№ 10 (145) Октябрь 2009 года.

Приговорить к расстрелу

Просмотров: 10424

АРМЯНЕ В СТАЛИНСКИХ РАССТРЕЛЬНЫХ СПИСКАХ

19–24 августа 1936 года в Москве Военная Коллегия Верховного Суда (ВКВС) СССР в открытом судебном заседании рассматривала дело «антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра». По делу проходило 17 человек. К высшей мере наказания (ВМН) были приговорены Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, В.А. Тер-Ваганян и другие (всего 13 чел.). Приговор привели в исполнение 25 августа.

Этот судебный спектакль был разыгран по всем правилам драматургии «жанра» репрессий. Главный режиссер-постановщик Сталин, находясь на отдыхе в Сочи, зорко следил за развитием «сюжета» и по ходу действия давал необходимые указания. «Дирижировал» он и порядком освещения процесса в центральных газетах.

В соответствии с разработанным вождем сценарием показательный процесс прошел «успешно». Тем не менее, недовольство Сталина работой НКВД росло день ото дня. Ещё в 1935-м, в связи с побегом во время этапирования легендарного военачальника Гая (Гайк Бжишкянц), он писал Л.М.Кагановичу: «Я думаю, что чекистская часть НКВД болеет серьезной болезнью. Пора заняться нам её лечением».

Всё ещё отдыхая в Сочи, он вместе с А.А. Ждановым, новоиспеченным секретарем ЦК, 25 сентября 1936 г. телеграфирует:

«Москва, ЦК ВКП(б).

Тт. Кагановичу, Молотову и другим членам Политбюро ЦК. Первое. Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение тов. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на 4 года…»

И Н.И. Ежов включил мясорубку репрессий. В полную силу заработало постановление ЦИК и СНК СССР от 1 декабря 1934 г. Согласно этому закону, изданному тотчас после убийства Кирова, следствие по делам о террористических организациях и террористических актах должно было вестись в ускоренном порядке (до десяти дней), судебное слушание – производиться без участия сторон и без вызова свидетелей. Закон не допускал ни кассационного обжалования приговора, ни подачи ходатайства о помиловании. Смертные приговоры приводились в исполнение немедленно.

В угоду Сталину первая попытка ввести «упрощенный порядок» была сделана 4 октября 1936 г. Политбюро рассмотрело просьбу Ежова и генерального прокурора СССР А.Я. Вышинского санкционировать – «опросом» – следующее постановление: «Вопрос т. Ежова. Согласиться с предложением тт. Ежова и Вышинского о мерах судебной расправы с активными участниками троцкистско-зиновьевской контрреволюционной террористической организации по первому списку в количестве 585 человек».

Сталин и Жданов всё ещё отдыхали в Сочи, вот почему на подлиннике решения Политбюро стояли подписи: «За – Каганович, Молотов, Постышев, Андреев, Ворошилов, Ежов». С февраля 1937 г. началось регулярное утверждение в Политбюро списков лиц, чьи приговоры должна была потом оформлять ВКВС СССР. С тех пор роль решений Политбюро выполняли резолюции «за» и подписи на самих списках, сделанные рукой Сталина и его ближайшего окружения.

Первый список, утвержденный таким образом, датирован 27 февраля 1937 г. – днем начала работы февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б). То был список на 479 человек, для которых была определена высшая мера наказания – расстрел.

Отлаженный конвейер смерти заработал: НКВД (Ежов) формировал списки, члены Политбюро визировали их, ВКВС (Ульрих) оформляла приговоры. Машина эта безотказно работала по сентябрь 1938 г.

Так называемые «сталинские списки» готовились в НКВД как на основе материалов отделов центрального аппарата, так и поступивших в центр из республик, краев и областей. Не была исключением и Армения. НКВД республики пересылал телеграфом в Москву справку на каждого обвиняемого с указанием фамилии, имени и отчества, подробных установочных данных, существа обвинения, чем обвинение подтверждается (а также сознался обвиняемый или нет). Сотрудники учетно-регистрационного отдела Главного управления Государственной безопасности (ГУГБ) СССР сводили полученные справки и представляли их для «разбавки на категории» по мерам предполагаемого наказания: 1-я категория – расстрел, 2-я – 10 лет заключения, 3-я – 5–8 лет заключения. На первом листке (обложке) обычно значилось – «Список лиц, подлежащих суду Военной Коллегии Верховного Суда СССР», на второй странице приводилась справка о числе людей, включенных в список, с разбивкой по категориям и территориальной принадлежности. Далее шли региональные списки (каждый с новой страницы), в свою очередь подразделенные на категории (после июля 1937 г. 3-я категория из списков исчезает).

Зафиксирована 51 дата утверждения списков 1937–38 гг. членами Политбюро. И в большинстве случаев дата их совпадает со временем проведения заседания в кремлевском кабинете Сталина. На списках отсутствуют «автографы» членов Политбюро М.И. Калинина, А.А. Андреева и В.Я. Чубаря. Видимо, Сталин не очень доверял им, да и особо не нуждался в них. Зато А.А. Жданов, кандидат в члены Политбюро, мелькает слишком уж часто. Наиболее активными «читателями» списков оказались Сталин и В.М. Молотов, причем последний даже обогнал Генсека. Молотов завизировал 372 списка из 383. Собственноручные резолюции «за» и подписи Сталина сохранились на 357 списках. Л.М. Каганович подписал 188, К.Е. Ворошилов – 185, А.А. Жданов – 176 списков. А.И. Микояну выпало подписывать 8, а впоследствии репрессированному С.В. Косиору – только 5. На 8 списках стоит подпись Ежова, скорее всего как секретаря ЦК. К слову сказать, на подпись подавал списки лично Ежов и случайных свидетелей этой «деликатной» миссии не могло быть.

Первым обычно ставил подпись Сталин, а уже вслед за ним – остальные. И лишь изредка Молотов или даже Жданов.

В «Списках» 1937–38 гг. значится 44500 имен. Если вычесть включенных в несколько списков, останется 43768 человек.

Очередные волны репрессий пришлись на 1940–42 гг. и 1950 г. 16 января 1940 глава НКВД Л.П. Берия представил Сталину список на несколько сот человек. Последним оказался список, представленный министром госбезопасности СССР В.С. Абакумовым на 35 лиц. И произошло это 11 апреля 1950 года. В этом списке стоит и имя главного маршала авиации Худякова–Ханферянца.

Впервые о расстрельных списках Сталина народ узнал из уст первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущева на XX съезде партии в феврале 1956 года. Ныне эти скорбные списки хранятся в архиве президента Российской Федерации (АП РФ). В них обнаружил я более 700 армянских фамилий.

Привожу их в алфавитном порядке, искренне надеясь, что хотя бы этим утешу боль понесённых утрат. Буду признателен семьям пострадавших в те годы, которые сумеют дополнить мои изыскания сбереженными под страхом смерти и ссылки семейными документами и фотографиями. Все они войдут в «Книгу памяти».

Абаджян Арташес Степанович
14.02.38 Грузинская ССР. Кат.1
За – Сталин, Молотов, Жданов

НАСТОЯТЕЛЬ ХРАМА

Абгарьян Григорий Михайлович
12.09.38 Украинская ССР, Харьковская обл.
Кат.1
За – Сталин, Молотов, Жданов

Список на 644 чел. представлен начальником 1 специального отдела НКВД СССР старшим майором государственной безопасности И.И.Шапиро

АП РФ, опись 24, дело 418, лист 73
Родился в 1885 г. в г. Александрополь Эриванской губернии. Получил высшее духовное образование. Служил приходским священником в армянской церкви св. Георгия в Харькове. При храме 3 августа 1925 г. было зарегистрировано «Христианское религиозное общество армянского вероисповедания». Настоятелем в то время был преклонных лет Сирапион Самуэлян, которого в 1926 г. сменил Григорий Абгарьян.

К вратам церкви под утро 6 февраля 1938 г. подъехала «эмка» НКВД и предъявила ему ордер на арест. Церковь и дом настоятеля значились по адресу: ул. Чернышевского, дом 5. Вместе с Абгарьяном чекисты арестовали ещё троих так называемых «членов местного отделения боевой антисоветской организации Дашнакцутюн». Ими были священник армянской католической церкви 57-летний Карапет Еганян, директор армянской школы Вардапетян и председатель Харьковского общества трудящихся армян А.Г. Чилутян.

Выездная сессия ВКВС СССР 21 октября 1938 г. приговорила Г.М. Абгарьяна к ВМН. Ему, беспартийному священнику, вменили «участие в антисоветской организации Дашнакцутюн» (ст. 54–2–6–8–11). Расстрелян в тот же день. Захоронен в Харькове. Сфабрикованное дело «за отсутствием состава преступления» 12 июня 1956 г. было закрыто, а сам он – реабилитирован.

К высшей мере наказания приговорили и тех троих активистов-армян. Мученик веры и нации Григорий Абгарьян так и не узнал, что его расстрел дал повод властям к закрытию церкви. В годы немецкой оккупации Харькова храм св. Георгия был разрушен до основания.

Абиян Назар Калустович
25.07.37 Азово-Черноморский край. Кат.1
За – Сталин, Молотов

Абрамов Рубен Абрамович
26.06.37 Грузинская ССР. Кат.1
За – Сталин, Каганович, Ворошилов, Микоян

ПЛАНОВИК «КОНСЕРВСТРОЯ»

Абрамьян Армаис Акопович
12.09.38 Саратовская обл. Кат.1
За – Сталин, Молотов, Жданов

Список на 136 чел. Представлен И.И. Шапиро.
АП РФ, оп. 24, д. 418, л. 180

Родился в 1900 г. в с. Далулар Камарлинского района Эриванской губернии. Дорос до руководителя плановой группы стройконторы «Консервстрой» в г. Энгельс на Волге. На работу ездил с другого берега Волги, из Саратова, где проживал.

Взят был под арест 22 июня 1938 г., а приговор ему ВКВС СССР вынесла спустя полгода – 27 декабря 1938-го – «за участие в контрреволюционной террористической организации». Расстрелян в Саратове в тот же день. Та же ВКВС его и реабилитировала. Но случилось это лишь 25 апреля 1956 г.

Абрамян Александр Михайлович
10.08.37 Грузинская ССР. Кат.1
За – Сталин, Молотов, Каганович

Абрамян Арам Арамович
20.08.37 Москва – Центр. Кат.1
За – Сталин, Молотов, Ворошилов, Косиор, Каганович

Абрамян Георгий Саакович
3.01.38 Грузинская ССР. Кат.1
За – Жданов, Молотов, Каганович, Ворошилов

ЧЛЕН ЦИК ЗСФСР

Абрамян Хорен Арутюнович
3.01.38 Грузинская ССР. Кат.1
За – Жданов, Молотов, Каганович, Ворошилов

Список на 3200 чел. представлен начальником 8 отдела ГУГБ НКВД старшим майором государственной безопасности В.Е. Цесарским АП РФ, оп. 24, д. 414, л. 69

Родился в 1900 г. в г. Нахичеван Эриванской губернии. Член РКП(б) с 1919 г. Принимал участие в советизации Армении и в боях с частями Гарегина Нжде в горах Зангезура. Бросили его и на подавление басмачества в Средней Азии. В 1930 г. окончил Военно-политическую академию им. Толмачева в Ленинграде. Стал комиссаром, начальником политотдела Армянской 76-й горнострелковой дивизии им. К. Ворошилова. В 1931 г. был избран членом ЦИК Армянской ССР, в 1931 г. – членом ЦК КП(б) Армении, в 1935 г. – членом ЦИК ЗСФСР.

Летом 1936 г. Х.А. Абрамян (Абраамян) из рук председателя ЦИК СССР М.И. Калинина и наркома обороны К.Е. Ворошилова принимает орден Красной Звезды. Той награды, к 15-летию создания 76-й дивизии, удостаивают и командира её – Акопа Атояна. Дивизия же становится Краснознаменной.

За комбригом Абрамяном пришли 10 августа 1937 г., комдива же Атояна взяли 31-го… Оба командира были расстреляны за «заговор военных» против членов Политбюро ЦК ВКП(б). По печальному стечению обстоятельств фамилия Ворошилова оказалась роковой в судьбе комбрига: дивизия носила имя наркома обороны, он вручал Абрамяну орден и сам, четвертым в ряду соратников Сталина, поставил свою подпись, давая добро на расстрел.

1938 год поставил точку в его биографии. Комдив же загнулся в застенках НКВД в Ереване 9 октября 1937 г.

Из протокола допроса А.Т. Атояна от 30 сентября 1937 г., г. Ереван:

«Когда в 1935 г. особый отдел поставил вопрос демобилизовать из дивизии бывших дашнакских офицеров, он встретил сопротивление с моей и Хорена Абрамяна стороны. Они довели дело до ЦК. Ханджян (первый секретарь ЦК КП(б) Армении. – Г.М.) поддержал нас и «распорядился» – бывших дашнакских офицеров не трогать, обосновав это необходимостью сохранения национальных кадров и перевоспитания их…»

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГБ

Абульян Павел Герасимович
16.01.40 Кат. 2

Список на 457 чел. представлен Л.П. Берия

АП РФ, оп. 24, д. 377, л. 131

О нем известно лишь, что в звании мл. лейтенанта ГБ приказом №305 по НКВД СССР от 9.05.1938 г. он награжден знаком «Почетный работник ВЧК – ГПУ (ХV)». Тем же знаком и в тот же день был отмечен и его брат – ст. лейтенант ГБ Абульян Артак Герасимович, начальник особого отдела 76-й стрелковой дивизии ГУГБ НКВД СССР.

Их старший брат – Абульян Арменак Герасимович – тоже был удостоен знака «Почетный работник ВЧК – ГПУ (ХV)», ещё в должности председателя ГПУ при Совнаркоме Армянской ССР (1930–1934), преобразованном в НКВД. Есть две версии его гибели: по одной – назначенный в июле 1934 г. вторым заместителем народного комиссара внутренних дел ЗСФСР, он пал от руки Л.П.Берия, по другой, официальной – погиб в автомобильной аварии в начале 1935 г.

Судьба мл. лейтенанта оказалась столь же незавидной – он был репрессирован и расстрелян.

Все три брата были отмечены нагрудным знаком почетного чекиста за «выдающиеся заслуги». Про эту награду нарком внутренних дел СССР Генрих Ягода говорил: «Почетный знак есть круговая порука всех носящих его в безграничной преданности делу Революции».

Обладатели знака ВЧК – ГПУ: 1938 г.

Помимо братьев Павла и Артака Абульянов, знаком «почетный работник ВЧК – ГПУ (ХV)», утвержденным приказом ОГПУ в 1932 г., в 1938 г. были отмечены чекисты-армяне:

Агаянц Михаил Иванович, лейтенант ГБ, сотрудник Главного экономического управления (ГЭУ) ГУГБ НКВД СССР.

Ароян Амбарцум Арутюнович, лейтенант ГБ, сотрудник НКВД Армянской ССР.

Баяндуров Григорий Захарович, нач. отдела трудовых колоний (ОТК) НКВД Грузинской ССР.

Джиловян Завен Сумбатович, сержант ГБ.

Караханов Гайк Саркисович, лейтенант ГБ.

Корхмазьян Сергей Аркадьевич, мл. лейтенант ГБ, оперуполномоченный 7 отделения 3 отдела УГБ НКВД Грузинской ССР.

Парсаданов Александр Артемович, лейтенант ГБ, нач. отделения 6 отдела УГБ УНКВД Азово-Черноморского края.

Хумарьян Георгий Сергеевич, лейтенант ГБ.

Аваков Вартан Иванович
22.11.37 Грузинская ССР. Кат. 1
За – Сталин, Молотов, Жданов

Авакян (Аваков) Варткес Антонович

12.09.38 Армянская ССР. Кат.1
За – Сталин, Молотов, Жданов

Авакян Баграт Савадович
3.01.38 Грузинская ССР. Кат.1
За – Жданов, Молотов, Каганович, Ворошилов

«ВРАГ НАРОДА» ИЗ «ИНТУРИСТА»

Аванесов Григорий Макарович
5.03.38 Украинская ССР, Одесская обл. Кат.1
За – Сталин, Молотов, Ворошилов, Жданов

Список на 228 чел. представлен В.Е. Цесарским

АП РФ, оп. 24, д. 415, л. 124

Родился в 1904 г. в Баку в семье рабочего. Выучился на слесаря. С 1924 г. член РКП(б). В 1933 г. по путевке ЦК ВКП(б) направлен на Украину, где в 1936-м назначается первым секретарем Очаковского райкома партии. 12 июля 1937 г. пленум райкома высказал ему недоверие. Его переводят управляющим одесского отделения «Интуриста». Жил в гостинице «Лондонская», а жена с семилетним сыном и полуторагодовалой дочкой – в Москве. 1 декабря 1937 г. комиссия партийного контроля при Одесском обкоме партии постановила: «Аванесова Г.М. за связь с врагами народа, покрывание троцкистов, грубый зажим самокритики и за нереагирование на вредительство в овцесовхозе – из рядов партии исключить».

8 декабря 1937 г. арестован УНКВД по Одесской области. В обвинении значилось: за участие в «антисоветской правотроцкистской организации», цель которой – «изменение сталинского руководства ВКП(б) и восстановление капиталистического строя в СССР». 28 декабря одесские чекисты получили постановление комиссии партконтроля с припиской – «Аванесова ознакомить», что означало, видимо, выбить признание. На допросах Аванесов «полностью признал» свою вину и дал показания, что в феврале – марте 1937 г. «был завербован в правотроцкистскую организацию бывшим заведующим ОРПО Одесского обкома КП(б)У В.А. Толстым», «развалил партийную работу в Очаковском районе». Сломавшись от круглосуточных допросов и пыток, он оговорил не только себя: «В соответствии с указанием Вегера (первый секретарь Одесского обкома КП(б)У. – Г.М.) я забросил руководство сельским хозяйством… во время уборки не выезжал в колхозы и совхозы…»

Из «Архивно-следственного дела № 7132-п» на Аванесова Г.М. следует, что в обвинительном заключении от 4 апреля 1938 г. значилось: «Аванесов, как активный участник контрреволюционной троцкистской террористической организации, осуществившей 1 декабря 1934 г. злодейское убийство тов. Кирова и подготовлявшей в последующие годы террористические акты против руководителей партии и правительства… знал и полностью разделял террористические установки организации… проводил контрреволюционную подрывную работу в области сельского хозяйства и партстроительства».

Приговор выездной сессии ВКВС СССР от 10 апреля 1938 г. гласит, что дело «заслушано в закрытом заседании, без участия обвинения и защиты и без вызова свидетелей». Заседание длилось 15 минут, с 18.30 до 18.45.

В последнем слове подсудимый просил «предоставить ему возможность трудом искупить свою вину». Суд же приговорил его к высшей мере наказания с конфискацией имущества. В тот же день приговор был приведен в исполнение.

12 октября 1957 г. ВКВС СССР дело в отношении Аванесова было прекращено. В 1958 г. он «реабилитирован Одесским обкомом КПУ в партийном отношении», а его вдове выдано свидетельство о смерти мужа, последовавшей якобы… 18 июля 1939 г. И лишь в 1992 г. на запрос дочери был выслан ответ с указанием статей обвинения (54 – 8, 54 – 11 УК УССР) и подлинной даты расстрела.

ПОЧЕТНЫЙ ЧЕКИСТ

Аванесян Арташес Тигранович
19.04.38 Грузинская ССР. Кат.1
За – Сталин, Молотов, Каганович, Жданов

Список на 253 чел. представлен В.Е. Цесарским

АП РФ, оп. 24, д. 416, л. 43

Приказом по ОГПУ № 2274 от 13.06.1934 г. начальник особого отдела ГПУ Азербайджанской ССР А.Т. Аванесян награжден нагрудным знаком «Почетный работник ВЧК – ГПУ(ХV)».

Обладатели знака ВЧК – ГПУ: 1934 г.

Знака «Почетный работник ВЧК – ГПУ(ХV)» в 1934 г. были удостоены чекисты-армяне:

Агабеков Аркадий Александрович, оперуполномоченный секретно-политического отдела (СПО) ОГПУ.

Агабеков Леон Андреевич, оперуполномоченный особого отдела (ОО) полномочного представительства (ПП) ОГПУ Средней Азии.

Арутюнов Г.К., секретарь ГПУ Грузинской ССР.

Панян Перч Христофорович, помощник начальника СПО ГПУ Армянской ССР.

Туманян Арсен Моисеевич, начальник общего отдела ГПУ Армянской ССР.

Аванов Роман Сумбатович
25.09.38 Азербайджанская ССР. Кат.2
За – Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов.

Гамлет Мирзоян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 138 человек