№5 (328) июль 2020 г.

Кому и почему выгодно увековечивание памяти Ганди в Армении

Просмотров: 2891

О том, что Армения – страна камней, а Ереван – столица памятников, можно не только прочитать в любом туристическом буклете, но и убедиться воочию, прогуливаясь по улицам и площадям этого южного города. По мнению туристов, здесь уникальные артефакты и хачкары мирно соседствуют с современными композициями и модернистскими работами как армянских, так и зарубежных ваятелей. Причем одним из самых известных и любимых каменных «иностранцев» местные жители называют открытый в 1967 году памятник «Руки дружбы».

Если быть точнее, то он называется «Руки Каррары» и имеет свою достаточно интересную историю. В далеком 1964 году наш известный скульптор-монументалист Ара Арутюнян побывал на биеннале в итальянском городе Каррара, где во время экскурсии заприметил скульптурную работу гигантского размера. Ему рассказали, что это руки и голова статуи Иисуса Христа, незавершенной из-за отсутствия финансирования. По возвращении домой Арутюнян предложил тогдашнему главе столицы Армении Григору Асратяну наладить контакт с Италией и перевезти мраморные руки в Ереван как символ дружбы между нашими странами. Вскоре «Руки Каррары», или Христа, были установлены в одном из центральных скверов, который сегодня носит название Кольцевого бульвара. Более чем за полувековую историю доброе отношение к памятнику не изменилось. Он стал неотъемлемой частью панорамы города. На этом пятачке студенческого отдыха все так же можно увидеть много молодежи, которая в угоду моде теперь предпочитает делать селфи на фоне мраморных рук.

Нельзя сказать, что «Руки дружбы» остаются единственным подарком из дальнего зарубежья. Уже в нашей новейшей истории в центре Еревана появился памятник Жюлю Бастьен-Лепажу работы великого Огюста Родена. Кто-то может задать вопрос: а какое отношение имеет этот художник-натуралист к Армении? Да самое прямое. Жюль Бастьен-Лепаж, как и его друг Огюст Роден, входил в группу французской творческой интеллигенции, которая стремилась привлечь внимание общественности к массовым убийствам армян в Турции. За это современники так и прозвали их – «армянофилами». Памятник в Ереване считается оригиналом, несмотря на то, что аналогичное изваяние установлено на могиле Бастьен-Лепажа в деревне Дамвиль во Франции. Почти такая же скульптура есть и в студенческом городке калифорнийского Стэнфорда. Но если в Ереване в руки художника вложены палитра и кисти, то у его заокеанского собрата этих орудий труда нет. А вот авторские формы скульптуры хранятся в парижском музее Родена. Такое количество бронзовых близнецов не нарушает статус оригинала, поскольку, согласно закону, разрешается отливать до двенадцати памятников, которые будут считаться авторской работой мастера. Что касается любви и известности, то памятник внесен в туристические маршруты, благо установлен в самом центре армянской столицы. Как сообщала еще в 2011 году ереванская мэрия, окончательное место для преподнесенной в дар скульптуры конкретно не было определено. Площадь Франции, расположенная напротив Оперы, выбрана временно в рамках визита главы французского государства. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Спустя девять лет памятник так и остался на прежнем месте, вызывая не самые добрые мысли. «Иногда хочется подойти поближе, посмотреть, прочувствовать эту необыкновенно притягательную скульптуру. Но никаких нет возможностей. Эта чудесная работа недоступна для обычных пешеходов, так как находится в центре площади, окруженной транспортными развязками. Да и сама скульптура кажется слишком маленькой в перспективе оперного театра и прилегающих улиц, – сетуют ценители искусства. – Хотя мы согласны, эта работа должна украшать центр Еревана в память об официальном визите Николя Саркози, который отметил, что события 1915 года следует называть геноцидом. Причем слово «цехаспанутюн» президент Франции произнес на армянском языке».

Уникальные работы зарубежных мастеров можно увидеть и на Каскаде в Центре искусств Гафесчяна. Но, по мнению экспертов, там так много скульптур и авторов, что назвать одно любимое творение очень трудно. Между тем весной нынешнего года стало известно, что в Ереване планируется установить еще один памятник – в честь индийского политического и духовного лидера Махатмы Ганди по случаю 150-летия со дня его рождения. По предложению МИД РА столичная мэрия большинством голосов вынесла положительное решение, которое, кстати, было одобрено главным архитектором Еревана Артуром Месчяном. Как сообщается в пресс-релизе, памятник будет установлен в районе Черемушек на перекрестке улиц Алабяна и Маркаряна, а расходы на его установку берет на себя индийская сторона. Новость вызвала неоднозначную реакцию в армянском обществе и соответственно послужила информацией к размышлению о столь нескрываемом интересе к этой стране. СМИ и общественность сразу припомнили «случайные совпадения» по списку: прошлогодний массовый наплыв индийцев в Ереван и даже слухи о нелегальном транзите бриллиантов в третьи страны; приобретение у Индии по контракту четырех наземных РЛС стоимостью 40 миллионов долларов, а также марш миротворцев Jai Jagat 2020 тоже в честь 150-летия индийского «старца». Стартовав 2 октября 2019 года в городе Нью-Дели, организаторы движения планировали завершить пеший поход в женевской штаб-квартире ООН, посетив по пути десять стран, в том числе и нашу. Однако по причине пандемии Армения стала для них единственным государством, куда паломники все-таки успели дойти и даже встретиться со спикером парламента. Прежде чем улететь обратно на родину общественники посетили монастырь Хор-Вирап, где, повернувшись лицом к армяно-турецкой границе, зачитали обращение к странам мира признать геноцид армян. Хотя Индия не числится в списке стран, официально признавших одно из самых страшных преступлений начала ХХ века.

Несмотря на то, что в мире «отец нации» известен идеей ненасильственного сопротивления в борьбе за независимость Индии, тем не менее отношение Махатмы Ганди к геноциду и борьбе армян за собственную свободу входит в когнитивный диссонанс в контексте его же учения. Одержимый идеей борьбы против британского владычества, Ганди не только признавал важность сотрудничества индусов и мусульман, но еще и поддерживал Движение за халифат, что означало его выступление против армянского освободительного движения. И хотя индийский философ прекрасно знал, какое зло творилось в Османской Турции, тем не менее старался не входить в конфликт с младотурецкими шовинистами. Видимо, именно по этой причине в его речах появились обтекаемые и беспринципные формулировки: «неправильные поступки турок» или «армяне и греки имеют бесконечно худшие рекорды», поскольку и те и другие, по его мнению, находились на британском поле военных действий и, следовательно, автоматически заносились в разряд врагов его титульной аутентичности. Впрочем, очень скоро поддержка мусульман обернулась для самой Индии негативными последствиями: начались погромы не только подданных британской короны, но также индусов и христиан. Доктрина братания по Ганди явно провалилась, а межрелигиозный конфликт между Индией и Пакистаном продолжается до сих пор.

«Казалось бы, одного этого вполне достаточно, чтобы осознать, что фигура Ганди при всем его величии для индийской нации ментально слишком далека от армянства, от основ нашей христианской веры. Это совершенно чужеродный нашей истории человек, – возмущенно написал пользователь ФБ Арменак Монте. – И это не считая других его отклонений в личной жизни, о чем в приличном обществе предпочитают не говорить. Неужели нашему внешнеполитическому ведомству обо всем этом не известно? Поэтому возникает вопрос: кому и почему выгодно увековечивание памяти Ганди в Армении? За что такая привилегия? И это тогда, когда у нас до сих пор нет памятника легендарному шансонье Шарлю Азнавуру. Может, пришла пора подумать о своих национальных героях? Например, о погибшем в 1992 году командире отряда «Освободительная армия» Леониде Азгалдяне, который к сожалению так и не удостоился памятника. Стоит вспомнить и командира героической 89-й Таманской дивизии Арташеса Василяна, который погиб в боях под станицей Новоджерелиевская в 1943 году. Но до сих пор ни прошлые, ни нынешние власти не удосужились назвать хотя бы одну из улиц Еревана его именем, каждый раз задвигая этот вопрос в дальний ящик. И таких примеров уйма. Поэтому, может, хватит оглядываться на чужие авторитеты и пресмыкаться перед чужим проплаченным мнением? Может, пора вспомнить о своей национальной гордости, чтобы начать воспевать собственных героев?». А между тем, пока старейшины армянской столицы готовятся к помпезной встрече иностранного «каменного гостя» в Ереване, в Аккре на территории университетского кампуса крупнейшего учебного заведения Африканского континента студенты и преподаватели уже демонтировали памятник инородцу Махатме Ганди.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля