№ 08 (155) Август 2010 года.

Нет ничего более постоянного, чем временное

Просмотров: 2862

Девятый год подряд 20 июня отмечается как Всемирный день беженца. Специальная резолюция была принята Генеральной Ассамблеей ООН в 2001 году в знак солидарности с беженцами Африки. В своем ежегодном послании по этому поводу генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун обратил внимание на тревожную тенденцию, когда беженцы оказываются в числе наиболее уязвимых жителей планеты, потому что им приходится постоянно бороться за элементарные человеческие права.

К настоящему времени на планете зарегистрировано около 25 миллионов перемещенных лиц и 20 миллионов беженцев. Среди них около полумиллиона армян, насильственно выселенных с территории Азербайджана в конце 80-х – начале 90-х годов в результате нагорно-карабахского конфликта. Причем непосредственно в Армении, по разным оценкам, их число к настоящему времени составляет примерно 310–360 тысяч человек. А это около 10% от фактически проживающего в Армении населения, и, как отмечают в сети гражданского общества «Беженцы и международное право», именно они являются наиболее бедной и незащищенной частью нашего общества.

В этот день ежегодно начальник Агентства миграции Министерства территориального управления РА (кстати, не так давно именовавшегося Агентством миграции и по делам беженцев, а еще раньше – Комитетом по делам беженцев) Гагик Еганян обычно рапортует о своей деятельности, в очередной раз сообщая на пресс-конференциях о том, что в 1988-1992 годах Азербайджан покинуло около 500 тысяч армян, из них примерно 360 тысяч нашли убежище в Армении, а остальные переехали на постоянное место жительства в страны СНГ, Европы и США. Впрочем, в нынешнем году традиция была несколько нарушена. 25 июня в селении Касах Котайкской области Армении прошла помпезная церемония открытия многоквартирного социального дома, в которой приняли участие вице-премьер, министр территориального управления РА Армен Геворгян, представитель (теперь уже бывший) Верховного комиссариата ООН по делам беженцев в РА Бушра Алепота, глава Агентства миграции при Министерстве территориального управления РА Гагик Еганян, губернатор Котайкской области Коваленко Шахгалдян, аккредитованные в РА иностранные дипломаты, представители международных организаций. Не было только самих беженцев, для которых, собственно, и строился этот дом. По всей вероятности, виновников торжества устроители PR-шоу просто забыли пригласить… Находящийся на территории сельской общины производственный корпус уже давно не существующего завода был отреставрирован на средства японского правительства и к торжественной сдаче в эксплуатацию превратился в 20-квартирный жилой дом. Предполагалось, что его заселят 18 семей беженцев, проживающих более 20 лет в подвалах и камерах полуразвалившегося здания бывшей касахской тюрьмы. Впрочем, через несколько дней выяснилось, что список в руках главы местной сельской администрации Араика Мкртчяна непостижимым образом сократился еще на две семьи. Однако на обращение в Агентство миграции за разъяснениями заведующий отделом по делам беженцев Степан Ованнисян заявил, что пострадавшим вообще ничего не полагается, а то, что делается - это чистая благотворительность, то есть тот самый случай, когда дареному коню в зубы не смотрят…

Вместе с тем, как отметил на пресс-конференции в феврале нынешнего года господин Еганян, наиболее острой для беженцев остается проблема обеспечения жильем, решением которой активно занимается государство. «Однако в этом году, в связи с финансово-экономическим кризисом, правительство не выделило денег на эту статью, и поэтому мы решили провести в октябре–ноябре 2010 года большой международный форум с участием организаций-доноров, которые смогут оказать финансовую поддержку Армении в размере 40-45 млн долларов для осуществления данной программы», – говорит начальник агентства. Впрочем, в приватной беседе один из представителей «организаций-доноров» сообщил, что поступивших ранее по другим пилотным программам средств с лихвой должно было хватить на строительство жилья для этой категории лиц. Ситуация очень схожа с той, о которой известный российский сатирик Михаил Задорнов как-то сказал, что финансов, которые тратятся на изобретение вакцины от свиного гриппа, с лихвой хватило бы на полноценный профилактический отдых этой самой свиньи где-нибудь в дорогом вип-зарубежье. Правда, в реалиях армянской действительности на дорогих курортах сегодня отдыхают далеко не беженцы…

«Власти Армении не уделяют достаточного внимания проблеме армянских беженцев из Азербайджанской ССР. Создается впечатление, что нас просто не существует, – считает глава организации «Союз бакинских сооте-чественников» Роберт Хачатрян. – К примеру, моя семья уже более 18 лет временно проживает в здании госпиталя МВД, что означает для нас полное отсутствие постоянства и уверенности в завтрашнем дне, – говорит Хачатрян. – Кстати, достаточное число беженцев, так же как и я, продолжают проживать в зданиях, которые не входят в жилой фонд, а поэтому не подлежат приватизации». В частности, примером здания-призрака можно назвать старое трехэтажное строение на улице Чехова, 24, от которого, а вернее, от жителей которого открещиваются все официальные инстанции. Снятое с баланса и предназначенное под снос в конце восьмидесятых годов прошлого века, оно, скорее всего, было бы снесено по графику планомерной советской экономики. Но к тому моменту был снесен и сам Советский Союз, и как теперь горько шутят жильцы этого аварийного строения: «К нашему счастью, бульдозер тогда просто не успел доехать до места назначения». Самовольно вселившись после сумгаитских событий, беженцы живут здесь практически на птичьих правах. Поначалу, чтобы как-то легализоваться, они не раз обращались в Агентство миграции, Шенгавитскую общину (на территории которой находится дом), в различные высокие инстанции, но отовсюду получали отписки чиновников, которые в упор не видели этого фантомного здания только потому, что его уже лет 20 не существует на бумаге. Однако данное обстоятельство совсем не мешает сотрудникам ЖЭКа взимать ежемесячную плату с жильцов за коммунальные услуги. К тому же года три назад для проведения «капитального ремонта» этого официально не существующего здания их вежливо попросили выселиться на несколько месяцев и по договору с некой организацией «Наиришин» даже аккуратно выплатили каждой семье ежемесячную компенсацию в размере 50 тысяч драмов за неудобства и проживание в частном секторе. Великое выселение и последовавшее почти через полгода счастливое возвращение в отремонтированные по евростандартам родные пенаты вселило в людей маленькую надежду: ведь не зря вместо рассохшихся деревянных рам здесь установили стеклопакеты и новые двери, покрасили и побелили стены, поменяли систему внутренних коммуникаций и подвели к каждой комнате воду – значит, грядут перемены. Но как бы не так. За внешним евроблеском очень скоро обнаружился халатный «тяп-ляп» ремонтников, после которого в общежитии по-прежнему отсутствуют элементарные санитарно-гигиенические нормы. Спустя всего несколько месяцев в здании снова появились трещины, санузел общего пользования постоянно засоряется, вдобавок неожиданно появилась плесень, которая черным вредоносным грибком постепенно поползла из-под пола полуподвальных комнат на верхние этажи. Но ни горячая линия, ни санэпидемстанция города, ни «Водоканал», ни официальные инстанции эти проблемы никак не хотят замечать, только потому, что для чиновников различных рангов после ремонта дом опять перестал существовать. Это обстоятельство наводит на определенные мысли о чисто меркантильном интересе чиновников в реализации этого «ремонтного» проекта. Но так думают лишь жильцы, а не работники правоохранительных и прочих надзорных органов, которым, в общем-то, положено об этом думать по долгу службы. Как бы банально ни звучало, но, живя в век космических технологий, жильцы нехорошего дома, к стыду отцов города, отстали от цивилизации лет на сто, потому что даже на бытовом уровне все коммунальные удобства (от спальни, кухни и до туалета) сконцентрированы в одной заплесневелой комнатке с максимальной площадью в 16-20 квадратов. Впрочем, они все еще надеются на лучшее: кто на приватизацию здания, а кто - особенно жители сырых полуподвальных помещений, не отвечающих никаким санитарным нормам - на сертификаты для получения нового жилья…

Между тем, еще в 2006 году по итогам первого этапа ваучерной эпопеи 203 семьи беженцев отказались от своих сертификатов и вернули их в государственную казну. И хотя на правительственном уровне говорили об успехах реализации жилищной программы, которую начали с девяти марзов, тем не менее, проект, по сути, провалился еще на начальной стадии. Так, в Котайкском марзе из 252 семей обрели на сертификаты свой угол всего 128 претендентов. Объяснение довольно банальное: с начала регистрации до выдачи ваучеров рыночная цена на жилье в несколько раз опережает кадастровую. Так, например, в том же Раздане (Котайкский марз) стоимость сертификата за одну комнату составила 1 млн 700 тысяч драмов, что по курсу валюты того времени соответствовало примерно 4,7 тысячи долларов. «На эту сумму я не смогу приобрести не то что квартиру, но даже сарай в окрестной деревне, – говорит беженка, жительница общежития «Разданмаш» Марина Яромян, которой тоже предложили участие в программе. – Кроме того, продавец жилья, как правило, требует «наличку», а не «бумажку», с которой предстоит еще очень много побегать по банкам. При этом срок реализации сертификата ограничен всего шестью месяцами. Поэтому брокеры обычно отдают предпочтение покупателю с реальными деньгами». Кстати, согласно последнему исследованию CRINGO, из 1000 опрошенных беженцев сертификаты получили только 5,4%. Из них реализовать смогли лишь 7,4%. Кроме того, 51,7% респондентов недовольны жилищными условиями, особенно в марзах, где актуальными остаются проблемы с водой и газоснабжением. О неудачах с этой затеей говорит и председатель организации «Наш дом Армения» Николай Бабаджанян, назвав работу UNHCR и Агентства миграции отвратительной. Он также отметил, что «это просто имитация программы, которая на самом деле направлена на привлечение иностранного капитала в страну». «У нашей организации имеется масса фактов о неудовлетворительной деятельности и нарушениях прав беженцев как со стороны UNHCR, так и агентства. Но попытка получить ответы на вопросы по конкретным фактам, увы, результатов не дают», – говорит Бабаджанян. Однако, по словам руководителя Агентства миграции, на начало года уже 1062 семьи приобрели жилплощадь при помощи сертификатов. Причем в первую очередь это касается тех, кто проживает в регионах не в административных зданиях, а в жилых вагончиках. Понятно, что в последнем случае беженцам приходится выбирать из двух зол меньшее. Кстати, ситуацию с бедственным положением беженцев в отдаленных регионах подтверждает и представитель общественной организации Ширакской области «Уйси камар» («Арка надежды») Арсен Аванесов. «У нас есть масса беженцев, которые проживают в селах. И за прошедшие годы их проблемы в своем большинстве так и не решились, – говорит А.Аванесов. – Есть беженцы, которые вообще незнакомы с аббревиатурой UNHCR – армянским офисом Верховного комиссариата ООН по делам беженцев, а когда им говорят об отечественном Агентстве миграции, то у них просто опускаются руки, потому что они знают, как сложно попасть в эти кабинеты». Во всяком случае, работа этих институтов (даже при официальных показателях позитивной динамики) вызывает у беженцев, мягко говоря, нарекания. И, тем не менее, на недавней встрече министра иностранных дел Армении с новоназначенным главой армянского офиса ООН по делам беженцев Дамтью Десалейн Эдвард Налбандян отметил, что в рамках сотрудничества правительство Армении считает первоочередным вопрос обеспечения квартирами семей беженцев и ожидает содействия в процессе решения этих проблем.

То, что проблем сегодня у беженцев предостаточно, не подлежит никакому сомнению. Ведь кроме «квартирного вопроса» есть еще проблемы с социально-психологической интеграцией в армянское общество, с трудовой занятостью, с определением позиций гражданства и статуса беженца, с получением сбережений на «советских вкладах», которые остались на чужой территории. Есть проблемы и с решением вопроса о воинской обязанности детей, родившихся в семьях беженцев. Но это, как говорится, уже совсем другая история. Даже глава миграционной службы (единственный орган армянского правительства, занимающийся проблемами беженцев) Гагик Еганян отмечает, что его ведомство пока тоже не может ответить на все вопросы, а тем более так сразу их решить.

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек