№5 (316) май 2019 г.

«Мы от Кочарянца»: в Москве отметили 110летие самого засекреченного «К»

Просмотров: 671

Новая дорога по трассе Ереван – Варденис – Степанакерт идет краем озера Севана. Синяя вода и бескрайнее, почти степное небо временами сливаются, и в 80 километрах отсюда располагается город Гавар (Нор-Баязет, Камо). Основанный на месте села Гавар в 1850 году при формировании Эриванской губернии, он приобрел статус уездного городка.

Нор-Баязет дал несколько громких имен: здесь родились режиссер и актер Фрунзе Довлатян, будущий «ядерный» бог-врачеватель Аветик Бурназян и его односельчанин – Самвел Кочарянц, участник разработки первой советской атомной бомбы и элементов «ядерного щита» в СССР.

Самвел Григорьевич Кочарянц – потомок баязетских армян. После очередной русско-турецкой войны 1828–1829 гг. согласно мирному договору Россия вернула туркам Баязет. И тогда армянское население Баязета из исторической Западной Армении переселилось в Восточную Армению. Самвел Кочарянц родился в 1909 г. в большой многодетной семье без особого достатка. Окончив школу, они с младшим братом Сосом поступили на физико-математический факультет Ереванского государственного университета. Угроза попасть под раскулачивание заставляет братьев уехать на учебу в Москву. Через год младший брат Сос, тоже очень одаренный, вынужден был по семейным обстоятельствам вернуться в Армению. Самвел же, окончив Московский энергетический институт (МЭИ), успешно защищает кандидатскую диссертацию, все это время уже работая преподавателем вуза. Еще молодым рабфаковцем в 1932 году он женился на Любови Васильевне Васильевой, она работала чертежником, а затем конструктором-инженером во Всесоюзном электротехническом институте им. В.И. Ленина (ВЭИ). В их семье родились сыновья Вадим, Геннадий, Григорий.

Овдовев в 1983 году, он впоследствии женится во второй раз, на Вере Николаевне, враче, она также станет надежной подругой в его последние годы жизни.

В 1942 году вступает в ряды ВКП(б), работает неосвобожденным секретарем электрофизического факультета, в 1947-м – заместителем секретаря парткома МЭИ.

В 1941 году он защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. Главный конструктор РФЯЦ – ВНИИЭФ с 1998 года Юрий Иванович Файков и Анатолий Васильевич Веселовский (лауреат Государственной премии СССР, во ВНИИЭФ с 1956 года) вспоминали, что защита была назначена на 23 июня, но начавшаяся война не отменила ученого совета МЭИ.

С мая по август 1945 года Кочарянц по специальному заданию Министерства электропромышленности находился в Берлине, через 2 года был издан его учебник «Магнитные измерения».

В сентябре 1947 году наступает крутой поворот в судьбе Кочарянца. В стране в режиме строжайшей секретности начаты работы по ядерной программе, Кочарянца вызывают по приказу самого Сталина. Так из Москвы он попадает в маленький поселок Саров, где закладывается ядерный центр, в этом наукограде он проживет практически полвека, станет одним из самых засекреченных людей СССР, и называть его имя можно будет только с приходом горбачевской перестройки.

В январе 2016 года в Москве прошла презентация книги под редакцией руководителя культурно-просветительского общества «Арарат» Эмануила Долбакяна «Самый засекреченный «К». Авторами сборника очерков о жизни и деятельности выдающегося ученого, главного конструктора ядерных боеприпасов, дважды Героя Социалистического Труда, лауреата пяти Государственных премий СССР, кавалера шести орденов Ленина и ордена Октябрьской Революции Самвела Григорьевича Кочарянца стали его коллеги, родные. Издание поддержал земляк главного конструктора – московский предприниматель, доктор технических наук, почетный строитель РФ Сурен Наджарян.

В этом году отметили 110-летие со дня рождения Самвела Кочарянца. Торжество в подмосковном Картмазово состоялось благодаря Сурену Наджаряну, сыну юбиляра Григорию Самвеловичу, внучке конструктора Любови, верной соратнице Эмануила Долбакяна Альбине Сукиасян.

Еще при жизни Эмануила Егиаевича общество «Арарат» посетило Саров, была встреча с сотрудниками РФЯЦ, памятное посещение могилы Кочарянца. В своей речи на торжестве, которую Альбина Нерсесовна назвала «откровениями», она назвала имена и других армян, внесших весомый вклад в усиление обороноспособности Советского Союза. С ними общался и с некоторыми сотрудничал Самвел Григорьевич. Это и братья Алиханов Абрам и Алиханян Артем Исааковичи, основоположники ядерной физики в СССР, Артем Иванович Микоян, выдающиеся способности которого были проявлены в самолетостроении, Аветик Бурназян – организатор советской военно-медицинской службы, включая радиационную, о котором мы уже вспоминали…

Если с нашей стороны главным конструктором был Самвел Кочарянц, то аналогичную должность в США занимал Пол Тер-Карапетян.

Если самым знаменитым авиастроителем в СССР был Артем Микоян, то американские самолеты «фантом» – дело рук Ваге Купеляна.

На мероприятие прибыли высокие гости из РФЯЦ (делегацию возглавил В.Г. Морозов), представитель МЭИ – альма-матер Кочарянца – доктор технических наук, членкор РАН Павел Бутырин, Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Армения Вартан Тоганян и, что важно, – значительная делегация из родного города Кочарянца – Гавара.

В небольшом интервью корреспонденту «НК» Анатолий Васильевич Веселовский рассказал о непростом характере Самвела Григорьевича – принципиальном, порой резком – и каким он был отзывчивым, в редкие минуты отдыха обаятельным человеком. На открытии его бюста в Камо (сейчас Гаваре) 3 октября 1987 года, казалось, весь город стоял под дождем и приветствовал своего земляка. Когда Самвел Григорьевич снял плащ, все ахнули: таким внушительным был «иконостас» из орденов и медалей.

Главный конструктор был человеком безупречной чести, принципиальности и мужества. В статье о своем великом учителе и руководителе Ю.И. Файков и А.В. Веселовский писали: «С.Г. Кочарянц завоевал большое уважение в профессиональных кругах. С именем «Главного» считались и в высших эшелонах власти, и «в верхах» Минобороны и министерств оборонных отраслей промышленности. Н.С. Хрущеву он показывал на полигоне образцы ядерных боеприпасов, секретарь ЦК КПСС Д.Ф. Устинов посылал ему личные послания. При разговоре по телефону достаточно было произнести «Мы от Кочарянца», чтобы тебя приняли и оказали должное внимание».

В завершение этого очерка процитируем уже многим известные слова: «Интеллектуальная платформа советского ядерного щита – 3 «К»: Курчатов, Келдыш, Королев. Но самая секретная и потому самая значительная «К» – Кочарянц – скрыта от любопытства обывателей, остается в тайне, тогда как его творения способны решать судьбы мира».

Валерия Олюнина

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Горжусь такими людьми ! Честь и хвала им !
  2. Достойные люди достойного народа.

Ваш комментарий

* Обязательные поля