№9 (320) сентябрь 2019 г.

5 сентября 2019 года Сурену Гургеновичу Арутюняну исполнилось бы 80 лет

Просмотров: 2475

Отметить юбилей армянского и российского государственного, политического и общественного деятеля готовились и в России, и в Армении. Праздновать 80-летие Сурена Арутюняна собиралась и наша газета. В феврале Сурен Гургенович приезжал в редакцию «Ноева Ковчега». Мы говорили о международном положении, о переменах в Армении, обсуждали планы его будущих выступлений на страницах издания.

В газете Сурен Арутюнян бывал часто и по редакционным делам, как член редколлегии, и по общественным. Он приходил с интересными идеями, свежими мыслями, неординарными предложениями. Сам часто писал в газету, высказывал свою точку зрения на международные темы, выступал как эксперт, давая объективные и профессиональные оценки мировым событиям, излагал свое видение развития межгосударственных отношений, в том числе и российско-армянских.

Он находил время на все – писать книги, публицистические статьи, заниматься общественной деятельностью, помогать друзьям. Скромность, ответственность, любовь к людям – вот основные векторы, которым следовал в своей жизни Сурен Арутюнян. Эти его качества особенно проявились в дни великой беды Армении – землетрясения 1988 года.

«Действовать приходилось, стиснув зубы, собрав в кулак всю свою волю и духовные силы, мобилизуя все резервы», – говорил он о тех трагических днях.

Сурен Арутюнян был честным человеком. Первый секретарь ЦК комсомола Армении и секретарь ЦК ВЛКСМ, депутат Верховного Совета Армянской ССР, депутат Верховного Совета СССР, генеральный консул СССР в Касабланке, Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Армения в Республике Беларусь, действительный член Академии проблем дипломатических наук и международных отношений – это далеко не полный перечень государственных и дипломатических постов, которые он занимал на протяжении трудовой жизни, оставаясь верным своим убеждениям.

Сурена Арутюняна не стало 1 марта 2019 года.

В Армении и в России воздают должное масштабам его личности, бескомпромиссному служению на благо интересов наших стран и народов. Сурен Арутюнян похоронен на родине в Ереване, в Пантеоне парка имени Комитаса.

В день рождения Сурена Арутюняна мы вспоминаем его…

Григорий Анисонян, главный редактор газеты «Ноев Ковчег»

...Дед Сурена Гургеновича Арутюняна по отцу, Казар, был известным плотником. Слыл человеком уравновешенным и рассудительным. В их тифлисском доме на улице Трудовой командовала, однако, бабушка Кумаш, властная и вспыльчивая женщина. Оба были родом из нахичеванского села Аза, где проживали и родители композитора Арама Хачатуряна, мать которого тоже звали Кумаш. Отец Сурена, Гурген, был младшим из сыновей.

В том аккуратном доме с уютным двором и садиком с фруктовыми деревьями и родился отец Сурена – Гурген Казарович. В летние месяцы семья ела и спала под большим тутовником, что рос посреди двора.

Мать Сурена, Мария Васильевна, родилась в поселке Тетри-Цкаро (по-русски Белый Ключ), что в 60 км от Тифлиса (Тбилиси), где дружно соседствовали русские, армяне, грузины и греки. В Тетри-Цкаро стоял Семеновский полк, где служил прадед Сурена по матери. По окончании службы он там и остался.

В 1946 году Гурген Казарович, закончив Великую Отечественную войну в Австрии в звании майора, уже при ордене Красной Звезды и медалях за боевые заслуги, обосновывается с семьей в Ереване. Квартиру им дают по улице Налбандяна в доме НИИ животноводства и ветеринарии, куда Гурген Казарович был назначен директором. Сурен пошел в школу. «Хорошей успеваемостью я не выделялся, – пишет он в своей книге «О прошлом и настоящем», вышедшей в свет в 2009 г., – во всяком случае, отличником не был.

Интересовался историей, политикой, с 12 лет регулярно читал газеты, в основном статьи на международные темы».

Из «Автобиографии» (24.08.1962 г.):

«Я, Арутюнян Сурен Гургенович, родился 5 сентября 1939 г. в г. Тбилиси в семье служащего. В 1946 г. поступил в ереванскую среднюю школу им. Дзержинского, которую окончил в 1956 г. В период учебы в школе в 1954 г. вступил в ряды ВЛКСМ. В 1956 г. поступил в Ереванский зооветеринарный институт на зоотехнический факультет. В 1960 г. вступил в кандидаты в члены КПСС. В 1961 г. окончил институт».

В 1960 году у Сурена не стало отца, заместителя министра сельского хозяйства Армении. Забота о семье легла на плечи студента четвертого курса института: мать – домохозяйка, а в семье еще несовершеннолетние брат и сестра…

* * *

В 1962 году Сурен Арутюнян поступает на работу в аппарат ЦК ЛКСМ Армении инструктором в отдел по работе с сельскими комсомольскими организациями. В 1965 году избирается вторым, а в 1967-м – первым секретарем ЦК ЛКСМ Армении.

Работа в ЦК комсомола республики сводит Сурена с Ниной Асцатуровной Саркисовой, ответственным секретарем армянской пионерии. Уроженка Кировабада (ныне Гянджа), она уже успела окончить в Ереване Институт русского языка и поработать секретарем райкома комсомола.

Первый секретарь ЦК ВЛКСМ С.П. Павлов, приглашая Сурена в Москву в свой аппарат, пожал ему руку и сказал: «Слышал, жениться собираешься. Даю вам три дня на сборы». В загсе пришлось просить, чтобы расписали побыстрее…

В мае 1970-го XVI съезд ВЛКСМ избирает С.Г. Арутюняна секретарем ЦК ВЛКСМ, поручив ему курировать комсомол Вооруженных сил СССР, оборонно-массовую и спортивную работу по стране. Тесно общался с военачальниками – Г.К. Жуковым, А.М. Василевским, С.М. Буденным, И.С. Коневым, И.Х. Баграмяном, В.И. Чуйковым, А.Х. Бабаджаняном, А.И. Родимцевым и др.

Радея о развитии спорта в СССР, Сурен Арутюнян внес и свою лепту в достижения советских спортсменов на Олимпийских играх в Мюнхене (1972), Монреале (1976) и Москве (1980).

* * *

С 1978 года Арутюнян – консультант ЦК КПСС. «Знаете ли Вы, что такое консультант ЦК КПСС? – спросил его во время беседы секретарь ЦК М.В. Зимянин и сам же ответил: – Эти люди придают интеллектуальный блеск аппарату Центрального Комитета».

В 1985 году заведующего сектором массово-политической работы отдела пропаганды ЦК КПСС Арутюняна приглашают на заседание Секретариата ЦК. Неожиданно ему предлагают пост первого заместителя председателя Совета Министров Армении.

В начале 1986-го, через 16 лет, Арутюнян возвращается на родину: теперь он отвечал и за легкую промышленность, и за местную, и за производство товаров народного потребления, и за торговлю, и за потребкооперацию, и за внешнеэкономические связи, и даже за деревообработку. Однако за что бы он ни брался, работа горела у него в руках. А ведь заниматься пришлось совершенно новыми направлениями.

В феврале 1988 года в Ереване и Степанакерте вспыхнули стихийные митинги по вопросу присоединения Нагорного Карабаха к Армении. ЦК КП Армении не был готов к такому развитию событий: у него не было ни твердой платформы, ни четких позиций.

Из записей С.Г. Арутюняна:

«В разгар митинговой стихии в республике на заседании бюро ЦК Демирчян предложил, чтобы всю работу с комитетом «Карабах» координировал и осуществлял я. Было даже принято специальное решение бюро ЦК. У многих это вызвало недоумение. Вопрос политический, решать его положено секретарям ЦК, и в первую очередь секретарю ЦК по идеологии. А дело поручалось первому заместителю председателя правительства, который занят был проблемами экономики».

Представителей власти народ на митингах освистывал. Внимал он лишь голосу комитета «Карабах» (лидеры комитета – в основном представители ереванской интеллигенции – к концу 1988 г. почти полностью затмили Коммунистическую партию).

Ни секретари ЦК КПСС В.Д. Долгих и А.И. Лукьянов, прилетевшие в Ереван, ни первый зампред Президиума Верховного Совета СССР П.Н. Демичев, ни секретарь ЦК КПСС Г.П. Разумовский, высадившиеся в Нагорном Карабахе, ничего уже не могли поделать. Авторитет ЦК не срабатывал.

26 февраля 1988 года М.С. Горбачев встречается с поэтессой Сильвой Капутикян и публицистом Зорием Балаяном. Разговор кипел вокруг судьбы Нагорного Карабаха. Затронут был и вопрос о смене руководства в Армении. На пост первого секретаря ЦК Сильва Капутикян предложила кандидатуру Сурена Гургеновича Арутюняна…

В феврале-марте 1988 года в Сумгаите была развязана резня. Армян хватали на улицах, вытаскивали из квартир, жгли живьем на сложенных автопокрышках. Грабили и насиловали.

Трагедия в Сумгаите всколыхнула Армению. Москва же заняла примиренческую позицию. Не проявил должной решительности и первый секретарь ЦК КПА К.С. Демирчян. В Армению хлынули беженцы из Сумгаита и других городов и сел Азербайджана.

* * *

21 мая 1988-го К.С. Демирчян слагает с себя полномочия, и первым секретарем ЦК КП Армении становится С.Г. Арутюнян.

В последних числах мая Арутюнян выходит к людям, разбившим палатки на Театральной площади и в знак протеста объявившим голодовку. Митингующие были возмущены позицией Москвы и требовали сурово наказать сумгаитских убийц и насильников.

Секретная шифрограмма Арутюняна в Москву расшевелила Политбюро. Со скрипом, но заработала судебная машина…

7 июня 1988 года, понедельник. Придя на работу, Арутюнян узнает, что в Ереван отовсюду стекается народ. К 11 часам на Театральной площади скопилось уже 800 тысяч человек, а люди все прибывали и прибывали из дальних мест на машинах и автобусах. После полудня митингующих набралось уже 900 тысяч.

Не заставил себя ждать звонок секретаря ЦК КПСС Е.К. Лигачева, подменявшего находящегося в зарубежной поездке М.С. Горбачева. Видимо, КГБ Армении успел доложить в Центр. Егор Кузьмич справился: «Что Вы намерены предпринять?» Ответ был лаконичным: «Идти на митинг».

На вопрос, не лучше ли направить туда предсовмина или председателя Президиума Верховного Совета, Арутюнян ответил: «Их слушать никто не станет». В ответ прозвучало: «Смотрите, Сурен Гургенович, оправдан ли Ваш шаг?!»

Говорил Сурен Арутюнян с народом спокойно, уверенным голосом: «Что касается обращения Карабаха, в ближайшее время мы соберем Верховный Совет и примем соответствующее решение». Из толпы полетели выкрики: «А каким оно будет, это решение?!» Первый секретарь не растерялся и тут: «Верховный Совет существует для народа, и решение будет такое, какое требует народ». Площадь возликовала. Свидетелями тому были супруга и дочь первого секретаря ЦК, стоявшие в толпе.

Призыв лидера республики – разойтись – был понят и принят. И люди стали расходиться.

15 июня 1988 года сессия Верховного Совета Армянской ССР по настоянию новоизбранного первого секретаря ЦК дала согласие на вхождение Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР. На той же сессии высший законодательный орган республики, пусть и с опозданием, осудил зверства в Сумгаите.

Москву решение сессии о согласии принять НКАО в состав Армении вывело из себя. Горбачев открыто угрожает Арутюняну, обвиняя его в том, что этим он подрывает основы «перестройки». Тогда-то и появилась первая трещина в их отношениях.

В сентябре 1988 года упорство Москвы распаляло неприязнь в народе к Центру. Театральная площадь вновь заволновалась.

При участии руководителей КГБ, МВД, Прокуратуры и Верховного суда СССР прошло заседание бюро ЦК КП Армении. Было принято решение очистить площадь от возбужденных толп. Руководить операцией поручено было замминистра МВД СССР Н.И. Демидову.

Из воспоминаний Николая Демидова:

«Около 12 часов ночи раздался телефонный звонок из ЦК. Меня приглашали немедленно прибыть к первому секретарю. С тяжелым чувством входил я в кабинет Арутюняна: разговор, как я и думал, предстоял очень непростой. Но с первой же минуты Сурен Гургенович развеял худшие мои опасения. «Я долго думал, Николай Иванович, и сейчас принимаю на себя всю ответственность за отмену решения бюро ЦК о силовом разгоне митинга. Нельзя допускать даже возможности кровопролития, народ и история не простят нам этого!» Я от всей души поблагодарил руководителя Армении за это мужественное, поистине гуманное решение.

Много лет прошло с той памятной сентябрьской ночи, и сегодня, спустя два десятилетия, я с полным правом могу сказать: именно такие по государственному ответственные, взвешенные политики, как Сурен Гургенович Арутюнян, буквально в миллиметре остановили бесконтрольное сползание огромной страны к югославскому варианту развития событий, уберегли народы от многолетней кровавой вакханалии и братоубийства».

И все же беспрецедентное решение Верховного Совета Армянской ССР, впервые за всю историю СССР, подвигло Центр на создание Комитета особого управления НКАО с целью подчинить Нагорный Карабах непосредственно Москве.

* * *

7 декабря 1988 года. В 11 часов 45 минут разверзлась земля под Спитаком и Ленинаканом (Гюмри)… Случилось землетрясение силой в 10,5 балла. Столь жестокого удара армянская земля не знала с XI века, когда в руинах оказалась древняя ее столица – Ани…

По официальным данным, погибло 28.854 человека, 12 тысяч получили увечья, 400 тысяч остались без крова. Западные источники называют другие цифры: погибших было 110 тысяч, раненых – 120 тысяч.

В тот же день для координации работ по ликвидации последствий землетрясения и оказанию помощи пострадавшим была образована комиссия Политбюро ЦК КПСС во главе с председателем правительства СССР Н.И. Рыжковым.

Уже к 20 декабря в районе бедствия работало свыше 1000 кранов, более 1600 автомашин, 350 бульдозеров. К этому времени в помощь пострадавшим с различными грузами прибыло более 1000 самолетов, 31 тыс. железнодорожных вагонов, 8 тыс. грузовых автомашин. Армении оказали помощь 111 государств со всех континентов (в т. ч. страны, не имеющие дипломатических отношений с Советским Союзом – Израиль, Южная Корея, Чили, ЮАР) и 7 международных организаций.

Численность занятых на восстановительных работах в пострадавших городах и районах в конце декабря 1988 года достигла 72 тыс. человек (без местного населения). Уже к середине лета 1989 года в строительных и ремонтных работах участвовало более 150 тыс. человек.

С.Г. Арутюняну и Н.И. Рыжкову предстояла титаническая работа по спасению и эвакуации людей, очистке городов, жизнеобеспечению населенных пунктов – в первую очередь водой и медикаментами. Забегая вперед, скажу, что Николай Иванович Рыжков в 20-ю годовщину общенациональной трагедии был объявлен Национальным героем Армении. На траурные мероприятия Дня памяти жертв землетрясения, что в Москве, что в Ереване, не был приглашен лишь один из главных ликвидаторов общей беды… Сурен Гургенович Арутюнян.

Надо думать, что не последним из координаторов этой грандиозной работы был республиканский лидер. Время расставит все и вся по местам и воздаст, наконец, Сурену Гургеновичу по действительным его заслугам.

Отрадно знать, что уже в марте 1989 года народ Ленинакана высказал С.Г. Арутюняну доверие, выдвинув его в народные депутаты СССР. Голоса ему отдали свыше 90 процентов избирателей. А ведь он на пленуме ЦК КПСС гарантированно мог пройти по партийному списку. Среди первых секретарей ЦК компартий союзных республик он был единственным, кто решился на подобный шаг, уповая исключительно на доверие народа.

Из «агитлистка» кандидата в депутаты С.Г. Арутюняна:

«Женат. Имеет двоих детей. Жена работает заместителем председателя Армянского республиканского комитета защиты мира, дочь – преподаватель Ереванского государственного университета, сын проходит службу в рядах Советской Армии».

* * *

По предложению Арутюняна, во исполнение чаяний армянского народа, Верховный Совет республики принял Закон об осуждении геноцида и внес соответствующее предложение в Президиум Верховного Совета СССР.

День 24 апреля официально был объявлен Днем памяти жертв геноцида армян 1915 года.

28 мая 1989 года Всесоюзная телепрограмма «Время» транслирует из Еревана «картинку»: перед Матенадараном ликующие массы. В руках у поэтессы Сильвы Капутикян развевается большое трехцветное полотнище. Советская Армения впервые отмечала День рождения Первой Республики 1918 года. Так Арутюнян восстанавливал историческую справедливость.

В 22.00 в номере московского «Президент-отеля» раздался звонок по правительственной связи. На проводе Горбачев: «Так что же, Сурен Гургенович, мы настолько потеряли уважение в ваших глазах, что, находясь в Москве, Вы не нашли нужным даже с нами посоветоваться по столь важному политическому вопросу?» В ответ прозвучало: «Михаил Сергеевич, я предполагал, что генеральному секретарю будет сложно принимать решение по этому вопросу, почему и всю ответственность взял на себя». Горбачев в раздражении бросил трубку.

Май – июнь 1989 года. В Москве работает первый съезд народных депутатов СССР. Здесь С.Г. Арутюнян отстаивает мандаты депутатов от НКАО. Под нажимом Арутюняна освобождают из Бутырки членов комитета «Карабах».

25 февраля 1990 года в Ереване в Театре оперы и балета состоялось торжественное собрание, посвященное 125-летию со дня рождения Андраника Озаняна. В своем выступлении на этом заседании первый секретарь ЦК КП Армении сказал:

«Андраник Озанян относится к числу тех выдающихся личностей национально-освободительного движения, деятельность которых далеко выходит за рамки своего времени, обретает непреходящую ценность в жизни своего народа. За минувшие непростые годы, когда замалчивались целые страницы истории и преследовалось даже упоминание о них, в душе народа не померкла память о своем великом сыне. Имя и дела его превратились в легенду, легендой стала вся его жизнь».

* * *

В 1990 году Сурен Гургенович (в апреле того же года пленум ЦК КПА удовлетворил просьбу Арутюняна об освобождении его от обязанностей первого секретаря ЦК КП Армении) был назначен генеральным консулом СССР (с 1991 г. – Российской Федерации) в Касабланке (Марокко), а в 1993 году – главным советником МИД РФ. Вскоре он уже посол Армении в Беларуси и постоянный и полномочный представитель республики в органах СНГ (1999 – 2006).

В апреле 2006 года Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Армения в Республике Беларусь С.Г. Арутюнян получает по диппочте пакет с извещением о своей отставке. Переезжает с семьей в Москву, в квартиру, выделенную ему еще в бытность его секретарем ЦК ВЛКСМ. Сурен Гургенович до конца своих дней занимался общественной, политической и научной деятельностью.

Гамлет Мирзоян, заслуженный строитель Российской Федерации

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 59 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Однажды известный белорусский поэт Микола Метлицкий сказал: «Народ, который имеет такого посла, как Сурен Гургенович Арутюнян счастливый народ». В моих многочисленных встречах с Суреном Гургеновичем всегда чувствовались его высокая эрудиция, жизненный опыт, дипломатия, высокая планка благородства, талант общения, честность и масштабность мышления. Он чувствовал себя совершенно свободным в полёте мыслей перед любой аудиторией. Он работал на износ, не позваляя себе никаких поблажек, так он понимал свой человеческий долг. Думается, что при железной воле, огромном трудолюбии Сурен Гургенович, возможно, не всё успел бы сделать, если бы рядом с ним все годы не было его очаровательной супруги Нины Асатуровны.
  2. Сурен Гургенович возглавил Армению в тяжелое для неё время, война в Карабахе, страшное землетрясение, блокада. Но он сделал все возможное для народа и республики, благодаря любви и уважения к Родине. Приятно читать пост посла Беларуси в России. Спасибо господину Григорьеву за тёплые воспоминания. Память о С.Г. Арутюняне навсегда останется в наших сердцах.
  3. Сурену Арутюняну пришлось руководить республикой в трудное время. С одной стороны комитет Карабаха, в дальнейшем АОД, набирая дешевый авторитет будоражил народ с другой стороны проблема Нагорного Карабаха, а в дальнейшем трагическое землетрясение, а так же неизбежный развал Советского Союза. В тот такое трудное для республики время Арутюнян проявил политическую волю и зрелость не пролив крови своего народа как в соседних республиках, смелость и принципиальность требуя в высших эшелонах власти Советского Союза справедливого решения вопроса Нагорного Карабаха, настойчивость и работоспособность по ликвидаций последствий трагического землетрясения, нацелив весь потенциал Союза и союзных республик на восстановительные работы. Личной его заслугой считаю: - сдерживания по проявлению агрессии, как со стороны непредсказуемой оппозиции, так и со стороны Союзных силовых структур. - создания комитета особого управления НКО с подчинением центру, что означало фактический вывод НКР из подчинения Азербайджана, то есть первый и самый важный шаг отделения. - полномасштабное и своевременно начало работ по ликвидации последствий трагического землетрясения.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты