№2 (346) февраль 2022 г.

Карен Аванесян: Сегодня юмор помогает нам выжить

Просмотров: 4412

Какова миссия юмора в наши дни? Что главное для эстрадного артиста? Стоит ли верить в чудо?

На эти вопросы редакции газеты «Ноев Ковчег» ответил Карен Аванесян, конферансье, пародист, юморист, киноактер, заслуженный артист России.

– Карен Гарегинович, что, по Вашему мнению, отличает юмор сегодня? Жить стало веселее?

– Чувство юмора помогает выживать. Юмор всегда помогал. Если «песня нам строить и жить помогает», то юмор помогает нам выстоять. У меня в жизни было немало случаев, когда именно юмор позволял преодолевать трудности, общаться с людьми, обходить острые углы. Юмор для меня – инструмент самозащиты, средство уйти от негатива.

Не могу утверждать, что жизнь стала веселее. Изменился юмор, он стал другим. Мне нравится, что сегодня на всех каналах телевидения есть юмористические передачи, причем и для молодежи, и для людей среднего возраста, и для людей старшего возраста. Каждый может найти передачу по своему вкусу. Сегодня мы имеем возможность смотреть 56 самых разных телепрограмм. Можно сказать, мы переживаем эпоху юмористического ренессанса.

В юморе Жванецкого присутствовала публицистика, острота. Как говорил Михаил Жванецкий, «пауза не летуется». Он делал паузу, и люди «доезжали» до того, что нельзя было сказать вслух. Этот юмор практически исчез, как и социальный юмор. Сегодня главное рассказать что-то смешное про тещу, про холодильник, а если о чем-то, что «ниже пояса», радости у зрителей хоть отбавляй!

Мне лично больше импонирует юмор, в конце которого есть резюме, то, ради чего ты вышел на сцену. Во многих моих монологах рассказываются смешные истории, но в заключение герой говорит о том, что его беспокоит и волнует. Главное, чтобы люди задумались. Зритель не должен становиться жвачной коровой, которая воспринимает юмористическую продукцию, ни о чем не задумываясь.

– Вы выступаете в роли конферансье, ведущего и участника телепрограмм, снимаетесь в кино. Что Вам ближе?

– Я стараюсь заниматься своим любимым делом.

– Каким?

– Это, конечно, эстрада. В детстве я хотел быть и художником, и цирковым клоуном. Когда пошел служить в армию, произошла определенная переоценка. Я увидел выступления Аркадия Райкина, других эстрадных актеров, и понял, что это именно то, чем я хочу заниматься. Я увидел на сцене человека, который один смешит всех. И у меня появилось желание смешить.

Кино появилось попутно, но оно – моя отдельная любовь. Я полюбил кино, сам съемочный процесс. Играл и комедийные, и серьезные роли, даже отрицательных персонажей. Для меня главное – не стоять на месте, занимать активную позицию, сниматься в программах. Самое главное – быть задействованным, востребованным, не останавливаться. Это артисту необходимо.

– Расскажите о Вашей работе в Московском театре юмора «Кривое зеркало».

– Прежде всего я хотел бы поблагодарить моего наставника, учителя, доброго старшего друга Евгения Вагановича Петросяна. Евгений Петросян – замечательный актер, его выступления всегда собирали полные залы. Но он не хотел стоять на месте и решил создать коллектив. В 2002 году он задумал проект «Кривое зеркало», для которого отобрал способных ребят, очень разных по амплуа и даже национальностям. Он собрал маленький Советский Союз, в котором были и русские, и армяне, и евреи, и узбеки. В нескольких наших программах выступал даже африканец. Петросян создал многонациональный коллектив, который стал живым организмом.

В этом коллективе была хорошая, душевная атмосфера. Мы помогали друг другу. Бывали случаи, когда я отказывался от роли, считая ее не «своей», и отдавал коллеге, у которого она получалась лучше. Мы работали на «чистом сливочном масле», все программы апробировались на зрителях. Если шутка не пользовалась успехом, мы ее переделывали или просто убирали. Передача «Кривое зеркало» начиналась на канале «Россия» в 21:00, а по «Первому» – программа «Время». Не в обиду «Первому каналу» телевидения будет сказано, что за всю историю существования программы «Время» такого низкого рейтинга у нее не было. Зритель ждал очередного выпуска программы «Кривое зеркало».

– Известно, что в 2020 году Вы открыли на телеканале «Россия» свою собственную программу. Расскажите о ней.

– Создание этой программы – мистика. У меня была мечта, на исполнение которой я и не надеялся. Мечтал иметь собственную передачу на федеральном канале, в которой стал бы ведущим. И в Новый 2020 год по традиции написал записочку с этим пожеланием, поджег ее и бросил в шампанское. И вдруг в сентябре раздался телефонный звонок. Звонил продюсер телеканала Андрей Пастушный. Он сказал, что на телеканале «Россия» открывается новая программа под названием «Парад юмора», ведущими которой будут Елена Степаненко и я.

Мечта осуществилась. Долгое время я был артистом одного амплуа. Моя внешность ограничивала мои возможности. Я не мог играть мужа, который пришел пьяный домой и которого бьет жена, например. Я не мог рассказывать украинские или белорусские анекдоты, они никак не соответствовали моей внешности. Мне всегда приходилось играть на сцене маленького человека «кавказской национальности» с ярко выраженным восточным акцентом. В новой передаче я стал российским актером, который без акцента ведет программу, конферирует. Это уже другая профессия, профессия ведущего. Когда я стал вести передачу «Парад юмора», многие зрители выражали удивление по поводу того, как хорошо я говорю по-русски. Многие думали, что у меня на самом деле сильный акцент, как у Фрунзика Мкртчяна.

Сегодня я работаю несколько в другом стиле, в стиле стендап, рассказываю истории от своего имени, от своего лица и без кавказского акцента.

– После этих событий Вы стали верить в чудо?

– Да, конечно. Верить в чудо можно. То, что произошло со мной, представить себе было практически невозможно.

– Когда программа «Парад юмора» выходит в эфир?

– Каждое воскресенье в 12:00 и длится около 2 часов. В ней выступают лучшие юмористы России. К каждой передаче мы готовим новые выступления. Если по каким-либо причинам не успеваем, в эфир выходят программы «Петросян-шоу» или «Измайловский парк».

– Какие концерты, выступления и роли ждут Вас в наступившем году?

– Так хочется верить в то, что все будет хорошо! К сожалению, последние два года были большим испытанием для нас, артистов. Я раскрою один профессиональный секрет, о котором мы стараемся не говорить. В период пандемии мы стали записывать юмористические концерты в пустом зале, правда, только проверенные номера, те, которые уже были в эфире и пользовались успехом. Я разговаривал с пустыми креслами, потом «приклеивали» зрительный зал 5–6 летней давности. Я хочу, чтобы это прекратилось. Мы шли на это ради зрителей, чтобы они получали не негативную информацию криминальной хроники, а добрый юмор. И судя по рейтингам, людям это нужно.

Я очень хочу, чтобы залы заполнялись. Несколько последних юмористических передач мы снимали уже при заполненном зрительном зале, как и на «Юморине» в Сочи. Несмотря на все трудности, концерты стали проходить со зрителями. Пусть залы не полные, но они уже не пустые. Мы вновь получили возможность передавать залу свою энергетику и получать от зрителей ее обратно. Когда зал заполнен, у артиста на сцене светятся глаза и энергетический посыл совсем другого качества.

– Вы выступаете в Армении?

– Я приезжаю в Армению, как к себе домой. Есть две страны, где я чувствую себя очень уверенно и которые люблю в равной степени. Это Россия и Армения. Армения для меня – родная страна, родина моих предков. У меня жена из Армении, из Ленинакана. У нас в Гюмри много родственников. Не так давно мы были на юбилее младшего брата жены, который отмечали в ресторане. В это же самое время в соседнем зале свой 30-летний юбилей праздновал наш замечательный борец Артур Алексанян. Как большой почитатель его спортивного таланта, я от всей души поздравил Артура. От встречи с этим замечательным спортсменом и человеком остались самые хорошие впечатления.

Три года тому назад в Армении состоялся мой сольный концерт. Очень волновался. Я русскоязычный артист, и мне трудно переводить монологи Леона Измайлова или Аркадия Арканова, Михаила Задорного или Георгия Терекова на армянский язык. Но я подготовился и сделал один номер на армянском языке. Вышел на сцену переполненного Большого зала филармонии и увидел на первом ряду представителей посольства Узбекистана, где меня хорошо знают. В Узбекистане родился мой хороший друг – актер-комик Обид Асомов, безвременно ушедший. Когда-то мы с ним выступали в Узбекистане, наши концерты посетили 9 тысяч зрителей. Узбеки помнят, что мы были друзьями, и пришли на концерт в Ереване меня поддержать. Самое удивительное, я увидел в зале и много русских зрителей. И понял, что не совсем тактично говорить по-армянски, когда в зале присутствуют люди других национальностей. Приехавшие в Ереван туристы из России увидели большие баннеры с анонсом моего концерта и пришли на него. Естественно, они воспринимали меня как российского актера. Концерт шел три с половиной часа. Телеканал «Айастан-2» показал его трижды. Для меня большая радость выступать в Армении.

– Какие у Вас впечатления от сегодняшней Армении?

– К сожалению, в Армении произошли большие изменения. Для меня они далеко не лучшие. Я имею полное право говорить об этом, потому что Армения – моя родина, мой дом, где живут мои родные и близкие. У меня сложилось впечатление, что народ разделился на два лагеря, причем очень агрессивно настроенных друг к другу. В народе нет единства, и это самое ужасное. Единства нет даже в семейном кругу.

Мы всегда гордились и продолжаем гордиться своей историей. И это позитивный момент. Но жить только мыслями о былом величии и не думать о сегодняшнем, завтрашнем дне просто преступно. Сегодня надо думать о том, как поднимать страну, как сделать ее благоприятной, чтобы людям хотелось жить в ней. В Армении, например, прекрасные врачи. Почему Израиль может развивать медицинский туризм, а Армения нет? Армяне – лучшие в мире кардиологи. Почему не организовать в Армении международный кардиологический центр? Наши нефть и газ – это наши мозги, те технологии, которые мы создаем. Но я вижу, что сегодня происходит деградация. Надо, чтобы и диаспора, и народ Армении стали единым целым. Сегодня у диаспоры нет доверия к руководству страны.

– К сожалению, это так. Вы родились и выросли в Баку. Как Вы воспринимаете тот факт, что сегодня не можете посетить город, в котором родились?

– Когда человек приезжает в город, в котором родился, он, как правило, идет к своему дому, где провел детство, в школу, где учился. Посещает кладбище, где покоятся дедушки и бабушки. Каждый год 2 мая мы с родителями шли к их могилам. Нас приучили к этому с детства. Бабушка была для меня самым близким человеком. Большей потери, чем ее уход, для меня в детстве не было.

Город, в котором я родился, был совсем другим. Он был многонациональным, где мирно жили люди самых разных национальностей и вероисповеданий. Сегодня Баку уже не наш город, несмотря на внешнюю привлекательность.

– Наступил 2022 год. Что бы Вы пожелали нашим читателям в новом году?

– Я очень люблю газету «Ноев Ковчег», читаю ее с 90-х годов прошлого века. Газета честная и правдивая. У нее есть свой взгляд, и мне приятно, что очень часто наши взгляды совпадают. Из газеты я получаю самую достоверную и интересную информацию, узнаю о жизни диаспоры в России и за рубежом, о том, что происходит в соседних республиках, на моей родине.

Всем читателям газеты хочу пожелать счастья, добра, семейного благополучия. Под Новый год мы загадываем желания, в последнее время они остаются неизменными – чтобы были здоровыми наши родные и близкие, чтобы были счастливы наши дети и внуки.

Желаю, чтобы у нас всех было больше работы, больше интересных встреч. Мы, армяне, никогда не «кушаем под одеялом», мы собираемся все за одним большим столом. Давайте оставаться верными этой традиции, все вместе отмечать дни рождения, свадьбы, крещения, семейные праздники.

– Вы знаете много веселых историй и анекдотов, расскажите один из них.

– Любой анекдот, которые мы рассказываем друг другу днем, вечером уже устаревает, потому что сразу же становится известным. Мне больше нравится рассказывать реальные истории, которые происходили со мной.

Как-то в преддверии Нового года я собрался отправиться с женой в круиз в Барселону. Узнав об этом, мои московские друзья договорились, что в Барселоне меня встретят. Я несколько насторожился, потому что понимал, что, если меня встретят армяне, Барселону я точно не увижу. В Барселоне меня действительно встречают, привозят домой, где накрыт большой стол, за которым сидят родственники и знакомые. Обстановка абсолютно армянская. После шестого тоста я вдруг понял, что, заплатив 2,5 тысячи долларов, приехал не в Барселону, а в Армению. И только когда увидел в окне купол храма Гауди, успокоился, все-таки я в Барселоне. После девятого тоста поблагодарил хозяев, сказал, что нам с женой пора возвращаться на корабль, и услышал слова гостеприимного хозяина: «Утром едим хаш!» На следующий день проснулись от запаха хаша. После хаша и очередного тоста я напомнил радушным хозяевам, что нам надо на корабль. Но они предложили отдохнуть после хаша часа два. Проснулся я от запаха жареного мяса, готовили шашлык. В этом теплом армянском доме мы пробыли три дня. На корабль попали за полчаса до его отплытия. Только с корабля мы увидели часть ночной Барселоны. Жена сказала: «Я так и не поняла, в Барселоне еще кто-нибудь живет кроме армян?». Да, я не увидел тогда Барселону, но познакомился с армянской Барселоной, встретил радушных земляков, которые хотели мне сделать приятное, и у них получилось. Я всегда с теплотой вспоминаю моих соотечественников, особенно когда встречаю их далеко от родины. Я искренне рад, что в моей жизни происходят такие встречи.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты