№17 (247) сентябрь (16–30) 2014 г.

Абхазия выбрала реформы

Просмотров: 1819

Мне неоднократно приходилось быть свидетелем того, как маленькая в географическом смысле страна в информационном измерении занимала в мире гораздо более заметное пространство. Это в полной мере относится и к Абхазии, особенно после того, как в мае этого года в этой республике добровольно, но с некоторыми элементами принуждения ушел в отставку Александр Анкваб и были назначены новые, досрочные президентские выборы.

Тогда абхазы обвинили своего бывшего лидера в авторитаризме и отказе прислушиваться к мнению народа, в выдаче нескольких десятков тысяч абхазских паспортов слабо лояльным Абхазии мегрелам-грузинам – жителям Гальского и Очамчирского районов, что могло бы в дальнейшем внести тревожные ожидания в итоги некоторых голосований. В качестве отдельного обвинения ему вменялось тяжелое положение абхазской экономики из-за политики, направленной на «проедание» российской помощи и нежелание строить реальную, зарабатывающую экономику. После того, как в начале этого года Россия в 4 раза уменьшила дотации этой республике – с 4 млрд руб. в год до 1 млрд, – и после того, как это совпало со значительным уменьшением потока туристов, посещающих Абхазию, из-за «возвращения» двух мощных и конкурирующих с Абхазией российских туристических зон – Сочи и Крыма, – абхазский бюджет, и без того высокодотационный, лишился значительных доходов, что и было поставлено в вину президенту.

Кандидатами на пост президента Абхазии стали четыре человека: лидер партии «Форум народного единства» Рауль Хаджимба, и.о. руководителя службы безопасности Аслан Бжания, и.о. министра обороны Мираб Кишмария и экс-министр внутренних дел Леонид Дзапшба. Несмотря на политический вес всех кандидатов и на уважение, которое они имеют в абхазском обществе, реальную борьбу за пост президента могли вести лишь двое из них – Рауль Хаджимба и Аслан Бжания. При этом если Рауль Хаджимба выступал в роли основного локомотива реформ, то Аслан Бжания был выдвинут все еще влиятельными силами, поддерживавшими политику Александра Анкваба, и, по сути, борьба между этими кандидатами могла быть описана формулой «новое против старого».

В результате выборов, состоявшихся 24 августа, победу уже в первом туре одержал Рауль Хаджимба. Он набрал чуть более 50% голосов, в то время как его основной конкурент – Аслан Бжания – 36%.

Наверное, исход этих выборов был предсказуем.

По крайней мере, я с самого начала утверждал, что Р. Хаджимба окажется победителем, и считал, что второго тура, скорее всего, не будет. Из всей четверки именно он, на мой взгляд, пользуется в абхазском обществе наибольшим влиянием, и именно он олицетворял повестку дня, наиболее востребованную абхазами – реформы. Немаловажно, что из всех четырех именно Рауль Хаджимба являлся человеком, которого в свое время продвигал в президенты – в свои преемники – бесспорный духовный лидер Абхазии, ныне покойный Владислав Ардзинба.

После этого Р. Хаджимба целых 3 раза выставлял свою кандидатуру на выборах президента, и каждый раз по каким-то причинам, в том числе и внешнеполитического характера, в избирательной гонке кто-то его обходил. В результате перспективному абхазскому политику всегда доставались иные высокие, но менее значимые государственные посты: вице-президента, премьер-министра и министра обороны. Возможно, что когда настал его четвертый раз, то никого «непроходимого» среди его конкурентов просто не оказалось.

Нам следует поздравить Рауля Джумковича, но также нужно и помнить, что победа на выборах означает для политика не конец, а лишь начало трудной работы. Задачи перед Абхазией стоят действительно серьезные, народ ждет перемен, и, по сути дела, он теперь является не кем иным, как наемным государственным служащим, получившим мандат от народа на реформы. Какими они должны быть?

Во-первых, конечно же, от него ждут очень серьезную реформу конституционного строя. В настоящий момент Абхазия, имеющая глубокие исторические традиции демократического, совместного народного правления и никогда не имевшая своего полновластного правителя, живет в соответствии с ярко выраженной президентской формой правления и такой же Конституцией. Это осталось ей в наследство от военного и послевоенного времени, когда была необходима полная мобилизация общества под единым руководством. Война прошла, а форма правления осталась неизменной. При Анквабе это привело к серьезному недовольству народа отсутствием связи между лидером и людьми и невозможностью влиять на принятие решений демократическим путем, потому что президент «не слышит».

Теперь Рауль Хаджимба должен стать тем президентом, который добровольно снимет с себя немалую часть полномочий и передаст их в большей степени парламенту и в меньшей – премьер-министру. Такова воля народа.

Вторым важным пунктом его повестки дня должна стать реформа государственного аппарата, приведение его в нормальное, рабочее, законное и не клановое русло. Не секрет, что за все время абхазской независимости стране так и не удалось создать нормально функционирующий чиновничий аппарат. В нем всегда были очень серьезные проблемы, связанные с эффективностью, взяточничеством, подчинением не законам и не руководству, а клановым интересам и т.д. Это приводило к тому, что нормальную общественную жизнь и современное, демократическое, законопослушное общество построить было невозможно.

Отдельной частью этого процесса можно считать борьбу с преступностью, являющуюся очень острой проблемой в Абхазии. Во многом ради этого в прошлый раз абхазы выбрали своим президентом силовика Анкваба, но, к сожалению, он ничего не сумел сделать.

Третьим пунктом ожидаемых от него перемен, впрочем, очень сильно связанным со вторым, являются реформы в экономике. Все идет к тому, что теперь Абхазии в гораздо большей мере, чем раньше, нужно будет рассчитывать на свои собственные силы и возможности. Для этого ей необходимо привлекать инвесторов, в первую очередь из России, и, разумеется, создавать привлекательный инвестиционный климат. Сделать это возможно только путем коренного изменения законодательства, судебной и исполнительной систем, а также разрешив приобретать, пусть с некими ограничениями, землю и иную недвижимость.

Эти пункты всегда были крайне острыми для абхазов. Причина этого в том, что они олицетворяют для них некую ситуацию, которая считается в абхазском обществе тупиком: что выбрать – развитие современных, прогрессивных форм общественной жизни и экономики или сохранить преемственность со старыми методами саморегулирования, которые, как считается, и делают абхазов абхазами?

Это серьезная проблема и серьезный выбор. Абхазское общество в огромной степени архаично. Методы, которыми оно управляется, формы общественных отношений в немалой степени являются такими же, какими они были в 18-19 веках. Абхазы гордятся ими, но понемногу начинают понимать, что, используя их, невозможно построить современное общество, а без этого не придет и инвестор, а значит, не удастся построить экономику и жить в достатке. То есть «построй нам новое эффективное и процветающее общество и сделай так, чтобы мы жили в нем по старым дедовским законам, по которым существование этого общества невозможно».

В процессе проведения реформ Рауль Хаджимба неминуемо столкнется с этим противоречием, и как он будет его решать, пока совершенно непонятно. Менталитет народа изменяется очень медленно, и неизвестно, ведут ли эти изменения к лучшему. Нельзя исключать, что в течение 2-3 лет он поймет, что проведение прогрессивных реформ при архаичном менталитете невозможно, и их неудача опять может привести Абхазию в состояние брожения и недовольства.

При этом никакого изменения отношения к Грузии абхазское общество от нового президента не ждет: сначала признание, а потом уже и все остальное. С Россией ситуация сложнее. Понятно, что иного стратегического партнера у Абхазии не будет, но абхазы хотят здесь соблюдения некоего баланса – находиться с Россией в таких близких отношениях, чтобы она всегда могла?помочь им,?но не?сблизиться настолько, чтобы она задушила их в братских объятиях. Здесь Раулю Хаджимбе тоже будет над чем работать, если мы вспомним, что в Абхазии серьезно критиковали предыдущих президентов – Сергея Багапша?за то, что он якобы во всем идет у Москвы на поводу, а Александра Анкваба за то, что он от нее сильно дистанцировался...????

Ну а что же абхазские армяне, спросите вы. Как-никак их в этой стране немало: по данным последней переписи, чуть менее 20%, но говорят, что в действительности их столько же, сколько и абхазов – около 30% населения.

Считается, что армяне в Абхазии на выборах традиционно поддерживают власть. Наверное, это так и во время всех предыдущих выборов действующая власть всегда пыталась заставить их голосовать коллегиально, обещая за это какие-то блага. В этот раз такого не произошло, по крайней мере не было видно. Армяне голосовали так же, как и остальные жители Абхазии – исходя из своего гражданского чувства и своих личных предпочтений. Возможно, помогло то, что на стороне Хаджимбы был Левон Галустян – депутат армянского парламента, уважаемое лицо в диаспоре и некое олицетворение успешности, но так или иначе, можно считать, что армяне в большинстве своем тоже проголосовали за Рауля Хаджимбу.

Если избирательные предпочтения у абхазских армян были одинаковыми с абхазами, то в реальной жизни они ожидают более глубокого участия в общественной и политической жизни страны, ведь не секрет, что почти все посты во всех ветвях власти в Абхазии занимают абхазы. Дискриминация это или нет – сложно сказать, однако и законодательство, и общественная практика таковы, что не абхазу пробиться в органы власти очень сложно, а значит, 50% армян и представителей других национальностей (по переписи, в действительности – 65-70%) почти не имеют своего представительства. Это очень неправильно по сути и в будущем может грозить Абхазии серьезными проблемами.

Другой насущной проблемой абхазских армян является развитие сельского хозяйства. Так уж получилось, что они в массе своей являются либо крестьянами, выращивающими цитрусовые культуры, либо людьми, связанными с переработкой и реализацией продукции сельского хозяйства. В условиях упадка агрокомплекса армянам нужны программы развития этой отрасли, программы кредитования, закупки средств механизации, переработки и консервирования урожая, социальные программы, позволяющие оставить молодежь на селе…

Поможет ли им в этом Рауль Хаджимба? Будем надеяться. По крайней мере, мы можем быть уверены в том, что он сам этого очень хочет.

Андрей Епифанцев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты