№4 (337) апрель 2021 г.

Сергей Ениколопов: Армения должна осознать свои задачи

Просмотров: 2425

Как пережить стресс?

Как восстановить психологическое здоровье?

Нужна ли пропаганда?

На эти вопросы редакции газеты «Ноев Ковчег» ответил Сергей Ениколопов, кандидат психологических наук, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья.

– Сергей Николаевич, поражение в войне, потеря территорий Нагорного Карабаха, гибель нескольких тысяч защитников Арцаха, внутриполитический раскол повергли народ Армении в депрессию. Как выйти из нее?

– Первые две характеристики состояния общества, которые сразу приходят на ум, это депрессия и растерянность. У людей возникает ощущение, что надо что-то предпринять, но они не знают, что именно. Нет задачи, нет цели, нет подъема.

В прошлом году отмечалось столетие Первой Республики Армения. Большое число людей жило в этой республике с огромным энтузиазмом. Они строили страну. Такой же энтузиазм наблюдался и в первые годы советской власти: прокладывались каналы, возводился с нуля университет, создавался армянский научный язык, когда многие соотечественники, покинув престижные должности в Петербурге, Берлине, Москве, переезжали в Ереван, чтобы участвовать в строительстве своей страны. У них не было ни депрессии, ни растерянности. Они знали, что делать.

Поражение в Карабахе ведет к депрессии и вместе с тем порождает необходимость проявить определенную положительную активность в чем-либо. Проявление такой активности – лучший выход из депрессии. Но в условиях, когда человеку никто ничего не предлагает, ему трудно самому определить, что он должен делать дальше, помимо заработка на жизнь. Именно это является для людей очень серьезной характеристикой сегодня.

– Вы высказывали мнение, что в стрессовых ситуациях нельзя расслабляться. Какие шаги следует, по Вашему мнению, предпринять армянскому обществу сегодня?

– В ситуации стресса есть три реакции, заложенные в человеке, как часовой механизм. Первая – некая «атака», активность, необходимость что-то делать. Вторая – бегство от источника. Кстати, пандемия коронавируса в этом смысле породила очень интересную ситуацию: вируса не видно, куда бежать? И третья реакция – ступор, то есть ничегонеделание.

Тем, кто активно реагируют на стресс, нужно предложить какое-либо занятие. При этом следует помнить, что есть еще две категории людей, которых нужно выводить из стрессовых состояний, чтобы они не усугубляли свою психологическую травму и не жили с ощущением безнадежности, бессмысленности существования. Самое худшее в той области, которой я занимаюсь, рост числа самоубийств. Этого допускать нельзя. Чтобы избежать такого сценария, нужна сознательная политика, притом не только государственной власти, но и отдельных социальных институтов, в том числе службы занятости, социальной помощи и других.

В стрессовой ситуации все общество должно собраться, объединиться, как это было после землетрясения в Армении 1988 года. То было время сильных потрясений, за землетрясением последовала война. В этих тяжелых условиях люди объединились. Любому, кто приезжает в Ереван сегодня, даже в голову не может прийти, что Армения была в блокаде, что не было света, тепла. Люди смогли все это преодолеть.

– Вопросами психологического состояния людей должно заниматься государство?

– Безусловно.

– Не кажется ли Вам, что нынешняя власть Армении в условиях углубления раскола в обществе игнорирует моральный/духовный фактор? По причине непонимания или сознательно, на Ваш взгляд?

– Сразу по двум названным Вами причинам. Нынешняя власть просто не понимает ситуацию, преследуя свой основной интерес – удержаться у власти. И мысли о судьбе страны, о том, что будет с людьми, с их физическим и психическим здоровьем, власть не волнуют. Эти вопросы волнуют прежде всего Церковь как духовный институт.

С одной стороны, власть пустила ситуацию на самотек. С другой, и я согласен с Вашим предположением, есть и сознательная составляющая в ее поведении по отношению к людям. Действия власти продиктованы только одним посылом – сохранить власть, удержаться. Не хотелось бы употреблять слово «кормушка», но когда государственная власть воспринимается именно как кормушка, а не как инструмент для созидания, оно приходит на ум.

За все эти месяцы не появилось ни одного документа о том, что власть предлагает сделать. Власть готова ходить на митинги, обвинять, как правило, друг друга, предъявлять претензии к великим державам, которые, по ее мнению, должны «вмешаться». А почему великие державы должны вмешиваться в дела другого государства? Вопрос в том, имеет ли данная власть программу для развития собственного государства, а не только призывает третьи страны «прийти и помогать». Армения должна осознать свои задачи.

Когда вы что-то делаете и другой видит, что это отвечает его интересам, он захочет в этом участвовать. А если видит, что вы не делаете ничего… Я, как профессионал, ожидал, что появятся государственные программы реальной помощи людям, программы переустройства, в том числе армии. А между тем нет даже простой декларации о намерениях.

– Как Вы считаете, поражение «христианского мира» в Нагорном Карабахе может «воодушевить» радикальных исламистов?

– Да, конечно. В Армении нет исламистов, нет для них питательной среды. Но Армения также должна осознать, что на ее государственной границе находятся боевики, отморозки, цель которых хорошо известна – создание всемирного халифата.

Реакция России в значительной степени продиктована необходимостью серьезно укреплять границы на Кавказе. Российские миротворцы в Карабахе – форпост против исламизма. Они выполняют ту же миссию, что и в Сирии. «Разгуляться» в регионе Россия исламистам не позволит. Это в интересах прежде всего самой России. И это нужно четко понимать.

– В мировом медиапространстве ведется информационная война, прежде всего в горячих точках. На информационную войну против армянского народа, объявленную Азербайджаном, выделяются огромные средства, и она весьма успешна. Между тем армянская сторона утверждает, что ей не хватает средств на ответные шаги. Но деньги – вопрос второй. Главное – желание, понимание необходимости информационной активности. Как, на Ваш взгляд, информационный фактор воздействует на людей с психологической точки зрения?

– Так называемую мягкую силу используют во всем мире. Яркий пример – грызня, другого слова нет, вокруг прививок. Какой вакциной вы станете прививаться – Pfizer, российской или китайской? Другой пример – ситуация со строительством газопровода «Северный поток», который якобы может быть использован во вред некоторым государствам Восточной Европы. Люди считывают информацию, внешне обсуждается один вопрос, а за ним стоит другой: «Это сильное государство, что оно хочет, что может предложить миру?»

Армении не стоит пребывать в прекраснодушном состоянии, думать, что все армян любят, что все знают, какая у армянского народа история. Все не знают. Конечно, сегодня незнание компенсируется туризмом, посещением музеев в Ереване и его окрестностях. Гости приезжают в Армению и узнают, что люди здесь жили еще чуть ли не с момента встречи с Ноем. Государство должно быть напрямую заинтересовано в том, чтобы все знали о нем и его народе больше, особенно такое государство, как Армения, где число жителей меньше численности мировой диаспоры. Армения не должна диаспору «упускать».

Я знаком со многими программами разных диаспоральных народов. Согласно этим программам, на языки переводятся книги, позволяющие, например, подростку узнать, как живет его ровесник-соотечественник в другой культуре, как он адаптируется.

Мы видим, что книжные магазины в Москве уже много лет буквально завалены книгами по истории Азербайджана. И если говорить о Карабахе, в этих трудах все время подчеркивается, что Карабах – не армянская земля, что армяне там не жили, что армяне сами виноваты в том, что их выгоняли с этих территорий. Так создается негативный образ армян, которые могут вам рассказывать, как они «выкопали» Черное море, как жили в Малой Азии и так далее. Это и есть информационная война. И не понимать, что ты ее проигрываешь, что необходимо включиться в жизнь, нельзя.

Книги об истории Армении должны издаваться не на армянском языке, а на русском, английском, даже на суахили. Если вы хотите понравиться в Африке, издавайте книги на языках ее народов. В этом контексте как бы уплывает тема геноцида, она истончается со временем. А ее нужно постоянно поддерживать.

Нужно понимать, что на территории России, где проживает огромное количество армян, многие носящие армянские фамилии уже не являются армянами, и они не виноваты в этом. Может быть, они и стали бы ощущать себя армянами, но им никто не объясняет, какой народ армяне.

В России сегодня огромное число смешанных браков, в которых рождаются дети, считающие себя армянами, как, например, академик Андрей Гончар, один из самых крупных советских математиков. Он армянин наполовину, но позиционировал себя всегда как армянин, говорил по-армянски, поддерживал армянских молодых ученых. Для таких людей надо вести пропаганду армянства. А она, к сожалению, отсутствует. Кстати, газета «Ноев Ковчег», которую читают от Камчатки до западных границ России, выполняет эту функцию. Армянское государство должно активно поддерживать такое издание. И оно не должна быть единственным в медиапространстве.

– Ни один руководитель Армении не уделял должного внимания этому вопросу на протяжении последних 30 лет.

– Это так. В Армении был создан социальный институт – Министерство диаспоры. Но у меня складывалось впечатление, что оно больше озабочено вопросами денежных поступлений в республику, а не поддержкой, скажем, армянской театральной труппы в Якутске.

Армянское присутствие за пределами Армении реально поддерживает Церковь. В разных городах открываются армянские храмы. Но большая часть людей – достаточно светские, и государство им ничего не предлагает. Нет книг по истории, нет кружков самодеятельности, нет курсов изучения армянского языка, всего этого нет.

– Будем надеяться, что в Армении осознают, что пропаганда, СМИ имеют большое значение не только для отдельно взятого человека, но и для государства в целом.

– Я много общаюсь с силовыми структурами России. И вижу, что параллельно с военными вопросами всегда обсуждаются, причем на самом высоком уровне, вопросы «мягкой силы»: как ее применить, в случае если проигрываем, что надо предпринять. Задача очень серьезная. А для такой маленькой республики, как Армения, существующей практически в кольце недружелюбных народов, вопрос «мягкой силы» жизненно важен. Не надо воевать со всеми, но «мягкая сила» должна действовать.

– Что нужно сделать, чтобы психологическое здоровье армян было восстановлено?

– Нужно срочно создавать в Армении мощную службу психологической помощи (ее зачатки есть) для тех, кто переживает посттравматические стрессовые расстройства, для их родственников, и не только на территории республики. В других регионах немало людей, которые хотели быть добровольцами, но по тем или иным причинам помочь Карабаху не смогли и переживают эту травму.

Второе, что необходимо сделать, это разработать программы действий, направить активность жителей Армении, а также диаспоры на реализацию конкретных шагов. Нужны программы, которые позволят и жителям республики, и диаспоре обозначить цели, показать, чем каждый может помочь стране выйти из кризиса.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

  1. В Армении депрессия и растерянность. Это правда. Ениколопов предлагает обществу объединиться. Но как это можно сделать, если получилось как в басне Крылова Лебедь, Рак, да Щука. Один тянет к Пашиняну, другой к Кочаряну. а третий против и того и другого, но с лидером не определился. Общество продолжает движение вниз, Нужны радикальные меры. Сергей Николаевич прав, нужна программа действий. А кто её будет создавать? Власти? Смешно.

Ваш комментарий

* Обязательные поля