№ 07 (154) Июль 2010 года.

Готовность к войне – лучший способ избежать войны

Просмотров: 4428

Одним из феноменов перемирия в зоне карабахского конфликта можно с уверенностью назвать сохранение хрупкого мира вот уже на протяжении 16 лет при отсутствии здесь международных миротворческих сил. Сказанное вовсе не означает, однако, отсутствие особых интересов внешних факторов в зоне карабахского конфликта.

Одним из феноменов перемирия в зоне карабахского конфликта можно с уверенностью назвать сохранение хрупкого мира вот уже на протяжении 16 лет при отсутствии здесь международных миротворческих сил. Сказанное вовсе не означает, однако, отсутствие особых интересов внешних факторов в зоне карабахского конфликта.

Основные посредники Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта (Россия, США и Франция) прекрасно осознают отсутствие, во всяком случае, на современном этапе и в обозримой перспективе, политической формы разрешения данной проблемы. Статус-кво Нагорно-Карабахской Республики (НКР) хоть и не устраивает Азербайджан и его ближайшего союзника Турцию, тем не менее, является лучшим средством сохранения политической стабильности в Азербайджане, властных полномочий правящей администрации и относительно поступательного развития нефтегазовой отрасли промышленности и трубопроводных коммуникаций республики. В сложившихся условиях военный путь не может выступить реальной возможностью разрешения карабахского вопроса в пользу Азербайджана. Тем не менее, гонка вооружений и сохранение военного паритета является одним из непременных условий внутриполитического развития как в Азербайджане, так и в Армении.

Политические элиты в двух республиках вынуждены проводить последовательную политику гонки вооружений, которая позволяет обеспечивать устойчивость власти, развивать соответствующую пропаганду и поддерживать иллюзию патриотизма. Одним из проблемных аспектов этой политики выступает рост коррупции и, как следствие, обогащение властвующей элиты. Но есть ли другой выход в сложившихся условиях, когда и основные внешние факторы в лице США и России – два основных конкурента в регионе Южного Кавказа – заинтересованы в приобретении новых позиций в военно-политическом присутствии. А это неминуемо приводит к усилению гонки вооружений как рычага воздействия на регион и обеспечения баланса сил и безопасности.

Как показал неудачный опыт Грузии, напичканной натовским вооружением, как, впрочем, и практика вооружений Азербайджана, США крайне заинтересованы в способности Тбилиси и Баку в отражении попыток внешней агрессии и защите энергетических коммуникаций и нефтяных промыслов. Последние годы показали, что те же США пытаются использовать Грузию и Азербайджан для размещения элементов слежения и контроля (проще говоря, средств технической разведки), а также в военном транзите и в выполнении ограниченных задач военного базирования на основе двусторонних соглашений без программы расширения НАТО на Южном Кавказе.

Так, в рамках программы по охране энергетических коммуникаций Каспия, получившей наименование «Каспийский страж», предполагается разместить в АР «мобильные вооруженные группы», а также создать с помощью современных технических средств систему наблюдения за воздушным и морским пространством. Программа «Каспийский страж» предусматривает материально-техническое оснащение и обучение азербайджанских внутренних войск и частей специального назначения, а также строительство двух американских РЛС. США передали Азербайджану несколько малых подводных лодок и пограничных катеров.

В свою очередь Россия не может оставаться в стороне от военной политики на Южном Кавказе. Россия, которая вынуждена была под давлением США и НАТО убрать свои военные базы из Грузии после Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 г., пока что не получила возможности активного военного присутствия в Азербайджане (за исключением Габалинской РЛС) и совместного патрулирования внешних границ СНГ в этой республике.

Единственная российская 102-я военная база остается в Армении, которая фактически играет роль балансира в региональном противостоянии, а после августовского конфликта 2008 г. российские базы появились также во вновь признанных республиках – в Абхазии и Южной Осетии. Однако роль Армении в региональном балансе, безусловно, гораздо шире, чем Сухума и Цхинвала, поскольку боеспособные армянские вооруженные силы обеспечивают баланс сил не только в рамках Южного Кавказа, но и в формате отношений Турция – Иран – США – Россия. В Армении заинтересованы, как минимум, три из названной четверки государств, то есть Россия, США и Иран. Армения призвана выполнять некую роль сдерживания Турции как в политике России, так и США.

Очевидно, что ни одно государство Запада и Россия совершенно не заинтересованы в возобновлении конфликтов в масштабном объеме. Между тем, они одобряют политику гонки вооружений как средство и условие контроля над регионом. Высокий уровень военного противостояния становится важным фактором сохранения мирного сосуществования при сохранении, безусловно, определенных рисков и реальных угроз. Та же стратегия милитаризации Израиля и арабского мира повторяется в условиях армяно-азербайджанского противостояния.

Готовность к войне – лучший способ избежания войны. В 2008 г. военный бюджет Азербайджана перешагнул отметку в 1,5 млрд долларов США. Президент АР Ильхам Алиев в 2006 г. выдвинул приоритетную задачу для оборонного ведомства, нацеленную на безудержную гонку вооружений, приобретение оружия и военной техники как в странах НАТО, так и в СНГ (в России, Украине, Белоруссии), повышение уровня военной подготовки и профессионализма армии, а также доведение военного бюджета до уровня, сопоставимого с государственным бюджетом Армении. В конце 2005 г. было заявлено о создании Министерства оборонной промышленности АР во главе с Явером Джамаловым. В 2007 г. бюджет этого министерства составил примерно 60–70 млн. долл. США.

Одним из внешних экспортеров военной техники для Азербайджана является Грузия. Важность Грузии для Азербайджана в военно-техническом плане определяется и транзитной ролью Грузии, через которую регулярно шли и продолжаются военные поставки в Баку.

С 2001–2002 гг. начинается новый этап активного военно-технического партнерства Азербайджана и России. С 2002 г. Габалинская РЛС получила статус военной базы России, которая арендует ее у Азербайджана сроком на 10 лет. Поскольку Конституция АР запрещает наличие иностранных военных баз на ее территории, по результатам российско-азербайджанских переговоров Габалинская РЛС стала функционировать как военный объект, арендуемый Россией у Азербайджана.

Станция декларирована как собственность Азербайджана и получила статус информационно-аналитического центра. РЛС «Дарьял» предоставляется России в аренду с ежегодной оплатой в 7 млн долл. (первоначально азербайджанская сторона запросила 20–30 млн долл.). Россия согласилась возместить Азербайджану долг в размере 31 млн долл. за использование РЛС в 1997–2001 гг. Россия обязалась использовать РЛС только в информационно-аналитических целях и делиться с Азербайджаном частью полученной информации.

Проблема эксплуатации станции использовалась в качестве торга. В частности, Азербайджан потребовал за станцию у России самолеты МиГ-29 и зенитно-артиллерийские комплексы С-300, а также содействие в урегулировании карабахского вопроса и ограничение военно-технического сотрудничества с Арменией. Со строительством и введением в эксплуатацию новой российской РЛС в Армавире в 2008 г., Габалинская РЛС теряет некую военно-техническую привлекательность. Однако российское военное присутствие в Азербайджане в форме РЛС «Дарьял» имеет больше политическую значимость – подчеркивает военное присутствие России в этой стране. В июле 2007 г. Азербайджан заключил договор с «Рособоронэкспортом» о поставках порядка 70 БТР-80А, которые должны поступить на вооружение миротворческих подразделений ВС Азербайджана. Однако, в случае возобновления войны в Карабахе, вряд ли эти обязательства перед Россией Азербайджан сохранит.

Азербайджан, будучи не членом ОДКБ, получает возможность приобретать российское вооружение по тем же ценам, что и члены ОДКБ, в России по линии ПВО обучаются азербайджанские военнослужащие, так как именно российско-армянская система ПВО составляет одно из уязвимых звеньев азербайджанской армии. Россия создает благоприятный режим для военного партнерства с Азербайджаном.

В области безопасности, как отмечает бакинский политолог Расим Мусабеков, азербайджанский военный бюджет в 1,5 млрд долл. США перспективный партнер для российского ВПК, незамерзающие морские порты Бакинской базы ВМФ Азербайджана могут стать местами базирования Российской Каспийской флотилии. Азербайджан не исключает возможность развития совместной с Россией ПВО и координацию борьбы с радикальными исламскими группировками.

Азербайджан пытается оказывать определенное давление на российскую сторону в плане резкого сокращения военно- политического партнерства Москвы с Ереваном и смены акцентов в карабахском вопросе в пользу Баку. За это Азербайджан обещает активизацию военно-технического и энергетического сотрудничества с Россией. Что же касается борьбы с радикальными исламскими группировками, то Азербайджан сам страдает от распространения ваххабизма и расширения базы присутствия исламских организаций Саудовской Аравии и Ирана на своей территории. Это также никак не устраивает Турцию. Вместе с тем, нередко в сводках правоохранительных органов России и в одном из интервью главы Ингушской Республики Юнус-Бека Евкурова отмечались случаи появления на территории Северного Кавказа представителей Азербайджана, которые участвуют в деятельности бандитских формирований.

Особым объектом внимания военно-политического руководства Азербайджана выступает карабахское направление и Нахичевань, где соответственно сосредоточены 1–3-й и 5-й армейские корпуса ВС АР. В Нахичевани Азербайджан рассчитывает на активную поддержку Турции и турецких советников. Фактически, Анкара оказывает активное покровительство 5-му армейскому корпусу азербайджанской армии в Нахичевани.

Удар по Нахичевани способен повлечь вступление в войну против Армении Турции, которая имеет определенные международно-правовые обязательства о гарантии нахичеванской автономии в составе Азербайджана согласно Карсскому договору 1921 г. Если предположить, что ныне действует секретный азербайджано-турецкий договор, заключенный в 1996 г., который предусматривает участие турецкой армии на стороне Азербайджана в случае войны, то вступление натовской Турции в войну может стать реальностью.

Вместе с тем, оккупация чрезвычайно важной в стратегическом отношении Нахичевани войсками Турции – страны-члена НАТО – способна вызвать ответную реакцию Ирана и России. Трудно предсказать каким может оказаться ответ Ирана в случае начала крупномасштабного военного конфликта: прямое участие в войне, удар с воздуха по азербайджанским нефтепромыслам на Каспии, развязывание вооруженного конфликта в талышском регионе или комбинация всех трех вариантов. Ясно одно, что войны на два фронта Азербайджан не вынесет.

Россия, которая имеет соответствующие военно-политические договоренности с Арменией в рамках ОДКБ и на двусторонней основе, также не сможет обойти стороной внешнюю агрессию Турции против ее союзника. Более того, если Турция так часто ссылается на Московский и Карсский договоры 1921 г., то нелишне напомнить, что одним из участников этих соглашений выступала Россия. Та же Нахичевань передавалась под протекторат, а не в состав Азербайджанской ССР. Следовательно, у России есть все правовые, политические, военные и экономические основания для вмешательства в конфликтную ситуацию по Нахичевани и пересмотра статуса этого анклавного субъекта. Тем более, все попытки Турции в 1992–1994 гг. вмешаться в карабахский военный конфликт на стороне Азербайджана однозначно и жестко пресекались позицией МИД и Генерального штаба ВС России.

Азербайджан в сравнении с Арменией и НКР имеет мощную боевую авиацию. Очевидно, что Баку делает ставку на современную тактику боевых действий, копируя американский сценарий ведения «блицкрига» в Югославии и Ираке. Иными словами, Азербайджан рассчитывает мощной бомбардировкой линий оборонительных укреплений Армии обороны НКР и мирного населения Карабаха принудить Степанакерт к капитуляции. При этом укрепление системы ПВО призвано дополнить ударную авиацию.

Однако ставка Азербайджана на концепцию «блицкрига» или «ограниченного реванша» может провалиться, поскольку ВС Армении и Армия обороны НКР достаточно боеспособны, компактны и мобильны, технически оснащены и модернизированы, обладают профессиональным офицерским корпусом, среднее и высшее звено полностью состоит из ветеранов боевых действий 1992–1994 гг.

Результаты регулярно проводимых в НКР учений показывают высокую слаженность действий Армии обороны НКР, а в случае войны уровень мобилизации мужского населения Карабаха составит практически 100%. Взаимодействие ВС Армении и НКР на самом высоком уровне, об этом говорят результаты проводимых учений и кадровый состав. Не следует также забывать о мощной мировой армянской диаспоре, которая в ходе боевых действий 1992–1994 гг. самым непосредственным образом участвовала в защите своей исторической Родины, оказывая ей материально-техническую, финансовую, информационную, политическую и военную помощь. И в допустимой войне армянский Спюрк будет более организованно и активно участвовать в составе Армии обороны НКР для отражения внешней агрессии со стороны Азербайджана.

В случае возобновления войны в зоне карабахского конфликта боевые действия, скорее всего, будут вестись в основном на земле с участием сухопутных сил противостоящих сторон, оснащенных большим количеством бронетехники и артиллерии. Это повышает эффективность фортификационных оборонительных линий карабахской армии вдоль нынешней линии фронта. Безусловно, фортификационные линии в Нагорном Карабахе не могут являться панацеей в случае начала масштабных боевых действий, и карабахская армия не сможет всю войну «отсидеть» в этих сооружениях, которые позволяют значительно снизить эффект внезапности и выиграть время для мобилизационного развертывания армии. Но кто сказал, что Армия обороны НКР в случае войны будет держать только оборону и откажется от мощного контрудара с применением всей силы армянской ПВО и авиации? Умелое сочетание укрепленных полевых и долговременных сооружений с ведением активной обороны и контрнаступления не дает шансов и надежды на успех азербайджанской армии ни в плане «блицкрига», ни «затяжной войны».

Что касается концепции «ограниченного реванша» в качестве ведения военных действий против Карабаха, которая сводится к перевесу баланса сил в военной технике в пользу Азербайджана и вероятной способности азербайджанской армии освободить хотя бы ряд равнинных районов Карабаха, находящихся ныне под контролем Армии обороны НКР (например, Агдамский и Физулинский районы), что может позволить Баку получить ощутимое психологическое и военно-политическое преимущество перед Степанакертом и Ереваном и продолжить переговорный процесс в более выгодных условиях, то здесь не стоит так рано обольщаться.

Дело в том, что если Баку рассчитывает получить, как минимум, Агдамский и Физулинский районы, входящие ныне в зону безопасности НКР, то Степанакерт может планировать освобождение, как минимум, Шаумяновского района и Геташенского подрайона в случае возобновления войны. Армения же не сможет долгое время удерживать свои ВС от ответа на провокации Нахичевани, и вопрос этой республики может перейти в формат военно-политической коллизии с вхождением армянской армии на территорию Нахичевани, что приведет к сокращению армянской линии обороны на нахичеванском направлении от 150 км до 8 км по границе с Турцией.

Итогом такого конфликта станет затяжная «окопно-дистанционная война» на истощение. Мощь армянской армии способна нанести Азербайджану ответные и сокрушительные удары, включая и по столице Баку. Армения – не Россия, и она не будет задумываться о последствиях реакции США и Европы по поводу разрушения трубопроводных коммуникаций и объектов добычи нефти и газа на территории Азербайджана, как этого не допустила Москва в конфликте с Тбилиси в августе 2008 г. Война будет губительна не только для властвующей элиты (клана, семьи или режима), но, прежде всего, для самого азербайджанского государства. Вместе с тем, вряд ли новая карабахская война будет продолжаться только между Азербайджаном и Арменией. В ней будут опосредованно участвовать мировые центры силы (включая Россию, США, страны Западной Европы, Турцию и Иран).

Сегодня лучшие умы армянского народа, его передовая научная мысль и финансовые возможности должны и обязаны помогать укреплению обороноспособности Армении. Высокий профессионализм офицерского корпуса, техническое переоснащение армии и органов национальной безопасности, постоянная боеготовность вооруженных сил – есть главные стратегические задачи армянского политического руководства. Боеспособность в Арцахе может позволить дипломатам и политикам продолжить уверенный курс на независимость Карабаха и разрешение других ключевых вопросов Ай-Дата. Причем периодически угрожающая азербайджанская сторона должна учитывать, что новая война для Карабаха будет в большей мере не оборонительной, а наступательной с целью возвращения под юрисдикцию Степанакерта оккупированных Азербайджаном территорий Арцаха.

Относительно перспектив возможного появления иностранных военных баз на территории Азербайджана в последние годы появилось немало оценок. Основными прецедентами отмечаются Турция и США, есть рассуждения и по поводу нового российского военного присутствия.

Политическая направленность Турции может вынудить власти Азербайджана на новый роман с Россией. Но есть ли такие возможности у натовской и зависимой от Запада (прежде всего, от США) в военном и финансово-экономическом отношении Турции вести независимую от военно-политических интересов того же Запада политику на Южном Кавказе? Да и Россия пока что вряд ли может планировать вхождение в Азербайджан, чтобы принудить своего союзника Армению к отказу от военно-стратегического партнерства с Москвой.

В 1993 г. Азербайджан формально вступил в ДКБ, но так и не ратифицировал это решение и вышел из Организации в 1999 г. Азербайджанская конституция провозглашает внеблоковую республику. Хотя, как не раз убеждаешься, конституция может меняться с учетом изменившихся обстоятельств и интересов государства, да и само государство меняется, куда уж до документа. Под воздействием США, Великобритании и Турции Азербайджан все эти годы отказывался от военного вхождения России, от совместного с Россией патрулирования внешних границ с Ираном и Турцией.

Заигрывание с Москвой по вопросу военно-технического партнерства и размещения базы на Каспии происходит в плане урегулирования карабахского конфликта в пользу Баку, но это вряд ли укрепит позиции России в этом регионе.

Что касается возможности турецкого военного базирования в пределах Азербайджана, полагаю, что формально-юридическое решение вряд ли состоится, так как Турция – член НАТО, а США и та же Великобритания с Францией и Германией не желают столь активного регионального присутствия Турции. Фактическая же сторона вопроса позволяет отметить, что Турция уже имеет военное присутствие в Азербайджане через призму двусторонних соглашений и военно-технического партнерства, а также через форму военных советников и инструкторов. Турецкая 3-я полевая армия полностью патронирует 5-й армейский корпус Азербайджана в Нахичевани.

Возможно ли вступление Азербайджана в НАТО на данном этапе? Скорее всего вряд ли, поскольку, во-первых, НАТО уже на примере Грузии и Украины получил горький урок российского сопротивления; во-вторых, США ныне не рассматривают особых задач на Южном Кавказе, их главным приоритетом остается азиатское направление – Афганистан и Китай, следовательно, на данном этапе более интересна Центральная Азия, на Кавказе же решена задача энергетического транзита; в-третьих, есть возможность наращивать военное партнерство со странами Южного Кавказа на основе двустороннего соглашения, что гораздо эффективнее, чем блоковый кисель.

Остается иранский фактор в плане использования территории Азербайджана в качестве плацдарма для размещения военных баз США и возможного геостратегического влияния на Иран. Намерение Вашингтона разместить военную базу в Азербайджане может быть связано не только с подготовкой иранской военной кампании, но и с обеспечением полного контроля над основным экспортным трубопроводом БТД и военно-транзитными задачами регионального характера. Пентагон, конечно, имеет военные планы боевых действий против Ирана. Но администрация Барака Обамы будет продолжать политическое и экономическое давление на Тегеран, не исключая военный метод в перспективе. Втягивание Азербайджана в конфликт с Ираном чревато региональной катастрофой. Ведь всегда легче начать войну, но гораздо сложнее ее завершить. Вряд ли самому Баку необходим конфликт с Тегераном. Поэтому Азербайджан будет использоваться США в рамках технической разведки, военного транзита и решения ограниченных военных задач. И крайне отрицательно Вашингтон отнесется к размещению военной базы в Азербайджане для давления, а тем более войны с Арменией. Районом повышенного военного внимания США к территории Азербайджана может оставаться Нахичевань, неслучайно одним из территориальных коридоров разблокирования Армении и установления отношений с Турцией США предлагали маршрут Карс – Нахичевань – Евлах.

Скорее американцы могут договориться с Арменией о размещении военной базы локального значения (например, авиабазы) при сохранении 102-й российской военной базы в Гюмри. Если американцы всерьез намерены утвердить свое военно-политическое присутствие в регионе Южного Кавказа, Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока, то лучший сценарий этого процесса может состояться через признание геноцида армян в 2015 г. и реализацию арбитражного решения президента США Вудро Вильсона по Армении. Речь может идти об образовании Западно-Армянской Республики и размещении на ее территории сроком на 50 лет мощной американской военной группировки (включая сухопутные войска, авиацию, морские силы и десант).

Что касается России – единственной державы, которая может составить геостратегическую конкуренцию США в названном регионе, то, во-первых, Россия уже не советская, а политически обновленная, сконцентрированная на прагматичных национальных интересах; во-вторых, Россия и США могут стать по Армении не конкурентами, а партнерами.

Александр Сваранц,доктор политических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 20 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Хочется поблагодарить за прагматичную, достаточно аналитическую статью Александра Сваранца.Но будет ли всё это так, как прогнозируется - как говорят, "поживём, увидим".Но предположения стоят огромного внимания.
  2. Видимо,автор прав.Россия и США могут стать партнерами по вопросам Армении,но в чью пользу?Могут ли США,действительно поддержать Карабах?Признать независимость НКР?
  3. Статья интересная, автор затрагивает не только перспективу возобновления военного конфликта, но и риски этого конфликта. Особенно обращает внимание то обстоятельство, что Сваранц увязывает проблему Карабаха и Нахичевани. Он автор, наверное, самой актуальной и нашумевшей далеко за пределами России за последние ряд лет статьи по Нахичевани, и продолжает методично развивать эту тему. Но он никому не известен, кто Вы доктор Сваранц? Редакции следует по чаще публиковать этого автора, он самый лучший из всех ваших политобозревателей
  4. серьезный политический аналитик. Это вам не давидики петросяны. А тему НАХИДЖЕВАНА надо поднимать регулярно. чтобы азики не думали, что мы забыли о своих исконных землях. Эти халявщики. благодаря большевитским бандитам, получили наши земли. а сейчас удивляются: что вы. армяне, за люди. ни с кем из соседей жить в мире не хотите. А как жить в мире, если эти соседи присвоили себе НАШИ земли?!!
  5. Не бойсь, ехпайр, отстоим Арцах и Нахичеван вернем. Азики-халявщики привыкли себе чужое забирать. ОТвыкнут!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты