№1 (345) январь 2022 г.

Атомный олимп Кирилла Щёлкина

Просмотров: 3101

Киракос Ованесович Метаксян – настоящее имя Кирилла Ивановича Щелкина, создателя советских атомной и водородной бомб и ядерного топлива.

Имя трижды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии было строго засекречено в течение многих лет. В наше время неоценимый вклад Щелкина-Метаксяна в создание и развитие первого советского атомного оружия, ядерного и водородного зарядов был официально признан спустя 90 лет со дня его рождения.

В августе 1945 года США первые в мире провели испытание ядерного оружия. Оно было создано группой известных ученых, приглашенных США из разных стран мира.

Чтобы ликвидировать монополию Америки в этой области, правительство СССР было вынуждено ценою больших лишений и затрат в крайне сжатые сроки создать столь же мощное оружие. Государственный комитет обороны при правительстве СССР принял два постановления, от 20 и 30 октября 1945 года, по созданию ядерного оружия. Задача была выполнена в августе 1949 года, когда была изготовлена и испытана первая советская атомная бомба.

Появление атомного оружия в СССР предотвратило ядерную войну и охладило пыл недругов Страны Советов. «Если бы мы опоздали с созданием атомной бомбы на год или полтора, она была бы испытана на нас», – считал Сталин.

Одним из создателей нового советского оружия был Кирилл Щелкин. На атомный олимп Щелкин взошел благодаря своему огромному таланту и исключительной работоспособности.

Семья

Кирилл Щелкин, Киракос Метаксян, родился в семье землемера 4 мая 1911 года. Запись о его рождении была произведена в Тифлисской армянской церкви Сурб Хач. В России имя отца Щелкина Ованес было изменено на Иван, имя деда Епрем – на Ефим. В России при царском режиме и в определенный период после него люди других национальностей во избежание расовой несправедливости были вынуждены брать русские имена и фамилии.

Родина предков Щелкина-Метаксяна – крымский город Карасубазар, ныне Белогорск. Карасубазар был исконным местом проживания армян, второго по численности народа в Крыму после татар. В древности армяне и генуэзцы активно действовали в Крыму, в Средние века – армянские и русские торговцы. Они торговали шелковыми и шерстяными тканями, готовой одеждой, развивали ремесла. Армяне занимались также садоводством и виноделием и считались признанными мастерами в этих областях. В период Крымской

войны 1853–1856 годов армянское купечество взяло на себя значительную часть обеспечения военных нужд Севастополя. В 1860–1870 годах внесло огромный вклад в строительство железной дороги.

Отец Щелкина был сыном крепостного крестьянина. Он переехал из Карасубазара в город Красный на Смоленщине для того, чтобы избавить семью и будущих детей от крепостного права. Мать Щелкина выросла в русскоязычной среде и работала учительницей в младших классах школы. В ней смешались кровь обрусевших болгар и гагаузская.

Детство Щелкина рано закончилось. В 8 лет он был вынужден трудиться наравне со взрослыми. Отец был болен, работала только мать. Мальчик занимался хозяйством, присматривал за младшей сестрой. Учился сначала в Тифлисе, затем в Карасубазаре. В школе был на хорошем счету, легко решал сложнейшие математические задачи. Ему было 16 лет, когда умер отец. Чтобы помочь семье, Кирилл начал работать в совхозе.

Учеба

В 1928 году Щелкин стал студентом физико-технического факультета Крымского педагогического института. Учебу сочетал с работой на оптической станции Академии наук СССР и на кафедре физики института. Занимался изучением процессов горения. Одновременно вел в институте курс физики на иностранном языке. В это время академик Николай Семенов, крупный советский ученый-физикохимик, впоследствии лауреат Нобелевской премии по химии, набирал группу молодых талантливых физиков и химиков из разных городов Советского Союза для работы в Ленинградском институте химической физики. Щелкин оказался среди них. «В ближайшем будущем запаситесь терпением, делайте научный анализ простейших явлений, из которых состоят сложные», – сказал ему академик Семенов. Главной целью исследований Щелкина в институте стало изучение процессов горения. Исследование возникающих в недрах земли огня, пламени и взрыва, опыты по изучению горения, детонации при взрывах имели важнейшее значение в деле создания новых видов оружия, авиационных и военных приборов и, наконец, реактивных двигателей.

Убедившись в необходимости совершенствования своих математических знаний, Щелкин начал изучать математику. «О, математика, как ты теперь мне нужна!» – писал он. С 1932 по 1935 год Щелкин посещал не только занятия по математике и механике на инженерно-физическом факультете Ленинградского политехнического института, но и лекции для аспирантов. В это же время он активно занимался спортом – греблей, борьбой, планеризмом.

В 1938 году Щелкин защищает кандидатскую диссертацию. На ученом совете 27-летнему Щелкину единогласно была присуждена степень кандидата физико-математических наук. Ученый совет отметил, что «работа Щелкина – важнейший шаг вперед в области науки о горении». Было рекомендовано обратиться в Наркомат промышленности с просьбой опубликовать работу молодого ученого, поскольку, опираясь на ее научные и экспериментальные данные, можно было решить проблемы возникновения детонации в двигателях внутреннего сгорания. До Щелкина явление детонации в газовых смесях не имело технического применения, хотя с ним давно пытались бороться в горнодобывающей промышленности.

После защиты диссертации Щелкин поступил в докторантуру. И продолжил разработку теории детонации.

В первые дни Великой Отечественной войны Щелкин ушел на фронт добровольцем. Он был разведчиком дивизионной артиллерийской батареи. Попав на фронт, понял, насколько пригодились ему навыки планериста, стрелка, пловца и гребца. Щелкин принимал участие в оборонительных боях под Серпуховом, Смоленском, под Москвой. В сентябре 1941 года 34-я дивизия, где он служил, была переименована в 7-ю гвардейскую.

Начало

В конце 1941 года президиум Академии наук СССР обратился к Сталину с просьбой отозвать из армии талантливых ученых. Соответствующий приказ был подписан. Среди них оказался и Щелкин. На повестке дня стояли разработка и создание нового сверхмощного оружия. В атомный проект Щелкина включил академик Семенов.

Руководство СССР знало, что работы по созданию нового типа оружия велись США и Англией с 1939 года. США и Англия засекретили темы, касающиеся ядерных исследований, использования урана. Исчезли научные публикации на эти темы. О ядерной физике на Западе не говорилось ни слова.

В конце 1941 года Сталин созвал заседание, на котором обсуждался вопрос создания атомной бомбы. 11 февраля 1942 года был подписан указ Госкомобороны (ГКО) о ее создании. Общее руководство поручалось заместителю председателя комитета Молотову. Руководителем проекта Молотов утвердил Игоря Васильевича Курчатова. Секретные научные данные и факты, добытые советской разведкой, Курчатов изучал в кабинете Молотова. Курчатов был назначен научным руководителем проекта по использованию атомной энергии, директором только что образованного и засекреченного Института атомной энергии под кодовым названием «Лаборатория №2». В группу доверенных ученых был включен и Кирилл Щелкин.

В это же самое время президент США Рузвельт и премьер-министр Англии Черчилль договорились о совместной разработке ядерного оружия. Американскую атомную программу назвали «Манхэттен». Были обозначены места изготовления бомбы, засекречены все работы, установлено строжайшее наблюдение за учеными-иностранцами и т.д.

За подготовкой американцев внимательно следили руководители центрального аппарата советской разведки. Разносторонность предоставляемых разведкой Курчатову данных поражала. Стало известно об американских исследованиях в области термоядерной энергии.

СССР было необходимо создать новое оружие в кратчайшие сроки. Советский атомный проект был оперативно разработан под руководством академика Курчатова. Отдел моделирования реальных испытаний атомной бомбы возглавил Щелкин. Курчатов вовлек его в процесс изучения теоретических основ ядерной физики и создания новых мощных средств для защиты страны.

Главной площадкой разработки советской атомной бомбы стал Арзамас-16, созданный в марте 1947 года. Работа в Арзамасе-16 у Щелкина, ставшего первым заместителем главного конструктора, руководителем научного отдела, была напряженной: постоянные эксперименты, испытания, груз ответственности. Он спал по 4–5 часов.

Еще в годы войны, в период работы в Институте химической физики в Казани, Щелкин занимался проблемами горения и взрыва. Эксперименты ученого сыграли решающую роль в создании ядерного оружия. Щелкин закончил научное оформление своей теории турбулентного горения, которая и в нашей стране, и за рубежом получила название «пояс турбулентного пламени по К.?И. Щелкину». В производстве атомной и водородной бомб теория об установлении последовательности возбуждения детонации была реализована на практике. Результаты экспериментов Щелкина пригодились позднее в строительстве реактивных двигателей для космических полетов.

12 ноября 1946 года Щелкин блестяще защитил докторскую диссертацию на тему «Быстрое сгорание и газовая детонация». На защите присутствовал Курчатов.

«Крестный отец»

В 1946 году Щелкин стал работать в системе среднего машиностроения в должности заместителя главного конструктора и научного руководителя проекта создания атомной бомбы. Он возглавил работы по созданию автоматической системы бомбы. Вскоре Щелкина назначают главным конструктором нового тематического направления. Известно, что Щелкина несколько раз принимал Сталин и подолгу беседовал с ним. Сталин предоставил Щелкину право самостоятельно формировать научную группу для работы.

В апреле 1947 года Щелкин принимает участие в заседании Особого комитета, на котором обсуждался в том числе и вопрос создания для «Горной станции» опытного полигона. Станция разместилась на территории поселка Сунгуль близ Челябинска и получила название «Лаборатория Б».

Через 8 лет она стала вторым центром страны по созданию атомного оружия. Был создан Челябинск-70, научным руководителем и главным конструктором которого был назначен Щелкин, а главным конструктором и научным руководителем Арзамаса-16 – Самвел Кочарянц. Два выдающихся армянина руководили двумя крупными ядерными центрами СССР.

Масштабы исследований, проводимых в «Лаборатории Б», не имели прецедентов в истории отечественной науки. В начале 1947 года сотрудники центра приступили к разработке элементов будущего ядерного заряда. Щелкин внес огромный вклад в эти исследования, руководил широкой научно-исследовательской программой. В строй был введен первый в Европе атомный реактор. Возглавляемый Щелкиным коллектив приступил к непосредственному проектированию и созданию бомбы. В работах участвовали видные советские ученые – Келдыш, Алиханов, Зельдович, Негин, Кочарянц, Духов, Алферов.

В теоретической схеме атомной бомбы было определено 5 блоков вопросов, которые должны были быть решены:

– разработка теоретических основ создания атомной бомбы – руководитель Зельдович;

– доведение симметрично сжатого плутония до критической массы – руководитель Щелкин;

– расчет критической массы плутония – руководитель Флеров;

– разработка воспламенителя плутония, находящегося в конструкции – руководители Харитон и Щелкин;

– разработка общей конструкции атомной бомбы и ее отсеков – руководители Духов и Алферов.

Развитие атомной техники должно было идти в двух направлениях: надо было построить реакторы для получения плутония и затем атомной бомбы и создать атомную бомбу, используя процесс расщепления изотопов урана.

В начале июня 1949 года в Арзамасе-16 завершают разработку конструктивных частей атомной бомбы. Сюда же из Челябинска-40 доставляют необходимое количество заранее заготовленного металлического плутония. В середине 1949 года атомная бомба была изготовлена. Ее испытание было назначено на 29 августа.

Щелкин, ответственный за весь комплекс работ по испытанию бомбы, выполнил их за семь дней. Комиссия под руководством Щелкина проверила качество деталей, необходимых для монтажа РДС-1. 29 августа 1949 года после зарядки бомбы Щелкин доложил Курчатову о готовности ее к испытаниям.

Щелкин хорошо понимал, что успех первого испытания ядерного устройства зависел прежде всего от точности и четкости действий всей группы и его самого. Накануне испытания он покинул полигон последним. Огненное пламя и гул от взрыва РДС-1 были видны и слышны на расстоянии 80 километров от полигона.

Первая атомная бомба была успешно испытана. 28 ученых были удостоены высоких государственных наград. Курчатов, Харитон и Щелкин стали Героями Социалистического Труда. Когда руководитель Государственной комиссии Берия обратился к Курчатову со словами: «Нужно дать имя ядерному заряду», Курчатов ответил: «Имя уже есть. Крестный отец – Щелкин».

Если в проектировании и изготовлении американской атомной бомбы принимали участие зарубежные ученые, то СССР решил задачу по ее созданию собственными силами.

Советские РДС-1 и РДС-2 внешне были несколько похожи на американские, но имели другую форму и иную конструкцию. Успешное испытание первого советского ядерного заряда ознаменовало завершение недолгой эпохи американской монополии. «Тайны ядерного оружия отныне не существует», – сказал после испытания советской атомной бомбы Сталин.

В противовес советским ядерным испытаниям американцы начали водородную ядерную гонку. Щелкину поручили создать советскую водородную бомбу. Он приступает к работе в новом научном центре и делает все, чтобы его коллектив разработал ее в кратчайшие сроки. Бомба была испытана 12 сентября 1953 года. Щелкин в третий раз был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Второе он получил в 1951 году за создание новой авиабомбы для вооружения армии. В 1953-м Щелкин избирается членом-корреспондентом АН СССР.

В 1957 году под руководством Щелкина разрабатывается новый водородный заряд, и ученый становится лауреатом Ленинской премии. Через четыре года на Новой Земле успешно испытывается сверхмощная советская водородная бомба.

Теоретик и практик

Кирилл Щелкин был ученым-практиком. Он внимательно изучал теории горения, разработанные в конце ХIХ века русскими, французскими, английскими и другими учеными, и разработал свою собственную, научно обосновал ее и продемонстрировал способы практической реализации. Щелкин проводил эксперименты абсолютно новым методом, не имевшим до этого аналогов. Для каждого эксперимента он заранее чертил «эскизы» и поэтому мог установить скорость огневых вспышек с такой точностью, с какой до него никто не мог этого сделать.

За рубежом для изучения процессов горения потребовалось 50 лет, Советскому Союзу – два года.

С самого начала своего научного пути Щелкин изучал методики осуществления газового взрыва не только в трубах, но и в самих двигателях, процессы, происходящие в смесях: переход пламени в детонацию и взрыв. Он дал объяснение процессам, происходящим в шахтах. Именно Щелкин разработал и внедрил в практику способы предупреждения взрыва метана в каменно-угольных шахтах. Благодаря его экспериментам в донбасских шахтах стало возможным предотвращать ударную волну.

Баллистические ракеты и ракетные комплексы стали основой для вооружения морских стратегических ядерных сил. Приоритет в создании боеголовок этих ракет принадлежит Щелкину. Вместе с Королевым они разрабатывали ракетно-ядерное оружие, которое могло достичь границ США.

Щелкин был одним из создателей реактивной техники. Ювелирность выполненных экспериментов, оригинальность анализа их результатов, точность математических расчетов поражали.

Одной из важнейших задач ученого стало создание нового принципа работы двигателя ракеты. Щелкин предложил надежный способ – зажечь огонь, который был бы сильнее турбулированного, объемней и с более мощным источником возгорания. Он пришел к выводу о необходимости осуществления вторичного горения. Для разных частей камеры, утверждал Щелкин, можно использовать или обедненную первоначальную смесь, или обогащенную вторичную смесь.

«Жизнь коротка, и времени мало»

Щелкин был на пике научной и творческой активности, когда заболел лучевой болезнью, как и академик Курчатов. Первые симптомы болезни у Щелкина проявились в 46 лет. «Я не жалею, что потерял здоровье, – писал он, – и если бы все начать сначала, я бы снова так поступил».

В больнице обнаружился другой талант Щелкина – литературный. Он стал писать интересные истории, чаще всего юмористического или научно-фантастического характера. Читал художественную, историческую литературу и фантастику. Причем, читая научно-фантастические произведения, давал научное объяснение ошибкам фантастов.

Курчатов часто звонил и навещал Щелкина в больнице. Будучи очень непосредственным человеком, говорил другу по телефону: «Физкультурник, звонит тебе Борода» или «Говорит дважды ударник», имея в виду два своих инсульта. В Курчатове Щелкин видел не только внимательного, заботливого человека и друга, но прежде всего величайшего ученого. Курчатов гордился Щелкиным. Щелкин гордился Курчатовым. Их уважение друг к другу было взаимным.

Академик Садовский отмечал: «Из всех академиков Щелкин более всех был похож на Курчатова и своей жизнью, и своей деятельностью. Щелкин оставил работу в 1960 году, в год смерти Курчатова. У Курчатова было два инсульта, у Щелкина – два инфаркта. Оба ученых умерли в возрасте 57 лет».

Пригласить Щелкина в новый проект Курчатову не позволил Хрущев. Между Щелкиным и Хрущевым возникли разногласия. Дело в том, что в 60-е годы была выдвинута новая идея широкомасштабного проекта производства атомного и водородного оружия, получившая название «Атомное противостояние». Против ее реализации выступили сами разработчики атомного оружия, и прежде всего Щелкин. После смерти Курчатова Щелкин окончательно впал в немилость.

13 ноября 1968 года газета «Правда» сообщила о кончине видного ученого, одного из создателей ядерного оружия СССР Киракоса Метаксяна (Щелкина). В память о нем в Белогорске в школе №1, где учился Щелкин, установлен его бронзовый барельеф, рядом с которым изображена устремленная к солнцу ракета. Под барельефом слова знаменитого выпускника: «Я счастлив, что сумел быть полезным Родине». В Тбилиси во дворе Института физики установлен бюст Щелкина. В Музее Вооруженных сил в Москве рядом с вещами академика Курчатова хранится бинокль Щелкина, подаренный ему маршалом Жуковым. Имя Щелкина носит один из самых экологически чистых и живописных городов Крыма.

Щелкин обладал невероятной научной интуицией, железной волей, мощной творческой энергией. Был скромным, сдержанным и заботливым человеком. Активно участвовал в общественных делах, хотел быть полезным людям. «Жизнь коротка, и времени мало», – говорил он.

Отдел науки «НК».

По материалам книги Григора Мартиросяна «Щелкин Кирилл Иванович. Метаксян Киракос Ованесович. Трижды Герой, засекреченный армянин, неизвестный для народа»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты