№ 08 (155) Август 2010 года.

Армяне в Венгрии, потеряв язык, помнят песни

Просмотров: 6817

Бенедек Жигмонд – арменовед, специалист по армянским ритуалам. Активно владеет как минимум 10 языками, знаком с 94. Армянская составляющая его биографии началась в 1997-м – прежде он был индологом, потом стал учеником известного арменоведа профессора Эдмонда Шюца. В 1999-м, после смерти профессора, его дочь призналась, что отец считал Бенедека Жигмонда своим лучшим учеником, о чем он вспоминает с гордостью.

– Г-н Жигмонд, для обычного человека знакомство с таким количеством языков кажется непостижимым. Это что, особенное устройство интеллекта, уникальный метаболизм, абсолютный музыкальный слух?

– Прежде всего, каждый следующий язык изучать легче, чем предыдущий. Со временем грамматические особенности языков перестают быть для вас новостью. Грубо говоря, немного мест, куда можно поставить прилагательное – либо перед существительным, либо после. Единственное, что вам нужно – это чтобы у вас не было негативного отношения к языку или его носителям. Музыкальный слух тоже не является необходимостью.

– Об армянской общине Венгрии в Армении известно немного – она не так велика, как российская, американская или французская. С отношением к армянам в Венгрии мы столкнулись во время суда над азербайджанским садистом Равилем Сафаровым. У нас многим казалось, что возможности азербайджанских нефтедолларов беспредельны и перед их обаянием венгерской Фемиде не устоять.

– Может, азербайджанцы и могли бы купить какое-нибудь правительство, но в Венгрии это исключено. Мы строим правовое государство и очень тверды в своем решении. Принцип разделения властей для нас очень серьезен, в отличие даже от Армении, – говорю об этом с сожалением. Нам не везло с предыдущим правительством, но за все время его работы коррумпированные его члены наказывались по суду, который у нас действительно независим.

– Демократия в Венгрии кажется более традиционной, нежели у нас или в России.

– В какой-то степени. Венгрия прошла через так называемый гуляш-коммунизм, при котором свобод было чуть больше, чем у вас. У нас и переход к капитализму совершился мягко, но тут уже заслуг основателя гуляш-коммунизма – Яноша Кадара – я не вижу. В 80-х он был уже немощен, отстранен от власти, и тогда все решали коммунисты-реформаторы. Кстати, советских людей Венгрия тогда удивляла богатым ассортиментом колбас, которые появились на прилавках за счет взятых на Западе кредитов. В конце 80-х стало нечем платить по счетам, и реформаторы почли за благо отдать власть, чтобы списать с себя ответственность за переходный период, а потом, в спокойной обстановке, забрать власть обратно. Но оппозиция к тому времени набралась сил, и реванш коммунистов стал неактуален. Чисто же исторически Венгрия прошла достаточно долгий путь, и что примечательно – армяне появились в венгерской истории на раннем этапе, примерно 1000 лет назад. Первый документ датирован 1243 годом, согласно ему в тогдашней столице – Эстергоме – армянам была выделена земля. Однако некоторые исследователи полагают, что армяне в Венгрии заявили о себе строительством церквей, которые в плане сильно напоминают церкви города Ани, уникальные в своем роде. Кроме того, в начале тысячелетия в Венгрии появляются названия городов с частицей «ормень», обозначающей присутствие армян.

– А нет ли по тому периоду письменных армянских источников?

– Нет. Только после второй волны иммиграции, в 17-м веке, на этот раз – из Крыма, армяне стали оставлять документы на своем языке. Кстати, крымскую колонию армян основали беженцы из Ани в 13-м веке. В 17-м веке они разделились на 2 потока – восточный и западный. На востоке они основали Новый Нахичеван, путь же на запад состоял из нескольких этапов. Сперва они ушли в Молдавию и Польшу. Но Православная Церковь в Молдавии оказалась нетерпима к иным конфессиям, и армяне оттуда фактически бежали в Трансильванию, где удостоились весьма теплого приема со стороны венгерского князя, получив от него подъемные и официальное разрешение селиться в Трансильвании. На этом этапе армяне жили уже колониями, строили церкви, школы, библиотеки, приюты, т.е. уже имели свою документально подтвержденную культурную и социальную жизнь.

– Получается, что венгры с самого начала весьма благожелательно относились к армянам.

– Наш первый король Святой Стефан написал наставление своему сыну, как править Венгрией, и в этом наставлении особое внимание обратил на отношение к национальным меньшинствам. Они, по мнению Св.Стефана, представляют большую ценность, которую необходимо всячески оберегать. Для нас Святой Стефан – это примерно то же, что Трдат Великий для вас. И тот, и другой – первые христианские цари на наших землях. Отношение же Святого Стефана к национальным меньшинствам смело можно назвать прорывом, который пока так и не стал всеобщим достоянием. Надо ли говорить, что такое отношение к национальным меньшинствам вообще и к армянам в частности стимулировало их развитие. После рукописей 17-го века в 19-м появились армянские печатные издания. И здесь меня ожидали открытия, первое из которых касается трансильванского армянского языка. У Рачья Ачаряна есть замечательная монография с описанием языков венгерских и румынских армян, которые он считает диалектами. Однако на трансильванском языке существовала литература, и этот язык мы смело можем назвать литературным, отличным и от западноармянского, и от восточноармянского и лексикой, и грамматикой. Все они сформировались в конце 18-го – начале 19-го веков. Согласно известному диалектологу, профессору Кливлендского университета Джону Греппину, основных армянских диалектов 44, вместе с поддиалектами – больше ста. На основании двух из них созданы литературные языки, но то же самое можно было сделать на основании остальных 42. Такая попытка была сделана, например, Габриэлом Сундукяном, литературный язык которого основан на тифлисском диалекте. Тем не менее, признанными основателями литературных норм являются Гевонд Алишан на западе и Хачатур Абовян – на востоке. И я считаю, что к этим именам следует добавить имя Ованнеса Капдебовяна – создателя литературной нормы трансиль- ванского армянского языка.

– Что дает право считать трансильванский еще одной литературной нормой армянского? Что было написано на этом языке?

– В основном религиозная литература. Проповеди, понятные народу, не знающему грабар. И тут есть еще одно открытие. У трансильванских армян было около трехсот фольклорных песен, 9 из которых распевались во время литургии. В спюрке и Карабахе поют фольклорные песни во время религиозных обрядов, но во время литургии – нигде. У меня есть записи этих песен. И что удивительно – трансильванские армяне уже почти век, как потеряли свой язык, заменив его венгерским, но песни помнят. Слов не понимают, но произносят их правильно на своем, на трансильванском. Это вообще удивительно, получается, что они распевают фактически музыкальные памятники. И третье. Из-за того, что в литургию попал духовный фольклор, изменилась сама структура литургии. Она, будучи католической, сильно отличалась как от католической вообще, так и от армянской католической в частности. Однако в 1999-м структура литургии и песнопение обрели структуру эчмиадзинских, причем, что удивительно, с помощью католиков-мхитаристов.

– Вы отметили две волны эмиграции...

– Третья волна эмиграции связана с геноцидом армян и пришлась на Малую Венгрию, ту, которая осталась в составе Венгрии по итогам Первой мировой войны. Трансильвания отошла Румынии, и отношение к армянам там сильно изменилось – румыны не могли простить армянам союза с венграми против австрийцев и румын, и многие армяне эмигрировали из Трансильвании в Малую Венгрию. Тогда было создано общество «Масис» с ежемесячником «Нор дар». В Трансильвании тоже издавалась армянская газета, но тексты в основном печатались на венгерском – в конце 19-го века в Трансильвании большинство армян перешло на венгерский. Обе волны эмиграции – старожилы и беженцы – жили бесконфликтно, потом, с установлением коммунистического режима, эмигрировали в разные страны, в том числе и в Аргентину, причем венгероязычные армяне продолжали говорить друг с другом на венгерском. Кстати, туда же, правда, задолго до этого, бежал из-под австрийской стражи один из героев революции 1848–1849 гг.

Янош Цец (Ованнес Цец, окончание «ян» у трансильванских армян не было принято), основавший в 1961 г. в Буэнос-Айресе военную академию. И, наконец, четвертая волна, уже из Карабаха, Армении и стран СНГ. Кстати, самобытность национальных меньшинств поддерживается законодательно – в 1993-м принят соответствующий закон.

– Сохраняется курс Святого Стефана?

– Да, но тут, к сожалению, есть и плохие стороны. Органы самоуправления зарегистрированных в Венгрии 13 нацменьшинств могут получать финансовую помощь на сохранение самобытности. Это, с одной стороны, очень хорошо. С другой – эти деньги стали причиной раздоров среди членов общины, одни из которых попали в органы самоуправления, получив доступ к финансам, другие же остались за бортом.

– Неужели процесс раздачи денег никак не контролируется?

– Сегодня в большей степени, чем вчера, но все равно контролировать полностью процесс невозможно. Финансирование стимулирует создание новых культурных обществ, которые, помимо прочего, становятся трамплином в парламент, поскольку имеют право выдвигать кандидатов в депутаты. Получилось, что 6 армянских культурных обществ конкурируют друг с другом, из них одно представляет 1000 армян старой волны, остальные 5 представляют около 400 армян из Армении.

– Это все венгерские армяне?

– Официально – да. Венгероязычные армяне – 1000, и 400 армян, владеющих армянским. Ассимиляция армян удивительным образом привела к тому, что сегодня очень многие венгры признаются в том, что у них есть армянские корни. Слегка преувеличивая, можно сказать, что в Венгрии очень мало людей, не имеющих в себе толику армянской крови. Особенно часто в этом признаются мне, когда узнают, что я занимаюсь армянами.

– Можно сказать, что быть армянином в Венгрии престижно?

– В общем – да. Возможно, здесь работает серьезный вклад армян в венгерскую историю. В 1848–1849 гг. в национально-освободительной революции активную роль играли армяне. Они отдавали свои жизни за свободную Венгрию, и среди 13 героев освободительной войны, повешенных австрийцами, двое – армяне. В Австро-Венгрию 1867 г. Венгрия входила уже на равных, что являлось отложенным итогом освободительной революции. В 1956 г. среди руководителей антикоммунистической революции были и погибшие, и репрессированные армяне. Как вы знаете, с советской стороны в подавлении восстания участвовал Амазасп Бабаджанян, так что армяне были представлены с обеих сторон.

Много известных армян представлены в культуре, это киноартисты Геро Мал, Габор Агарди и множество других. В науке их меньше. Впрочем, никто специально не занимался этим вопросом. Сами венгерские армяне известны в Венгрии гораздо больше, чем армяне вне Венгрии. Когда я учился в музыкальной школе, Арам Хачатурян был мне известен как русский композитор. Да, еще один, очень важный аспект известности армян! Это анекдоты ереванского радио, очень популярного в Венгрии. Так что армян в Венгрии представлять не надо. Я думаю, что трудности капиталистического становления скоро останутся позади и мы вновь предстанем друг перед другом с самой лучшей стороны.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 20 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Армянином был венгерский фюрер Салаши. О нем Юлиан Семенов писал в своем романе.
  2. Будапешт - самый красивый город в мире.
  3. Пришлось быть в своё время в этой прекрасной стране.Очень обоятельные люди проживают в Венгрии. И как здорово,что дружелюбно они относятся к нацменьшинствам и особенно к армянам.Кстати,лауреат Нобелевской премии,создавший витамин"С"-венгр АРМЯНСКОГО происхождения-АЛЬБЕРТ СЕНТ ДЬЕРДЬИ потомок ИОЖЕФА ЛЕПХОШШЕКА.("Я-армянин" Сергей Арутюнян,Лилит Овсепян.Изд.дом "ВАГАН"-2000г.)
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты