№6–7 (258–259) апрель 2015 г.

Армяно-турецкая нормализация: полный крах или временное торможение?

Просмотров: 1015

Решение президента Сержа Саргсяна отозвать из парламента Цюрихские протоколы было ожидаемым. Когда Серж Саргсян в конце января направил председателю Национального собрания республики Галусту Саакяну письмо, в котором сообщил о своем решении отозвать из законодательного органа парафированные в 2009 году в Цюрихе армяно-турецкие протоколы о нормализации двусторонних отношений, это не стало сенсацией ни для внутренней, ни для международной жизни страны.

Подобное решение ожидалось, к нему в меру своих возможностей уже давно пытались подтолкнуть главу государства представители «Дашнакцутюн» и партии «Наследие». Но, конечно, решение Сержа Саргсяна было вызвано иными, куда более глубинными причинами. Некоторые из них президент разъяснил в своем письме спикеру. В частности, он отметил, что «начиная процесс налаживания армяно-турецких отношений без предварительных условий, мы полностью представляли себе все возможные варианты дальнейшего развития событий. Мы были готовы как ко всеобъемлющему налаживанию отношений путем ратификации протоколов, так и к провалу. Нам нечего было скрывать, и международному сообществу было бы ясно, по чьей вине на самом деле так и не открылась последняя закрытая граница Европы и была упущена эта возможность».

Возможность нормализации на данном этапе и впрямь упущена. Хорошо известно, что большую роль в этом сыграла позиция Азербайджана. В Баку были крайне обеспокоены назревающим соглашением об установлении Ереваном и Анкарой дипломатических отношений, и уж тем более страшила азербайджанскую сторону возможность деблокирования закрытой с 1993 года по решению Анкары армяно-турецкой границы. Последнее означало бы полный провал целенаправленных азербайджанских усилий сделать блокаду Армении вечной, навсегда исключив страну из любых региональных транспортных, энергетических и любых других проектов, требующих выхода в мир. Поэтому азербайджанская сторона приложила все усилия для того, чтобы убедить Анкару связать нормализацию с вопросом об уступках армян в Карабахе. Это удалось, поскольку в Турции азербайджанское лобби весьма сильно. К тому же рядовые турки скорее всего не поняли бы свое руководство, «жертвующее интересами братского народа» ради нормализации отношений с Арменией. В результате Турция пошла на поводу у Баку, сделав предварительным условием вывод армянских войск из пары «оккупированных районов» вокруг Карабаха. И хотя коспонсоры процесса – Россия, США, Франция и Швейцария – не скрывали своего недовольства подобным подходом, напоминая Анкаре, что армяно-турецкие отношения и проблема Карабаха – разные вещи, связывать которые в единый пакет протоколами не предусмотрено, Анкара своего подхода не изменила.

Еще один нюанс был связан с вопросом о геноциде армян в 1915 году в Османской империи. Поскольку в протоколах содержался пассаж о создании независимой комиссии историков «для беспристрастного изучения исторических документов и архивов», Конституционный суд Армении, приняв решение о соответствии протоколов Основному Закону страны, одновременно указал, что, согласно Конституции, факт геноцида не может быть предметом дискуссий. Речь может идти лишь о рассмотрении последствий этого преступления.

Именно данное обстоятельство и стало формальным поводом для Анкары затормозить ратификацию протоколов в Национальном собрании Турции, после чего процесс забуксовал и остановился. Это и имел в виду президент Саргсян, когда указал в своем письме на факт «искажения духа и буквы протоколов» турецкой стороной. Кроме того, глава армянского государства подчеркнул, что «в преддверии 100-летней годовщины геноцида армян политика отрицания и редактирования истории приобрела новый размах».

Не приходится в этой связи спорить с тем, что момент для отзыва документов из парламента был выбран наиболее благоприятный. Напомним, что Серж Саргсян пригласил своего турецкого коллегу Реджепа Эрдогана в числе глав других стран прибыть в Ереван 24 апреля для участия в траурных мероприятиях в связи со 100-летием геноцида. Прямого ответа на это приглашение не последовало. Однако Эрдоган в свою очередь направил Сержу Саргсяну приглашение на 100-летие битвы при Галлиполи. В нынешнем году турки решили организовать празднество именно 24 апреля. Несомненно, такой шаг выглядит издевательским, что, полагаем, в какой-то мере и подвигло армянского лидера на ответный шаг в виде отзыва протоколов именно в данный момент. В этом контексте уместно напомнить, что битва при Галлиполи (Дарданельская операция), инициатором которой был первый лорд Адмиралтейства Великобритании Уинстон Черчилль, стремящийся к захвату Константинополя, хотя в целом и закончилась неудачей войск Антанты, однако отнюдь не была одномоментной акцией. По сути, она началась еще в ноябре 1914 года, когда два английских линкора и два французских броненосца обстреляли позиции турецких войск на побережье Дарданелл. После этого, в январе 1915 года, российская сторона обратилась к союзникам с просьбой провести демонстрацию, которая могла бы отвлечь часть турецких сил с Кавказского фронта, что и было исполнено – англичане и французы начали высадку на турецком побережье 23 апреля. Тяжелые бои экспедиционного корпуса союзников с 20-й турецкой армией под командованием немецкого генерала Лимана фон Сандерса продолжались более года. В конечном итоге союзники вынуждены были отступить, не взяв Константинополь. Совершенно понятно, что никакого, даже формального, повода отмечать 100-летие этой битвы, завершившейся к тому же не сто, а 99 лет назад, у турецкой стороны нет. Данная акция носит сугубо пропагандистский характер и направлена в первую очередь на отвлечение внимания международной общественности от юбилейной даты главной трагедии в истории армянского народа.

Любопытно, что Анкара, которая все эти годы подвергалась существенному нажиму со стороны Вашингтона, пытавшегося объяснить всю ущербность турецкого подхода к вопросу о ратификации протоколов в свете выдвижения предварительных условий и следования в фарватере требований Баку, пока не стала отзывать документы из своего Национального собрания. Да и вообще турецкая реакция выглядит довольно умеренной.

Правда, пресс-секретарь МИД Турции Танжу Бильгич назвал шаг Сержа Саргсяна «неправильным и неудачным», но сразу же добавил, что тем не менее турецкая сторона «продолжит курс на нормализацию отношений с Ереваном». Мягко отреагировал и Вашингтон. Как заявила в Ереване во время своего недавнего визита на Южный Кавказ помощник госсекретаря США по?вопросам Европы и?Евразии Виктория Нуланд, Америка по-прежнему будет содействовать нормализации армяно-турецких отношений. По словам Нуланд, США уверены, что нормализация двусторонних армяно-турецких взаимоотношений «имеет важное значение для?обеих стран и?для мира в?регионе. Мы будем содействовать усилиям в?этом направлении». При этом американский дипломат специально подчеркнула, что Ереван «не вышел из процесса», и для американцев «очень важно, чтобы этот процесс продолжался». Нуланд имела в виду, что, отозвав протоколы из парламента, Серж Саргсян не стал при этом отзывать подпись, которую поставил под ними 10 октября 2009 года министр иностранных дел республики Эдвард Налбандян. Симптоматично и то, что, будучи в Ереване, Нуланд нашла время для посещения Цицернакаберда, где она возложила цветы к мемориалу памяти жертв геноцида армян. Более того, помощник госсекретаря подчеркнула, что для нее это стало «очень трогательным моментом, важной частью поездки».

Создается впечатление, что процесс армяно-турецкой нормализации не отменен, а лишь отложен в долгий ящик. Многое в этом вопросе будет, разумеется, зависеть от развития геополитической ситуации в Закавказье и на Ближнем Востоке. Весьма симптоматично, что на нынешнем достаточно неблагоприятном фоне вышел примечательный по своему содержанию доклад Фонда исследований экономической политики Турции (TEPAV) под названием «Укрепляя связи и бизнес-сотрудничество между Турцией и Арменией». Этот документ цитирует газета Today’s Zaman. Авторы доклада рассматривают все еще возможный, на их взгляд, процесс нормализации в виде ряда поэтапных шагов, в основном в экономической сфере. Процесс не должен быть «линейным», при котором «сначала открывают границу, утверждают дипломатические отношения и только после этого переходят к экономическому сотрудничеству». Сближение должно начаться с «улучшения экономических отношений, что может перерасти в другую динамику, которая посодействует процессу налаживания. Мы уверены, что можно найти пути улучшения экономических отношений без открытия границы». При этом «локомотивами» экономического сотрудничества должны стать сферы информационных технологий, туризма и сервиса, поскольку они являются приоритетными в экономической политике как Анкары, так и Еревана.

Отметим, что такой подход, как ни странно, практически полностью совпадает с подходами официального Еревана 15-летней давности. Дело в том, что после завершения войны в Нагорном Карабахе и установления турецко-азербайджанской блокады республики армянская сторона неоднократно и прямо указывала, что для возрождения взаимовыгодного сотрудничества следует начать с возобновления традиционных хозяйственно-экономических связей, которые были очень развиты в советские времена, когда Закавказье представляло собой единый экономический организм. Экономика, как считали тогдашние руководители страны, продиктует верные решения в ходе политического разрешения конфликта. Тогда это категорически отвергалось азербайджано-турецким тандемом. Сегодня, судя по ряду признаков, ситуация несколько меняется.

Симптоматичным видится в этой связи, что схожего мнения придерживается и известный прозападный политолог, руководитель Центра региональных исследований Ричард Киракосян, который полагает, что обе стороны могли бы извлечь из открытых границ взаимную выгоду. При этом деблокада границы становится тем актуальнее, что после того, как Армения «отказалась от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС и вступила в Евразийский экономический союз, страна потеряла возможность иметь конкурентоспособную экономику. Открытие границы с Турцией могло бы в какой-то мере решить эту проблему, так как усилило бы конкурентоспособные стороны экономики Армении и нанесло контрудар существующему в стране торговому картелю». По мнению Киракосяна, сделав свой выбор, Ереван оказался «не по ту сторону железного занавеса», ибо экономика России переживает сложные времена, это сокращает идущие в страну частные трансферты и российские инвестиции. Турция, по его словам, представляет собой «хорошую альтернативу», ибо сотрудничество с ней помогло бы минимизировать те потери, которые несет ныне армянская сторона в результате присоединения к ЕАЭС. Такое сотрудничество было бы выгодно и Анкаре, так как – в случае открытия границы – Турция смогла бы расширить взаимодействие с экономиками России, Казахстана и Белоруссии.

Если отбросить некоторые риторические пассажи, подход Ричарда Киракосяна во многом представляется логичным. Напомним, что эксперты «Ноева Ковчега» ранее также неоднократно говорили о том, что Армения в складывающейся геополитической конфигурации способна стать своего рода связующим звеном между Москвой и Западом, ЕАЭС и Евросоюзом. В последнее время эта идея находит все больше сторонников. Участились также намеки на то, что в недалекой перспективе Армения и Евросоюз могут вернуться к идее реанимации политической части Соглашения об ассоциации. И пока нет признаков того, что Москва категорически отвергает подобную возможность.

Все это заставляет думать, что нынешняя ситуация в сложном и тяжелом процессе армяно-турецкого примирения не означает полного отказа от возможного взаимодействия в будущем. Не исключено, что уже в конце нынешнего года между сторонами вновь начнутся консультации с целью преодолеть сложившееся на данный момент положение вещей. И конечно же очень большую роль может сыграть в данном вопросе ухудшающаяся экономическая ситуация как в странах региона, так и в мире в целом.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты