№12 (323) декабрь 2019 г.

Арман Меликян: Руководство Армении должно дистанцироваться от предвыборных процессов в Арцахе

Просмотров: 3011

Чрезвычайный и Полномочный посол, экс-глава МИД Арцаха Арман Меликян в интервью газете «Ноев Ковчег» комментирует и анализирует подходы властей Армении к урегулированию арцахского конфликта. Делится собственным видением урегулирования, говорит об угрозах национальной безопасности армянских республик ввиду последних действий Турции на севере Сирии, а также представляет точку зрения относительно возможности вовлечения Еревана в президентские выборы в Арцахе.

– Г-н Меликян, назовите основные отличия в подходах прежней и нынешней власти Армении к урегулированию арцахской проблемы. Если они, конечно, есть.

– Действительно, важно понять, как именно соотносятся и насколько схожи или различны подходы Никола Пашиняна и Сержа Саргсяна. Итак, возглавив правительство Армении, Пашинян озвучил идеи, практическая реализация которых, по его мнению, позволит вывести процесс мирного урегулирования в плоскость принятия конкретных решений. Во-первых, он заявил, что без непосредственного участия в переговорном процессе официальных представителей Республики Арцах надеяться на достижение прогресса в урегулировании нельзя, а это означает, что официальный Ереван не видит какой-либо возможности выработки взаимоприемлемой формулы установления мира без возврата к трехсторонним переговорам в формате Ереван-Баку-Степанакерт. Господин Пашинян также заявил о том, что, являясь избранным руководителем Республики Армения, он не уполномочен вести переговоры и от имени народа Арцаха. Он также сделал важное пояснение относительно того, что этнические азербайджанцы, покинувшие Арцах в период военных действий в 1992-1994 годах, впоследствии приняли гражданство Азербайджанской Республики, а потому президент Ильхам Алиев является их полномочным представителем на переговорах. В этом свете говорить о необходимости участия в них еще и отдельной делегации азербайджанской общины Нагорного Карабаха абсолютно неуместно.

От себя добавлю, что это неуместно еще и потому, что государственное устройство как Азербайджанской ССР, так и постсоветской Азербайджанской Республики законодательно не предусматривало общинного устройства для какой-либо части страны, а потому все разговоры о необходимости участия делегации азербайджанской общины НК в переговорах лишены какой-либо правовой основы.

В программе правительства Никола Пашиняна проблема урегулирования конфликта в качестве приоритетных включает два элемента – это безопасность народа Арцаха и статус последнего. При этом на массовом митинге в Степанакерте Никол Пашинян публично заявил, что «Арцах – это Армения, и точка!». При этом примечательно, что в упомянутой выше программе правительства, а также в публичных выступлениях официальных лиц РА вопрос территориальной целостности Арцаха обойден полным молчанием. То есть правительство Никола Пашиняна по территориальным вопросам никакой публичной позиции не высказывает, что может означать его готовность обсуждать вероятность территориальных уступок Азербайджану в обмен на безопасность народа Арцаха и некий статус, который будет приемлем для официальных Еревана и Степанакерта. Считаю уместным также подчеркнуть то, что в настоящее время правительство Пашиняна не имеет какой-либо внятно выраженной позиции и по проблеме более чем 500.000 беженцев-армян из Азербайджана. В контексте процесса урегулирования Серж Саргсян, в течение десяти лет являясь главой государства, руководствовался согласованными еще при Роберте Кочаряне так называемыми Мадридскими принципами. Урегулирование на основе Мадридских принципов предусматривает вывод армянских вооруженных подразделений с территории всех тех районов, которые до 1992 года не входили в состав Нагорно-Карабахской автономной области, и их заселение азербайджанцами, покинувшими прежние места своего проживания в результате начатой и проигранной официальным Баку войны против провозгласившего независимость Арцаха. Серж Саргсян более определенно высказывался по территориальному вопросу – он в свое время заявил, что «Агдам не является нашей родиной», что подразумевало готовность его администрации в дальнейшем пойти на сдачу территорий, если Азербайджан согласится признать результаты референдума о самоопределении Арцаха. То есть Саргсян ясно давал понять, что готов пойти на урегулирование по формуле территории в обмен на статус. Кстати, и он как-то имел случай заявить, что «Арцах – это Армения, и точка!». По сути дела, ни администрация Сержа Саргсяна, ни правительство Никола Пашиняна, во всяком случае, пока, так и не смогли или не пожелали выработать такую формулу урегулирования, в которой решение вопроса статуса не несло бы угрозы потери как минимум 8000 квадратных километров нынешней территории Республики Арцах. И наоборот, сохранение территориальной целостности не являлось бы препятствием для признания независимого статуса Арцаха. Притом что такую формулу можно и выработать, и задействовать на практике без нанесения ущерба интересам Армении и основных мировых центров силы.

– Имеют ли, на Ваш взгляд, новые армянские переговорщики по урегулированию конфликта хоть какую-то стратегию, четкую линию в направлении достижения окончательного урегулирования? В чем, на Ваш взгляд, ее суть и на что делается упор?

– Пока что признаков наличия стратегии, целью которой может быть установление прочного мира и урегулирование вопроса полюбовного территориального размежевания Азербайджана и Арцаха посредством признания независимости последнего официальным Баку, я не вижу. Риторика сторон со временем лишь ужесточается.

– Основным «аргументом», методом давления Баку в переговорном процессе по-прежнему остаются убийства людей на границе с Арменией и линии соприкосновения

войск в Арцахе. Что мы можем противопоставить подобной политике?

– Азербайджан использует слабость переговорных позиций официального Еревана. Дело в том, что, признавая возможность сдачи территорий в обмен на статус, армянские переговорщики как бы сами признают, что удерживают контроль над ними незаконно. Следовательно, Армения является государством-агрессором и должна вывести войска с не принадлежащей ей территории без каких-либо предусловий. Именно поэтому официальный Баку настаивает на своем законном праве любыми средствами, в том числе и посредством применения военной силы, «освободить свои земли». А это, в свою очередь, «узаконивает» их боевую активность на линии соприкосновения. Активность эту можно и нужно обнулить посредством выработки и задействования на практике уже упомянутой мной формулы, которая бы сняла для нас необходимость говорить о сдаче территорий, как единственно возможном пути к установлению мира. Парадокс в том, что чем больше нами говорится о готовности сдать территорию, тем дальше мы все от установления достойного для всех сторон долгосрочного мира.

– 1 ноября министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян, комментируя возможность очередной встречи Пашинян-Алиев, отметил, что «для встречи лидеров необходимы предпосылки и она должна быть направлена на результат». По его оценкам, «в переговорах есть динамика и хорошие идеи, с реализацией которых связаны определенные надежды». О каких идеях, на Ваш взгляд, может идти речь и выходят ли эти идеи за рамки Мадридских принципов?

– Сложно сказать о каких именно конкретных идеях и предпосылках говорит министр ИД Армении. Для меня очевидно одно – пока что армянские переговорщики не нашли нужные формулировки, которые будут способны решить для нас проблему позитивного спряжения статуса и территориальной целостности Арцаха. Это означает, что позитивных сдвигов ожидать не стоит не только в плане формирования приемлемой переговорной повестки, но и перехода к трехстороннему формату переговоров по схеме Ереван-Баку-Степанакерт.

– Очередное турецкое вторжение в Сирию, судя по переговорам Реджепа Эрдогана с Вашингтоном и Москвой, в определенной мере было согласовано с Россией и США. Вы не считаете, что подобные тенденции, наблюдающееся повышение геополитической значимости турецкого фактора для больших стран содержит угрозы и для Армении? В частности, учитывая неурегулированность карабахского конфликта.

– Да, определенные угрозы здесь есть. При этом мы должны понимать и то, что многое здесь обусловлено объективными факторами, являющимися двигателями глобального геополитического процесса. Судя по всему, в широком смысле региональная военно-политическая роль Турции в течение предстоящего десятилетия будет возрастать, и для нас важно, чтобы этот ее рост не оказал ощутимого негативного влияния на реализацию наших собственных национальных интересов.

– Видите ли Вы фаворитов в уже фактически стартовавшей предвыборной кампании намеченных на 2020 год выборов президента Арцаха? Какую роль на шансы кандидатов может оказать поддержка и позиция руководства Армении, в частности, лично премьера Пашиняна? И как эта поддержка может быть и будет ли вообще выражена?

– Мне представляется важным, чтобы руководство Республики Армения и лично Никол Пашинян максимально дистанцировались от предвыборных процессов в Арцахе. И соответственно не проявляли своих предпочтений по кандидатам в президенты. Официальный Ереван должен быть готов к конструктивному сотрудничеству с будущим президентом Арцаха вне зависимости от каких-либо личных симпатий или антипатий. О явных фаворитах пока что говорить рано, но уже сейчас складывается впечатление, что выборы эти будут прозрачными и конкурентными.

На мой взгляд, важно, чтобы следующий президент Арцаха был человеком политически искушенным, честным и в полной мере осознавал свой долг и ответственность перед собственными избирателями. И чтобы за ним не тянулся шлейф коррупционных скандалов или темных историй, связанных с попытками решать политические вопросы посредством применения грубой силы.

Давид Степанян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты