№ 08 (155) Август 2010 года.

Грузинское экономическое чудо в преддверии дефолта

Просмотров: 6343

Согласно отчету Национального банка Грузии, по состоянию на конец I квартала 2010 года совокупный внешний долг этой страны составил 8 млрд 790,5 млн долларов. Долг правительственного сектора и самого Нацбанка составил 3 млрд 791,7 млн долларов, а задолженность коммерческих банков и частных компаний – 4 млрд 998,8 млн долларов. При этом внешний долг достиг 80% грузинского ВВП и превысил бюджет Грузии более чем в 2 раза.

По мнению специалистов, эти данные свидетельствуют о том, что страна находится в преддефолтном состоянии. Настолько высокий размер внешнего долга является критическим для Грузии и наряду с тяжелой общей экономической ситуацией может привести к тому, что уже в 2013 году правительство будет вынуждено объявить страну банкротом.

Дело в том, что внешний долг страны считается приемлемым, если страна в состоянии выплачивать его, не прибегая к переносу очередных платежей и не списывая его. Критериями приемлемости внешнего долга являются отношение платежей по обслуживанию долга к экспорту товаров и услуг, а также уровень дефицита платежного баланса. Уровень долга считается приемлемым, если платежи по внешнему долгу не превышают 20-25% экспорта товаров и услуг, а сальдо платежного баланса положительно.

Как же с этим обстоит дело в Грузии? Исходя из структуры госдолга этой страны, пик по выплатам придется на начало 2013 года, когда для обслуживания внешнего долга потребуется ежегодно 458,4 млн долларов, а на проценты около 50 млн долларов, что составит около 20% всего грузинского бюджета. Для понимания того, насколько велика эта сумма для Грузии, можно сказать, что она равняется всем государственным расходам на военные нужды, которые у Грузии и так сильно завышены по сравнению с уровнем ее ВВП. Сальдо платежного баланса у Грузии традиционно негативно, а экспорт составляет не 2,5 млрд долларов, что являлось бы приемлемым уровнем для ежегодных выплат по государственному долгу в размере 500 млн долларов, а в 1,5 раза меньше – около 1 млрд долларов. Более того, соотношение грузинского экспорта и импорта крайне отрицательно. Если в 2009 году Грузия экспортировала товаров и услуг на сумму 1 млрд долларов, то ее импорт в этот же период составил 4,5 млрд долларов. Подобное соотношение баланса внешнеторговых операций даже без учета уровня внешнего долга и общей экономической ситуации крайне тревожно само по себе, и даже такие мощные страны, как США, не позволяют себе роскоши иметь его.

Золотовалютные ресурсы страны, по последней и, как считают специалисты, завышенной оценке, составляют около 1 млрд долларов и, естественно, тоже не могут обеспечить покрытие внешнего долга, тем более, что их нельзя полностью потратить на выплаты по нему.

Для того чтобы лучше понять, что значат для Грузии подобные цифры, стоит сказать, что в среднем, при прочих равных условиях, безопасным уровнем соотношения внешнего долга страны к ее ВВП экономисты считают 20%, уровень до 40-50% в принципе нормален, хотя и может быть тяжеловат для регулярных выплат, а вот начиная с 60% долга эксперты уже выкидывают красный флаг, начинают пристально следить за ситуацией и даже ставить ограничения. Так, согласно Маастрихтскому договору 1992 года, который положил начало Европейскому Союзу, ни одна страна не могла вступить в зону евро, если ее государственная задолженность превышала 60% от ВВП – это считалось опасным уровнем, способным негативно повлиять на общеевропейскую валюту. Уровень 80% и выше, особенно на фоне других негативных экономических показателей, для специалистов уже означает преддефолтное или даже дефолтное состояние. Можно без сомнения сказать, что финансовое положение Грузии намного хуже, чем у других стран Южного Кавказа. Так, совокупный (внешний и внутренний) государственный долг Армении сейчас находится на уровне 3 млрд долларов, что составляет около 40% ВВП. Это считается не очень хорошим показателем (особенно учитывая небольшой объем армянского экспорта – около 7% от ВВП), но и в то же время не критичным. Предполагается, что в ближайшие несколько лет этот уровень может быть доведен до 46-48% от ВВП, но за счет не внешнего, а внутреннего долга, который традиционно является более управляемым и безопасным.

Внешний долг Азербайджана составляет сумму около 3,7 млрд долларов и находится на уровне 43% от ВВП, что для Баку совершенно безопасно, т.к. страна демонстрирует очень устойчивое экономическое развитие даже в условиях кризиса, баланс внешнеторговых операций у нее глубоко положителен (за 5 месяцев 2010 года экспорт из Азербайджана достиг цифры 8,2 млрд долларов, импорт - 2,4 млрд долларов), а стратегические валютные резервы, по заявлению И. Алиева, сделанному им 14 июля с.г., составили 24,7 млрд долларов, что более чем в 6 раз превышает внешний долг страны. Государственный долг России, по словам министра финансов РФ Алексея Кудрина, составляет 8% от ВВП и является самым низким из стран «Большой восьмерки» и «Большой двадцатки». По его прогнозам, при условии выхода на нулевой дефицит бюджета этот показатель может увеличиться до 14% ВВП к 2015 году.

По мнению специалистов, причин столь плачевного нынешнего финансового состояния Грузии несколько.

Во-первых, это политика безрассудного заимствования Тбилиси, которая привела к тому, что все функционирование экономики долгое время шло во многом за счет раздувания финансового сектора и иностранных вливаний, а по сути страна годами жила в долг.

Во-вторых, подход к внешним кредитам не с прагматических позиций реальной экономики, а с политической стороны. Это свойство проявилось в огромных военных расходах, которые тяжелейшим бременем легли на тощий грузинский бюджет, а также в фасадной, «показушной» политике государственных расходов, согласно которой кредиты тратились не на развитие реального, зарабатывающего сектора экономики, а на косметическое строительство, которое позволило бы Грузии выглядеть более привлекательно и более по-европейски в глазах Запада – ремонт фасадов, строительство дорог, фонтанов, цветников и т.д. Так, по словам бывшего министра экономического развития Грузии Кахи Бендукидзе, из 1 млрд долларов, взятого у западных финансовых организаций в 2010 году, около 800 тыс. долларов было потрачено на дорожное строительство.

Третьей причиной был экономический разрыв с Россией, которая являлась основным стратегическим рынком для грузинских товаров. Несмотря на высокопарную риторику М. Саакашвили о том, что грузинские товары легко найдут свой спрос на международном рынке, по прошествии нескольких лет можно уверенно констатировать, что ни знаменитое вино, ни «Боржоми», ни чай, ни цитрусовые так и не нашли своего массового покупателя в странах СНГ или в дальнем зарубежье.

В этом отношении, кстати, Грузия полностью соответствует примеру таких стран, как Литва, Латвия, Эстония и Украина, которые тоже оказались в преддефолтном состоянии, доказав тем самым, что чем сильнее какая-то часть бывшего СССР стремится разорвать свои экономические отношения с Россией, тем в более затруднительное экономическое положение она попадает. Исходя из вышеописанного, возникает вопрос – как же будет складываться ситуация? Как Грузия будет выплачивать свой долг? Откуда она возьмет для этого деньги?

Существует как минимум 3 возможных сценария развития событий.

1. Грузия соберется с силами и все же выплатит свой внешний долг. Это будет крайне сложно и в любом случае должно сопровождаться невероятно большим сокращением государственных расходов, и в первую очередь военного и социального характера. Подобный вариант очень и очень маловероятен, но так как чисто математически он возможен, его необходимо указать.

2. Грузия объявляет дефолт и прекращает выплаты по долговым обязательствам.

Ничего страшного в этом варианте нет. Почти каждое государство иногда оказывается банкротом. Так, за последние 300 лет Франция объявляла дефолт шесть раз, а Испания - пять. В 1990-х годах Россия оказывалась в дефолтной ситуации два раза – в 1992 и 1998 годах.

Вместе с тем, необходимо отметить, что между Россией 1990-х и современной Грузией существует огромная разница. Если для России дефолты означали лишь временное отсутствие денег - то, что на языке бухгалтеров называется «кассовый разрыв» - и было понятно, что так или иначе средства для погашения задолженности поступят от продажи, в частности, энергоносителей, то в грузинском случае не очень понятно, откуда эта страна может получить столь большие средства.

В условиях всемирного финансового и экономического кризиса западные государства сами испытывают очень и очень большие трудности, и если вторая волна кризиса станет реальностью, то существует немалая вероятность того, что они уже не смогут перекредитовать Грузию или реструктурировать ее нынешнюю задолженность.

Реальная экономика в Грузии развита очень слабо и сможет дать достаточно средств для покрытия долга только при условии жесточайшей, драконовской экономии по всем статьям.

Приватизация государственной собственности, которая в последние несколько лет давала до 10% доходной части грузинского бюджета, практически закончена, и в руках государства остались лишь единичные крупные объекты. Причем, как правило, это объекты знаковые, т.к. их продажа будет иметь не только экономические, но и очень существенные политические последствия. Одним из таких объектов является плотина Ингури ГЭС, продажа которой позволит Абхазии или России в огромной степени контролировать энергосистему Грузии. Другой подобный объект - это магистральный газопровод, идущий из Грузии в Армению и далее в Иран, дискуссия о необходимости продажи которого идет сейчас в Грузии. Если эта сделка случится, это будет означать один из крупных провалов энергетической политики Запада в регионе, т.к. позволит связать энергосистемы России и Ирана.

В любом случае, даже если представить, что подобные продажи произойдут, то в их результате Грузия никак не сможет выручить достаточно средств для покрытия своего долга. Вспомним, что в 2003 году РАО «ЕЭС» купило у американской энергетической компании AES предприятие «Теласи», снабжающее теплом и электричеством большую часть Грузии, всего за 23 млн долларов, а в 2007 году «Газпром» купил половину «Белтрансгаза», который принципиально несравним с грузинским газопроводом по протяженности и проходимости, за 2,5 млрд долларов.

Объявление себя банкротом очень сильно ударит по престижу Грузии как «молодой демократии» и прогрессивного реформатора в экономике, поддержанного Западом. Кредиторы Грузии получат право на возмещение своих кредитов либо имуществом, либо другими материальными активами. Именно таким образом в свое время российская компания «Итера» получила в собственность газораспределительную сеть Грузии.

В этом отношении больше всего волноваться придется западным финансовым институтам, включая МФВ и Всемирный банк, которые годами бездумно и во многом по политическим мотивам кредитовали Грузию. Ни Россия, ни Армения, ни Азербайджан, которым Грузия должна лишь 118, 17 и 14 млн долларов соответственно, существенно не пострадают.

3.Наиболее вероятным развитием событий представляется ситуация, когда на фоне фактически наступившего дефолта западные страны и финансовые организации не станут бросать свое детище в глубокой экономической яме. Они предоставят Грузии новые кредиты и спишут кое-какие старые долги, но делать это будут таким образом, чтобы, с одной стороны, не позволить Грузии полностью расплатиться с ними, а с другой – еще крепче привязать ее к себе. Конечно же, это будет обставлено как великодушная помощь и поддержка Западом своего младшего партнера, в практическом же плане это будет означать безоговорочную зависимость и полное, окончательное подчинение Грузии Западу.

Андрей Епифанцев, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 188 человек