№12 (356) декабрь 2022 г.

Имеет ли смысл менять закон о государственной тайне?

Просмотров: 1763

Одобренные на заседании правительства законопроект «О государственной тайне» и проект соответствующих изменений в УК РА вызвали неоднозначную реакцию в армянском обществе, поскольку «бархатная» инициатива явно направлена против отлаженной «бывшими» системы национальной безопасности страны. К тому же новая идея откровенно смахивает на очередную кампанейщину так полюбившейся новой власти «оптимизации», ранее – в области культуры, образования, спорта, а теперь в традиционно закрытой сфере государственных секретов.

Стоит напомнить, что действующий пока закон «О государственной и служебной тайне» был принят Национальным Собранием РА 3 декабря 1996 года и предусматривал четкую номенклатуру присвоения грифа, а также хранения, использования, передачи, рассекречивания и уничтожения тех или иных сведений и документов. Он был переработан на основе советских инструкций и, естественно, вобрал в себя лучший опыт компетентных экспертных групп, занятых на протяжении десятилетий анализом системы сохранения государственной тайны как действенного инструмента национальной безопасности. Кстати, «презентацию» обновленных документов провел тогда для начальников режимных служб и первых отделов на одном из военных заводов ныне покойный директор СНБ генерал-полковник Горик Акопян, о котором до сих пор ходят легенды не только в родном ведомстве, но и по всей Армении. Уж в его профессионализме и авторитете сомневаться не приходится.

С другой стороны, за 26 лет новые технологии сделали настолько мощный рывок вперед, что многие положения в секретных циркулярах уже потеряли актуальность и требуют либо полного изъятия, либо полной переработки. Но при этом, по мнению специалистов, сам алгоритм обеспечения безопасности страны не должен меняться по своей сути. И вот здесь идея и цель продвижения нового законопроекта вызывает, мягко говоря, недоумение. «Мне непонятен полет мысли нынешних властей. Это может быть проявлением подозрительности. Предпринимая данный шаг, они должны объяснить, в чем смысл ужесточения. Неясно, законопроект направлен против некоторых должностных лиц или это попытка сделать данную область более систематизированной. Например, четко классифицировать степень допуска секретоносителя к государственной или служебной тайне. Получается, что власти взяли на вооружение принцип никому не доверять, даже чиновнику, имеющему в силу служебного положения такие полномочия, – отметил в одном из интервью бывший председатель комиссии НС РА по государственно-правовым вопросам Ованнес Саакян. – И если есть люди, которые злоупотребляют своим доступом к секретным документам, то это предмет регулирования не государственной тайны, а скорее государственной измены. Следовательно, либо этот законопроект вводится в обращение, чтобы дискуссии вокруг него отвлекли общество от других, более важных тем, либо он просто станет очередным сдерживающим механизмом для предотвращения нежелательных публикаций и выступлений. К тому же новый документ содержит довольно много огрехов и должен быть доработан в Национальном Собрании».

Но дорабатывать, по всей вероятности, не будут, поскольку переименование закона «О государственной и служебной тайне» в закон «О государственной тайне» очень напоминает одно из правил школьной арифметики, где от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Однако сам процесс потребует огромных бюджетных вложений, которые государство должно будет урвать у детских учебных заведений или пенсионеров, и без того находящихся на грани нищеты. При этом тонкая грань между свободой слова и государственной тайной так и остается лазейкой для наказания властями оппозиционных деятелей или прессы за неугодные публикации и неудобные выступления. За последние два года заведены уже сотни дел на оппозиционных активистов и блогеров за подобные «преступления», но обвинения им подгонялись по совершенно другим статьям. И возможно, именно поэтому властям нужна законодательная база для арестов тех, кто публично не согласен с проводимой ими политикой.

Вместе с тем в последнее время СНБ республики довольно часто сообщает о фактах шпионажа среди военных и гражданских лиц в пользу соседней республики. Целая серия таких разоблачений не может не вызывать тревогу. Так, по факту госизмены в период с 27 сентября по настоящее время в следственном департаменте СНБ находится 10 уголовных дел, в качестве обвиняемых привлечены 43 человека, из них 10 находятся под арестом. Еще 3 уголовных дела, в которых засветились 12 лиц, уже направлены в суд, из них 11 обвиняемых – под арестом. По мнению военного эксперта, бывшего офицера МО РА Нарека Нерсисяна, причинно-следственные связи столь удручающей статистики следует искать в крайне низком социально-экономическом положении. «По большому счету шпионаж в пользу противника – это в первую очередь провал контрразведки, а также провал людей, занимающихся морально-воспитательной работой с личным составом. В итоге имеет место комплекс проблем образовательного, интеллектуального, морально-психологического характера», – считает собеседник, одновременно отметив, что услуги таких иуд оцениваются на противоположной стороне всего в 200–500 долларов. Много это или мало – каждый определяет для себя сам, исходя из собственных материальных потребностей. Впрочем, суть не в тридцати сребрениках, а в утере национальной идеи среди поколения «миллениума», взращенного на грантовых программах западных НКО. По мнению политолога Тевана Погосяна, уже давно назрела необходимость в разработке стратегии национальной идеи, где необходимо сделать акцент на соответствующем воспитании еще со школьной скамьи. Пока не будет решена эта проблема, пересматривать закон о государственной тайне не имеет смысла, поскольку остается открытым вопрос: для чего, а вернее – под кого он так срочно меняется?

Сергей Тигранян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты