№1 (324) январь 2020 г.

На Навасард и Аманор – армянский Новый год – доброе вино от праотца Ноя

Просмотров: 4629

Обычай встречать Новый год возник в землях армянских с незапамятных времен, а точнее, с 11 августа 2492 года до Рождества Христова (бытует у армян и миф о том, что ковчег Ноя пристал к горам Араратским именно 11 августа), когда прародитель армян Айк побил мирового тирана Бэла, властителя Месопотамии и Элама. С того знаменательного дня, 11 августа 2492 года, со дня Арег месяца Навасард, и стали вести армяне свое летоисчисление, отмечая приход Нового года. В Армении праздновать Новый год 1 января начали в XVIII веке при Католикосе всех армян Симеоне Ереванци: Навасард уступил место Аманору.

АРМЕНИЯ – КОЛЫБЕЛЬ ВИНОГРАДарСТВА И ВИНОДЕЛИЯ

Близ села Акори на склоне Арарата разбил патриарх Ной сад бесподобный, где радовали глаз все виданные и невиданные плоды. И взрастил он лозу виноградную. Щедрые гроздья отливали всеми цветами радуги. И осенило Ноя – выдавить сок и разлить его в сосуды. Пришел срок, и сок перебродил в доброе вино – первое в мире вино. И было оно крепким.

Единожды выпив, захмелел Ной, и показалось ему, что клонит его в сон. Разделся он донага и лежал так. И пришел к отцу Хам. Застав его в таком виде, пошел к братьям своим и не без сарказма поведал об увиденном. Пристыдили Хама братья, взяли одежду на плечи свои, вошли, пятясь, к родителю и прикрыли наготу его. А когда хмель отпустил Ноя и узнал он, кто из сыновей как себя вел, проклял Ной Ханаана, внука своего, Хамова сына, и потомков его, ибо проклятий на голову сына родного насылать был не вправе, и благословил Сима и Иафета… Сказание донесло до нас, что армяне чувство стыда от Иафета унаследовали.

Но настоящий винный культ пришел в Армению вместе с принятием христианства в 301 году. Армяне традиционно вино связывают с кровью Христа, как важное в таинстве причащения. Ему приписывается священная функция – возвышать человека над смертью. А если виноград дарует бессмертие, значит, и выращивание этих «древ Жизни» – тоже своего рода священнодействие. Именно поэтому армяне никогда не злоупотребляют вином.

«Отец истории» Геродот (V в. до Р.Х.) рассказывал о том, как груженные винами челноки направлялись из Армении в Междуречье, где их вино пользовалось большим спросом. Греческий историк Ксенофонт в конце V века до Р.Х. как командир наемных войск прошел по Армении. Войска останавливались в деревнях и пробовали местные сорта вина из «карасов» – больших глиняных кувшинов – с помощью трубочек. «Не смешанное с водой вино было очень крепким, но для людей привычных это был очень приятный напиток», – писал историк.

Раскопки, сделанные в XIX-XX вв. Борисом Пиотровским, подтвердили тот факт, что еще в IX в. до Р.Х. Армения имела развитое виноделие. Археологи в замке Тейшебаини (на западе Еревана) обнаружили склады с 480 глиняными кувшинами, в которых хранилось 37 декалитров вина.

В 2010 году в области (марз) Вайоц Дзор Республики Армения в пещере «Трчуннери карандзав» («Пещера птиц») у села Арени была найдена самая древняя винодельня в мире. Осенью каждого года в Арени проводится «Праздник вина». Селяне перед своими домами размещают столы и угощают гостей не только вкусным вином, но и урожаем и благами своего сада. Царит радужная атмосфера, возле столов проходят традиционные армянские игры, танцевальные исполнения.

НАВАСАРД

Начинался праздник Навасард, что толкуется как «нав» – новый, «сард» – год, с величественного действа: верховный жрец, стоя на вершине горы Арагац, возжигал факел, и его несли в языческий храм Гарни. Длился праздник целую неделю, и каждый его день исполнен был особого смысла. Определяли же начало праздника по звездам. Жрецы трубили о наступлении Нового года, едва на небе появлялась звезда «Плечо Айка», или «Рука Айка». А звезда эта, именуемая Альфа-Орион, обычно незаметная с Земли, появлялась на небе чуть свет в один и тот же день каждого года.

В торжествах принимали участие царь и царица со свитой, полководцы с войском. Сюда стекались со всех концов земель армянских, и выливалось торжество в символ единения народа.

Праздник Навасард у армян карабахского селения Гадрут сопровождался приготовлением «куркута» (культовое блюдо арцахской кухни: пшеница, молотая до размеров примерно четвертинки зерна, с жирным мясом, порезанным на куски): готовили его ночью, а ели рано утром. Здесь имел место редкий обычай, состоящий в том, что ранним утром праздничного дня жители толпой являлись в дом сельского старшины и подносили ему в подарок по яблоку с воткнутыми в него серебряными монетами и по бутылке вина, выражая тем самым свою признательность за безвозмездные услуги, оказываемые обществу. Старшина с удовольствием принимал всех посетителей, а подарки складывал на лежащий перед ним поднос. Затем усаживал всех гостей на устланные вдоль стен ковры и потчевал их всеми любимым угощением – «куркутом» и виноградным вином своего приготовления.

На Новый год держались строгого правила – не перегружать стол яствами. Ставили все лучшее, но лишь самое необходимое. И вино пили только виноградное, да и то умеренно, что вязалось в сознании народа с ожиданием богатого урожая по осени.

ВИНОГРАДНОЕ ВИНО

Когда армяне села Эдиссия Терской области (ныне в Ставропольском крае) сладкие гроздья приносили домой, здесь уже наготове была «андаза» – деревянное корыто, в которое клали виноград и мяли ногами. Сусло наливали в бочки. С этой минуты начиналось преобразование винограда в вино. Через несколько дней сок начинал, нежно шипя, «кипеть», наполняя воздух амбара умопомрачительным ароматом, значит, молодое вино – «мачар» – готово, и кто пьет его, не знает, откуда у него вдруг появляются крылья и куда он тотчас же полетит. Поэтому тот, кто знает, что такое «мачар», очень осторожен с этим «буйным» напитком. Через два-три месяца, когда прекращается «кипение» и жидкость, дав осадок, становится прозрачной, вино считается готовым.

Кстати, виноделы предупреждают, что «мачар» требует особого внимания: его нужно вовремя перелить в глиняную посуду, иначе углекислый газ выйдет и будущее вино просто превратится в обычный сок.

В зангезурском селении Арцваник сок из ягод выжимали в особых ямах («чанах»), внутренняя поверхность которых имела известковое покрытие. В нижнюю часть ямы встраивался желобок, по которому сок стекал в подставленный под него кувшин. Собранный виноград загружали в яму без всякой сортировки и давили ногами. Сусло переливали в зарытые в землю кувшины и оставляли в них до брожения, а потом, залитое в бурдюки, приносили домой.

Сбор винограда в селе Касапет Джеванширского уезда Елисаветпольской губернии начинали 20 сентября, иногда – 10 октября; при сборе его не обращали внимания на спелость винограда. Собранный виноград бросали в особое место, называемое «чаравуш». «Чаравуш» имел вид трехгранной пирамиды; две боковые стенки его состояли из прутьев, а дно из одного большого камня с возвышенными краями. Сбросив сюда виноград, его топтали ногами. Перед «чаравушем» был устроен каменный желобок, куда стекало вино; отсюда оно переливалось в кувшины, где и оставалось до употребления.

* * *

Не менее популярен еще один традиционный армянский напиток – тутовая водка из ягод туты-шелковицы: в ход идут ягоды как черной, так и белой шелковицы. Родиной производства считаются Арцах-Карабах и Сюник.

В самый сезон, который приходится на июнь-июль, тутовые ягоды сбраживаются в открытых емкостях без добавления дрожжей или сахара. Получившаяся в результате брага подвергается перегонке. В зависимости от количества перегонок желтоватого цвета напиток может содержать от 40 до 80% спирта. Для выдерживания тутовой водки используются бочки из древесины того же тутового дерева. Длительность выдержки обычно составляет от одного года до пяти лет. Выдержанные сорта тутовки имеют весьма насыщенный цвет – от золотистого до темно-коричневого, а также значительно более богатый и сложный вкус с древесными и травяными нотами и сильно выраженный терпкий аромат.

Армяне пили во время важных семейных празднеств, церковных и народных праздников в основном вино, изредка – водку.

БАРЕКЕНДАН – МАСЛЕНИЦА

Армянский праздник Барекендан, в отличие от русской Масленицы, длится целых две недели, за которыми следуют семь недель Великого поста. «Барекендан» значит «доброе житье, радость жизни» (буквально – «Оживление плодов»).

В Барекендан – Масленицу в селении Арцваник дети забавлялись снежками и играми в кости, молодежь упражнялась в стрельбе, устраивала скачки, играла в «лахти». Девушки играли в «карпетлахти», «сахкалы», взрослые – в «кэгэнги», танцевали «хэвлик тал», собирались раздельными мужскими и женскими компаниями, устраивали дружеские застолья. Каждый приносил с собой меру риса («мэк мэртаба бриндз»), стакан масла, бутылку вина, четыре яйца, лаваш и прочие продукты. Благоприятным днем для таких торжеств считался второй воскресный день Барекендана.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ВЕЛИКОГО ПОСТА

Продолжение Масленицы – первый день Великого поста – считался одним из самых важных праздников у армян. Это был день установления мира и согласия в общине. Если кто находился во вражде с соседом, они должны были обязательно помириться, при этом, конечно, не обходилось без посредников. Отказавшиеся подчиниться этому обычаю лишались права причащения. Все посещали друг друга с поздравлениями, в первую очередь обходили соседей и родственников мальчики. Они должны были молча открыть двери, подойти сначала к старшим, а затем к младшим членам семьи, поцеловать им руки и поднести по груше, яблоку, яйцу, гранату. Старшие члены семьи отправлялись также к сельскому старшине, к священнику и к почетным людям, поднося, кроме фруктов, бутылочку вина и водки.

Жители селения Даш-Алты Шушинского уезда одаривали друг друга разными фруктами, а кумовья преподносили друг другу так называемый «сеган», состоящий из нескольких бутылок вина, бутылки водки и фруктов.

ВАРДАВАР

Вардавар («вард» – роза, «вар» – яркий), древний армянский праздник в честь Преображения Господня, отмечается через 14 недель после Пасхи; известен своим обычаем взаимного обливания водой. Вардавар, в зависимости от местности, сопровождается определенными обрядами. Так, в конце XIX века в селениях Нухинского уезда Елисаветпольской губернии в субботу, накануне Вардавара, девушки и юноши отдельными группами отправлялись на поля, где собирали цветы, из которых делали небольшие букеты. На следующее утро, в день Вардавара, они с букетами в руках ходили по домам и пели песни «гулума» (по-татарски – «роза моя»), даря хозяйке каждого дома по одному букету. Взамен они получали дары в виде яиц, масла, фруктов и других съестных продуктов, юношам вручалось вино. В тот же день девушки и юноши отдельными группами располагались в каком-нибудь саду и отмечали праздник, чем торжество и завершалось. И поныне Вардавар является у армян любимейшим празднеством.

СВАДЬБА

В Нахичеванском уезде свадьбы обычно начинались в пятницу. С самого утра несколько разодетых родственниц жениха с букетом цветов в сопровождении жениха и «шаферов» (дружков на свадьбе) обходили сельчан под звуки зурны и просили их пожаловать к ним на свадьбу. Приглашаемым они подносили стакан вина. К трем-четырем часам пополудни гости собирались во дворе жениха, где их угощали водкой и вином. Затем выводили свадебного быка, чтобы его заколоть. Вначале вокруг быка танцевали женщины и девушки, потом над животным священник читал молитву. После этого жених делал своим ножом небольшой надрез на шее быка, дело заканчивал другой человек. Зурна между тем не умолкала, танцы продолжались.

В населенных пунктах Васпуракана – Ване, Тоспе, Айой-дзоре – к приходу гостей невеста уже была облачена в освященное священником подвенечное платье. Одевая невесту, ее подруги обычно пели. Посаженая мать снимала с головы невесты фату и, трижды проведя вокруг ее головы, надевала фату на девушку. Женщины со стороны жениха угощались в это время кофе, сиропом, печеньями и фруктами. Мужчинам предлагали кофе и водку… Молодые входили на женскую половину, и, после непродолжительного здесь пребывания, жених направлялся на мужскую половину, к своим гостям. В селениях жениха и невесту усаживали на особо подготовленные «троны».

Через некоторое время гостей угощали ужином. Сначала, как обычно, мужчин, а затем – женщин. Священник благословлял первый заздравный стакан вина и передавал его первому почетному гостю за столом. Только после этого все остальные получали право пить вино.

В батумском городе Артвин (ныне в Турции) у порога гостей встречал отец невесты. Он заводил людей в гостиную, при этом мужчины следовали друг за другом строго в порядке старшинства. Гостям предлагали угощение («маза») – вино, водка, конфеты, орехи, яблоки. Собравшиеся пили, ели, поздравляли хозяев, желали молодым долголетия, счастья и благополучия. А потом гости, скрестив ноги, рассаживались на полу возле низенького стола, чтобы выпить по рюмке вина или водки и закусить слоеным пирогом («катмер»), не позабыв вначале выбрать распорядителя застолья – тамаду, следящего за выпивкой и предлагающего тосты.

КРЕСТИНЫ

В Нагорном Карабахе до крестин роженицу кормили и поили из особой посуды. Ей запрещено было кроить, шить и вообще до чего-либо дотрагиваться руками, даже до своего ребенка, которого в это время купала бабка или, за ее отсутствием, кто-либо из домашних старух. В этот период роженицу кормили особыми кушаньями, а также сладостями, давали пить вместо воды выдержанное старое вино.

В день крестин в Артвине родители малыша устраивали крещенский обед («кнунк»), на который приглашались все родственники – мужчины и женщины, старики и молодежь. Обряд крещения совершался обычно в церкви. Теплую воду в медном кувшине («ибрех») сюда приносил кто-нибудь из подростков, за что получал от кума вознаграждение. Из дома в церковь и обратно ребенка несла бабка, которой мать родившей младенца женщины в тот же день посылала угощение – слоеное пирожное («пахлава»), несколько бутылок вина, тарелку плова, курицу.

Ранним утром в карабахском селе Гадрут в день крестин новорожденного родственники посылали подносы с фруктами, раскрашенными яйцами, хлебной выпечкой, сладостями и по бутылке вина. Вместе с приходским священником и крестным отцом родители малыша приглашали поздравивших в свой дом и старались угостить гостей как можно лучше.

ТАМАЗЛУХ

Обычай взаимного вспомоществования домашним скотом – «тамазлух» – существовал между армянами Закавказья с давних времен.

Всякий крестьянин, не имеющий, по какой-либо причине, домашнего скота, но желающий обзавестись им, приглашал к себе на обед своих соседей с тем, чтобы приглашенные подарили ему, по своему желанию, овцу или корову (лошадей и быков обыкновенно не дарили). Это и есть «тамазлух».

Наступал назначенный день «тамазлуха», и бедный мужик, с трепещущим сердцем, ожидал своих гостей. Конечно, чем больше их является, тем более растет и его радость, так как на угощение являются только те, которые решились отдать ему хоть одну овцу – если он захочет обзавестись стадом овец, или же теленка, или даже корову – если крестьянин хочет иметь рогатый скот.

После веселья, плотной еды и достаточной попойки один из более близких к хозяину лиц просит гостей высказаться, кто что жертвует. Лицо это называется «толубаши» («полная голова»). Каждый из гостей спешит объявить «толубаши» о своем «бешкеше» («подношение», «подарок»). «Толубаши» громко произносит имя жертвователя и объявляет его «бешкеш» с присовокуплением пышных похвал, количество которых зависит от степени щедроты дарителя. Этим заканчивается пиршество, непременно с вином и водкой. Гости расходятся, гордые и довольные, а на другой день отправляют по принадлежности обещанное, но иногда приходится самому хозяину отправляться за получением; интересно, что при этом получатель не просит, а требует обещанное как свое собственное добро, приобретенное силою обычая.

Положив первое основание своему хозяйству при помощи «тамазлуха», мужик возносит перед Творцом свои теплые молитвы и дает перед Ним обет быть щедрым в «тамазлухе своего соседа». К обычаю «тамазлух» прибегают также при падеже скота. Нередко на помощь разорившемуся мужику являются жители соседних сел.

ТАИРОВ, ШУСТОВЫ, САРАДЖЕВ

В 1887 году купец первой гильдии Нерсес Таиров (Таирянц; 1833 – 1902) основал первый винодельческий завод в Ереване: так началась история современного виноделия Армении.

Спустя два года предприятие Таирова купили крупные русские промышленники Шустовы. Установив дубовые бочки для многолетней выдержки, они хотели придать местному вину «класса», объяснить потенциальным покупателям, что армянское вино – это настоящее гастрономическое чудо, которому нужна лишь правильная «подача». И им удалось: скоро армянские вина Шустовых прославились в России. Товарищество «Шустов с сыновьями» с 1912 года значилось официальным поставщиком двора его императорского величества.

К слову сказать, тифлисский армянин Давид Сараджев (1848 – 1911), основатель нескольких коньячных заводов, первым на своих предприятиях в Российской империи начал изготавливать коньяк путем выдерживания виноградного спирта в бочках из горного кавказского дуба.

Материал подготовили Марина и Гамлет Мирзоян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 21 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты