мне звонят практически из всех стран, где есть армяне. Даже из стран, о которых я не знал вообще, что там армяне есть. Люди звонят, присоединяются, и мы будем свое движение организовывать. Сейчас у нас период организации, структурирования движения, в ближайшее время будет несколько мероприятий. И Вас, кстати, приглашаем. Я еще раз повторяю: присоединиться может любой гражданин Армении, который настроен поменять что-то в Армении, исходя из своих патриотических чувств, исходя из того, что произошло. Никогда нам, армянам, не было так стыдно ходить по улицам, как сейчас. Знаете, я все-таки живу сейчас не в среде своего народа, а среди преимущественно братского русского народа, но все равно вопросы в глазах я вижу. Мы – гордый армянский народ, мы должны объединиться и выправить эту ситуацию. И поверьте, нам это удастся. За свою историю Карабах не раз переходил из рук в руки. Армения тоже. Мы всегда возрождались, всегда сохраняли свое место в мировой истории – не только в региональной.

– Хочу Вам выразить благодарность за позиции, которые были раскрыты сегодня, и думаю, многим это будет интересно. Спасибо.

– Вам спасибо. Я думаю, что мы еще будем встречаться.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты