№9 (320) сентябрь 2019 г.

Игорь Заргарян: Мы верим в успех партии «Национальная повестка»

Просмотров: 8571

Об экономической ситуации в Армении, новой политической партии страны и ее программе, решениях Венецианской комиссии в связи с обращением КС республики, сегодняшнем Ереване редакции газеты «Ноев Ковчег» рассказал Игорь Заргарян (на фото), предприниматель, соучредитель партии Армении «Национальная повестка».

– Игорь Олегович, в течение ряда лет Вы возглавляли большое производство по изготовлению гофрокартона, известную в Москве фабрику «Союз». Почему Вы приняли решение уйти из бизнеса?

– Основная моя деятельность всегда была связана с промышленностью, до 1993 года в Армении, а затем в Москве продолжилась в 1994 году в составе группы инвесторов промышленных предприятий. Я входил в совет директоров порядка 20-25 предприятий различных отраслей промышленности, отвечал за их вывод из полубанкротного состояния и трансформацию в нормально функционирующие. Это был хороший драйв, хорошая динамика.

Когда я возглавил московское предприятие «Союз», одно из крупнейших на сегодняшний день в России, оно находилось на стадии банкротства. Мы вывели предприятие из кризиса, а затем превратили в фабрику европейского уровня. Полтора года тому назад появился новый акционер, крупнейшая мировая компания, занимающая на рынке картонажного производства второе место в мире.

Последние пять лет, до момента приобретения, мы обменивались знаниями и опытом с этой компанией. В итоге к концу 2018 года от динамики перешли к статике. Это первая причина, по которой я отошел от бизнеса. И второе – это моя давняя мечта – высвободить время для того, чтобы иметь возможность передавать свои знания молодому поколению и предоставлять консультации по промышленному менеджменту и навыкам ведения бизнеса.

– Можно сказать, что Вы «переросли» дело, которым занимались?

– Может, это прозвучит нескромно, но да. Я привык работать в динамичной и антикризисной среде, имеющей предпосылки для активного развития. Сегодня для меня главное – передавать знания и помогать тем, кто видит себя в эскалации бизнеса. Другая важная мотивационная составляющая – совместное с друзьями и единомышленниками намерение заняться политической деятельностью. Символично, что эти два решения – уход из «Союза» и создание политической партии в Армении – были приняты в один и тот же день.

– В свое время Вы были советником премьер-министра Армении по промышленной политике, как сегодня Вы оцениваете экономическое положение в республике?

– Период, когда я являлся советником премьер-министра Армении, был очень интересным в моей жизни. Вместе с коллегами мы разрабатывали промышленную политику республики и, конечно, глубоко вникали во все отраслевые процессы.

Если говорить о происходящем в сфере промышленности сегодня и сравнивать со вчерашним днем, наблюдается схожая картина – что-то мешает. Тогда изменениям мешало сопротивление олигархической системы. Те новшества, которые незначительно затрагивали интересы крупных групп, реализовывались. Как только требовались налоговые изменения, предоставление большей свободы среднему и малому бизнесу, возникали барьеры. Но прежняя система при всех ее минусах дала толчок развитию различных отраслей, и динамика их развития сохраняется.

– А сегодня?

– Нынешняя власть пока не понимает своей роли в развитии промышленности, не знает, что надо делать, как делать, а главное, кто будет делать. Много деклараций на тему необходимости развития агропромышленного комплекса и IT-технологий. Фон хороший, а конкретики мало. Конечно, положительный момент в том, что ей удалось сломать старую систему, былых препонов больше нет.

Если подытожить, ситуация выглядит так: при прошлой системе были грамотные специалисты, понимающие дело, но которым мешала прежняя «понятийная» система управления. Сегодня обратная ситуация: те люди, которые находятся у власти, не очень разбираются в вопросах промышленности, но и не мешают развитию бизнеса, однако говорят об экономической революции. Никакой объявленной экономической революции в стране не происходит.

– В связи с провозглашенной экономической революцией в Армении партия «Национальная повестка» выступила с предложением реализовать ряд приоритетных шагов по развитию промышленности и аграрного сектора страны. Расскажите об этой программе.

– Учредители партии «Национальная повестка» – люди, которые имеют хороший опыт в экономике, промышленности, политике, вопросах безопасности и системе образования. То, что мы предлагаем, не теория, а практические шаги, практический опыт, реальное понимание того, как экономика должна развиваться.

Кстати, мы были первыми, кто задался вопросом: для чего стране нужна экономическая революция? Революция означает разрушение старого и строительство нового или радикальное глубокое изменение всей системы. Вопрос в том, зачем разрушать то, что работает? Развивать, улучшать, двигать вперед, но без революции. И мы оказались правы, поскольку сама власть не смогла объяснить, что подразумевается под этим термином. Кто-то во власти говорил, что революция должна происходить в головах, и тогда экономика пойдет вперед. Кто-то утверждал, что экономическая революция уже произошла, и даже раньше, чем политическая. Я надеюсь, что здравомыслие восторжествует и власть придет к выводу, что надо идти путем эволюции.

Мы предлагаем конкретные решения, а не только критикуем. Наша цель – не критика, а выявление проблемы, обсуждение ее сначала внутри себя, затем с экспертами, выработка достойного решения и предложение этого решения обществу и государству. Мы надеемся, что власть прислушается к нам, либо мы возьмем ответственность за решение проблем на себя в определенный промежуток времени.

Сейчас мир находится уже на пороге 4-й промышленной революции, и это предоставляет громадные возможности, но и несет определенные риски.

Это действительно революция в масштабах планеты, и мы должны быть одними из активнейших лидеров процесса, так как потенциал у нас есть!

«Национальная повестка» предлагает 10 приоритетных шагов для развития промышленности и аграрного сектора.

– Какие это шаги?

– Снизить агрессивную риторику в части борьбы с коррупцией и сосредоточиться на системном снижении коррупционных рисков. Провести аудит основных отраслей аграрного сектора и промышленности с целью получения информации о ситуации «как есть». Возобновить частно-государственное партнерство по приоритетным отраслям для выработки соответствующих отраслевых программ развития на 5–10 лет. Обеспечить приоритетные условия для быстрого развития IТ-сектора, в частности, пересмотреть шкалу подоходного налога. Все ключевые посты в этих областях в правительстве и в комиссиях парламента должны занять профессионалы с опытом работы и знаниями. Повысить прозрачность деятельности налоговых и таможенных органов, упростить процедуру обжалования их решений со стороны представителей бизнеса. Обеспечить равные условия для всех инвесторов, прозрачность процедур тендеров.

Изменения налогового законодательства не должны привести к увеличению налоговой нагрузки в течение 5 лет. После 2-летней проверки, если налогоплательщик не нарушил законодательство, на следующие 2 года освободить от налоговых проверок в случае сохранения уровня налоговых платежей. Сосредоточиться на развитии всех возможных рынков сбыта по принципу и/и, а не или/или, исключив противопоставление ЕАЭС, ЕЭС или иных рынков.

Сильна не та власть, которая отметает достижения прежних властей и свои поражения списывает на результат работы предшественников, а та власть, которая может развивать все прежние достижения и готовить плацдарм для последователей!

– Как позиционирует себя «Национальная повестка» на политическом ландшафте Армении?

– «Национальная повестка» – правоцентристская партия. Основные направления – экономика, политика, безопасность, духовность, культура, образование. Главная цель – добиться того, чтобы Армения стала государством, центром притяжения не только для своих граждан, но и для диаспоры во всем мире. Мы убеждены, что эта цель реальна, и будем к ней идти.

У нас есть знания, мы вооружены чувством ответственности за свои поступки. Ответственность, открытость, честность – наши принципы. Мы отвечаем за то, что говорим. И мы видим, что наши идеи востребованы. К нам присоединяются интересные люди из самых разных сфер – науки, бизнеса, политики, объединенные общими целями. Мы верим в успех партии «Национальная повестка».

– Каково отношение «Национальной повестки» к нынешней власти?

– Конструктивно оппозиционное. Мы – конструктивная оппозиция, которая знает, о чем говорит.

– Как Вы относитесь к заключению Венецианской комиссии по поводу обращения Конституционного суда Армении в связи с призывами руководства страны блокировать здания судов?

– Заключение Венецианской комиссии все расставило на свои места.

Революция предоставила определенные свободы, начала борьбу с коррупцией – это положительные моменты. Но когда власть выступает с призывом к «революции тотальной», в том числе и в судебной системе страны, возникают вопросы.

Что на самом деле произошло? А произошло следующее: решение суда не оправдало ожидания властей, и она призвала народ блокировать суд. Это означает вмешательство одной ветви власти в ветвь другую, что недопустимо. Это и подтвердила Венецианская комиссия. Нравится или не нравится то или иное решение суда – вопрос второй. Но вмешательство в судебно-правовую систему и призывы блокировать здания судов – непозволительны, тем более что им последовали депутаты, которые оставили свои рабочие места и покинули заседание парламента.

Второй очень важный пункт – веттинг. И в этом вопросе Венецианская комиссия указала властям Армении верный путь. Да, судья должен отчитываться за свои доходы. Да, он должен их декларировать, но не более того. Это вопрос администрирования, а не веттинга.

Третье положение, которое я считаю принципиальным, касается некой игры терминов – «член Конституционного суда» и «судья Конституционного суда». Руководствуясь этой подменой, Ваге Григорян попытался возложить на себя обязанности председателя Конституционного суда. При этом он ссылался на свою, техническую интерпретацию закона, согласно которой в новой Конституции нет понятия «член Конституционного суда», а есть лишь «судья Конституционного суда». Венецианская комиссия подтвердила, что судьи должны исполнять свои обязанности до окончания своего срока полномочий и никакой игры терминов быть не может. Конституционный суд – высшая инстанция в государстве. Этот институт надо оберегать.

– Руководство Армении прислушается к выводам Венецианской комиссии, по Вашему мнению?

– Думаю, власти будут обсуждать выводы комиссии. Определенные корректирующие меры должны последовать. Надеюсь, что споров на предмет правомерности решений не возникнет. Игнорировать выводы Венецианской комиссии было бы крайне нелогично, тем более власти Армении объявили, что страна идет путем демократии и открытости. Это означает соблюдение демократических принципов. В противном случае возникнет противоречие между словом и делом.

– Вы родились и выросли в Ереване, получили там образование, часто бываете в армянской столице. Какие положительные перемены Вы могли бы отметить?

– Я ереванец в четвертом поколении. Город мне дорог, я часто бываю там с семьей, с детьми. Сегодняшний Ереван – раскрепощенный, оживленный, в нем много туристов. Особенно радует молодежь.

Но я не могу понять, почему Ереван так замусорен. Город буквально зарастает мусором. Это ощущение возникло у меня еще тогда, когда по распоряжению нового мэра начался снос кафе возле здания оперы. Около кинотеатра «Москва», сердца города, также кругом мусор, окурки, и это не особо волновало городские власти. По уровню чистоты город можно сравнить с какой-нибудь далекой африканской страной. При этом меня удивляет позиция чиновников из мэрии, которые заявляют, что мусор – не их проблема, а компании «Санитек», которая занимается в Ереване его вывозом. Разве мэрия не должна решать вопросы городского хозяйства?

В нашем дворе я сфотографировал переполненный мусорный контейнер, выложил на свою страничку в интернете с предложением направлять такие фото на сайт мэрии, чтобы наглядно показать чиновникам, что происходит в городе. И, если это не поможет, передвигать контейнеры к зданию мэрии…

– И какова была реакция городских властей?

– На следующий день в нашем дворе контейнер был уже идеально чистым.

– А как обстоит дело с вывозом мусора сегодня?

– Насколько мне известно, ситуация с мусором в Ереване не улучшилась. Если бы я находился на месте мэра, то либо решил вопрос в кратчайшие сроки, либо подал бы в отставку. Это вопрос управления, а не ответственности какой-либо отдельной компании. Когда на предприятиях, которыми я руководил, происходило что-то не так, мы не искали виновных, а общими усилиями решали проблемы.

– Вы участвуете во многих армянских благотворительных фондах, общественная деятельность занимает важное место в Вашей жизни?

– Совместно с друзьями и коллегами мы разрабатываем различные программы, которые в итоге объединяются в одно целое. Это фонд Repat Armenia, занимающийся репатриацией армян спюрка в Армению и помощью им. Когда мы организовали этот фонд, все удивлялись, говоря: о какой репатриации может идти речь, когда из Армении уезжают. А положительные результаты есть.

– Сколько наших соотечественников вернулось благодаря этому фонду в Армению?

– Несколько десятков человек. Но еще больше сирийских армян и других наших соотечественников, приезжающих в Армению, обращаются за поддержкой в Repat Armenia. Фонд помогает им адаптироваться в Армении.

Другой фонд – Арар – нацелен на программы поддержки безопасности страны.

– Кто или что оказало влияние на формирование Вашего мировоззрения, жизненной позиции?

– Безусловно, мои родители. Мама – учительница, отец – сварщик, он был одним из лучших в Ереване. С детства я слышал от отца об «армянском вопросе». Любовь к Родине впитал с первых лет жизни.

Когда я учился в школе, на меня повлияло несколько событий. Я случайно упал в бассейн недалеко от школы и начал тонуть. Меня вытащили из воды, и этот случай запечатлелся в памяти. Лет через пятнадцать я проходил мимо фонтана недалеко от моего дома, и точно такая же ситуация произошла с другим ребенком, который упал в воду. Теперь уже я сам вытащил его из воды. На добро надо отвечать добром, таков был урок.

Еще одно событие, более серьезное, которое оказало на меня влияние, это землетрясение в Армении. Я работал тогда на заводе «Марс». На второй день после землетрясения мы были уже на месте трагедии, провели там первые десять-одиннадцать дней, участвовали в спасательных работах, хотя никто из нас не имел опыта. Никогда не забуду, как мы помогали друг другу, а также людей, которые теряли своих близких и так достойно вели себя. Я видел, как с самого дна разрушенного дома доставали сережку и передавали из рук в руки, чтобы она не потерялась.

Глубокий след оставила и Арцахская война, в которой погибли друзья, с которыми я вместе рос. Моя мама была классным руководителем у Леонида Азгалдяна, Национального героя Армении, посмертно награжденного «Боевым крестом» I степени. Она с детства мне рассказывала, какой он был хороший ученик, с лидерскими способностями. Она ставила Лёню Азгалдяна нам всем в пример за много лет до Арцахской войны. Тогда я понял, что человек со «стержнем» остается таковым на всю жизнь.

– Вы верите в дружбу? Сегодня многое, к сожалению, монетизировано…

– Монетизация всегда присутствовала в человеческой жизни. Если я скажу, что не верю в дружбу, это прозвучит провокационно. Я отношусь к понятию дружбы очень аккуратно. У меня большой круг знакомых, но очень ограниченный круг друзей. Первые мои друзья – моя семья в полном составе.

– Что бы Вы пожелали читателям газеты?

– Главное мое пожелание – не быть безразличным. Сейчас Армения переживает критический период. И участие каждого нашего соотечественника жизненно важно. Главное – определить степень своего участия в судьбе Родины, и неважно, находишься ты в Москве, Казани или Америке. Каждый из нас должен внести свой вклад в благополучие Родины, если она нам дорога.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 41 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты