№2 (335) февраль 2021 г.

Армения перед выбором...

Просмотров: 6415

Политический кризис (внутренний и внешний), в котором оказалась современная Республика Армения по итогам второй Карабахской войны, стал следствием последних трех десятилетий проб и ошибок, надежд и просчетов.

Я был в числе тех экспертов, кто критически относился к реформе Сержа Саргсяна и его партии РПА по трансформации политической модели управления страной от полупрезидентской в пользу парламентской. В этом не было особой необходимости с учетом, с одной стороны, отсутствия в Армении политической культуры состязательности партий и внутрипартийной демократии, а с другой – наличия многочисленных беспринципных и несистемных партий. В числе единственного аргумента подобной реформы отмечалось возможное наличие внешнего давления на власти Армении по части односторонних уступок (а фактически капитуляции) в карабахском вопросе. Мол, вследствие подобного вмешательства лидер Армении вынужден будет обратиться к парламенту и действовать согласно мнению политического расклада сил в стране либо подать в отставку и отказаться от подобного позора. Однако 27 лет независимости Третьей Республики Армения опровергали данный тезис, ибо при всех тех же внешних игроках и возможных подходах вынудить Армению пойти на односторонние уступки ни один из трех армянских президентов (Левон Тер-Петросян, Роберт Кочарян, Серж Саргсян) не допустил непоправимых ошибок. В то же время за одну ночь с 9 на 10 ноября 2020 г. армянский премьер-министр Никол Пашинян, «забыв» о парламенте и своих публичных обещаниях консультаций с армянским народом, пошел под внешним давлением и принуждением к подписанию самого позорного в истории карабахского движения заявления о капитуляции.

Мнение о том, что Первая Республика Армения являлась парламентской и обеспечила более демократическое и национально выверенное управление, также не являлось безупречным, поскольку демократия 1918–1920 гг. не позволила сохранить за Арменией ряд важных этнических территорий, своевременно определиться с внешним союзником и не получить поражения от кемалистско-большевистского альянса (временного союза, но за это время Армения проиграла войну и потеряла Карс, Ардаган, Артвин, Сурмалинский уезд с библейским Араратом, Нахичевань и Нагорный Карабах, так и не получила Ван, Битлис, Муш, Эрзерум и Трабзон с выходом к Черному морю).

В сухом остатке реформы РПА оказалась попытка прежней администрации продлить время своего бессменного правления и пересадить Сержа Саргсяна с президентского кресла в премьерское с большими полномочиями (а в перспективе, очевидно, организовать передачу власти «молодому поколению» в лице, как отмечает политолог Амаяк Ованесян, «брачного афериста» Микаэла Минасяна). В итоге Армения вместо эффективной политической реформы получила так называемую «бархатную революцию» (а точнее госпереворот) во главе с Николом Пашиняном. Давление разъяренной толпы на парламент, выражающей массовое недовольство общества, привело к отставке Сержа Саргсяна, а сама Армения была ввергнута в состояние внутриполитического кризиса и паралича власти.

Во всех случаях политических трансформаций в Армении карабахский вопрос оставался одним из определяющих, ибо в зависимости от состояния армянской власти карабахская проблема могла либо приобрести, либо потерять. Микаэл Минасян сегодня достаточно активно по поводу и без оного критикует Никола Пашиняна, но при этом «забывает», что проект блока «Выход» с Николом Пашиняном и Эдмоном Марукяном в парламенте Армении прежнего созыва был фактически результатом его недальновидной политики и экспериментов. На мой взгляд, политическое, экономическое и военное развитие Третьей Республики Армения к 2018 г. приходило в состояние застоя и тупиковой обреченности.

Мы не наблюдали баланса основных политических сил, эффективности отношений власти и оппозиции, армянской власти и армянской диаспоры.

Мы не имели устойчивого развития экономики, но добились катастрофических масштабов коррупции, высоких темпов безработицы, массового обнищания большинства населения, стихийного роста трудовой миграции, тотального нарушения принципа социальной справедливости, сокращения внешних инвестиций при отсутствии эффективного внутреннего инвестора.

Мы поддерживали миф о непобедимой и доблестной армии, но годами не меняли тактику боевой подготовки войск, безграмотно закупали или получали «в дар» от своего же союзника морально и технически устаревшие виды вооружения и боевой техники советского образца 1970–1980-х гг., поощряли в армии и органах госбезопасности взращивание податливых и беспринципных офицеров, что в итоге приводило к падению уровня профессионализма.

Мы не развивали отечественную науку и национальный военно-промышленный комплекс. Соответственно армянская обороноспособность и безопасность оказались в прямой зависимости от внешнего фактора и беспочвенных надежд властей, что ведущие страны (и прежде всего Россия) не допустят поражения Армении и Арцаха. Однако мы забыли одну истину в геополитике, суть которой сводится к тому, что в политике нет вечных друзей и врагов, но есть вечные интересы. Но кто дал пожизненные гарантии Армении, что новый лидер России В.В. Путин последует по пути большинства русских императоров и президента Б.Н. Ельцина, а не повторит опыт царя Николая I, В.И. Ленина и Кемаль-паши (Ататюрка)?

Россия – большое государство, и ее президент считает, что Азербайджан – это 10-миллионная, динамично развивающаяся страна, с которой нужно поддерживать стратегическое партнерство и которая вправе самостоятельно определять главного стратегического союзника в лице Турции. Иными словами, азербайджано-турецкий союз не мешает, а дополняет российско-турецкий ситуативный альянс, где Армения с Карабахом не вписываются в планы российско-турецкого противостояния. Путин не повторил политику Ельцина 1992–1993 гг., когда только одно жесткое предупреждение маршала Е. Шапошникова, а потом генерала П. Грачева и главы МИД А. Козырева о недопустимости вмешательства Турции в армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха стали отрезвляющими для администраций президентов Тургута Озала и Сулеймана Демиреля. Все течет, все меняется. Сегодня Россия слишком втянулась в партнерские связи с Турцией по части того же газопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую», продажи вооружения, торговли овощами и туризма. Но только ли Россия проявила подобную сдержанность, а что же Запад? Франция, кроме слов президента Э. Макрона, не показала пример солидарности с Арменией, как в случае с Грецией в ситуации кризиса отношений с Турцией в Средиземном море. США же были заняты выборами, и слова президента Д. Трампа, что карабахский кризис – это очень легкий вопрос, оказались просто словами без практики серьезных предупреждений и санкций в отношении агрессоров азербайджано-турецкой коалиции. Только ли выборами объясняется подобная позиция Вашингтона или вопросами давления на Иран и темой выхода страны НАТО в Центральную Азию? Время после инаугурации нового президента США Джозефа Байдена ответит и на этот вопрос, который беспокоит армянскую и азербайджано-турецкую общественность.

США и Великобритания по линии своих разведслужб были осведомлены о предстоящей осенью 2020 г. широкомасштабной войне в Карабахе, ведь не случайно британские и американские энергетические компании задолго до этого стали сворачивать свою бизнес-активность на Апшероне, а их дипломатические ведомства в Баку и Ереване предупреждали своих граждан временно воздержаться от посещений и активных передвижений в данных закавказских республиках.

Нет сомнений, что и российские спецслужбы могли быть осведомлены о возобновлении карабахского конфликта, причем эта дата в силу разных внешних и внутренних причин неоднократно менялась в Азербайджане (возможно, и в интересах безопасности операции, то есть в целях распространения дезинформации). Во всяком случае, секретарь Совбеза Армении Армен Григорян и в 2018 г. со стороны его российского коллеги Н. Патрушева, и в 2020 г. со стороны генсека ОДКБ С. Зася предупреждался о готовящемся наступлении противника с использованием возможностей Турции и исламских боевиков-наемников из стран Ближнего Востока и Азии.

В итоге Армения получила поражение и принуждение к капитуляции в ходе 44-дневной второй Карабахской войны. На Востоке говорят, что «слепота разума хуже слепоты глаз». Именно эту истину мы увидели в Армении 2016–2020 гг., ибо если вам не продают и не «дарят» необходимые против современного арсенала противника виды вооружения и боевой техники (да к тому же еще и развивают соответствующие отношения с ним), то у вас просто нет внешнего союзника и надежд избежать поражения.

Известный азербайджанский политолог и экс-помощник президента Азербайджана Эльдар Намазов не случайно отмечает, что Азербайджан благодаря своему главному союзнику Турции добился полной нейтрализации России и фактически принуждения российского президента в карабахском конфликте поддержать Баку, а не формального союзника Ереван. При этом Э. Намазов прямо напоминает армянам, что наш многовековой союз с русскими не принес Армении успех, но данный выбор стал причиной резни и геноцида армян в Османской Турции. Вот таков вывод компетентного азербайджанского эксперта.

Армения сегодня, а может, и немного раньше, оказалась перед ситуацией новой трансформации и начала нового этапа своей истории. Третья Республика Армения, сформированная по итогам развала СССР и добившаяся на начальном этапе исторической победы в Арцахе, благодаря бездарному управлению и половинчатости реформ пришла к системному кризису, поражению в Нагорном Карабахе и своему логическому завершению.

Армения не единственная страна современного мира, которая оказалась в подобной позорной и разрушительной ситуации внешнего поражения. В действительности же вся история человечества, начиная с античного мира, знает немало примеров, когда государство из-за военного поражения либо разваливалось или сокращалось (пример той же Ассирии, Вавилона, Карфагена, Хеттского царства и т.д.), либо находило в себе силы возрождаться и добиваться исторического реванша (в частности, та же Персия после поражения Ахеменидского государства в IV в. до н.э.). Армения в своей уникальной истории знает немало примеров возрождения национального государства на той или иной части этнической территории спустя относительно короткое или продолжительное время.

В минувшем ХХ столетии Турция, Германия и Япония показали уникальный пример национального возрождения после позорного поражения в мировых войнах. У каждого свой путь, но в каждом случае присутствуют общие и особенные закономерности.

Кризис власти в Армении при всех случаях предполагает отставку премьер-министра и правительства, в период правления которых страна потерпела позорное поражение. Это означает безальтернативность отставки Никола Пашиняна и внеочередные парламентские выборы в Армении. Народ, избрав новый парламент и правительство, создаст условия для исторической реформы в судьбе многотысячелетней Армении. При этом если граждане Армении доверят власть тому же Николу Пашиняну, хотя в этом нет уверенности, то, стало быть, именно этому человеку предстоит оказаться в центре внимания на этапе системных и потрясений, и преобразований. Армянский мир не может оставаться в состоянии политического и психологического кризиса, ибо за поражением наступает победа. Важно оценить точку невозврата и начать новое возрождение нации и государства.

При всех случаях мы стоим на пороге рождения Четвертой Республики Армения, необходимости принятия новой Конституции, изменения (возврата) политической модели власти в пользу президентской, снятия бюрократических преград на пути консолидации Армении и спюрка, формирования новых правовых, политических, экономических и институциональных механизмов всеармянской консолидации и международного армянского фактора, ну и конечно, проведения эффективных реформ в области обороны и безопасности.

Какой путь ожидает новую Армению, каким окажется выбор армянского государства и нации? Фактически в сложившейся ситуации у армян есть три варианта выбора:

1) путь военно-политического реваншизма, то есть отныне и далее мировое армянство концентрируется на генеральной идее возврата утерянных территорий Арцаха и нанесения позорного поражения Азербайджану с принуждением к «ночной капитуляции» при участии внешнего посредника либо без оного;

2) путь системной политической, экономической, военной и институциональной реформации Армении с опорой на все силы нации с идеей исторического реванша и возрождения сильной армянской государственности через отказ от одностороннего союза и односторонней враждебности с внешним миром, восстановление полноценных отношений со вчерашними врагами – Турцией и Азербайджаном, а также сильным Западом и Азией, развитие дружественных связей с историческим союзником Россией, пожелавшей ограничиться партнерством;

3) потеря Арменией национального суверенитета и государственности в пользу союза с Россией в форме вассального союзного государства или субъекта Российской Федерации в случае вхождения в ее состав на правах Армянской Республики вместе с территорией Нагорного Карабаха.

Данный расклад является следствием анализа современной политической практики, где выбор армян зависит от воли мирового армянства. Мне с трудом верится, что Россия в современном состоянии и с нынешним отношением к Армении способна будет решительно изменить вектор союза с Турцией и Азербайджаном в пользу справедливого решения карабахского вопроса. Однако Россия сегодня остается единственной страной, которая пока что обеспечивает безопасность армянской части Нагорного Карабаха и не исключает для себя фактор Карабаха в региональной геополитике. Россия, независимо от того, кто ее лидер, не сможет игнорировать мнение ведущих держав Запада в том же карабахском вопросе. И если Франция и США будут настаивать на сохранении Минской группы ОБСЕ с последующим окончательным политическим разрешением карабахского вопроса в части определения его статуса, то ни Россия, ни Турция, ни в том числе Азербайджан не смогут противопоставить этой решимости свою силу.

Не случайно тот же Эльдар Намазов в своих откровениях по оправданию действий президента Ильхама Алиева относительно «ночного принуждения» Никола Пашиняна при ключевом участии президента Владимира Путина к подписанию позорного заявления от 9–10 ноября 2020 г. отмечает, что в противном случае США, Франция и Россия (т.е. институт сопредседателей МГ ОБСЕ) могли бы продавить через СБ ООН выгодное для армян решение по части Карабаха. В итоге Азербайджан и Турция, предоставив мандат российским миротворцам в часть армянского Арцаха, смогли не только отвоевать военным путем Физулинский, Джебраильский, Зангеланский и Кубатлинский районы из так называемой «зоны безопасности» вокруг Нагорного Карабаха, но и оккупировать карабахские территории Гадрутского района, Шуши, часть сел Мартунинского, Аскеранского и Мартакертского районов, а также без войны получить обратно Агдамский, Кельбаджарский и Лачинский районы.

Азербайджан в нарушение п. 8 заявления от 9–10 ноября 2020 г. отказывается от возврата Армении и Карабаху военнопленных, превращая последних, собственно, в живых заложников и инструмент давления на власти Армении с целью продавливания выгодных Баку и Анкаре решений по части транспортных развязок и связей между материковым Азербайджаном, анклавной Нахичеванью и Турцией через армянский Мегринский район. Судьба армянских военнопленных и территорий собственно бывшей НКАО является темой последующих переговоров.

Все это свидетельствует о том, что карабахский вопрос по-прежнему далек от окончательного разрешения. Тот факт, что с начала ХХ в. Армения стала исторической жертвой на пути Турции в мифический Туран и эта трагедия армянского народа не получила политического понимания со стороны ведущих стран Евразии, чьим интересам, собственно, угрожает пантюркизм и пантуранизм, означает, что современная Армения обязана пересмотреть свою политику в данном вопросе, ибо она больше не может быть буфером на пути Турции в Туран, если сама Россия и Иран не видят в этом угрозы. Армения способна восстановить в своей политической традиции адаптацию к политическому добрососедству с Турцией, что будет достаточным для политического разрешения отношений с тем же Азербайджаном. И если азербайджанские энергетические трубопроводы и транспортные коммуникации сегодня обходят Россию через Грузию на пути в Турцию, то они со временем способны будут обойти Россию и Иран через Армению в районе того же Мегри. К тому же к этим коммуникациям могут добавиться новые из прикаспийских тюркских стран – Туркменистана и Казахстана.

Увы, если Москва молчаливо терпит неоднократные нарушения российско-турецких договоренностей 1921 г. по части Батуми, Нахичевани и Нагорного Карабаха, если Москва посчитала нецелесообразным установление армяно-российского контроля над линией р. Куры и районом азербайджанских энерго- и транспортных коммуникаций в районе Гянджа – Евлах, то ей придется смириться с новыми обходными маршрутами каспийских ресурсов и сокращением влияния на ту же Армению.

Сегодня не только Армения, но и особенно Россия понесли поражение в Карабахе, поскольку Турция не просто вошла в регион Южного Кавказа, но вскоре усилит свое влияние и в Центральной Азии. Армения больше не может полагаться на одни внешние обещания и принимать на себя угрозы внешних ударов. Стартуя от малых границ Армении советского образца, новая Четвертая Республика может отказаться от Карсского договора 1921 г. и провозгласить свою правопреемственность от Первой Республики Армения. Это не означает, что Армения выдвигает территориальные претензии к современной Турции, но это означает, что армянский вопрос восстанавливает свою актуальность в международной дипломатии и в армянской повестке, где Карабах является частью данного вопроса.

Исторический реванш Армении способен в обозримой перспективе трансформировать Армению в сложное федеративное государство с расширением интернационального состава собственного населения и вхождением в актуальную геополитику Малой Азии и Ближнего Востока. Нагорный Карабах не может стать внутренней собственностью Азербайджана. В Нагорном Карабахе не может состояться практика «нахичеванизации» армянского населения, то есть его полная депортация по воле властей Азербайджана.

Сегодня в США некоторые азербайджанские эксперты (например эмигрировавший по причине брака с армянкой бывший сотрудник Насиминского райкома КП Азербайджана Билал Манафов) полагают, что армяне и азербайджанцы отныне не должны жить вместе в рамках Азербайджана или Армении. Вместе с тем тот же Б. Манафов утверждает, что армяне могут получить право проживания в Нагорном Карабахе лишь в случае принятия законодательства Азербайджана (что согласно национальному и международному праву логично) и коленопреклонения (?..) перед Кораном (иными словами, искусственной исламизации армянских христиан). Последнее вряд ли может приниматься не только армянами, но и цивилизованным обществом. С подобным подходом Азербайджан никогда не решит карабахский вопрос, но, весьма вероятно, приблизит время потери Арцаха в очередной раз.

В свою очередь армяне в последующей политике могут отказаться от стратегии моноэтничества, и те азербайджанцы, кто готов будет жить в родном Карабахе, не станут беженцами и вынужденными переселенцами, а получат всеобщую помощь и поддержку властей Нагорного Карабаха и Армении. В этом контексте армяне могли бы вернуть на свою территорию и азербайджанских беженцев и переселенцев из Советской Армении. Всем скептикам наш ответ – это история Армении Великого Тиграна, который освобождал и покорял новые территории, но не изгонял местные народы. Армения императора Тиграна прирастала не только новыми территориями, но и новыми народами. Такова судьба империй. Представьте себе Армению, в которой компактно и дисперсно проживают более сотни тысяч азербайджанцев и по территории которой проходят важные коммуникации из Азербайджана – станет ли Баку воевать с такой Арменией?

Выбор нового пути развития Армении обязан быть ответственным и исходить из интересов армянского народа, где мир с соседями будет самоцелью, а война станет соизмеримым ответом на любой внешний вызов. Армения, управляемая внутренними институтами и развивающаяся благодаря национальной экономике, станет новым успехом армянской цивилизации. Борьба за территории нередко превращается в борьбу элит за власть, где национальное становится внешней формой, но теряется сама суть власти в смысле обеспечения социальной справедливости и защиты интересов общества. Армения, имеющая в своей недалекой истории опыт построения социалистического общества и современную реальность разрушения социальной справедливости благодаря либеральной базарной экономике, обязана задуматься об изменении модели экономического развития в пользу социализма. На этом пути Армения может приобрести важного внешнего союзника в лице социалистического Китая. Быть может, успехи государства в строительстве социально-справедливого общества и экономики способны будут изменить отношение двух соседних народов и к теме статуса Нагорного Карабаха. Ведь и в истории непризнанной Нагорно-Карабахской Республики у власти в Степанакерте находились под армянскими фамилиями и несколько азербайджанцев.

Сегодня наступает время не безрассудной критики того же Никола Пашиняна и его предшественников, как это делает часть известных и малоизвестных людей. Для этого, на мой взгляд, не надо обладать большой смелостью, в том числе по организации митинга-протеста перед посольством Армении в Москве 11 января с.г. из-за визита Н. Пашиняна на встречу с В. Путиным и И. Алиевым (что-то я не припоминаю подобную активность данной части армянской общественности Москвы в дни последней карабахской войны, да что там митинг, даже резолюций соответствующих мы не увидели). Важно предлагать пути и программы выхода из кризиса, не разбрасываться словами и ресурсами, а концентрировать их на конкретных идеях и предложениях, объединять потенциал ради коллективного разума и будущего Армении.

Некоторые армяне потратили немало личных средств, заказывая известным консалтинговым компаниям и раскрученным экспертам проекты и концепции возможного развития Армении до 2020 г., а теперь очевидно и 2030 г. В этих концепциях присутствует анализ опыта развития ряда стран и народов (Израиля, Сингапура, Южной Кореи, ЕС, России и т.д.), но недостаточен опыт самой Армении и ее соседей (включая Азербайджан и Турцию). Я полагаю, что, как правило, внешние эксперты, будучи квалифицированными специалистами в конкретной области, предлагают свои представления, но, будучи не армянами, они объективно не могут ни знать, ни сопереживать судьбе той же Армении. Нация, имеющая не менее высококлассных экспертов и специалистов в различных сферах на мировом уровне, обязана прежде всего обращаться к своим истокам и своим ресурсам.

Александр СВАРАНЦ, доктор политических наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 21 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Очередной шедевр моего земляка и тезки Сваранца! Как он здорово разложил все по полочкам, вспомнил и незабвенного Бориса Николаевича Ельцина, и комарного олигарха Путина - покровителя богочей и врага пролетариата. Браво, коллега!
  2. Армян нельзя победить их можно разЪединить а ещё резерв амшеци армяне-- мусульмане. Христиане ближнего востока помните тиграна2 кто может стать тиграном3 браво сваранц
  3. Я иногда удивляюсь нашим экспертам, которые на ровном месте приписывают дружбу Армении с Китаем, например ну зачем Китаю Армения? Шелковый путь? Так он может пройти рядом, через Иран или Грузию. Как может быть Армения интересна Китаю. Вот Китай уже давно имеет стратегического партнера в лице Турции, которая не даст возможности китайско-армянским отношениям. Нужно надеяться на себя и дружить с Россией. Очень надеюсь, что после Пашиняна, так и будет.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты