№ 08 (155) Август 2010 года.

Пришел, увидел, полюбил!

Просмотров: 4151

Генеральный секретарь Международной конфедерации журналистских союзов, секретарь Союза журналистов России, сопредседатель правления Международной академии телевидения и радио Ашот Джазоян – об армянском чувстве меры, сплоченности и национальной идее.

Армянский код

Код любого этноса, нации всегда связан с исторической памятью, с генетической памятью. Мне бы хотелось отделять друг от друга эти понятия.

Историческая память все же вещь осознанная, а генетическая прорывается в нас исподволь, как будто записанная в нашем подсознании. Даже когда человек ассимилируется, скажем, с титульной нацией, в определенные моменты он начинает запускать механизмы, которые вошли в кровь еще до его появления на свет. Армянский код, на мой взгляд, включает и Армяно-Грегорианскую Церковь, которая и сцементировала нашу нацию. Армянский код – это еще и армянский язык, который когда-то ставили рядом с фригийским и греческим языками, но позже стали выделять в отдельную группу. Наш код – это и гора Арарат, часто невидимая даже жителям самой Армении, но не перестающая жить в нашей памяти, в воображении... Мы можем сейчас уверенно сказать, что сохранить сказку или легенду для народа гораздо важнее, чем обладать вещью или объектом подлинно. И к этим составляющим я бы добавил их реализацию в «расписании на завтра».

Сплоченность

Что касается проблем, связанных с геноцидом, я считаю, что простить преступление можно, но забыть его нельзя. Уинстон Черчилль любил повторять: «У Англии нет вечных врагов и вечных друзей, но есть вечные интересы». Это и к нам относится. Трагедия 1915 года и то, что было позже в Азербайджане и в Сумгаите, не могут вставать во главу угла национального мироощущения. Христианство связано с преодолением, если не вины, то боли. Если мы будем считать, что нужно объединение нации только на основе пережитого сообща геноцида, не пощадившего ни одну семью, то напрашивается простой вывод: младотурки, уничтожая армян в Западной Армении, продолжают побеждать и сейчас, ведь наши дети должны уже быть немного иными и больше радоваться, это будет высшей справедливостью.

Когда в 1973 году «Арарат» выиграл Кубок СССР, весь Ереван вышел на улицы. Остановился городской транспорт, люди пировали повсюду. Даже моя бабушка накрыла стол, все познания которой в футболе ограничивались замечанием, что после перерыва ребятам надо дать свежевыстиранную форму. Нация и сплачивается в такие радостные минуты. Чем больше их будет, тем лучше.

В физике есть теория упругости, которая хорошо ложится на нашу ситуацию: как бы армянство ни растягивали, ни сжимали, ни придавливали, спустя определенное время оно возвращается в исходное состояние.

Национальная идея

Армения не единственная страна, где жители находятся в броуновском движении. В конце концов, только сравнивая свою ментальность с чужой, можно познать себя. Недавно мы в Союзе журналистов России проводили круглый стол, где как раз и говорили о проблемах гражданской идентичности в России. Замечательным там стало «слово мудреца» - философа Григория Померанца. Григорий Соломонович сравнил сегодняшнее состояние нашего мироустройства с опытом XVIII века, когда рыцарская культура, овеянная романтическими идеалами, сменилась рациональной парадигмой существования Западной Европы. Речь, конечно, шла не только о России, но и обо всем постсоветском пространстве, когда деньги и прагматизм стали подменять духовность. Это касается и Армении, где многие российские проблемы углубляются и обостряются. Но все же Григорий Померанц ищет в глобальной среде, образовавшейся благодаря английскому языку и Интернету, не только пессимистические настроения, но и возможность всем нам обогатить свою культуру.

И Армения может не только географически, но ментально быть открытой миру. А зарубежный мир – это не только армяне за рубежом, как мыслится некоторым. Армения – это не только подножие горы Арарат, хотя все наши мысли и чувства всегда возвращаются сюда. К сожалению, многие наши соотечественники живут под лозунгом «Да здравствуют армяне – самый армянский народ в мире!» Вспоминаю слова прозаика Дереника Демирчана, касающиеся некоторых из нас: «Чувство меры армянина – чрезмерность». Я все время задаю себе вопрос: что нас ждет завтра – тупик или строительство перекрестка? Мы лишены возможности быть сырьевой страной, и это обстоятельство подталкивает нас развивать верхние чакры: ум и сердце. Но многое со временем переворачивается, и есть ощущение, что мы строим в стране общество потребления. Если раньше гостя в Ереване вели в Матенадаран, обсерваторию или Национальную галерею, то теперь его ведут в роскошный ресторан.

Если раньше в Армении 800 тысяч человек было занято в трудоемких интеллектуальных процессах – промышленности, науке, то сейчас такое же количество задействовано в торговле и общепите. Но мне даже армянский шашлык без космических мыслей кажется пресным…

Не надо выдумывать национальную армянскую идею, она уже есть. Нужно просто этот код реализовать в современной матрице. К тому же она напрямую зависит от информационных технологий. Армяне запросто могли придумать Интернет, потому что армянство – это и есть Интернет по сути, всемирная если не паутина, но кровеносная система точно.

Новая парадигма

Новая Армения представляется мне открытой площадкой актуальных идей в сфере новаций, технологий, банковских систем или разработки новейших кооперативных объединений, транспортных развязок и коридоров. Армянские программисты, подобно индийским, могут стать во главе этого локомотива. Взяли бы они и создали армянскую интернет-библиотеку на многих языках мира! Пусть наши двери откроются, но при этом мы должны помнить об уроках прошлого, глубоко понимать особенности менталитета соседа, но все же будем оптимистами. Дадим нашим соседям возможность быть лучше, чем они могли быть для нас многие годы.

В Армении могут создаваться новые «острова», которыми станут мастерские и творческие лаборатории выдающихся людей, к которым можно идти за мудростью, мастерством и советом. Ими могли бы стать академик Юрий Оганесян, менеджер Михаил Погосян, бизнесмены Кирк Киркорян, Рубен Варданян… Ведь раньше находили возможность приглашать Александра Таманяна из Ирана, Ваграма Папазяна из Франции, Александра Спендиарова из Крыма. Сын Мартироса Сарьяна мне рассказывал, что, когда его отец приехал из Ростова-на-Дону в Армению, два месяца с семьей жил в товарном вагоне. Таманян, строя оперный театр, не имел своего жилья, потому что свое он отдал рабочим. Вот какая сила духа была! Такие люди не дадут нации раствориться. Они смогут армянам оставить не sms-ки, а великие послания, вернуть надежду и контуры будущего, и в такую Армению люди будут возвращаться. Конечно, сейчас эти «острова» есть. К примеру, замечательный Завен Саркисян, сохранивший для нас наследие Сергея Параджанова. Таким был и Генрих Игитян, создавший в годы, когда мы видели только соцреализм, музей, собравший шедевры современного армянского искусства. Таким остается арменовед и не колеблющийся историк Степан Погосян.

Также в этой новой парадигме должны быть четко прописаны взаимоотношения с Россией. Назвать это дружбой или взаимовыгодным сотрудничеством – ничего не сказать. Отношения Армении и России давно перешли в метафизическую плоскость, где порвать связи или отрезать друг от друга – дело безнадежное. История делала свои скрепки – была общая борьба и с Османской империей, и с фашизмом.

Россия – это цивилизация, и ее ценности армяне давно считают своими. Многие выдающиеся армяне проросли именно на русской земле. Это и граф, генерал Михаил Лорис-Меликов, пытавшийся сдерживать нарастающее революционное движение в России либеральными мерами, это и братья Лазаревы, Орбели и другие великие…

Не случайно на заре становления русской государственности Иван Грозный назвал десятый предел в соборе Покрова (соборе Василия Блаженного) в честь Григория Просветителя – за особые отношения армянских христиан и православной России.

Армянская диаспора в России – одна из успешных в мире. Она прошла здесь свое становление благодаря профессионализму, востребованности, жизнелюбию, и не потому, что была протекция армянской власти, и не по национальному признаку, а исключительно из-за заслуг перед обществом и государством российским. Поэтому мне непонятен вопрос, который иной раз слышат люди, приезжая в Армению: а что вы можете дать стране? В такое положение ставят должника, для которого пришло время платить по векселям. Уверен, что Кирк Киркорян или Шарль Азнавур ничего не должны армянской власти, потому что своего положения они добились благодаря своим способностям и настойчивости. Но каждый из нас должен помнить, что он армянин. Даже если мы физически не присутствуем у подножия Арарата, мы там всеми помыслами и душой.

Голос нации

Дипломаты Армении, на мой взгляд, сделали существенную ошибку, привязав армяно-турецкие протоколы к девяносто четвертой годовщине геноцида. Помните историю с Бронзовым солдатом, как эстонцы начали его переселение накануне 9 мая, как будто нет других дней в году? По живому режут. А процесс заживления не может происходить в операционных. К тому же и народ Армении, проживающий в стране, и диаспора должны были быть готовы к этому. Даже тираны в моменты опасности или накануне принятия судьбоносных решений обращались к нации «братья и сестры», а уж в демократическом государстве нужно было провести если не референдум, то, во всяком случае, обсуждать всенародно эту проблему в течение долгого времени и с участием всего армянства. Должен был состояться большой открытый разговор народа. Принималось судьбоносное решение. Это был тот самый случай, когда в СМИ нация могла поговорить сама с собой, нужно было проводить научно-практические конференции, экспертные советы, эмиссары должны были наладить связь со всеми общинами. Вот где мог быть услышан индивидуальный голос нации.

Армяне всего мира должны были стать не наблюдателями, а соучастниками. Это и была бы новая форма существования демократического общества. Нас в «протоколы» втащили, как будто что-то скрывая. Поэтому создалась двусмысленная ситуация, когда неординарная, смелая и очень рисковая идея президента Сержа Саргсяна получила свое вялотекущее продолжение. Это, по сути, провал пиар-команд и политтехнологов, которые фактически создали вакуум вокруг президента. И сейчас пришло то время, когда мы должны перестать опускать руки. Хватит, наконец, определяться со списками великих армян России и других общин. Сейчас должен быть слышен голос каждого армянина, потому что только вместе мы можем преодолеть ситуацию «зависания протоколов». Право хранить молчание по самому больному нашему вопросу имеет каждый, но армянство – это великая полифония, где ценен голос самого простого человека. Надеюсь, что в недалеком будущем большой разговор нации с властью может пройти на общенациональном референдуме.

Союзу армян России – 10 лет

Прежде всего, я хочу поздравить с юбилеем замечательного армянского самородка Ара Абрамяна. Появление САР нам еще только предстоит оценить адекватно задуманному замыслу. Книги Ара Абрамяна о диалогах цивилизаций и геноциде своевременны и уникальны. Вот у кого следует поучиться уважению наших великих стариков! Благодаря Ара Абрамяну мы прочитали труды Юрия Барсегова.

Мне кажется, что САР должен быть лучше структурирован. От него должны идти производные. С одной стороны, это общественная, культурная автономная организация, действующая для связи российских армян с Арменией. С другой стороны, САР должен выстраивать эффективные отношения между общественностью России и Армении.

В САР должна быть налажена деловая, научная, медицинская, культурная деятельность. Даже переводческая работа. САР может из объекта превратиться в субъект и двигать всеобщую армянскую политику к значительным переменам. В руководство и экспертные советы этой организации должны прийти люди, востребованные в российском обществе. А для этого хаотичные кампании нужно перевести в систему, панибратство заменить прагматизмом, а поддержку сомнительных проектов заменить налаживанием реальных практичных взаимоотношений между нашими странами. Ведь что такое диаспора? Это своего рода анклав, который должен быть органично вписан в российские или иные реалии и в то же время сохранять чувство общего рода и кода.

Самое главное – внести в ежедневное наше существование преодоление «точки невозврата». Каждый из нас должен осознать, что дорога домой для него может стать простой прямой, ведущей его к земле, родившей его или его предков.

Журналистская дипломатия

Когда я думаю о жизни армянской общины в России, вспоминаю армянскую пословицу: когда саженцев много и они тесно связаны – их невозможно поломать. Но, к сожалению, обратное случилось с нашими национальными СМИ. Вот и сейчас мы с грустью узнаем о проблемах финансирования только что открывшегося телеканала. Все дело в том, что в Армении СМИ могут существовать самостоятельно и самодостаточно. Но здесь ситуация другая. Нужно думать о настоящем информационном кластере, в который войдут печатные, электронные и интернет-СМИ. Без поддержки общины и русской общественности газета или телеканал рискует превратиться в боевой листок или междусобойчик.

В чем сила газеты «Ноев Ковчег»? В том, что газета интегрирована в российский печатный рынок. Темы ее – неисчерпаемы, потому что среди героев ее публикаций – люди неармянского происхождения, у каждого из них, впрочем, имеется своя армянская «зацепка». Почему читают «Ноев Ковчег» в самой Армении? Да прежде всего потому, что «лицом к лицу лица не увидать». А вот из России порой видится больше.

Свой контент давно пора обновить журналу «Ереван». Конечно, должен остаться бренд – название журнала, но в содержании должны быть и российские новости. Пусть наши национальные СМИ станут ориентированы не только на этническое меньшинство, но будут нужны русским людям. Также в наших возможностях открыть ежегодный медиафорум с условным названием «У подножия Арарата: во имя будущего», куда будут приезжать представители мировых СМИ, становясь соучастниками процессов и преобразований, происходящих в стране. Когда в Казахстане открывался Евразийский медиафорум, я впервые в жизни увидел, как журналистика может поддержать государство. И нам есть что показать и о чем поговорить. Взгляд со стороны на Армению очень нужен, тогда армянской земли станет намного больше, ведь память о ней увезут в своей душе многие сотни гостей. «Пришел, увидел, полюбил» – это мой посыл для тех, кому еще только предстоит первое путешествие в Армению.

Ашот Джазоян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 25 человек