№2 (346) февраль 2022 г.

Казахстан как предтеча многополярности

Просмотров: 3853

Существует как минимум две версии событий в Казахстане. Первая – это классическая «цветная революция», развернутая при оперативном поводе недовольства людей каким-либо решением власти, вторая – это завершение трансферта власти, в результате которого у Назарбаева отобрали штурвал. Реально же обе версии сливаются в единую. Трансферт власти, как это ни покажется странным, должен был совершить сам Назарбаев при полном посредничестве председателя Комитета нацбезопасности Карима Масимова. Назарбаев должен был передать бразды фактического правления Казахстаном назначенцу Запада, как вариант – Мухтару Аблязову, бывшему руководителю Банка ТуранАлем (БТА Банк), проживающему во Франции и считающему себя лидером оппозиции с активным участием в координации протестов со штабом в Киеве.

Это по примеру украинской революции, когда в стране лидировал полностью находящийся под западным управлением Янукович и при нем под контролем Службы безопасности Украины были созданы националистические боевые группы, которые в час «Ч» должны были принудить Януковича сдать власть. Одновременно Запад всячески пытался представить Януковича креатурой Москвы, что не имело ничего общего с реальностью. Но самое странное, что Янукович, когда Запад, наплевав на договоренности, его элементарно кинул, был спасен спецслужбами России.

И здесь возникает вопрос: неужели старый лис Назарбаев не понимал, во что он ввязался? Конечно, понимал, но обстоятельства вынудили его совершить выбор между безопасностью его и его многочисленной семьи, сохранением его активов на Западе и совершенно бесславным концом. Но все пошло не так.

5 января Токаев сместил его с поста пожизненного председателя Совбеза и «пригласил» войска ОДКБ в Казахстан по четвертой статье, которую старательно избегают армянские власти. А 7 января состоялся разговор Назарбаева с Лукашенко, в котором Александр Григорьевич, надо полагать, достаточно популярно обрисовал ему его будущее, и Назарбаев объявил о своей безоговорочной капитуляции, призвав во всем поддерживать Токаева. То есть для него свершился выбор между плохим и худшим. После чего председатель комитета по иностранным делам британского парламента Том Тугендхат заявил, что правительству следует рассмотреть вопрос о введении санкций в отношении, в частности, активов семьи Назарбаева, которые, по данным Transparency International, составляют 370 миллионов фунтов стерлингов. Призыв был поддержан другими депутатами, которых активы Назарбаева и его семьи до этого особо не волновали.

После капитуляции Елбасы – Назарбаева – часть его сторонников и их зарубежная креатура ломанулись из страны, подвергаясь задержаниям именно при пересечении границ Киргизии и Узбекистана. Те же, кто проходил подготовку в самом Казахстане и остался там, выявляются и арестовываются. Понятно, что проснулись не все спящие ячейки, но то, что для их пробуждения был сделан выстрел из стартового пистолета – очевидно. При запланированном течении событий Казахстан неизбежно стал бы экспортером хаоса не только в Россию, с которой у него 7600 км достаточно условной границы, но и в другие сопределы. После призыва Назарбаева поддержать Токаева буквально в течение часов был арестован Масимов, по национальности уйгур, как минимум по матери. Что должно было в свое время серьезно обеспокоить Китай. Но особенно хотелось бы узнать о судьбе сына Карима Масимова – Искандера, ставшего в 25 лет военным атташе посольства Казахстана в США. Сам Масимов тоже не чурался тесного общения с Западом и, как отмечали СМИ задолго до революции, являлся непременным участником транзита власти.

Почему Елбасы стал играть по западной партитуре? Он к 2016 году практически подчинил экономику страны британским и американским корпорациям. Его советником был экс-премьер Британии Тони Блэр, который, по некоторым данным, консультировал и ливийского «елбасы» Муаммара Каддафи, и тому эти консультации вышли боком. Так что о суверенитете Назарбаева можно говорить с большими оговорками. Столь стремительное вторжение Запада в казахстанскую сырьевую экономику должно было, надо полагать, обеспечить безбедную старость и безопасность самому Елбасы, безопасность и богатство его семье, и поэтому он, поверив договоренностям, так легко вкладывался в британские активы.

Больше половины бюджета Казахстана – это энергоносители. Нефть, газ и уран, из которого, кроме топлива для АЭС, можно делать еще и ядерные заряды бомб. Примерно три четверти от всего объема энергоносителей контролировалось британскими и американскими компаниями. При передаче президентства Токаеву Назарбаев озаботился еще и тем, чтобы последний имел бы чисто представительские функции, сохранив основные полномочия за своим кланом.

Но при выполнении западного, в основном британского, заказа случились две неожиданности. Первая – это то, что интеллигент, почти «ботаник» Токаев вдруг проявил неожиданную твердость и получил поддержку ОДКБ – сырой, явно не сцементированной общим интересом организации, в которой по ротационному принципу председательствовал революционер Пашинян, отметившийся прежде полным к ней неуважением. Он даже пытался засадить в тюрьму генсека ОДКБ (опять же по ротационному принципу – представителя Армении) генерала Юрия Хачатурова. Ввод войск ОДКБ сыграл отрезвляющую роль и для высоких чинов в силовых структурах, которые тоже были вовлечены в революцию и попросту сняли охрану алматинского аэропорта, после чего сюда ожидалось прибытие самолетов из Киева с новым составом правительства и силовиков для Казахстана. С намерением не только экспортировать хаос в Россию, но и отрезать от нее Северный Кавказ вместе с Южным, дестабилизировав пространство между Казахстаном и Украиной. По прямой – примерно 400 км между двумя странами. Не так в общем-то и много.

Надо полагать, что за два года президентства, каким бы оно ни было формальным, Токаеву тем не менее удалось разместить в силовых структурах своих людей. И потому он смог, при поддержке, естественно, России, достаточно быстро овладеть ситуацией. Ввод войск ОДКБ – всего 3600 солдат и офицеров – имел не столько военное, сколько моральное значение. На внешнем же контуре, в частности Британии и Турции, было четко показано, что Россия не только политически, но и военной силой поддержит Токаева. И неудивительно, что в течение десяти дней ВС ОДКБ покинули Казахстан, потому что ситуация стабилизировалась силами самого Казахстана.

Странное поведение суверенных диктаторов имеет аналогии, Например, Шеварднадзе тоже казалось, что, контролируя силовые структуры и финансовые потоки, он управляет страной. Но когда было сказано, что новым лидером должен стать Саакашвили, ему конечно же стало обидно: «серебристый лис» – и какой-то мальчишка с неуравновешенной психикой. Но личное неприятие решений значения не имело, и власть была передана Западу в лице Саакашвили. То же самое произошло и на Украине, и в Армении. И «революционные» лидеры стран сильно напоминают друг друга, оставляя впечатление, что их кастинг проходил в одной и той же конторе. Сюда хорошо вписывается и Мухтар Аблязов со своей абсолютно мутной биографией, изобилующей компрометирующими его эпизодами.

Все было более или менее подготовлено, но долгие победы расслабляют, и сигнал «начать!» оказался фальстартом. Из-за геополитических заявлений России, близких к ультиматуму, события опередили запланированное время «Ч». Да, руководители групп, по примеру Украины, были одеты в красное, толпа квалифицированно управлялась. Когда правительство пошло на попятную и решило цены на сжиженный газ не повышать, чего для мирных протестующих было бы достаточно, в дело вступили боевики по ставшему уже рутинным сценарию, подготовка к которому началась давно. В Казахстане с 2016 года действовали около 100 фондов, финансировавших свыше 20.000 общественных организаций. На лидирующих позициях – Фонд Сороса. Видимо, избыточная мощь «мягкой силы» и обусловила определенную небрежность планировщиков.

И даже в личности Токаева были допущены серьезные просчеты. Выпускник МГИМО, карьерный дипломат проявил жесткость, которую не очень демонстрировал своему окружению. Что-то вроде «спящей ячейки», в необходимый момент проявляющей неожиданное поведение. Более того, даже повышение цен на сжиженный газ вполне могло быть заранее спланированным спусковым механизмом для выявления спящих ячеек и боевых групп в самом Казахстане, управляемых Масимовым, за что он поплатился должностью и свободой, и управляемых из других центров, и эмиссаров террора из-за рубежа, Ближнего Востока, Афганистана и Центральной Азии, о чем заявил сам Токаев. Сама тактика провоцирования революции, вполне возможно, предполагала сдачу Алматы террористам, чтобы наглядно показать, что революция – это мародерство и зверства. Чтобы в глазах казахстанцев стало совершенно необходимым включение в работу силовых структур для подавления бунта. То есть не только защита власти, но и общественный заказ. Революционная волна резко спала, и получилось, что Россия, явно уступая Западу и его сателлитам в «мягкой силе», отвечать на его вызовы жесткими мерами все-таки научилась.

Два слова о выборе Елбасы. Свои западные активы он скорее всего потеряет, но при этом он выиграл жизнь, безопасность и те активы, до которых англосаксам и туркам будет трудно дотянуться. И он, выбирая между плохим и худшим, сделал правильный выбор. Семья, как бы она активно ни участвовала в дестабилизации Казахстана, скорее всего репрессиям не подвергнется. Естественно, пока не начнется новый этап дестабилизации. И сказочно обогатившемуся окружению Назарбаева, тем, кто встанет на правильную сторону баррикады, будет предложено часть незаконно нажитого вернуть в казну или в фонды развития Казахстана. Успевших это сделать судить скорее всего не будут, а вот остальным придется сильно озаботиться своим будущим. Национализация отраслей, связанных с экспортом сырья, вряд ли возможна, это может породить волну санкций на Западе и обвал делового рейтинга Казахстана, о котором трепетно заботились Назарбаев и Тони Блэр, но определенный правовой режим в эти отрасли будет скорее всего привнесен.

Вернемся в Армению. Революционер Пашинян поддерживает контрреволюцию в Казахстане. Гримаса судьбы, но касается она не только его, но и всех партий, поддержавших революцию, в частности парламентских тогда «Процветающей Армении» и Армянской революционной федерации «Дашнакцутюн». Республиканская партия власти тогда выказала некоторое сопротивление революции, но, скажем так, достаточно условное. И руки этих партий повязаны соучастием в революции, и обвинять революционера в контрреволюции они не станут. Есть некоторая опасность раскола внутри круга революционеров, но там нет личностей, способных на самостоятельные действия, так что поведение Пашиняна как руководителя Совета коллективной безопасности может вызвать у них от улыбки до осуждения, но без политических последствий.

«Цветные революции» идеалов не рождают, единственное, что для них имеет значение – это сохранение власти. Любыми шагами, как революционными, так и наоборот. Практически всё, что было обещано заказчикам революции, Пашинян сделал, и теперь удержание власти является его личной проблемой. Не исключено, что, учитывая новый баланс сил – поражение англосаксов и турок в Казахстане, – Пашинян сделает определенные реверансы в сторону России. Усидеть на двух стульях, как показывает казахский опыт, было сложно, а теперь уже и практически невозможно. И в этих терминах я не исключаю, что Пашинян может стать инициатором вступления в Союз Россия – Белоруссия. К чему это приведет и чем закончится лично для него – не знаю.

На этом фоне примечательно угрожающее заявление Алиева от 12 января о том, что Армении надеяться не на что и никакая помощь не остановит Азербайджан в грядущей войне. Под помощью довольно явно просматривается ОДКБ.

После чего на Украине он подписывает совместную декларацию президентов Украины и Азербайджана об оказании взаимной поддержки суверенитету и территориальной целостности в международно признанных границах и военном сотрудничестве. Тут не грех напомнить, что Крым не признан международными документами частью России. И заявление, и соглашение являются крайне смелыми по отношению к России, и объяснить их эмоциональным надрывом азербайджанского «елбасы» было бы слишком просто.

При всем нынешнем грузе проблем, как внутренних, так и внешних, в частности активности России и Китая в демонтаже однополярного мира, война на Украине должна казаться США спасительной. Время сегодня работает на Россию, и потому англосаксы пойдут на все, чтобы не дать измениться существующему миропорядку. В частности, сохранить у себя долларовый печатный станок – основу благополучия Америки. И в этих реалиях, при активно раскручиваемом Западом тезисе об агрессивности России, заявления Алиева подливают масла в огонь. Его не было на Украине 8 лет, и объяснять его откровенно русофобский визит туристическими наклонностями вряд ли уместно. Тут два варианта. Первый и самый простой – Алиев получил распоряжение поддержать Зеленского, создавая тому видимость массовой поддержки его русофобского курса. Но есть и другой. Наследуя своему закаленному в хитрости отцу, он вполне может, создав информационную завесу, на самом деле попытаться убедить Зеленского не начинать войну. Сознавая изменившийся баланс сил, он вполне может сыграть роль «двойного агента», что вообще имманентно присуще турецкой политике. В частности, будучи союзником Германии и сосредоточив войска на советской границе, Турция тем не менее не торопилась ввязаться в войну и старательно выжидала оглушительную победу Германии. Но после Сталинграда благоразумно решила не торопиться и так и не полезла туда, где ее ждали позор и разочарование. В очередной раз показав свое обостренное чувство баланса, отшлифованное веками имперской государственности.

Кстати, Сталин был памятлив и после войны операция по взятию восточных вилайетов Турции была разработана, но Турцию спасло покровительство США и ее атомное оружие, наглядно продемонстрированное в Японии.

Если полагать, что Алиев достаточно владеет собой и умеет избегать нервных срывов, то его игра с Украиной – второй вариант – означает, что и Турция осознала произошедшее. Это подтвердило и заявление по итогам встречи 11 января министров иностранных дел тюркоязычных государств, в том числе и Турции, о том, что они поддерживают Токаева. В переводе на доступный язык это означает признание турецкого поражения в Казахстане.

Ослабит ли Турция свой напор на Армению, имея здесь свою высокопоставленную креатуру? Трудно сказать. Армения слишком мала, чтобы влиять на мировые процессы, нам остается наблюдать. И наблюдения показывают, что если удастся нейтрализовать подготовку англосаксами войны на Украине, то уже в этом году мы начнем наблюдать трансформацию однополярного мира в многополярный. И что проблема усидеть на двух стульях, активно применяемая нынешней властью Армении, потеряет актуальность. Ибо тот, кто пытается усидеть на двух стульях – провалится в щель. Или спит на полу – кому как нравится.

Айк Наапетян, политолог, полковник запаса

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты