№ 16 (199) Сентябрь (1–15) 2012 года.

О международных аспектах президентских выборов в Нагорном Карабахе

Просмотров: 3282

Сейчас, когда уже улеглись страсти вокруг президентских выборов в Нагорном Карабахе, настало время спокойно и взвешенно оценить политическое значение этого события. И первое, что хотелось бы отметить – эти выборы были необычными как с собственно карабахской точки зрения, так и в международном аспекте. Про внутренние особенности выборов говорить подробно не буду. Об этом и так уже много написано. А вот их международные аспекты анализировались гораздо меньше. Причем в большинстве случаев оценки прямо определялись политической ангажированностью аналитиков. Армянские эксперты, как правило, излучали неуместный оптимизм и находили «позитивные сдвиги» в позиции международного сообщества. Оценки, звучавшие из Баку, были, естественно, прямо противоположными и сводились к тому, что международное сообщество поддержало позицию Азербайджана. Мы же попытаемся уйти от политизации и взглянуть на ситуацию по возможности объективно.

Прежде всего следует констатировать, что нынешние президентские выборы в НКР привлекли к себе необычно широкое международное внимание. На выборах присутствовало порядка 80 международных наблюдателей из США, Канады, Франции, Германии, Австрии, Чехии, Ирландии, Польши, Кипра, Венгрии, Болгарии, Израиля, Аргентины, Уругвая, ну и конечно, России, включая двух депутатов Госдумы от ЛДПР. Выборы освещали несколько десятков иностранных журналистов. А итоги выборов не комментировал только ленивый. Даже Австралия и Новая Зеландия посчитали нужным сделать официальные заявления на этот счет.

Такое большое внимание к выборам имело под собой веские основания. События, раскручивающиеся в районе «Большого Ближнего Востока», особенно вокруг Сирии и Ирана, выдвинули Закавказье на авансцену мировой политики. В связи с подготовкой нападения США и их союзников на Иран нагорно-карабахский конфликт стал серьезной помехой в осуществлении стратегии Запада в регионе. Сохранение нынешнего статус-кво в нагорно-карабахском урегулировании затрудняет для Запада втягивание Азербайджана в комбинацию против Ирана. За участие в этой операции Азербайджан требует разрешения конфликта в свою пользу. Но заставить Ереван и Степанакерт добровольно согласиться на азербайджанские условия у Запада нет ровным счетом никакой возможности. А прибегнуть к силовой акции против армян Запад тоже не в состоянии, так как Армения находится под военным протекторатом России.

В этих условиях у Запада остается один-единственный способ для изменения ситуации в желательном для себя направлении – добиться раскола внутри армянского общества, спровоцировать внутреннюю смуту в Армении и Нагорном Карабахе и привести к власти прозападные круги, готовые к принятию плана урегулирования, ведущего к утрате независимости НКР. Отсюда и внимание со стороны Запада к различным оппозиционным партиям и лидерам, которых можно было бы использовать для раскачивания внутриполитической ситуации в Армении и НКР.

В этом контексте нынешние выборы в Нагорном Карабахе представляли для натовцев явный интерес. Ведь это были, пожалуй, первые по-настоящему конкурентные выборы после завоевания независимости. На них развернулась настоящая, неподдельная борьба. Не то чтобы раньше на выборах в НКР не было оппозиционных кандидатов. Они были. Однако их оппозиционность была чисто условной. Это были, если можно так выразиться, «технические конкуренты». Даже когда на президентских выборах 2007 г. у кандидата от партии власти Бако Саакяна появился настоящий оппонент, бывший заместитель министра иностранных дел Масис Маилян, это не дотягивало до реальной конкурентной борьбы. Слишком несопоставим был авторитет и политический вес кандидатов. Масис Маилян, будучи грамотным и весьма эрудированным дипломатом, хорошим управленцем и организатором на своем уровне руководства, все-таки еще не стал в Арцахе фигурой общенационального масштаба. В то время как ветеран войны за независимость, орденоносец, генерал, министр национальной безопасности НКР Бако Саакян, безусловно, являлся такой фигурой. Это и предопределило результат выборов. Бако Саакян набрал 85,12%, а Масис Маилян всего лишь 12,53% голосов.

Однако на выборах в июле 2012 года ситуация принципиально изменилась. На этот раз Бако Саакяну противостоял не менее авторитетный человек, Виталий Баласанян – также ветеран освободительной войны, герой Арцаха, генерал, бывший заместитель министра обороны НКР и действующий депутат Национального собрания республики. Отсюда и совсем другой результат голосования. Бако Саакян получил 67,65% голосов, а Виталий Баласанян – 32,51%. То есть треть населения Арцаха поддержала кандидата от оппозиции. А это очень сильный показатель, особенно если учесть, что у Баласаняна не было административного ресурса. Поэтому, если бы Баласанян пошел по пути оспаривания результатов выборов, это могло бы вызвать серьезную дестабилизацию в стране и поставить под угрозу суверенитет НКР.

Автор этих строк был одним из тех, кто в личной беседе 19 июля попросил Баласаняна сделать все возможное, чтобы не допустить такого развития ситуации, даже если он будет недоволен результатами выборов. Баласанян ответил прямо, по-военному. «Я военнообязанный, – подчеркнул он, – и не сделаю ничего, чтобы нарушить присягу и поставить под угрозу безопасность республики». И хотя в своем поствыборном заявлении Баласанян назвал прошедшие выборы «свободными, но несправедливыми», он не стал предпринимать никаких деструктивных шагов, ведущих к дестабилизации. Таким образом, в этом ключевом вопросе Баласанян занял ответственную позицию и не стал игрушкой в руках прозападных сил. В итоге характер избирательной кампании в НКР и результат президентских выборов сыграли скорее в пользу властей республики, продемонстрировав всему миру их способность руководить страной в условиях настоящей демократии.

И это очень не понравилось западным столицам. Основные западные структуры – НАТО и Евросоюз выступили с осуждением или в лучшем случае с непризнанием президентских выборов в НКР. Первый удар нанес Евросоюз. Еще за день до выборов Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики Кэтрин Эштон сделала заявление, в котором отметила, что Европейский союз не признает «конституционные и правовые рамки», в которых проводятся выборы. По ее словам, эти выборы не должны предопределять будущий статус Нагорного Карабаха в переговорном процессе по мирному урегулированию конфликта. Поразительно, но из слов Эштон следовало, что демократическое волеизъявление народа НКР ровным счетом ничего не значит и в переговорном процессе учитываться не должно.

На следующий день с аналогичным заявлением выступило НАТО. Как заявил спецпредставитель генерального секретаря НАТО по Южному Кавказу и Центральной Азии Джеймс Аппатурай, НАТО, как и другие международные организации, не признает проходящие в Нагорном Карабахе президентские выборы. «Проведение подобных выборов не способствует мирному и прочному урегулированию конфликта», – подчеркнул он. К НАТО сразу же примкнули союзники США из блока АНЗЮС. Посольства Австралии и Новой Зеландии в Анкаре осудили проведение выборов в Нагорном Карабахе, так как это якобы не способствует мирному урегулированию конфликта. Об отказе признать выборы заявила также ОБСЕ. Об этом 19 июля на 921-м заседании Постоянного совета ОБСЕ сообщил председатель совета, постоянный представитель Ирландии в ОБСЕ Оэн О’Лири. Он отметил, что эти выборы противоречат нормам и принципам международного права. Заявления о непризнании выборов сделали также ряд дипмиссий в Баку, включая посольства Великобритании, Израиля, Германии, Франции. Поспешил продемонстрировать свои верноподданнические чувства и режим Саакашвили. МИД Грузии выступил с заявлением о том, что «не признает так называемые президентские выборы в Нагорном Карабахе».

Таким образом, весь политический Запад консолидированно выступил против демократических процессов в НКР. Это, естественно, вызвало ликование официального Баку. Как заявил официальный представитель МИД Азербайджана Эльман Абдуллаев: «Все более усиливающаяся поддержка международным сообществом позиции Азербайджана является еще одним сигналом о том, что позиции нашей страны в мире укрепляются и число стран, поддерживающих нас, увеличивается».

И только оценки российской стороны принципиально отличалась от западных. В заявлении официального представителя МИД России А.К.Лукашевича на брифинге 20 июля, в частности, говорилось: «Как известно, мы не признаем Нагорный Карабах в качестве независимого государства. Как и все другие страны. Мы не считаем, что итоги мирного процесса могли бы зависеть от проведения там выборов… Хочу подчеркнуть – Россия последовательно выступает за урегулирование нагорно-карабахского конфликта политико-дипломатическими средствами на основе Устава ООН, хельсинкского Заключительного акта, других основополагающих документов ООН и ОБСЕ, в частности содержащихся в них принципах неприменения силы или угрозы применения силы, территориальной целостности государств, равноправия и права народов на самоопределение».

В этом комментарии не должно смущать то, что Россия заявила о непризнании независимости НКР. Лукашевич просто повторил общеизвестную российскую позицию, которая озвучивалась в течение многих лет и

никогда не менялась. Главное в другом. В комментарии нет ни слова с осуждением выборов. Если в заявлениях стран Запада выборы рассматриваются как угроза мирным переговорам или как фактор, не способствующий урегулированию конфликта, то Россия дала понять, что так не считает. То есть с российской точки зрения проведение выборов не ухудшает ситуацию и осложнить мирный процесс они не могут. Ну, а коли так, то получается, что в проведении выборов нет ничего плохого, хотя они и не предопределяют итоги переговоров. Более того, в российском заявлении в качестве принципов урегулирования конфликта, помимо территориальной целостности государств, названо право народов на самоопределение и неприменение силы или угрозы силой. И если первый принцип выгоден Азербайджану, то два вторых – армянской стороне.

Думается, что именно позиция Москвы оказала решающее влияние на окончательные формулировки заявления Минской группы ОБСЕ по вопросу о президентских выборах в НКР. Это заявление принципиально отличалось как от позиции председателя ОБСЕ, так и от заявлений Евросоюза, НАТО и отдельных западных стран. В нем не только не содержалось критики выборов, но даже указывалось, что сопредседатели Минской группы «понимают необходимость организации де-факто властями Нагорного Карабаха демократического уклада жизни населения посредством подобных процедур». Таким образом, сопредседатели, пусть и в завуалированной форме, признали полезность выборов для народа НКР. И только после этого в заявлении говорилось, что выборы «не предрешают правовой статус Нагорного Карабаха или результаты текущих переговоров для достижения прочного и мирного урегулирования карабахского конфликта». Таким образом, в заявлении был выдержан разумный баланс между армянской и азербайджанской позициями.

На этом фоне явным диссонансом прозвучало заявление российского посла в Баку Владимира Дорохина. В интервью азербайджанскому информагентству SalamNews 31 июля он рассказал о роли России в нагорно-карабахском урегулировании. При этом Дорохин сделал странное замечание, что, мол, «оккупация продолжается, вопрос о статусе остается острым». Что конкретно имел в виду российский посол, остается неясным. То ли он говорил о семи азербайджанских районах, лежащих за пределами бывшей НКАО. И в этом случае данное замечание с натяжкой можно было бы принять. То ли он имел в виду всю территорию НКР. И тогда это означает, что российский посол полностью солидаризировался с азербайджанской позицией, признав версию об оккупации Арменией азербайджанских земель. Если верно последнее, то напрашивается несколько объяснений. Первое – посол хотел понравиться принимающей стороне и несколько исказил российскую позицию. Второе – посол волновался и неудачно подобрал слова. Третье – у посла было задание сказать именно так, чтобы сгладить негативное впечатление в Баку от российской реакции на президентские выборы в НКР. И вот этот третий вариант вызывает определенную озабоченность, так как напоминает внешнеполитические колебания времен Горбачева – Ельцина. Поэтому, чтобы избежать двусмысленности и различных трактовок, а также очередных обвинений Москвы в непоследовательности, было бы желательно, чтобы МИД России сделал соответствующее разъяснение и в случае необходимости поправил бы своего представителя в Баку.

Если же абстрагироваться от заявления Дорохина, то можно констатировать, что впервые за годы азербайджано-карабахского конфликта между Россией и Западом произошла поляризация оценок по этому вопросу. Россия продолжает придерживаться твердого нейтралитета, а западная позиция сдвинулась в пользу Азербайджана. Как-то иначе трактовать западные оценки выборов не представляется возможным. Ведь по всей логике Запад должен был бы приветствовать любые демократические изменения, в том числе в непризнанных государствах. Особенно на фоне провозглашенной политики демократизации «Большого Ближнего Востока». Но произошло совершенно обратное. Запад раскритиковал демократические выборы в НКР.

Впрочем, причина такой двуличности понятна. Демократический характер НКР объективно мешает ее возвращению в состав Азербайджана, где сложился авторитарный репрессивный режим. Ну, и как можно настаивать на вхождении Нагорного Карабаха в состав такого государства? Западная общественность, принявшая политику демократизации «Большого Ближнего Востока» за чистую монету, этого не поймет. Поэтому лучше всего объявить прошедшие выборы вредными и вообще несуществующими. Нет выборов – нет демократии. Нет демократии – нет проблемы. Можно спокойно настаивать на возвращении Нагорного Карабаха в состав Азербайджана, не требуя перед этим кардинального изменения политического режима в самом Азербайджане.

Вот что я сказал по этому поводу на пресс-конференции в Ереване 23 июля, давая оценку прошедшим в НКР выборам: «Если абстрагироваться от статуса Нагорного Карабаха, любой демократический процесс должен приветствоваться. Разве было бы лучше, если бы там была военная диктатура? Видимо, для Запада так было бы лучше, ведь тогда можно было заявлять, что власти незаконны и их надо сместить. А тут такие аргументы не проходят. Чистейшая демократическая процедура проведения выборов, признание ее независимыми международными наблюдателями, наличие сильного оппозиционного кандидата свидетельствуют о том, что выборы были демократическими, честными и легитимными, и обвинять сейчас власти Нагорного Карабаха в нелегитимности с точки зрения народа Карабаха невозможно. Власти нелегитимны с точки зрения лишь Баку и Запада».

Таким образом, анализ международной реакции на президентские выборы в НКР говорит о том, что внешнеполитическое положение этой непризнанной республики осложняется. Как далеко Запад готов пойти по пути поддержки Азербайджана, сказать пока трудно. Это будет зависеть от стратегических планов США в отношении Ирана. Если американцы будут считать, что Азербайджан становится ключом к успеху всей операции, то в конечном итоге они могут полностью встать на сторону Баку. В то же время такое развитие событий не обязательно пойдет на пользу Азербайджану. Поэтому я предостерег бы руководство этой страны от чрезмерной эйфории. Сейчас никто не знает, чем может закончиться политика США в отношении Ирана и как это повлияет на страны Закавказья. Любой фальстарт Баку в сторону сближения с Западом может дорого обойтись Азербайджану. Реакция Ирана и России на такие действия в условиях нарастания международной напряженности может оказаться весьма жесткой. По крайней мере, такие телодвижения Баку наверняка приведут к изменению позиции Москвы и Тегерана по нагорно-карабахскому вопросу в пользу Армении. А большая война в регионе вообще может привести к перенесению боевых действий на территорию Азербайджана с непредсказуемыми последствиями для молодой азербайджанской государственности.

Одним словом, в условиях обострения международной обстановки для небольших государств, таких как Азербайджан и Армения, крайне важно избегать каких-либо резких движений, особенно таких, которые нарушают региональный баланс сил. По этой причине и для Азербайджана, и для Армении поддержание нынешнего статус-кво было бы, пожалуй, наилучшим решением с точки зрения долгосрочных национальных интересов. И чем скорее это осознают в Баку, тем будет лучше и для стабильности в Закавказье, и для самого Азербайджана.

Михаил Александров, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 12 человек