№2 (335) февраль 2021 г.

Шуша (Шуши) в «Кавказском календаре» (1845–1860 гг.)

Просмотров: 2632

«Кавказский календарь на 1856 год, изданный от Канцелярии Кавказского наместника» (Тифлис, 1855), гласит: «Шушинских городских обывателей: русских – 9 (6 муж., 3 жен.); армяно-григориан – 7.671 (4.173 муж., 3.498 жен.); мусульман-шиитов – 6.626 (3.549 муж., 3.077 жен.)».

По историку Шагену Мкртчяну (1936–2020) основателем Шушинской крепости был Аван-юзбаши (1670–1735), командующий боевыми силами сыгнахов (опорных пунктов), штаб которого размещался на вершине небольшого плато, неподалеку от селения Шош. В одной из армянских хроник указано, что «Аван-юзбаши, прибыв и укрепившись в скале Шоша, прославился. Это имело место в 1717 году». В письме русского генерала Матюшкина от 19 декабря 1725 года говорилось, что «сотник Аван, внимая просьбам населения Карабаха, своими людьми числом 10 тысяч... остается в сыгхнахе и строит крепость».

14 мая 1805 года в местечке Кюрекчай (недалеко от Гянджи) Ибрагим-Халил-ханом Шушинским и Карабахским и главноначальствующим в Грузии генералом от инфантерии князем П.Д. Цициановым был подписан договор о переходе Карабахского ханства под власть России. Этот судьбоносный акт был впоследствии закреплен мирным договором 1813 года с Персией, заключенным в карабахском урочище Гюлистан.

На основании закона об административной реформе, утвержденного 10 апреля 1840 года императором Николаем I под названием «Учреждение для управления Закавказским краем», была создана Каспийская область с центром в городе Шемахе, в составе которой был образован Карабахский уезд с центром в Шуше, куда вошли участки: Мигринский, Кеберлинский, Зангезурский, Джеванширский, Челябюртский и Варандинский.

В 1846 году при переименовании области в Шемахинскую губернию (с 1859 г. – Бакинская губерния) Карабахский уезд был назван Шушинским, а в декабре 1867-го вошел в состав новообразованной Елисаветпольской губернии.

«Шуша, уездный центр, расстояние от С.-Петербурга – 3.020 верст (верста: 1066,8 м. – М. и Г.М.), Москвы – 2.342, Одессы – 2.078, от Шемахи – 304. Город по климату и по естественной производительности можно сравнивать с Ревелем». («КК на 1846 г.»)

* * *

Из обзора русского писателя, первого редактора тифлисской газеты «Кавказ» Осипа Ильича Константинова (1813–1856) «Шуша, уездный город Шемахинской губернии» «Кавказский календарь на 1852 год» (Тифлис, 1851):

«Местность Шуши – возвышенность, покатая (постепенно снижающаяся. – М. и Г.М.) с юга и запада к северо-востоку, прорытая несколькими оврагами, которых глубина, сначала незначительная, оканчивается ущельями, неприступная с трех почти сторон, с четвертой, от северо-востока, обведенная каменною стеною, заключающая в себе пространства 369 десятин (десятина = 1,09 га. – М. и Г.М.) земли. Для въезда в город существуют трое ворот: Ах-огланские с востока, Эриванские с запада, для верховых и вьюков, и Елисаветпольские с севера, для повозок. Сия последняя дорога – это почтовый тракт в Шушу. Город построен неправильно, улицы кривы, местами весьма круты, и хотя в верхней армянской половине города большею частью вымощены, но чрезвычайно неровны. В нижней части города, населенной мусульманами, служат для сообщения узкие переулки.

Постройки в городе каменные; камень добывается на месте, взрывом выдающихся из земли скал. Городскими постройками занято до 200 десятин земли... В городе, при каждом почти доме, есть фруктовые садики, зелень которых летом придает ему живописный вид. Выгонами жители пользуются по прилегающим горам и ущельям. К главным неудобствам города относится совершенный недостаток хорошей воды, хотя редкий дом не имеет колодезей, но вода в них горько-соленая и негодная для питья; хорошую воду доставляют в город на вьюках, в деревянных баклагах, из источников, находящихся в ущельях.

Каменных домов в городе 1.836 и несколько турлучных лачужек (турлучный домик: стены из шестов, вкопанных в землю, переплетенных лозой или хворостом и обмазанных глиной. – М. и Г.М.) в мусульманской части города. Лавок 476, улиц, удобных для повозочного сообщения, 11, площадок 6, мостов каменных 4 и 2 деревянные.

Шушинские жители, не имея возможности заниматься ни хлебопашеством, ни садоводством, исключительно посвящают себя ремеслу и торговле.

Ремесла: столяров 7, плотников 42, каменщиков 38, кузнецов 27, слесарей 20, приготовляющих подковы 19, медников и лудильщиков 13, серебряков (серебряных дел мастеров. – М. и Г.М.) 24, часовых мастеров 2, башмачников 40, шорников 44, кожевников 27, портных 52, шапочников 28, чапрачников (изготовителей подстилок под конское седло. – М. и Г.М.) 7, войлочников 12, цирюльников 25, красильщиков 25, хлебников 21, базарных поваров 12, кондитеров туземных 6. Занимающихся ремеслами (мастера, подмастерья, ученики): армян – 1.318; мусульман-шиитов – 545.

Шушинские фабриканты выделывают в год более 1.000 штук шелковой и полушелковой материи, под названием: даран и кесаб, и сбывают ее на месте. Заводов в городе: кожевенных 4, кирпичных 2, красильных 3.

Материалы для фабрик и заводов приобретаются в уезде, произведения сбываются местным жителям.

Положение Шуши на труднодоступном месте: неудобство путей сообщения останутся всегдашним препятствием для развития ее. Главную торговлю Шуша ведет с персидским городом Тавризом (Тебризом. – М. и Г.М.) и в России с Нижним Новгородом. Из Тавриза привозятся: бумажные ткани, шелковые материи, сукна, бархат, шали, парча, бухарские и багдадские смушки, табак и прочее. Из Нижнего Новгорода: сукна, бумажные и шелковые материи в малом количестве; посуда фарфоровая и стеклянная, железо, железные и медные изделия, беличьи меха, стеариновые свечи, писчая бумага и прочее; из Тифлиса сахар. Вывоз заключается: в Персию, в звонкой монете, в Россию в малом количестве шелка, лисьих и куньих кожах. Несмотря на такую ограниченность торговли в Шуше, все почти шушинские жители, кроме ремесленников и знатнейших беков, заняты всякого рода торговлею: есть купцы-богачи, у которых в обороте до ста, двухсот и более тысяч рублей серебром; но они ведут транзитную торговлю между Лейпцигом, Константинополем и Тавризом, и многие торгуют шелком в Москве. В г. Шуше занимающихся торговлею: армян – 713; мусульман-шиитов – 302.

В городе караван-сараев 3, питейных лавок (духанов) 20, бань 7, базаров – 2. Число домов частных, принадлежащих: русским – 6, армянам – 1.715, мусульманам-шиитам – 1.319».

* * *

Для полицейского управления город Шуша разделяется на две части: армянскую, верхнюю, и мусульманскую, нижнюю. Кроме полиции, в городе находятся: уездное управление, уездный суд, армяно-григорианская Духовная консистория и мусульманский Духовный суд Шаро.

«Кавказский календарь на 1846 год» (Тифлис, 1845):

«В г. Шуше Карабахского уезда. Уездный начальник: подполковник по кавалерии Михаил Петрович Колюбякин. Участковые заседатели: Мигринский – коллежский асессор Андрей Маркович Мокрицкий; Кеберлинский – штабс-капитан, князь Антон Егорович Шаликов; Зангезурский – губернский секретарь Никифор Васильевич Кампанеец; Джеванширский – губернский секретарь Андрей Григорьевич Кухт; Челябюртский – прапорщик Иосиф Баграмович Шахназаров; Варандинский – коллежский регистратор Авет Матвеевич Мамиконов. Уездный казначей: губернский секретарь Караман Абрамович Шахназаров».

Представитель старинного знатного карабахского рода дворянин Караман Абрамович Шахназаров упоминается в 1855–1856 годах (в чине прапорщика, в гражданском чине титулярного советника) в должности чиновника по особым поручениям при шемахинском военном губернаторе.

Заседатели Шушинского уездного суда: от городского сословия – Аван Антонович Назаров («КК на 1848–1849 гг.»), от сельского сословия – штабс-капитан Карапет Долуканов («КК на 1851–1853 гг.»), от короны (от чиновников) – титулярный советник Бабаджан Давидович Лазарев («КК на 1855–1859 гг.»). Секретарь уездного суда – губернский секретарь Иван Петрович Багатуров («КК на 1855–1859 гг.»).

Уездный казначей – губернский секретарь Саркис Агабекович Калантаров («КК на 1857–1859 гг.»). Шушинский городничий – майор Назар Каспарович Мурачев («КК на 1857–1859 гг.»). Почтмейстер Шушинской почтовой конторы – коллежский секретарь (с 1852 г. – титулярный советник) Дмитрий Богданович Шахназаров («КК на 1849–1857 гг.»).

Сын поручика Дмитрия (Джумшуд-бека) Богдановича Мелик-Шахназарова (Шахназарова) (1813–1864) – Павел Дмитриевич Мелик-Шахназаров – родился 2 октября 1854 года в Шуше, учился в Ставропольском казачьем юнкерском училище. Участник Русско-турецкой войны 1877–1878?гг. Командир 54-го драгунского Новомиргородского полка. В 1910 году вышел в отставку в звании генерал-майора, однако в годы Первой мировой войны был вновь призван на службу. В 1919 году являлся председателем Военного суда Республики Армения, был произведен в генерал-лейтенанты Армянских вооруженных сил.

* * *

«Кавказский календарь на 1846 год» (Тифлис, 1845):

«Карабахская епархия Армяно-Григорианской Церкви.

Епархиальный начальник: архиепископ Багдасар Гасан Джалалов.

Карабахская консистория. Члены: священники Хачатур Тер-Ованесов (Тер-Оганов), Аветик Тер-Саркисов, Аракел Юзбашев. Секретарь: коллежский секретарь Мартын Сергеевич Каракашев».

Архиепископ Багдасар Гасан-Джалалянц (1775–1854) в 1837 году основал Карабахскую епархию, которой и руководил до конца своих дней. В 1838 году открыл Карабахскую епархиальную семинарию.

Другой представитель этого рода – архиепископ Саркис Джалалянц – был в должности епархиального начальника Карабаха в 1865–1879 гг.

Члены Карабахской консистории: протоиерей Григорий Тер-Аваков («КК на 1851–1858?гг.»), священники: Рафаел Тер-Вартанесов (Вартанесянц) («КК на 1851–1859 гг.»), Ованес Авщарянц («КК на 1855–1856?гг.»), Нерсес Тер-Мосесянц («КК на 1855 г.»), Симон Тер-Исраилянц («КК на 1855–1856 гг.»), Барсег Тер-Мосесянц («КК на 1857?г.»). Секретарь консистории: губернский секретарь Саркис-Бек Тагириевич Атабеков; экзекутор (чиновник, ведавший хозяйственными делами): коллежский регистратор Яков Мосесович Шахназаров («КК на 1855 г.»).

* * *

«Кавказский календарь на 1859 год» (Тифлис, 1858):

«Епархиальный начальник и председатель консистории: епископ Кеворк Маркарянц. Члены: протоиерей Григор Тер-Авакянц, священник Карапет Ахиев. Секретарь: губернский секретарь Акоп Шахназарянц».

Члены Карабахской епархии: архимандрит Кеворк Арамянц, священники Симеон Тер-Исраелянц и Ованес Тер-Каприелянц («КК на 1860 г.»).

«Духовенства: православного – 1 (1 муж.); армяно-григорианского – 89 (45 муж., 44 жен.); мусульманского – 39 (24 муж., 15 жен.)» («КК на 1856 г.»), «Семинария армяно-григорианского вероисповедания: учащих – 6, учащихся – 86» («КК на 1859 г.»).

Из страниц «Кавказского календаря»:

«Армянский девичий монастырь в г. Шуше, построен в 1816 году. Монахинь в нем 7» («КК на 1852 г.»). Монастырь Кусанц (Кусанац ванк) был основан при помощи благочестивой девицы Рипсиме. Церковь представляла собой прямоугольную залу, построенную из отесанных блоков известняка белого цвета. Стены изнутри были покрыты фресками.

«В г. Шуше: церквей армяно-григорианских – 4 (число прихожан обоего пола – 6.848), в уезде оного – 184 (число прихожан – 58.202) («КК на 1852 г.»).

«В г. Шуше. Церквей: православных – 1; армяно-григорианских – 5. Мечетей: шиитских – 2» («КК на 1859 г.»).

Церковь Агулецоц (Агулисцев), судя по названию, была построена выходцами из армянского селения Агулис в Нахичевани. Как сообщает надпись на стенах, «храм Агулецоц построили благородные князья и родные сыновья Тер-Матевоса-Тарумянца на собственные средства в лето господское 1822». Она стояла на многоступенчатом цоколе, представляя собой крестообразную снаружи и прямоугольную изнутри центрально-купольную залу. На двускатной крыше храма высоко возвышалась тройка ротонд-колоколен.

Церковь Мегрецоц (Мегринцев) возведена выходцами из сюникского селения Мегри на средства Махтеси Ахумянца в 1838 году.

Церковь Святого Иоанна Крестителя (Ованес Мкртич), известная в народе как церковь Канач Жам, была построена в 1847 году на месте бывшей деревянной церкви Карабахцоц (вторая половина XVIII в.), находившейся в нижней восточной части города-крепости. Церковь имеет крестообразную форму и уникальную внутреннюю отделку. На входе, увенчанном куполом, высечена надпись: «Бабаян Степанос Ованесович. В память о покойном брате Мкртиче. 1847».

Колокольня кафедрального собора Сурб Аменапркич Казанчецоц (Святого Христа Спасителя) возведена в 1858 году шушинцем Абраамом Хандамирянцем. Согласно надписи на торце алтаря церкви, ее строителем был Аветис Ерамишянц, зодчим – Симеон Тер-Акобянц.

* * *

«Кавказский календарь на 1859 год» (Тифлис, 1858):

«Мухаммеданский суд Шаро. Члены, казии: Алиевой секты – Мирза-Абдул-Касым; Омаровой секты – Иса Эфенди».

Ислам разделяется на два крупнейших течения – суннизм и шиизм. По определению «Кавказского календаря», «Алиева секта» – шииты, «Омарова секта» – сунниты.

* * *

2 августа 1829 года император Николай I высочайше утвердил «Положение о закавказских училищах», предусматривающее открытие в Закавказье одной гимназии (в Тифлисе) и ряда уездных училищ. Для осуществления этого «Положения» в 1830 году было открыто уездное училище в Шуше, в 1831-м – в Шеки, в 1832-м – в Баку и в 1833-м – в Гяндже.

* * *

«Кавказский календарь на 1846 год» (Тифлис, 1845):

«Шушинское уездное училище (открыто 30 декабря 1830 г.). Штатный смотритель: титулярный советник Михаил Алексеевич Хитров. Законоучители исповеданий: армяно-григорианского – диакон Арютин Мелконов, магометанского – Молла Мамед Молла-Ахверды-оглы. Учителя: Михаил Константинович Иванов, Александр Фаддеевич Минасов».

В 1845 году в Шушинском уездном училище 5 учителей обучали 127 учеников. В фонде библиотеки училища значилась 301 книга. Кстати, первая книга на армянском языке в Шуше была издана в 1828 году.

18 декабря 1848 года Николаем I утверждено положение «О Кавказском учебном округе и учебных заведениях, ему подведомственных». Все учебные заведения Министерства народного просвещения, находившиеся на Кавказе, объединялись в Кавказский учебный округ. Во главе округа был поставлен попечитель. В его обязанности входило наблюдение за подведомственными учебными заведениями.

Уездные училища Кавказского учебного округа состояли из трех классов. Преподавание велось по следующим дисциплинам: Закон Божий, российский язык и грамматика, местный язык, арифметика, начальные основы географии, «краткие понятия о канцелярском обряде» и чистописание. По надобности курс мог быть усилен предметом «основы сельского хозяйства и коммерческих наук».

В Шушинском уездном училище в 1851–1858 гг. значились: почетный смотритель (с 1857 г. личный почетный гражданин) – Амбарцум Исаакович Ахумов («КК на 1851–1857 гг.»), законоучитель армяно-григорианского исповедания – диакон Арютин Мелконов («КК на 1851–1857 гг.»), учитель 2 высших классов – Геурк Калустович Мелик-Мурадов («КК на 1851–1853 гг.»), учитель наук – личный почетный гражданин Григорий Егорович Шахбудагов («КК на 1854–1855 гг.»), учитель приготовительного класса – Седрак Абрамович Багинов («КК на 1854–1858 гг.»)», учитель наук – Нерсес Асланович Атабегов («КК на 1857 г.»).

* * *

«Кавказский календарь на 1859 год» (Тифлис, 1858):

«Шушинское уездное училище: почетный смотритель – акулисский житель Саркис Микиртичевич Беглярианц, законоучитель армяно-григорианского исповедания – дьячок Моисей Тер-Данилов, учитель наук – Нерсес Асланович Атабеков, учитель приготовительного класса – Седрак Абрамович Багинов».

* * *

«Кавказский календарь на 1852 год» (Тифлис, 1851):

«Учебных заведений: уездное училище – 1, в нем учащихся – 110; армяно-григорианская семинария – 1, в ней учащихся – 74; мусульманских училищ Алиевой секты – 2, в них учащихся – 58».

* * *

В описании герба Шушинского уезда (21.05.1843 г.) сказано: «В верхней половине щита, в золотом поле, часть герба Каспийской области; в нижней, в зеленом поле, скачущий золотой конь, с Азиатским седлом и уздечкой; нижняя часть щита изображает, что в уезде разводится порода отличных лошадей (карабахи), выделываются азиатские седла и уздечки».

Газета «Кавказ» от 1853 года (№44) дает следующее описание «карабахи» (на местном наречии «кеглянов»): «Они невелики ростом: от 1 до 1 1/2 вершка (это означает рост 2 аршина и 1–1,5 вершка – 148,5–150,5 см в холке. – М. и Г.М.); голова прекрасная, похожая на арабскую, выпуклые огненные глаза, отверстые ноздри, уши небольшие, но складные, шея хорошая; только горло бывает иногда с кадыком, и оттого, когда под седоком лошадь соберется, шея бывает похожей на оленью; спина хорошо сложена, круп мясист, более круглый, нежели продолговатый, хвост прекрасный, грудь полная, берцы и окорока мускулистые, бока хорошо сложены, мускулы и жилы окороков видны и крепки, казанки иногда немного длинны; эти лошади никогда не засекаются».

Карабахские лошади ценились не только на своей исторической родине. В 1869 году на Второй всероссийской выставке карабахские жеребцы произвели настоящий фурор, попав в число призеров. Меймун получил серебряную медаль, Токмак (Молоток) – бронзовую, а роскошный золотисто-рыжий жеребец Альетмез был награжден похвальным листом и назначен производителем в государственные конные заводы Российской империи.

* * *

«Кто владеет Шуши, тот владеет Карабахом» – так говорят в Армении и в Карабахе. В Азербайджане, где город принято называть Шуша, тоже прекрасно осознают военное, историческое и символическое значение этой старинной горной крепости. На 43-й день карабахской войны 2020 года Шуши пал под натиском азербайджано-турецких сил. За этим последовала фактическая капитуляция Армении и Нагорного Карабаха и спешное подписание перемирия на крайне невыгодных для армян условиях.

В начале января 2021 года президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил: «Я объявляю город Шуша культурной столицей Азербайджана, Шуша достойна этого». Алиев поручил провести в Шуше празднование двух крупных мероприятий в 2021 году – дня поэзии Моллы Панаха Вагифа и музыкального фестиваля «Хары бюльбюль».

Ирония судьбы! Культурный центр армян стал культурной столицей кавказских татар, в 1936 году ставших азербайджанцами.

Материал подготовили Марина и Гамлет Мирзоян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля