№7 (318) июль 2019 г.

Таманяна оптимизировали

Просмотров: 2322

Когда в 2016 году решением правительства РА были объединены в единое целое Музей Александра Таманяна и Национальный музей архитектуры, объяснялось это весьма лаконичным словом «оптимизация», что якобы удачно решало многие хозяйственные проблемы. В закрытии музея основную долю вины внук великого зодчего Гагик Таманян возлагал прежде всего на бывшего главного архитектора Еревана Нарека Саркисяна. Возглавляя в то время отечественное градостроение, именно он обратился в кабинет министров со столь абсурдным предложением.

И хотя впоследствии Нарек Саркисян признал свою ошибку, тем не менее по истечении двух лет абсурдность данной интриги стала еще очевидней, а родственники Александра Таманяна вновь подняли вопрос о возрождении музея. Ведь не только всему армянству, но и гостям столицы стало все трудней объяснять, почему величайший армянский архитектор, отстроивший уникальный город из розового туфа, сегодня не имеет не только дома-музея, но даже музея своего творчества. И это притом что культ Таманяна в Армении настолько высок, что прослеживается даже в новостройках армянской столицы. Например, на здании городской мэрии во всю стену выбит первый генеральный план Еревана от 1924 года. Но несмотря на авторитет Мастера, открытие самого музея в начале нулевых далось родственникам с трудом, а большинство предоставленных экспонатов являлись собственностью семейных архивов этой фамилии. К сожалению, именно они стали еще одной формальной причиной закрытия, поскольку якобы нельзя одновременно демонстрировать более 1000 экземпляров в одном музее. Но тот, кто хоть раз побывал в этой галерее, может с гордостью сказать, что видел всю историю Еревана в чертежах, фотографиях и макетах, от первых кирпичиков до главных творений гениального зодчего – центральной площади Еревана с Домом правительства, Театра оперы и балета им. Спендиарова, проекта Северного проспекта.

Кстати, что касается Северного проспекта, то с момента его строительства и до сих пор он вызывает неоднозначную реакцию. Не только потому, что там днем жарко и нет деревьев. Не только потому, что специалисты критикуют «безликие бетонные многоэтажные бастионы с амбразурами окон». Не только потому, что вечерами, несмотря на прогулочный «плацдарм», он по-прежнему остается нежилым, о чем свидетельствуют темные окна верхних этажей. По словам специалистов, нынешняя стрела Северного проспекта далека от таманяновской задумки, которую современные градостроители превратили в коммерческий проект, представляющий собой пешеходную улицу с брендовыми магазинами, многоярусным подземным паркингом и расположенными там же торговыми бутиками. В этой связи вспоминается, как несколько лет назад в нашей беседе Нарек Саркисян довольно одиозно заметил, что в 1929 году гениальные идеи Александра Таманяна по кардинальному изменению облика города тоже казались весьма «европейскими» и неприемлемыми для местного менталитета. «Тогда возмущенные старожилы Еревана даже били камнями стекла дома, в котором поселился Таманян, угрожали расправой за то, что на месте старых лачуг он строил новые великолепные здания, которыми до сих пор восхищаются жители и гости Еревана. Таманян сумел перешагнуть время, хотя в период советского авторитаризма сделать это было не очень легко. Видимо, нечто подобное происходит и сейчас. Когда реализуются стратегические планы такого масштаба, нужно мыслить более глобально. Рано или поздно наш город должен был прийти к идее кардинальных перемен, – отметил тогда он. – Повторяю, Таманяна тоже не сразу поняли и приняли современники. И лишь потомки оценили масштабность его проектов. Так же обстоят дела и с Северным проспектом». Конечно, потомки все оценят и расставят по своим местам, но в данном случае горькая ирония заключается в том, что именно Нарек Саркисян, считающий себя практическим продолжателем творческого наследия великого зодчего, закрывает единственный в Армении Музей Александра Таманяна в годовщину его смерти.

«По истечении двенадцати лет борьбы вам, господин министр, наконец удалось закрыть Музей Таманяна. Ведь вам недостаточно того, что под вашим чутким руководством десятилетиями «улучшали» генплан Таманяна и доулучшались до того, что нет больше национальной гордости армянского народа – национальной архитектуры Армении. И потому можно закрыть Музей Таманяна, чтобы его экспонаты ненароком не напомнили никому из гостей и жителей столицы, как все должно было быть на самом деле», – написал тогда в своем открытом письме Гагик Таманян. Недавно для решения этого вопроса он вновь приехал из Лондона в Ереван. Но так и не дождавшись обещанных встреч с премьером РА и мэром Еревана, обратился к СМИ в надежде таким образом достучаться до высокопоставленных чиновников. «Сегодня мы не предъявляем никаких требований, касающихся прошедшего или нынешнего времени. Мы лишь просим новое правительство вновь открыть музей, так как прежний был уничтожен. Это несправедливо. Нельзя наносить такое оскорбление Таманяну, – отметил он на пресс-конференции. – В семейном архиве мы 70 лет хранили богатейшую коллекцию чертежей, исторических фотографий, научных изданий, которые охватывают все три периода творчества зодчего: в России, Персии и Армении. В свое время передали их в музей, созданный усилиями нашей семьи. Однако все последующие годы музей пытались закрыть. Сначала в 2004 году, потом в 2008-м. И наконец в 2016-м это удалось все-таки сделать». По непостижимому стечению обстоятельств в биографии Мастера нумерология вывела некоторые трагические даты совпадений. Так, в годовщину 80-летия со дня смерти Таманяна закрыли его музей в Ереване. В прошлом году, видимо, в связи «бархатными» событиями, забыли отметить 140-летие Великого зодчего. Но есть еще нынешний год, с которого и могут начаться позитивные изменения. Ведь ровно сто лет назад Александр Таманян переехал в Армению, чтобы спроектировать современную столицу всего армянского мира, которую до сих пор называют «городом потрясающей красоты», «городом уникальной архитектуры», «городом-садом», «городом розового туфа».

Как отмечают историки, несмотря на революционные сложности, советское правительство изначально решило построить дома для двух своих выдающихся сынов – Александра Таманяна и Мартироса Сарьяна, что и было исполнено в последнем случае. Кстати, много позже появились музеи Александра Спендиарова, Хачатура Абовяна, Айкануш Даниелян, Аветика Исаакяна, Егише Чаренца, Арама Хачатуряна, Сергея Параджанова, Комитаса, Сильвы Капутикян, Шарля Азнавура… «А вот музея Таманяна до сих пор нет. Неужели мой прадед недостоин народной памяти?» – говорит правнук зачинателя современной национальной архитектуры и экс-директор музея Айк Таманян. Известному архитектору «не повезло». Александр Оганесович предпочел все выделенные на строительство собственного дома средства благородно перечислить на счет своего любимого детища – Оперного театра, называвшегося тогда Народным домом. В дальнейшем бюрократическая машина, видимо, предпочла по инерции не замечать этой проблемы. Город, а вернее, его чинуши так и не удосужились увековечить память Мастера личным музеем и ограничились в 1974 году памятником в районе Каскада. А ведь созданная гением архитектурной мысли армянская столица стала олицетворением новой Армении.

В первые годы Третьей Республики музей хотя и был открыт, тем не менее просуществовал всего 15 лет, да и то, в основном, за счет энтузиазма таманяновской семьи. Создается впечатление, что все согласны с мнением об ошибке с закрытием музея. Но вместе с тем конкретного концепта по решению этой проблемы нет. Правда, в последнее время все же появились кое-какие подвижки. Однако та недвижимость, которую предлагают представители столичного муниципалитета, изначально не подходит, поскольку принадлежит частным собственникам, что означает или высокую арендную плату, или высокие цены за выкуп площади в центре Еревана. Причем за счет родственников. «На сегодняшний день у семьи нет таких средств, а уникальные экспонаты тем временем потихоньку приходят в негодность. Не секрет, что «за древностию лет» они требуют соответствующего ухода в соответствующих музейных условиях, – говорит собеседник. – В письме президенту я писал о том, что, если глава государства примет решение и объявит конкурс на строительство дома Таманяна, то здесь можно рассматривать широкий спектр возможностей. Например, он может стать частью комплекса Музея современной армянской архитектуры и располагаться над Каскадом, откуда открывается панорама на Арарат». Ведь именно в этой концепции – в городе, раскрытом в сторону Арарата – Таманян воплотил одновременно и идею национальной государственности, и идею возрождения национальной культуры. По мнению специалистов, это уникальный пример в мировой практике, когда градостроительное решение имело столь важное значение для консолидации и развития нации.

Впрочем, в качестве более реалистичного варианта главный архитектор Еревана Артур Месчян предложил рассмотреть возможность открытия музея в здании Дома архитектора, кстати, тоже старом и требующем реставрации. Также было предложено «поселить» музей в доме первого премьер-министра Армении Ованеса Качазнуни. Он сегодня принадлежит одному из местных бизнесменов и находится в довольно плачевном состоянии. Еще одно предложение связано со зданием на улице Амиряна, владельцем которого является миллионер из Великобритании Ваче Манукян. По слухам, он скоро должен приехать в Ереван, что, возможно, позволит провести прямые переговоры. А пока получается, что человеку, построившему современный Ереван, не нашлось в нем места для собственного музея. Сложилась абсурдная ситуация, когда все согласны с необходимостью открытия музея, но при этом вопрос остается открытым на уровне отписок, а то и полного молчания из высоких кабинетов. В настоящее время группа поддержки обратилась ко всем неравнодушным людям, имеющим в недвижимости бесхозные или неиспользуемые площади, с просьбой безвозмездно передать их для создания музея народного архитектора Армянской ССР, лауреата Сталинской премии Александра Таманяна. Ведь это делается и для увековечивания памяти великого зодчего, и для преемственной памяти будущих поколений.

Сергей Тигранян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты