№3 (326) март 2020 г.

Азербайджан. Претензии на Южный Дагестан

Просмотров: 6312

В январском интервью одному из бакинских изданий глава Республики Дагестан Владимир Васильев заявил (без уточнения конкретной даты) о планах посетить Азербайджан с целью развития и укрепления имеющихся «очень близких и доверительных отношений». Рассказывая о новых проектах, связанных с южным соседом, Васильев выделил планируемый на 2020 год запуск высокоскоростного поезда Баку – Дербент – Махачкала, «чтобы можно было из Баку с упрощенными таможенными процедурами через Дербент приехать в Махачкалу и наоборот.

Очень многие уже сейчас спрашивают, когда это можно будет сделать – съездить посмотреть Баку или, наоборот, Дербент. Очень надеемся, в этом году осуществить этот проект». Затронул глава Дагестана и тему экономического сотрудничества: «Мы очень похожи в экономике. Многие эксперты говорят даже, что мы прямые конкуренты. Но это не мешает нашему выстраиванию добрых отношений, и там, где возникают вопросы, мы понимаем друг друга». Вопрос о том, планирует ли глава Дагестана посетить северные районы Азербайджана, населенные преимущественно коренными народами Южного Дагестана, по-видимому, остается открытым, как и о возможной встрече с представителями общественности этих народов в Баку.

Общеизвестно, что «Страна гор» и «Страна огней» тесно переплетены, и особенно это относится именно к Дербенту. Так, крупное азербайджанское производственно-торговое предприятие Karvan-L строит в городе рыбный центр впечатляющего дизайна «Золотая рыбка» стоимостью 3 млн долл. и начало готовить концепцию нового микрорайона с мечетью «Слеза матери». Соглашение о реализации проекта было подписано 22 ноября в рамках проходившего в Москве с участием Валентины Матвиенко и Мехрибан Алиевой X российско-азербайджанского межрегионального форума, и завершить его планируется уже в июне. По словам главы города Хизри Абакарова, имеются планы создания гавани на туристическом маршруте Баку – Дербент, а также возможность предоставления посещающим соседнюю страну иностранным туристам 72-часового безвизового режима. В декабре 2019 года заработал современный мост через приграничную реку Самур протяженностью более трехсот метров, расходы на строительство которого были поровну поделены между Москвой и Баку. Выступая на церемонии открытия объекта, теперь уже бывший министр экономического развития России Максим Орешкин отметил, что новый мост поможет развитию двусторонних торгово-туристических отношений.

В 2018 году товарооборот между Россией и Азербайджаном составил примерно 2,5 млрд долларов, с перевесом российского экспорта, аналогичная тенденция сохранилась и в прошлом году. Объем российских инвестиций в экономику прикаспийской страны составляет около 5 млрд долларов (4 млрд было вложено в нефтяной сектор и около 1 млрд – в ненефтяной), однако уже и Азербайджан инвестирует в экономику России 1,2 млрд долл. В частности, государственный нефтяной холдинг SOCAR через сложные схемы вошел в капитал крупнейшего в России Антипинского нефтеперерабатывающего завода, оказавшегося в сложном финансовом положении.

Можно предположить, что негативные тенденции в экономике России, Украины и других постсоветских стран создадут дополнительные возможности для инвесторов с берегов Апшерона. А торгово-экономические связи (формальные и не иные) порождают и попытки политического лоббизма, с некоторых пор именуемого «икорной дипломатией», характерной не только для России, но и для западных стран. Порою дело оборачивается территориальными уступками и спорным разграничением водных и иных трансграничных ресурсов по реке Самур. Еще в 2010 году, после подписания между Москвой и Баку договора о государственной границе, резкий негативный резонанс вызвала передача Азербайджану двух анклавных сел Магарамкентского и Ахтынского районов (соответственно Храх-Уба и Урьян-Уба), населенных преимущественно лезгинами, которым предложили остаться в своих домах и принять гражданство Азербайджана. Большинство жителей села Храх-Уба от столь «заманчивой» перспективы отказались, предпочтя переезд в Дагестан. Окончательно процесс переселения после долгих проволочек был завершен лишь год тому назад.

Похоже, эта, мягко говоря, не слишком красивая история была воспринята в Баку как сигнал к дальнейшей экспансии, принимающей различные формы. Авторы вышедшей в 2009 году коллективной монографии «Школьный учебник и государственная политика» отмечали негативистский по отношению к российской «колониальной империи» характер учебной литературы постсоветского Азербайджана.

Как подчеркивает историк и востоковед А. Шихсаидов, «Дербент неоднократно менял свой этнический состав, но его полиэтническая структура была обычным явлением. В V – первой половине VII в. в городе значительное место занимали иранские колонисты, а во второй половине VII–IX вв. к ним прибавилось многочисленное арабское население, но ведущее место продолжали занимать, разумеется, носители дагестанских языков». В XV – XVII веках, по мере успехов шиитской державы Сефевидов, когда Дербент становится опорным пунктом их экспансии на Северный Кавказ, в последующий «каджарский» период и вплоть до присоединения в начале XIX века к Российской империи в городе обосновываются тюркские племена, как шииты, так и сунниты. Сегодня их потомки составляют значительную часть населения Дербента и одноименного района, занимая серьезные позиции во власти, правоохранительных органах и бизнесе и в полной мере пользуясь всеми правами национально-культурной автономии в составе многонационального края. Время от времени тема принадлежности одного из древнейших на территории России городов муссируется в бакинских СМИ; помимо территориальных претензий, звучали даже призывы к раздаче на юге Дагестана азербайджанских паспортов. «Перед нами пример маргинального суждения, которое не имеет под собой исторического обоснования, а также не вписывается в контекст современных геополитических реалий», – отмечал в этой связи заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН Владимир Зорин.

В 2013 году улица Советская в Дербенте (одна из центральных) получила имя Гейдара Алиева с соответствующим бюстом, что встретило протестные акции лезгинских объединений «Садвал» и Федеральной Лезгинской национально-культурной автономии. По мнению главы исполкома ФЛНКА Амиля Саркарова, власти Азербайджана стремятся утвердиться в Южном Дагестане, который они считают незаконно отторгнутой от Азербайджана территорией, не теряя надежд на ее присоединение: «Политическая власть Азербайджана насыщает свой народ националистическими установками: раз там есть улица Гейдара Алиева, считайте, что это территория Азербайджана». «…Властям Азербайджанской Республики в очередной раз удалось провести свою политическую акцию на территории Российской Федерации. За весь постсоветский период Россия ни разу не смогла провести в АР сопоставимое по значимости мероприятие идеологического характера», – подчеркивал президент ФЛНКА Ариф Керимов. И действительно, порою местные жители думают, что они больше зависят от Баку, чем от Москвы. «Народ не понимает, под юрисдикцию какого государства он подпадает, какие законы здесь работают. У людей возникают большие сомнения в том, что родное государство их защитит. И высшее руководство нашей страны должно уже принимать жесткие меры по недопущению нарушения целостности России. В Юждаге мы сегодня наблюдаем процесс фрагментации России. Она происходит постепенно и начинается именно с того, что у людей создается впечатление, что они живут на территории другого государства. А этому как раз-таки способствует переименование улиц и возвеличивание иностранных диктаторов».

Добавим к этому, что памятники и иные места поклонения Гейдару Алиеву возникли в последние годы, в частности, во многих городах Северного Кавказа и Поволжья, что являет собой определенный симптом. Влияние на «умы и сердца» разных сегментов массовой российской аудитории и интеллектуальной части общества проявляется в разных формах, реализуется последовательно и системно. Так, летом 2019 года стало известно о подписании соглашения о сотрудничестве между редакцией российского академического издания «Вопросы истории» и Институтом истории Национальной академии наук Азербайджана. Директор этого института Якуб Махмудов заявил, что основным объектом исследований сотрудников возглавляемого им института является «переписывание фальсифицированных страниц истории Азербайджана и изучение истории наших утерянных земель». Здесь возникает множество вопросов, ибо псевдоисторические фальсификации в современном Азербайджане поставлены на поток, о чем неоднократно рассказывало и рассказывает наше издание. Например, о том, как в различных антиармянских манипуляциях пытаются использовать «удинскую» карту – при том, что реальное положение коренных малочисленных народов, мягко говоря, лучше не становится.

Об этом мы еще поговорим, а пока поинтересуемся, что же понимается в интерпретации ученых мужей Азербайджана под «нашими утерянными землями»? Для этого достаточно посмотреть на обложку школьного учебника, одним из авторов которого является вышеупомянутый господин Махмудов, чтобы убедиться: речь идет о значительных территориях всех сопредельных государств, не исключая Дагестан с Дербентом.

Претензии на значительные территории Закавказья, севера Ирана и юга России (Дагестана) являются важной частью мифологизированного «исторического» нарратива современного Азербайджана. Общественные круги соседней страны под влиянием неофициальной (и не только) пропаганды позитивно воспринимают перспективу возможного расширения собственной территории за счет соседей.

При этом, несмотря на декларируемую «толерантность» и пресловутый «мультикультурализм», положение «нетитульных» народов за берегом Самура крайне незавидное. Очередной яркий тому пример – так называемый «суд» над талышским ученым, просветителем, журналистом и политиком Фахраддином Абосзода, обвиняемым по ряду тяжких статей Уголовного кодекса Азербайджана. Дело против Абосзода продолжают систематические преследования талышских активистов, не имеющих никакого отношения к пресловутому «сепаратизму»: в 2007 г. по схожим обвинениям был задержан, а потом осужден на 12 лет Новрузали Мамедов, известный лингвист и редактор газеты «Толыши садо» (умерший в тюрьме), в 2012 г. по аналогичным обвинениям был осужден на 5 лет сменивший его в должности редактора Гилал Мамедов.

Год назад «Ноев Ковчег» уже рассказывал о произволе азербайджанских спецслужб на примере сфальсифицированного обвинения против российского гражданина Марата Уелданова. В 2017 году Министерство иностранных дел России выступало даже со специальным заявлением, осуждающим «возмутительную дискриминационную практику» властей соседней страны, «не совместимую с дружественными отношениями между странами», однако, как говорится, воз и ныне там. Понятно, что граждане самого Азербайджана тем более не защищены от произвола его «толерантных» властей…

14 февраля Фахраддин Абосзода похищенный при темных обстоятельствах с российской территории, был приговорен бакинским судом к шестнадцати годам лишения свободы – только за то, что он высказывал свое мнение относительно неотретушированной для внешнего потребителя ситуации с правами человека в Азербайджане. Симптоматично, что бакинские СМИ это позорное судилище игнорировали изначально, в то время как некоторые местные правозащитники, несмотря на первоначальные обещания следить за так называемым делом Абосзода, словно бы в рот воды набрали. В откровенно репрессивном приговоре талышскому ученому как в капле воды отражается подлинное положение лезгин, аварцев, талышей и других автохтонных народов Азербайджана. Однако, как показывает печальный пример некоторых постсоветских республик, внутренняя политика подавления при поощрении агрессивного национализма рано или поздно будет обречена на провал.

Андрей Арешев, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 16 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты