№19 (249) октябрь (16–31) 2014 г.

«Майдана» для своей страны я не желал бы ни при каких условиях»

Просмотров: 1164

Эксклюзивное интервью президента фонда «Дадиванк» Рубена Карапетяна

Профессиональная карьера армянского дипломата, доктора исторических наук, президента фонда «Дадиванк» Рубена Карапетяна состоялась в странах, на первый взгляд очень далеких друг от друга не только в понятии географической отдаленности, но и в различиях политического института, социально-экономического устройства, да и, в конце концов, отношения к самой Армении.

– Господин Карапетян, Вы представляли Армению в качестве Чрезвычайного и Полномочного посла в Египте и Италии, а по совместительству также в ЮАР, Эфиопии, Судане, Марокко, Ливии, Португалии, Хорватии, Мальте, Словении… То есть от Африки до Европы, где велики различия в политике, экономике, культуре, менталитете. В чем различия дипломатического политеса, например, в Египте и Италии?

– Как карьерный дипломат, я благодарен судьбе за то, что представлял Армению в разных и очень интересных странах. И как историку мне выпала исключительная возможность поработать в странах, которые можно назвать «треугольником» становления и развития мировой цивилизации – в Греции, Египте и Италии. Египет и Италия, будучи абсолютно разными странами и по своему общественно-политическому устройству, и социально-экономическим условиям, и, конечно же, по духовному укладу, имели одну общую составляющую, очень важную для посла Армении – многовековую историческую связь с нашей страной. Эти узы, на самом деле, так тесно переплетены, что, учитывая тот значительный след, оставленный армянами практически во всех областях общественной жизни и Египта, и Италии, здесь уместно говорить об общей истории, которую Армения делит с этими странами.

Я думаю, как бы ни развивалась в дальнейшем историческая наука, все больше пропитываемая сегодня пропагандой, это неотъемлемая часть нашей общей истории, которую никому не под силу изъять и с которой многим, хотят они этого или нет, приходится, так или иначе, считаться. Естественно, что разные страны с характерными для каждой особенностями ставили перед диппредставительством Армении не только различные задачи, но и диктовали свой особый стиль поведения и ритм дипломатической работы.

– Я не случайно упомянула Италию, поскольку из этой страны Вы уехали не так давно. Какие воспоминания остались?

– С Италией у меня связаны очень теплые воспоминания. Это та страна, где каждый может найти свое место, облюбовать свой особый уголок. Весь колорит Италии составляют маленькие города, которые все еще сохранили тот традиционный уклад жизни, который напоминал мне мою Армению. Для меня лично таким городом души стал Неаполь. Возможно, на это повлиял и тот факт, что именно с Неаполя начинается почитание Григора Просветителя, которое распространяется дальше на юг, где в Пулии, в маленьком городке Нардо, Григорий Просветитель является святым покровителем. Причем его культ глубоко укоренился здесь с давних пор. Святого Григория боготворят и считают чудотворцем. Каждый год в феврале весь город торжественно отмечает праздник в честь Просветителя, которого в Италии так и называют – святой Григорио Армянин. Говоря о том, что в итальянской провинции можно почувствовать армянский дух, вспоминаю и впечатления своих друзей-итальянцев, которые признавались, что при посещении Армении их охватывают воспоминания об Италии 60-70-х годов.

Если же говорить о задачах, стоящих перед нашими посольствами, то одной из важнейших можно назвать установление контактов, расширение круга друзей, создание атмосферы и условий для увеличения числа людей, симпатизирующих и любящих ту страну, которую представляет дипломат. Это направление в дипломатии очень важно, особенно для новых независимых государств, которые пока еще находятся на стадии создания собственного имиджа. Конечно, найти ключ к сердцам итальянцев, избалованных историей, богатейшим культурным наследием, обладающих уникальным врожденным чувством вкуса и красоты, не такая простая задача. Здесь, в Армении, людям может казаться, что все итальянцы знают об Армении и ее связях с Италией. На самом деле информированность итальянского общества довольна низкая. За тот период, что я там провел в качестве главы дипмиссии, мы старались как можно качественнее восполнить эти пробелы. Делая акцент на существующем в Италии уникальном армянском историческом культурном и духовном наследии, мы проводили мероприятия в разных городах. Например, организовали выставку, посвященную 500-летию армянского книгопечатания, которая проходила под патронатом президента Италии в трех музеях Венеции под названием «Армения – следы цивилизации». В Риме состоялась выставка «Двин – древняя столица Армении на Шелковом пути», в рамках которой на площади Навона был установлен хачкар. Также были проведены культурные мероприятия и в других городах, сохранивших духовные связи с Арменией.

– Известно, что в Италии живет небольшая армянская община, члены которой не представлены в тамошней политике. Чем можно объяснить это: отсутствием интереса к политике со стороны армян или нежеланием итальянских властей видеть в своем истеблишменте армян?

– Присутствие армян в Италии – это очень обширная тема. Италия всегда была для армян притягательной в экономическом, культурном и духовном смыслах. Ассимилировавшись в течение многих веков в итальянском обществе, вследствие многих причин армянская община на сегодня насчитывает всего несколько тысяч человек, проживающих в основном в Милане, Венеции и Риме. Но по неофициальным данным, число итальянцев с армянскими корнями может колебаться от 100 до 150 тысяч. Между прочим, итальянцев с армянскими корнями немало в итальянской политике, но они себя считают итальянцами. И все же, хотя в большинстве своем они носят итальянские фамилии, тем не менее, некоторые из них помнят о своих корнях. Армян действительно в большой политике нет. Но это никак не связано с какой-то дискриминацией или же специальной политикой по отношению к армянам. Как шутят сами итальянцы по этому поводу, в итальянской политике они сами не могут разобраться. Возможно, поэтому армяне здесь вовлечены в основном в не менее важные экономическую и научно-просветительскую области.

С сожалением должен признать, что, несмотря на проделанную работу в области арменоведения, в настоящее время из-за многих объективных и субъективных факторов это важнейшее направление в Италии находится в упадочном состоянии, что стало особенно заметным на фоне возрастающих финансовых вливаний в «азербайджановедение». Мы все прекрасно понимаем, какую пропаганду будут вести в этих учебных заведениях. И здесь как нельзя более важен государственный подход, который позволит выработать долгосрочную стратегию развития арменоведения в целом за пределами страны.

Говоря об армянской общине Италии, хочется добавить, что в феврале 2010-го в нашем посольстве была подписана Декларация сотрудничества между посольством Армении и армянскими организациями с целью продвижения национальных интересов, а также «активизации и координации усилий по представлению проблемы Нагорного Карабаха и официального закрепления в Италии 24 апреля Днем памяти жертв армянского геноцида». Такой формат работы дал скоро ощутимые результаты: были созданы организация «Итальянская инициатива за Карабах» и парламентская группа друзей Армении, а также стали издаваться и распространяться книги на итальянском языке, освещающие тему геноцида и проблему НКР.

– Возглавляя армянскую дипмиссию, Вам приходилось общаться с президентом Италии и представлять последние процессы в деле урегулирования армяно-турецких отношений, а также ход развития переговорного процесса по разрешению карабахской проблемы. Это была дипломатическая галочка или подобные встречи имели действительно дружественное в отношении Армении продолжение?

– Я встречался с президентом Италии Джорджио Наполитано во время официальных мероприятий и имел с ним длительную беседу во время вручения верительных грамот. Хотя президент прекрасно разбирается и знает проблему Нагорного Карабаха лично, тем не менее, внешняя политика формируется в правительстве Италии и в МИД этой страны. Замечу, что Италия проводит прагматичную внешнюю политику и ее основной интерес на Южном Кавказе – это энергоносители: нефть и газ. Надо также принять к сведению и отношения Италии с Турцией, которые основаны на тесном политическом и экономическом сотрудничестве. Интересы Италии (в основном экономические) будут и далее определять ее внешнюю политику. Учитывая специфику страны, мы старались проводить политику, направленную на недопущение ущемления наших интересов в торге с третьими странами, одновременно закладывая долгосрочные перспективы в основы развития двусторонних отношений. Среди подписанных в тот период документов двустороннего сотрудничества самым важным можно считать соглашение в военной области, подписанное в октябре 2012 года, во время визита министра обороны Италии в Армению.

И все-таки приходится признать, что Италия всегда проводила такую политику, которая учитывала интересы Турции, а сейчас, как показали последние события, уже и Азербайджана. Нам не следует питать иллюзий в вопросах Нагорного Карабаха и геноцида. Особенно в нынешней ситуации, в которой находится наша армянская дипломатия: в условиях отсутствия четкой выверенной внешнеполитической линии и, как следствие, бесперспективной кадровой политики.

– Возвращение в Армению не вызвало ли у Вас сравнений наших реалий с возможностями европейского уровня

жизни?

– Конечно, хотелось бы, чтоб условия жизни в Армении были на таком же высоком уровне, как в Европе. Однако для его достижения европейцы прошли нелегкий путь и продолжают работать в том же направлении. А нам, чтобы достичь благоденствия для наших граждан, необходимо создать такую госсистему управления, которая будет служить народу, а не господствовать над ним, которая будет вселять веру в достоинство личности, обеспечивать для всех равные права и условия как в политике, так и в экономике. Италия в этом отношении особенна, так как это еще и одна из самых красивых стран в мире и по природе, и по тому, что в ней сотворено. Но при долгом и внимательном рассмотрении понимаешь, что это красота визуальна. Она скорее для глаз, а духовное, которое когда-то было привнесено во всю эту божественную архитектуру великими мастерами, все больше и больше теряется. При всем при этом не могу не выразить своего восхищения и тем, как итальянцы трепетно относятся к собственной истории, с каким высоким профессионализмом и приверженностью к традициям реставрируют и консервируют свои архитектурные памятники, сохраняя их для будущих поколений. Поэтому это направление в нашем сотрудничестве с Италией всегда находилось в центре моего внимания.

Вернувшись в феврале прошлого года из Италии, я нашел свою любимую Армению за период долголетнего отсутствия совершенно другой, изменившейся до неузнаваемости. В дипломатии существует понятие, что внешняя политика начинается «дома». А для меня сейчас самое главное заключается в изменении моего «дома», что стало последним аргументом, заставившим меня временно уйти из дипломатии. Хотя должен признаться: проработав в системе более двадцати лет, скучаю по практической дипломатии.

– Сегодня вхождение Армении в Таможенный союз многие связывают с общностью интересов и экономических связей, которые по большому счету были заложены еще в советские годы. Какой путь интеграции, на Ваш взгляд, для Армении предпочтительней?

– После распада СССР ситуация в нашем регионе при отсутствии какой-либо единой структуры безопасности или хотя бы экономического сотрудничества сложилась чрезвычайно сложная. Разделительные линии здесь принимают все более осязаемые и конкретные формы. Поэтому Армении необходимо подходить к вопросам присоединения к тому или иному союзу очень осторожно, особенно учитывая последние события на Украине и резкое обострение противоречий между Россией и Западом, которые могут негативно отразиться на общей ситуации в нашем регионе. Что касается вопроса вхождения Армении в Таможенный союз, надо подчеркнуть, что неожиданное единоличное решение такого важнейшего для страны вопроса без обсуждения в Совете безопасности, без консультаций с политическими партиями, после почти четырехлетних интенсивных переговоров с ЕС явилось сильнейший ударом по авторитету нашего государства и ее позициям на международной арене. Те же застарелые надежды на «помощь извне» или на «третью сторону» свидетельствуют о закостенелости армянской политической мысли и снова ведут нас в тупик. Если у тебя дома большие проблемы, даже самый лучший и могущественный сосед не сможет их решить. Ты должен разобраться в них сам. Причина нашей сегодняшней тупиковой ситуации, которую очень остро ощущают все, независимо от того, признаются они в этом или нет, кроется в уязвимости сегодняшней власти. Поэтому необходимо попытаться изменить ситуацию внутри собственной страны, повысить иммунитет государства по отношению ко всем наиболее опасным вызовам, а затем уже решать, в какие союзы входить или не входить и с какими условиями. Я уже говорил о том, что в создавшейся ситуации, в условиях трансформации международного миропорядка и отсутствия у Армении долгосрочной внешнеполитической стратегии, международное давление на Ереван может усилиться настолько, что будет намного труднее добиваться желаемых результатов в самых насущных проблемах. Особенно в важнейшем для нашей страны вопросе по проблеме Арцаха. Не исключено, что Армению могут поставить перед тяжелым выбором.

– Рубен Карленович, армянская осень обычно бывает традиционно жаркой в политическом плане. На Ваш взгляд, какие события будут наиболее значимы в этот период? Тем более носители прозападного тренда очень часто намекают на возможность армянского «майдана»?

– Украинский Майдан, как мы все увидели, превратился в зону противостояния двух глобальных интересов, затянувших Украину в полномасштабную войну. Подобного «майдана» я бы для своей страны не пожелал ни при каких условиях. Возможно, именно поэтому, глядя на последствия украинского Майдана, армянский народ стал еще более осторожным в своих действиях. Но «жарко» будет рано или поздно. Мне кажется, этого не избежать в силу многих социально-экономических, общественно-политических и внешнеполитических причин. Хотелось бы, чтобы потребность в кардинальных изменениях, как и их реализация в жизнь, в нашей стране имела армянское происхождение и не была бы привнесена извне. В связи с этим смею надеяться, что скрытая в народе мудрость позволит развернуть корабль нашей государственности к Арарату. К сожалению, потеря этой мудрости в последние столетия приводила ко всякого рода бедствиям, а сейчас она стала и вовсе препятствием на пути развития армянского народа. Говоря об Арарате, я имею в виду его символическое значение не только для нашего, но и для других народов, связанных своей судьбой с библейской горой, на которую причалил Ноев ковчег.

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты