№11 (343) ноябрь 2021 г.

Владимир Габбе: Культура – главный универсум возрождения Армении

Просмотров: 1837

Какие проекты реализует Культурный центр посольства Армении в России? Что происходит в культурной жизни Армении сегодня? Чем интересен современному зрителю творческий мир Сергея Параджанова?

На эти вопросы редакции газеты «Ноев Ковчег» ответил Владимир Габбе, руководитель Культурного центра посольства Республики Армения в Российской Федерации, художественный руководитель Московского художественного театра имени С. Параджанова.

– Владимир Рубенович, расскажите о деятельности Культурного центра, его задачах и проектах.

– В следующем году Культурному центру исполняется пять лет. Он был возрожден благодаря усилиям посла Армении в Российской Федерации Вардана Суреновича Тоганяна.

Центр при армянском посольстве существовал еще лет 10–15 тому назад. Сегодня он не только возрожден, но и функционирует в новом, профессиональном формате с качественным представлением и презентацией армянской культуры за пределами ее исторической родины. Центр знакомит российское общество с современными деятелями культуры Армении. Главная наша задача – развитие и укрепление многовековых российско-армянских культурных связей, создание платформы, на которой российская и армянская творческая интеллигенция могла бы реализовывать совместные проекты, представлять в современном пространстве культуры и искусства интересные зрителю наших дней взгляды на культуру и искусство.

С самого начала деятельности центра мы стремились создать такую атмосферу творчества, в которой посетители всех возрастных категорий, начиная с малышей, чувствовали бы себя комфортно. Сегодня в Культурном центре действует 10 самостоятельных творческих студий.

– Какие это студии?

– Это детская творческая студия «Гранатовые зернышки» для дошкольников, студия вокала, в том числе этнического пения, театральная студия, школа дудука, студии хореографии, изучения армянского языка, изобразительного искусства. Центр стал площадкой, где собираются и дети, и молодежь, и взрослые, причем не только армяне. Мы впечатлены тем, насколько велик интерес к видам и жанрам армянского искусства среди русской интеллигенции. В студии обучения игры на дудуке, например, 50% учащихся – русские.

– Интерес к армянской культуре в России велик?

– Да, интерес очень большой. В танцевальных ансамблях участвуют русские девушки и ребята, они органично чувствуют себя в армянских национальных костюмах и прекрасно исполняют наши народные танцы. Национальная интеграция, дружба армяно-российской молодежи, на мой взгляд, является одним из важнейших достижений центра.

– Какие совместные армяно-российские проекты центра Вы могли бы отметить?

– На создание армяно-российских творческих проектов потрачено немало усилий. Реализовано несколько крупных выставочных проектов. Недавно мы провели в Москве первый всероссийский фестиваль армянского искусства «АрмАртФест», информационным спонсором которого выступила газета «Ноев Ковчег». Фестиваль стартовал в июне этого года и, несмотря на сложную ситуацию в Москве, связанную с пандемией и аномальной жарой, собрал и объединил армяно-российскую интеллектуальную публику. В течение фестивальной недели было организовано 16 мероприятий, представлены все жанры искусства. Фестиваль посетили более 3 тысяч человек, большинство которых – представители российской интеллигенции, которая интересуется армянским искусством. Мы надеемся, что фестиваль станет ежегодным.

– Вы часто бываете в Армении. Как Вы оцениваете культурную жизнь в республике? Что предпринимается для поддержки и развития сферы культуры?

– Все, что происходит в культурной сфере Армении сегодня, связано, на мой взгляд, не только с сиюминутной ситуацией в стране. Это есть продолжение 30-летнего становления или не становления нашей государственности.

Мы все прекрасно знаем, что Советский Союз с входящими в него республиками смог создать при всех своих плюсах и минусах модель культурного человека, воспитывал понятие «гражданин». Он сумел эту модель трансформировать и экстраполировать на огромное пространство многонационального государства, не ущемляя этническую самобытность народа каждой республики. После распада Союза и обретения независимости мы должны были сформировать главное для Армении – понятие армянского мира. Этого мы сделать не сумели.

– В сфере культуры?

– Да, я имею в виду формат культуры. За все эти 30 лет нашей независимости мы не увидели формирования армянского мира, не показали, кто такой армянин в новом мировом пространстве.

Для того чтобы разговаривать с миром на том языке, на котором он может нас услышать, мы должны в первую очередь определить армянский мир для себя, а уже потом представить в мировом пространстве. А мы не сделали этого за 30 лет. Я не касаюсь политики, она – вне сферы моей компетенции, но считаю, что любое государство, формируя свое лицо, свой облик, свой национальный концепт, не может построить фундамент государственности, игнорируя культуру. Культура – основной фундаментальный инструмент для Армении, главный универсум возрождения Армении. Самая большая беда в том, что мы слишком отдалились от понятия культуры и духовности Армении. Увлеклись массой вещей, но забыли о том, кто мы, куда идем, в чем парадигма христианского государства.

– Вы имеете в виду религиозный аспект?

– Не только и не столько, я говорю о праведности государства. Праведность – не исключительно религиозная категория, а категория, которая объединяет такие ценности, как воспитание, духовность, гражданское сознание, ответственность, то есть все то, что ограждает нас от вседозволенности, в которой находится сегодня наше общество. Современное общество пребывает в анархической вседозволенности. Это не есть свобода. И подменять свободу гражданина вседозволенностью никак нельзя. Так же и в культуре. Сегодня есть два понятия – антикультура и культура.

– В чем выражается антикультура?

– Антикультура и антимир в Армении выражаются в том, что мы отошли от Бога. Мы все отвлеклись от основного постулата: человек – подобие Бога. И в нем еще до его рождения заложена матрица созидания.

Только тогда, когда весь армянский мир «внутрисубъектно» поймет, что армянин, как гражданин мира, есть подобие Бога и он пришел в этот мир, чтобы созидать, тогда мы сможем решить все наши вопросы. Сегодня мы ушли от главного.

– Но эти программные вопросы даже не поднимаются в современном обществе.

– К сожалению, это так.

– В советское время, о котором Вы говорили, в Москве проходили фестивали национальных республик, в том числе Армении. В последние годы таких фестивалей нет. Возможно, причина в том, что Армения не занимается сегодня вопросами культуры и ее развития, несмотря на то, что существует министерство, назначены ответственные. Кто сегодня говорит или пишет о всемирно известной хоровой капелле Оганеса Чекиджяна? А несколько десятилетий назад ее хорошо знали и в Советском Союзе, и за рубежом. Почему, по Вашему мнению, армянское государство не ставит задачу представления армянской культуры в мире?

– Для меня, как для представителя культуры, понятие культуры стоит в одном ряду с понятием государственности. Лицом такого государства, как Армения, во всем мире должна была бы стать наша культура. Мне очень больно, что это не так. Я убежден, что одно из самых больших поражений современной государственности именно в этом. Потому что современный мир может разговаривать с нами, понимать и уважать только через великую армянскую культуру и богатейшее культурное наследие.

Армения сама по себе маленькая страна, но мировая армянская диаспора имеет достаточно серьезные культурные ресурсы и при взаимодействии с обществом самой Армении могла бы задействовать их на благо нашей Родины. Для этого надо создать правильную модель совместного созидания, именно совместного, а не частного. Очень многое переходило и переходит в частный формат. И каждый в своем деле, в своем мирке, в своей стране, в своей области, возможно, искренне готов что-то сделать и делает, но это носит локальный характер, не аккумулируется та мощь, которая позволила бы представлять нашу страну на мировой арене достойно. Парадокс состоит в том, что в сегодняшней Армении этот процесс никак не управляется. Нет модели управления собственными духовными культурными ценностями.

– И кто придет на смену Араму Хачатуряну, Арно Бабаджаняну?

– В культурном пространстве Армении царит вакуум. На мой взгляд, тому есть явственная причина, которая, возможно, касается не только армянского культурного пространства, но и всего современного мира. Это наша замкнутость внутри субъектности. То есть мы не поднимаемся над ситуацией, над обстоятельствами и тем самым сужаем свой кругозор, не видим, как стремительно меняется мир, а культура должна в первую очередь реагировать на изменения миропорядка. А когда мы находимся во «внутрисубъектном» формате, мы не может видеть эти изменения и вовремя на них реагировать. Причина культурного вакуума в Армении – в первую очередь во «внутрисубъектности».

Нарекаци был всего лишь субъектом, но он сумел вывести армянскую духовность в мировое пространство, потому что поднялся над всем, что есть и чего нет в человеке. Комитас был всего лишь субъектом, но он позволил своему разуму сойти с ума, потому что увидел утрату смысла бытия своей нации. Но тогда это была утрата смысла бытия физического. А для армянина гораздо страшнее утрата смысла духовного, перед угрозой которой мы сегодня находимся. Вот что мы должны осознавать, и в первую очередь те, кто влияет на положение дел в культуре, в обществе, и со всей ответственностью реагировать, выходить из своей субъектности и оценивать ситуацию с позиции «над». Это сложно, но настоящие личности, такие, которых мы назвали, могут это делать.

– При внимательном отношении государства к культуре, адекватном финансировании она может развиваться, могут появиться новые имена, которые выйдут на мировые рубежи. Вместе с тем сегодня на развитие культуры средства из бюджета, похоже, не выделяются.

– Да, это так. Но такая ситуация сложилась не сегодня. Она наблюдается с момента обретения Арменией независимости и попыток обретения своей государственности. Если государство сможет создать институт культуры, институционально подойти к понятию национальной культуры в своем обществе и стране, средства найдутся и будут отражены в бюджете. Ответственность каждого деятеля культуры за свою страну и свою профессию станет гораздо выше. Система будет отвечать и требовать ответственного отношения, потому что каждый деятель культуры – часть страны и отвечает за ее облик. Вот этого мы на государственном уровне понять не смогли. Мы не обрели понятия института культуры, так же как и понятия института геноцида.

– Институты создаются людьми, будем надеяться, что эти люди появятся и мы увидим ростки культуры. Поговорим о Театре Параджанова. Художественный театр имени С. Параджанова был основан в Москве в 90-х годах прошлого столетия, но до сих пор у него нет постоянной площадки, хотя он уникален и носит имя всемирно известного режиссера.

– Театр создавался с большими сложностями. Путь его становления, обретения своего почерка, своего места в пестром разнообразии московской театральной жизни тернист. Создать в столице, где на тот период существовало более 200 государственных, частных, коммерческих театров, еще один, носящий имя Параджанова, было смелым решением. Нам помогла одержимость и искреннее отношение к творчеству Мастера, который всю свою жизнь посвятил созданию праздника красоты, эстетики, философии и добра. Такому художнику надо было посвятить театр, чтобы пропагандировать, продолжать и воскрешать мифы и метаморфозы, оставленные им нам в наследство.

– Искусство Сергея Параджанова было загадкой. До сих пор ни один искусствовед, ни один культуролог, ни один киновед не может эту загадку расшифровать, определить, что же такое «кино Параджанова» и в чем феноменальность эстетики его кинематографического языка и живописи.

– Театр Параджанова – посвящение Параджанову. С первого дня я был категорически против повторения его киноискусства на сцене. Повторить Параджанова нельзя. Им можно восхищаться, к нему можно обращаться с вопросами, с ним можно беседовать, спорить, соглашаться или не соглашаться. Это тот мир, который до сегодняшнего дня нас будоражит, волнует, задает тон к поиску в искусстве, к поиску философии и своего языка в искусстве. Мы обращаемся к той драматургии, в которой есть отклик на эстетику Мастера, приглашаем современного зрителя в атмосферу мира Параджанова. Именно этим и занимается наш театр все 30 лет, приглашая зрителя к соучастию.

За прошедшие годы вокруг театра сформировался свой зрительский круг, сообщество людей самых разных взглядов, и далеко не все являются приверженцами творчества Параджанова. Главное, что нас объединяет – интерес к миру Параджанова.

– Как Вы отметите 30-летний юбилей театра?

– Мы готовим достаточно серьезную программу. Во-первых, будет организована мультимедийная выставка, на которой представим историю театра, спектакли, наших друзей и коллег. А среди них Михаил Ульянов, Юрий Любимов, Софико Чиаурели, Лариса Кадочникова, Светлана Параджанова, Тамара Гвердцители, Василий Катанян. Эти мастера – наши наставники, критики, учителя, ставшие друзьями, они были с нами со дня основания театра. Этой мультимедийной презентацией мы хотим передать атмосферу праздника чувства жизни и отношения к зрителям, которых мы называем гостями, сделать их соучастниками красивого представления.

Во-вторых, мы готовим спектакль «Стоп, Армения». Постановка посвящена жизни современной Армении, ее культуре. Это философский материал со сложной драматургической концепцией. Спектакль для тех, кто неравнодушен к Армении и ее будущему.

В наших планах также реализация проекта, связанного с детьми. Два года тому назад родилась идея объединить талантливых детей Москвы и Подмосковья и создать с ними некий театральный центр искусств, где бы они смогли проявить свои возможности, получить творческие навыки. Вместе с ними мы готовим литературно-драматический дивертисмент, посвященный Параджанову и юбилею театра.

Кроме того, запланированы творческие встречи с деятелями культуры и искусства, которые были знакомы с Параджановым, работали с ним. Естественно, пройдет ретроспектива его фильмов и после сеансов состоится обсуждение с участием молодежи.

Все праздничные мероприятия пройдут в конце этого года и в начале следующего. Фестиваль, посвященный 30-летию театра, продлится несколько месяцев.

– Наша газета, конечно, расскажет о юбилейном фестивале театра.

– Со своей стороны хочу поблагодарить газету. «Ноев Ковчег» за сотрудничество и взаимодействие с Культурным центром посольства Армении в России, а также интерес к Театру Параджанова. «Ноев Ковчег» – не просто одно из средств массовой информации. Газета – действенный инструмент объединения наших соотечественников, укрепления армяно-российской дружбы.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля