№12 (323) декабрь 2019 г.

Ереван – Москва: настрой на развитие стратегического партнерства

Просмотров: 7982

Результаты недавних визитов в Ереван министра обороны России Сергея Шойгу и главы внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова стали, без преувеличения, событиями знакового характера. И отнюдь не только в контексте двусторонних армяно-российских отношений.

Разумеется, содержательная часть переговоров Шойгу с премьер-министром Николом Пашиняном и министром обороны Давидом Тонояном по понятным причинам во многом носит закрытый характер. Но и из того, что стало известно, можно сделать важные выводы. Напомним, что стороны не только разработали план совместной работы в сфере развития оборонного и военно-технического взаимодействия и мер по укреплению ОДКБ. Главное – было заявлено о двукратном увеличении мощи и боевого потенциала 102-й российской базы в Армении. На фоне ситуации, которая складывается на Ближнем Востоке в целом и в Сирии – в частности, это означает, что Москва планирует расширить свое присутствие в регионе и в этой связи активно увеличивает не только собственный военный потенциал, но и повышает роль, значение и военно-технические возможности своего стратегического союзника.

Это неизбежно в том числе и из-за весьма сомнительной и до конца не ясной, а значит – чреватой дальнейшими осложнениями политики Вашингтона. Поэтому последовавший вскоре после поездки Шойгу визит Лаврова, как выразился известный эксперт Станислав Тарасов, «был обречен на успех».

Тут, впрочем, важно понять, в чем конкретно этот успех выразился и какие аспекты взаимодействия стороны считают наиболее важными и актуальными.

На итоговой пресс-конференции Лавров, в частности, заявил: «Мы весьма и весьма удовлетворены итогами переговоров, они продемонстрировали обоюдный настрой на дальнейшее упрочение армяно-российского стратегического партнерства и союзничества». Как известно, глава российской дипломатии всегда точен в формулировках. И не припоминается, чтобы когда-либо ранее после общения с представителями прежних властей республики говорилось о «весьма и весьма» глубоком удовлетворении, а также о «динамичном характере» политического диалога. То есть переговорам была дана наивысшая оценка. При этом обе стороны не раз подчеркивали, что после смены власти в Ереване премьер Пашинян восемь раз (!) встречался с президентом Владимиром Путиным и премьер-министром Дмитрием Медведевым. И в настоящий момент «ритмично выполняются» договоренности, которые уже достигнуты на высшем уровне. Хотя, как признал Лавров, «обо всем поговорить невозможно», поскольку «у нас очень богатая, разветвленная повестка дня – и двусторонних отношений, и взаимодействия на международной арене».

Лавров заявил, что стороны удовлетворены уровнем торгово-экономического сотрудничества, развитие которого имеет позитивную динамику, а в перспективе его масштабы резко возрастут, поскольку реализуется ряд проектов в топливно-энергетической и транспортной сферах. «Очень широкое взаимодействие в гуманитарной сфере, включая культурные, образовательные обмены», – добавил глава МИД РФ. При этом Москва высоко оценивает председательство Еревана в ЕАЭС, поскольку именно за последний год к работе экономического союза в той или иной форме присоединились Иран, Сербия, Сингапур и Китай. Отметил Лавров и тесное взаимодействие в международных и региональных делах, «с совпадающих позиций» в Ереване обсуждались ключевые международные вопросы и крепнущая координация действий Еревана и Москвы в ООН, ОБСЕ, СЕ, ОЧЭС, в других многосторонних форматах.

Все это, конечно же, важно и ценно, но отнюдь не сенсационно. Сенсация случилась, когда Лавров заговорил о переговорах вокруг карабахского урегулирования.

«Всем понятно, что без согласия народа Нагорного Карабаха, населения Нагорного Карабаха никакие договоренности оформить будет невозможно, Армения просто их не подпишет. Вот из этого мы и исходим», – отметил он. Тут, надо признать, Сергей Викторович несколько преувеличил. С такой постановкой вопроса согласны далеко не все, что и подтвердилось почти сразу же, когда последовала реакция азербайджанского МИДа. Да и сама Россия ранее весьма осторожно подходила к данному вопросу, поскольку это ведь означает необходимость возвращения Арцаха за стол переговоров. Чтобы было совершенно понятно, что речь идет именно об этом, Лавров раскрыл скобки: «Согласовывать и определять состав участников переговоров должны сами стороны. На раннем этапе консультаций и последующих переговоров по урегулированию, когда останавливались боевые действия, Нагорный Карабах был участником соответствующих договоренностей и соответствующих переговоров после прекращения огня. На каком-то этапе руководство Армении, один из предыдущих президентов принял решение, что интересы Карабаха будет представлять Ереван. В любом случае, как участник группы сопредседателей, Москва может добиваться только того, чтобы процесс шел в русле общего согласия». (Кстати, указание на «одного из предыдущих президентов», принявших такое, как ясно из контекста, неверное решение, многие в Армении истолковали так, что Москва не намерена впредь использовать «фактор Кочаряна» против армянской власти.) Мало того, Лавров сослался на мнение Никола Пашиняна, которого даже цитировал: «Говоря о Нагорном Карабахе, хочу отметить то, что сказал на нашей встрече Никол Владимирович Пашинян. Он упомянул о своем публичном заявлении, которое гласило, что итоговые договоренности должны учитывать интересы и Армении, и Карабаха, и Азербайджана. С этим трудно спорить», – отметил Лавров. По его словам, принципы территориальной целостности, самоопределения и исключительно мирного решения споров закреплены во всех вариантах документов, которые обсуждаются между сторонами. И в любом случае окончательное решение должно учитывать эти принципы, «с этим не спорят ни Ереван, ни Баку». Не спорят, а что дальше? Ответил Лавров и на этот невысказанный вопрос. «Ну а дальше – искусство дипломатии. Но на самом деле – готовность к компромиссам. Любой договор, особенно по такому сложному вопросу, – это компромисс. Мы как сопредседатели стараемся, чтобы он был честным и отражал реальный, справедливый баланс интересов».

Любопытен взгляд со Смоленской площади и на армяно-турецкие отношения (вернее – на их отсутствие). «Мы всячески содействуем тому, чтобы проблемы в отношениях между Арменией и Турцией преодолевались. Мы готовы использовать свои возможности, чтобы продвигать нормализацию отношений между Арменией и Турцией, но для этого нужна заинтересованность обеих сторон», – заявил Лавров, напомнив, что именно Москва в качестве коспонсора т.н. «футбольной дипломатии», затеянной третьим президентом Сержем Саргсяном, способствовала, причем «активно», подписанию армяно-турецких протоколов в швейцарском Цюрихе, хотя и предупреждала, что «не нужно увлекаться этой идеей, в частности, ожидать, что документы вступят в силу без привязки к карабахскому урегулированию. У России были большие сомнения по этому поводу, однако в Армении были уверены в успехе, ведь «им обещали» (надо понимать, обещали западные партнеры. – А.Х.). «В любом случае вся наша политика направлена на то, чтобы здесь устанавливался мир, сосуществование и взаимовыгодное сотрудничество», – подытожил эту тему Лавров.

До последнего времени считалось, что главным «фактором раздражения» в армяно-российских отношениях является функционирование в республике биолабораторий, переоснащенных американцами и работающих благодаря финансированию со стороны Пентагона. Еще летом Пашинян говорил, что отдал распоряжение на допуск российских специалистов на эти объекты. Однако одно дело – слова, и другое – конкретные решения. Теперь эти заверения получили предметное наполнение. В скором времени, после необходимых межведомственных согласований, стороны подпишут утвержденный в Ереване меморандум, согласно которому российским специалистам, в том числе военным, будет гарантирован доступ в биолаборатории. Весьма любопытен в этой связи комментарий посла США в Ереване Линн Трейси. По ее словам, никакой проблемы в данном случае американская сторона не видит. «Мы гордимся тем, что работаем с правительством Армении по вопросам биологической безопасности с 2008 года. Эти лаборатории являются результатом этого сотрудничества», – сказала она, добавив, что «эти структуры являются армянскими лабораториями», в которых работают армянские специалисты, и они находятся под контролем Армении. «Мы были очень прозрачны в этом сотрудничестве, и Армения как суверенное государство сама может управлять любой работой, связанной с этими лабораториями», – указала г-жа Трейси.

Таким образом, «раздражающий фактор» ликвидирован, и более того – это, как представляется, не станет причиной очередного раздражения в армяно-американских отношениях, что весьма существенно на фоне негативного отношения Вашингтона к армяно-иранским экономическим связям и твердого намерения Еревана не следовать «антииранским рекомендациям» и санкциям Америки.

По окончании визита уже упомянутый выше эксперт Станислав Тарасов заметил, что «из Еревана в сторону Москвы и из Москвы в сторону Еревана стали дуть новые, свежие политические ветры. Геополитическая декорация в регионе начинает заметно меняться». Красивая формулировка, однако при всем нашем уважении к политологу полностью подписываться под этими словами мы бы не стали. Дело в том, что на самом деле «свежие ветры дуют» уже достаточно давно. Другой вопрос, что многие в России, изначально воспринимавшие «бархатную революцию» в Армении как «западный проект», как пресловутый «майдан», а в Пашиняне видевшие этакого «армянского Саакашвили», достаточно долго не могли отказаться от своей убежденности, основанной на неверных предпосылках. Теперь, на фоне уже совершенно неоспоримого и, на наш взгляд, беспрецедентного сближения двух стран, становится ясно, что стратегическое сотрудничество, как ни странно это прозвучит, только сейчас начинает становиться действительно стратегическим и обретает новую многообещающую перспективу. Думается, тут сыграло роль и то обстоятельство, что впервые за долгие годы Армения стала открыто высказывать России свои взгляды и подходы относительно массы различных проблем. Раньше такого не было. На этом фоне уважение к Еревану возросло, и, как заметил Сергей Лавров, при необходимости стороны откровенно и честно обсуждают любые вопросы.

И, наконец, еще об одном следует сказать непременно. Лавров отметил, что в настоящее время «Ереван решает масштабные задачи по обеспечению устойчивого социально-экономического развития». Это означает, что российская сторона отлично осведомлена о том, что Ереван пытается придать экономике новое дыхание, в том числе – путем как уже реализуемых, так и готовящихся законодательных новаций и продолжения антикоррупционной борьбы. И в этом процессе «Россия всегда готова быть рядом с Арменией, помогать ей и подставлять плечо». То есть происходящие в республике процессы воспринимаются в целом позитивно и оцениваются как правильные. Хорошо бы помнить об этом тем нашим людям, которые по наивности или в силу недостаточной информированности считают, что «в стране ничего не меняется»… Конечно, меняется, другое дело – не так быстро и последовательно, как хотелось бы. Но внушает надежду, что Россия готова помогать переменам в Армении.

Известно, что в будущем году состоится официальный визит Никола Пашиняна в Россию, после чего с ответным – и тоже официальным – визитом в Армению приедет Владимир Путин. И есть все основания считать, что в результате двустороннее стратегическое сотрудничество получит новые, еще более мощные стимулы для развития.

Армен Ханбабян, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты