№3 (326) март 2020 г.

Никол Пашинян сам не знает, что является зарубежным проектом

Просмотров: 8248

Экс-вице-спикер Национального Собрания, споуксмен Республиканской партии Армении Эдуард Шармазанов (на фото) в интервью газете «Ноев Ковчег» комментирует внутриполитическую ситуацию в Армении. Делится собственным видением армяно-российских отношений, проблем страны в отношениях с партнерами и союзниками, политики Армении в вопросе урегулирования арцахской проблемы. Комментирует последний этап переговоров по Арцаху, делится мнением относительно запланированных в Арцахе на 31 марта президентских и парламентских выборов.

– Г-н Шармазанов, начнем разговор с короткого, но очень емкого вопроса. Что сегодня происходит в Армении?

– В Армении сегодня исполнительная власть пытается окончательно узурпировать всю власть, сосредоточив ее в собственных руках. Уже сегодня Национальное Собрание и правительство полностью находятся в кармане одного человека. Причем в парламенте у Пашиняна не просто большинство, которое было и у нас, и у АОД, у него абсолютное большинство – три пятые мандатов. В этом свете, будет ли оппозицией Эдмон Марукян, Гагик Царукян либо Армен Ашотян – несущественно. Пашинян может провести любой конституционный закон 80 голосами «за», а у него их 88. Именно в этом причина той бесцеремонности, с которой он ведет себя направо и налево. И единственным органом, все еще ограничивающим его абсолютную власть, остается Конституционный суд. Соответственно, Пашинян уже сегодня идет к окончательной узурпации власти посредством законодательных изменений. Станут ли они реальностью, зависит исключительно от нашего общества и оппозиционных сил. Если мы сможем консолидироваться перед этой угрозой, этого не будет. В противном случае мы можем распрощаться со словом «республика», заменив его абсолютизмом.

– Какие процессы в годы существования Третьей Республики, на Ваш взгляд, привели к созданию ситуации, в которой народ вышел на улицу и привел к власти человека, узурпировавшего, по Вашим оценкам, власть?

– Давать оценку процессам длиною в 30 лет достаточно сложно, поскольку все они имели различные этапы. Этапы правления Левона Тер-Петросяна, Роберта Кочаряна, Сержа Саргсяна. Все они были разными, и вопрос здесь отнюдь не в том, были они хорошими или плохими. Мир очень быстро видоизменился, а гибридные информационные войны вышли на совершенно новый, более оперативный уровень. Что произошло после всего этого? В апреле 2018-го в Армении произошла «цветная революция».

– Это Ваша оценка? Поговорим о причинах возникновения подобной ситуации.

– Это не моя оценка. Это реальность, которую я могу доказать. Во время какой «цветной революции» не выходят люди на улицы? Кто их туда вывел? Популисты, оказавшиеся впоследствии у власти. Но все это, бесспорно, имело геополитическую подоплеку. В этом были заинтересованы различные центры силы. А основой, смыслом всего этого был Арцах. И конечно, уход российских военных из Армении. Вы не смотрите только на сегодняшнюю ситуацию – когда Саакашвили пришел к власти в Грузии, он тоже разговаривал с русскими весьма тепло.

– Вы считаете, что армянский проект имеет долгосрочный характер?

– Да, это долгосрочный проект. Причем Никол Пашинян сам не знает, что является проектом. Поскольку смена власти, как обычно, осуществлялась чужими руками. Посмотрите, как внезапно и мгновенно умолкли и ушли в тень все эти секты, представители ЛГБТ, условные соросовцы, годами реализовывавшие в Армении антироссийскую пропаганду. Их молчание говорит о новых задачах, говорить о которых они пока что считают преждевременным. Сегодня Россия продает Азербайджану еще больше оружия, чем раньше, но их почему-то не слышно. Неужели они вдруг стали пророссийскими? Тот же Никол Пашинян всегда генерировал самые антироссийские настроения в Армении и даже обвинил Москву с трибуны парламента в развязывании «апрельской войны». Конечно, это большой проект, в основе которого лежат неприемлемые для нас уступки в вопросе Арцаха. Все это должно сопровождаться уходом российских военных и превращением Армении в зону геополитического влияния других центров силы. Я воспринимаю ситуацию именно так, поскольку вижу у власти в Армении людей, 90% которых никогда не были поборниками союзнических отношений с Россией. Пока что они вынуждены пожимать руки российскому послу, коллегам в Москве, но очевидно, что армяно-российские отношения уже переживают свой не самый лучший период. За последние два года не было заключено ни единого крупного договора, не было государственных визитов, нет инвестиций, а проблемы растут. Проблемы наглядно проявляются хотя бы из оценки прокремлевскими СМИ дела Роберта Кочаряна. Пашинян, конечно, может попытаться сделать резкий геополитический разворот, но это завершится его неминуемым отстранением от власти.

– И, тем не менее, каким образом проявилось это внешнее содействие «бархатной революции»?

– Первая попытка переворота имела место в Армении 1?марта 2008 года. Попытка провалилась, но инициаторам удалось ослабить власть, ослабить государство. После 1 марта власть была вынуждена идти под режимом мониторинга на определенные уступки «гражданскому обществу». В результате подобных законодательных изменений во власти оказались люди с т.н. либеральными взглядами. Второй раз власть ослабил Раффи Ованнисян после президентских выборов 2013 года. Потом в 2016-м последовала попытка ослабить власть при помощи «Сасна црер». И уже четвертая попытка увенчалась успехом. Мы имеем дело с процессом длиною в 10 лет, но людям кажется, что смена власти произошла за один день в 2018 году. Посмотрите на ближайшее окружение Пашиняна. Это критики ОДКБ, ЕАЭС, армяно-российских отношений. Совет безопасности Армении сегодня возглавляет человек, имеющий жесткую антироссийскую ориентацию. О чем он может договариваться в Москве? Популизмом можно пудрить мозги народу, но не международным партнерам или центрам силы. Мне думается, Пашиняну казалось, что он сможет обрести поддержку одновременно США, России и ЕС, а потом всех кинуть. Он хотел применить собственные журналистские навыки в большой политике. Как мы видим уже сегодня, тщетно.

– Вы отметили Арцах как один из мотиваторов внешней поддержки процесса смены власти в Армении. Куда мы идем сегодня на фоне наблюдающейся активизации переговорного процесса по Арцаху?

– Мы идем к односторонним уступкам под знаменами реваншиста Никола Пашиняна. В 1998 году националистически настроенные Вазген Саркисян, Роберт Кочарян и Серж Саргсян при поддержке АРФД одержали победу над либеральным окружением Левона Тер-Петросяна в вопросе Арцаха, вынудив Тер-Петросяна подать в отставку. За все годы своей журналистской, политической деятельности Пашинян никогда не отличался националистическими, патриотическими взглядами, всегда являясь сторонником либеральных ценностей и, соответственно, идей компромиссов в вопросе Арцаха. И сегодня, когда он у власти, арцахская проблема, в отличие от его предшественников, для него отнюдь не приоритетна. Этот человек возглавляет страну, является главным переговорщиком по Арцаху почти два года и еще ни разу не сказал, каким он видит компромисс лично. Красную линию компромисса озвучивали все его предшественники без исключения, но только не Пашинян. Разве это не верх абсурда? Один день он говорит, что Арцах – это Армения, а уже на следующий день говорит, что урегулирование должно соответствовать и интересам народа Азербайджана. Как это понимать?

Он осуждает РПА, говорит о потерянных гектарах. Хорошо, пусть тогда озвучит собственную позицию. Пусть скажет, а может ли он сам удержать весь Арцах со всеми его нынешними районами? Раз он заикнулся о возвращении Арцаха в переговорный процесс, но мгновенно замолк после оплеухи сопредседателей.

– Трехдневные переговоры глав МИД в Женеве как будто говорят о каком-то содержании, возможности выхода на субстантивные переговоры…

– Встреча в Женеве продемонстрировала, что, утверждая об отсутствии содержательных переговоров, обсуждаемого документа на столе переговоров, Пашинян лжет. О чем тогда говорили министры аж три дня – о погоде или же обсуждали открытие рейса Ереван – Баку? Очевидно, что на столе есть документ, и было бы очень неплохо, если бы Пашинян озвучил его содержание и собственную позицию относительно этого документа.

– Возможно, премьер пытается вновь потянуть время…

– Тянуть время в политике – весьма неплохой прием. С условием, что ты его тянешь себе в пользу, а не во вред. Пока что никаких позитивных сдвигов по Арцаху в последние 2 года я не заметил. Самое опасное для любой страны, а не только для Армении – приход к власти популистов, не имеющих, как изволил заявить сам Пашинян, «измов». Отсутствие «измов» означает популизм – сегодня в одной форме, завтра в другой. Никто не захочет иметь дело, строить долгосрочные планы с властью, не имеющей «измов». Отсутствие «измов» означает, что когда тебе надо – ты либерал, а когда не надо – консерватор. Как политик Никол Пашинян – непостоянный человек, не имеющий кредо, не имеющий бэкграунда. И как представитель власти, и сегодня в качестве оппозиционера я являюсь сторонником укрепления отношений с Россией. Непостоянство, возможно, к лицу представителю радикальной оппозиции, но когда этим страдает глава государства, это несет в себе большие угрозы.

– Чем являются для Армении запланированные на 31 марта выборы в Арцахе?

– Для нас главное – избежать проникновения в Арцах уже попавших в Армению грязных технологий. К сожалению, мы уже видим, как Пашинян отправляет в Арцах соросовских грантоедов, попутно наделив их государственным грантом. И уже есть информация о намерениях и попытках задействовать эти грязные технологии и в Арцахе. Арцахский народ нуждается в единстве, но это единство Пашиняну не нужно. Пашиняну нужен лишь собственный ставленник в Арцахе. Он уже активно вмешивается в предвыборную расстановку сил, в частности, встретившись с кандидатами в президенты Арцаха. На что он, кстати, не имел никакого права. Последствия подобной деятельности будут весьма плачевны. Пашинян просто сбросит ответственность за разрешение арцахского вопроса на будущего президента Арцаха, поскольку сам он не является человеком, привыкшим брать на себя ответственность. После чего Арцах останется в одиночестве под международным прессингом. Меж тем Армения – гарант безопасности арцахцев, соответственно, подобное поведение недопустимо. Поэтому на предстоящих выборах арцахцы должны выбрать свою безопасность, свой национальный интерес, свою победу, тех, кто эту победу удерживает, выбрать свое единство.

Беседу вел Давид Степанян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 23 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Хотя я не доверяю представителям РПА , но интервью Шармазанова убедительно. Все, что сказал Шармазанов имеет под собой основу. Он по всем пунктам показал сущность власти Пашинян и предупреждает об опасности потери Арцаха и игнорировать сказанное, будет глупостью.
  2. Я против Эдварда Шармазанова ничего не имею. но партия в которой он состоял и состоит полностью себя дискредитировала. Умные политики покинули эту партию и это не предательство , а понимание. О Пашиняне - Шармазанов прав.
  3. Если реально посмотреть на соотношение сил в парламенте, то Эдуард Шармазанов прав, Никол Пашинян может любой законопроект протащить имея абсолютное большинство мест. Это значит что нет оппозиции. А если нет оппозиции — это абсолютная монархия и если Конституционный суд будет карманным для Пашиняна , то никаких преград не остаётся для полной власти. Царь, король, диктатор, но никак не премьер министр. Что делать?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты