№11 (355) ноябрь 2022 г.

Артур Согомонян: Ни один армянин не должен быть безразличен, только вместе мы сможем изменить ситуацию

Просмотров: 5026

Интервью с известным предпринимателем, кандидатом экономических наук, бизнес-послом «Деловой России» в Армении

– Здравствуйте, Артур Аршамович! У нас сегодня несколько тем. Давайте начнем с экономики Армении. Недавно в Ереване состоялся российско-армянский бизнес-форум, в котором Вы приняли участие. Скажите, пожалуйста, в каком формате он проходил? И какие итоги этого форума?

– Это не первый российско-армянский бизнес-форум в Армении. Он всегда вызывает достаточно большой интерес. В этом году, к сожалению, после трагических событий 13 сентября, того, что случилось у нас в Армении, часть форума была сокращена. Группа «Ташир» Самвела Карапетяна отказалась участвовать в форуме после этих трагических событий. Но, кроме того, там участвовали Внешэкономбанк, Минэкономразвития Российской Федерации. Они попросили все-таки провести этот форум, так как интерес, особенно со стороны России, к армянскому бизнес-сообществу, новым проектам достаточно высокий. Форум прошел в несколько усеченном варианте. Меня порадовало, что интерес к мероприятию большой, было много конкретных запросов. Мы все понимаем, что те изменения, которые сейчас происходят в мире, в частности в России, вся эта меняющаяся геополитика открывает для Армении новые возможности и запросы. К сожалению, не могу не сказать, что у меня вызвало разочарование то, что на этом форуме армянская сторона была очень слабо представлена. Выступали главы определенных регионов, выступали представители армянского правительства и руководства, но в основном это были общие слова и пустые обещания, без какой-либо конкретики. И даже на конкретные вопросы, которые ставились перед ними, не было получено ответов. Поэтому, к сожалению, конкретных результатов форум практически не дал. Да, какие-то контракты есть. Например, я сейчас встречаюсь с очень крупным российским инвестиционным фондом. Там есть девелоперы, которые хотят прийти в Армению. И это будет, безусловно, на пользу Армении.

– На этом фоне, Артур Аршамович, очень странными кажутся те цифры, которые мы видим сегодня. Экономика Армении, даже по сравнению с прошлым годом, выросла. За счет чего этот рост произошел и насколько эти цифры соответствуют действительности?

– Мы с вами можем опираться на официальные цифры. Я тоже смотрел третий квартал. Растут практически все области экономики, кроме промышленности. Очень сильно выросло потребление, на 20% с лишним. Мы понимаем, с чем это связано – в первую очередь с наплывом людей из России. Но есть приехавшие и с Украины, и из Белоруссии. Соответственно на сегодняшний день все армянские рестораны работают с двойной мощностью, все гостиницы практически заняты. Много людей – вырастают цифры по потреблению.

– Работает только сфера обслуживания?

– Не только. Работает и строительство, сейчас больше на 11%. Эти показатели считаются в годичном исчислении, это позитивный сигнал. Стройка несет за собой очень большой пласт работ и услуг. Если строят дома, то потом начинаются ремонты, покупка мебели, посуды, даже одежды и так далее. Вообще сам строительный пласт очень большой. Все страны всячески пытаются как-то двигать его вперед. То, что происходит сейчас в Армении, очень позитивно. Все происходит несколько стихийно, но потребность очень большая. Одной из задач нашего форума была возможность попытаться направить эту деятельность в управляемое русло. Я лично вижу, что многие процессы только начинаются. Если Армения сможет должным образом это все привести в порядок, предложить инвесторам внятные и прозрачные условия, как делают тот же Казахстан, Грузия, Узбекистан, это приведет в Армению более качественных и более долгосрочных инвесторов. Безусловно, это будет очень хорошо для Армении. Как мы уже говорили до этого, кризис – это всегда риски и возможности. Мне бы очень хотелось, чтобы те возможности, которые сейчас появились у Армении, реализовались.

– А в целом как Вы сегодня расцениваете ситуацию в экономике, кроме повышения ВВП?

– Знаете, я расцениваю это как экономист с одной стороны, с другой – как бизнесмен. Хорошие цифры, безусловно, радуют, но надо понимать, что стоит за этими цифрами, какая природа этих цифр. Мы понимаем, что все эти позитивные изменения больше связаны не с повышением уровня жизни местного населения, а именно за счет сегодняшнего всплеска внешнего интереса. Мне бы хотелось, чтобы это конвертировалось именно в возможности местных жителей, в первую очередь – армян, живущих в этой стране. Это для меня основное желание. К сожалению, пока я этого не вижу. Для того, чтобы это произошло, повторюсь, нужна очень грамотная политика. В первую очередь – руководства республики, Центрального банка, министров, которые отвечают за эти направления. И здесь, к моему большому сожалению, я пока никакой внятной политики не вижу. По большей части – слова и обещания, безответственные и неисполняемые. Поэтому здесь есть и плюс – возможности, но будут или не будут они реализованы, мы увидим в дальнейшем.

– Да, мы все понимаем, что от руководства республики зависит очень многое. На этом фоне хотелось бы знать Ваше мнение. В прошлом месяце мы все читали обращение известного российского предпринимателя Амбарцумяна Сергея Александровича к руководству Армении. Как Вы прокомментируете это обращение, насколько Вы согласны с его позицией? В чем согласны, а в чем не согласны?

– Я читал внимательно его обращение. Было, кстати, и второе обращение после того, как он не получил никаких ответов на первое. На второе, соответственно, тоже. Готов лично подписаться под каждым словом. Если быть уверенным, что такие обращения могут как-то повлиять на ситуацию, там очень безэмоционально, очень грамотно и очень логично изложена позиция. Я говорю так потому, что сам подписываюсь под этим обращением с большим удовольствием, не призываем ни к каким революциям, смещениям. Мы просто понимаем, что на сегодняшний день есть действительно серьезный шанс для Армении как-то выйти из кризиса и серьезно заняться развитием страны. То, в каких условиях сейчас находится Армения – это очень грустно. Не хочу уходить в эмоции, но очень сложно говорить. Моя последняя поездка в Армению, откуда я недавно приехал… Так получилось, что у моих знакомых дети погибли в недавних трагических событиях на границе. Очень сложно об этом говорить. Хуже ничего быть не может.

Сергей Александрович абсолютно грамотно и правильно излагал свое предложение: руководству Армении уйти в отставку и уступить место. Я уверен, что огромное количество бизнесменов и из России, и из Армении поддержали бы его. Я – не политик и никогда в политику не пойду, так как считаю это циничным делом. Но сегодня, к сожалению, политика полностью поглотила все и в России, и в Армении. И невозможно заниматься чем-либо, будь то бизнес или экономика, не касаясь того, что происходит в Армении. Поэтому здесь и был такой призыв, на мой взгляд, очень правильный и очень разумный, что если вы действительно хотите что-то сделать для Армении, если вы действительно патриоты, то дайте возможность делать это профессионалам. Откровенно говоря, мы видим, что проект, в который мы верили в 2018 году, не удался. То, что мы сейчас видим, это не то, на что рассчитывала большая часть армян, включая меня. Я считаю одним из самых трагических периодов эти четыре года, которые пережила Армения за последние 30 лет. Столько потерь, в первую очередь – детей, молодежи, людей, земель. Никто не ощущает себя в безопасности. О взаимоотношениях с Россией можно сказать отдельно. У Армении сейчас был шанс выстроить хорошие отношения и с Россией, и с западным миром. И быть неким мостом. В реальности я вижу, что отношения и с одними, и с другими непонятные, непрозрачные и в итоге ведут в тупик.

– Это тоже, как Вы говорите, результат некомпетентности властей…

– Безусловно. Мы должны оценивать без эмоций. Политика – это абсолютно эмоциональная епархия в Армении. Спросите у любого армянина – и у каждого будет свое мнение.

– В Армении около трех миллионов политологов, и все всё знают…

– Да, я выступаю исключительно как Артур Согомонян. Я не эксперт в политике и не стремлюсь им быть. У меня просто сердце болит.

– Я знаю, что Вы никого не лоббируете и ничьи интересы не представляете.

– Ни в коем случае. Но я вижу, что есть какие-то возможности, есть здравые люди, которые могут реализовать эти возможности. Но на сегодняшний день то, как устроена наша политическая и правительственная система, эти люди не только не могут реализоваться, но даже не имеют шансов реализовать эти возможности.

– Как Вы думаете, Артур Аршамович, на этом фоне приезд в Армению, и в частности в Арцах, известного российского предпринимателя Рубена Варданяна как воспринимается в армянском обществе? Насколько Рубен Варданян готов на себя взять очень нелегкую ответственность?

– Я, как и многие из его знакомых, друзей, был шокирован, когда увидел его обращение

1 сентября. Честно скажу, испытал некую гордость, что я знаком с этим человеком, с ним дружу. Представьте: успешный бизнесмен, уже состоявшийся, у которого много своих активов, планов, отец четверых детей – он все это оставляет и едет в Арцах. Он родом не из Арцаха. Он просто небезразличен к этому. И он понял, что по-другому не может. Он едет туда и хочет сохранить эту республику, чтобы люди увидели какие-то конкретные поступки. И он их совершает там. Как бы помпезно это ни звучало, но я считаю, что Армения может гордиться, что у нее есть такие люди.

– Это может послужить примером для других.

– Да, безусловно, мне кажется, он очень много сделал. Когда Рубен Карленович вернулся в Москву на короткое время, он предложил собраться бизнесменам. И сказал: «Я расскажу, что я делаю. У меня к вам есть вопросы и даже просьбы». Мы собрались, и я был сильно впечатлен тем, что сделано. Самое главное, я вижу в его словах и действиях искренность и конкретные поступки. То, чего в Армении катастрофически не хватает. Говорить умеют, к сожалению, все. У нас сейчас власть в основном говорит. Стало важнее сказать, чем сделать. А вот конкретные поступки – это единицы. Рубен Карленович говорил: «Я от всех жду… не нужны деньги, не нужны слова. Просто каждый попытается сделать, что можете, для этого народа». Кто-то может небольшую фабрику какую-то создать, кто-то развить что-то в своей области как специалист. Я, например, хочу сделать там филиал нашей футбольной академии. Каждый что-то понемногу сделает – и мы уже дадим этим людям шанс и веру в то, что они не одни, они не брошены. Потому что мы понимаем, что та ситуация, в которой находится сегодня Армения, очень сложная.

Да, бюджет Карабаха формируется из средств Армении: вкладывается больше 140 млрд драмов. И это, безусловно, является поддержкой. Но деньги в этом вопросе не все решают. Я понимал, что люди не могут поверить в то, что человек способен на такие серьезные поступки. Я в них верю. Мне повезло быть с ним знакомым лично, я знаю, сколько он делал для Армении до этого. И университет, и премия «Аврора», и так далее. Огромные средства были потрачены абсолютно безвозмездно, безвозвратно. Именно на то, что дало Армении шанс. Например, университет, который находится в Дилижане. Лучший университет в этой сети университетов. И мои дети туда постоянно ездят в лагерь, мои знакомые там учатся. Я всегда слышу только позитивные отзывы о нем. Я думаю, что если есть такие люди, как Рубен Варданян, то это дает нам определенную надежду. Со своей стороны я всегда буду рядом и сделаю все, что смогу.

– Президент Арцаха Араик Арутюнян предложил должность Рубену Варданяну. Должность госминистра. Рубен Варданян взял паузу и обдумывает это предложение. Как по-Вашему, насколько деятельным на этой должности будет Рубен Варданян? Могут ли быть какие-то дальнейшие шаги в пользу развития региона, в частности Арцаха?

– Я думал об этом. Мы понимаем, что Рубен Варданян не ради должности это делает. И то, что он имел раньше, несравнимо с предложенным.

– Даже несравнимо с президентской должностью Арцаха…

– Безусловно. Но я надеюсь, что он примет это предложение. Именно с той точки зрения, что хотелось бы, чтобы у Рубена Варданяна были конкретные рычаги управления. Зная его готовность, его решительность в этом вопросе, он может очень многое сделать. Для этого ему и нужны конкретные рычаги. Меня обрадовала эта информация. Надеюсь, он примет это предложение.

– Почему к власти везде, особенно в постсоветских республиках, не только в Армении, приходят люди, мягко говоря, непрофессиональные? Люди, которые никогда не занимались политикой, которые не имеют никакого отношения ни к политике, ни к экономике. И вдруг они оказываются на первых ролях. В нескольких странах буквально поголовно некомпетентные люди приходят к власти. С чем это связано и сколько это может продолжаться?

– Мы с вами плавно ушли в область политики. Еще раз скажу, я не эксперт. Могу высказать только свое мнение, как Артур Согомонян, как бизнесмен. На мой взгляд, за последние 20-30 лет изменилось практически все. А система выборов, к сожалению, осталась та же. Мне кажется, уже давно назрела необходимость изменений. Сейчас, в отличие от того, что было раньше, стало намного проще распространять информацию, выдвинуть свою кандидатуру через социальные сети или другими способами. Средства коммуникации, возможности стали намного доступнее.

– Особенно для тех, кто имеет финансовую поддержку.

– Вообще у всех, у кого есть тяга к власти, даже не имея к этому никаких серьезных предпосылок. Раньше это было практически невозможно, сейчас – легкодоступно. Когда смотришь на некоторых кандидатов, к сожалению, и в Армении тоже, это вызывает улыбку и недоумение. Как такой человек может претендовать на роль лидера государства, когда он говорить не умеет, не владеет достаточными знаниями и не располагает опытом. Сам процесс выборов – это чисто эмоциональная вещь. На уровне нравится – не нравится. Это первое, что меня сильно расстраивает, а второе – это безответственность. Ведь мы видели очень много обещаний в той же Армении, а потом они не реализовались. И за это уже никто не спрашивает. Потому что человек уже находится на должности и сам себя оценивает. К сожалению, если говорить об Армении, которая вообще парламентская республика – это большая беда для страны. Там нет серьезных механизмов влияния. Все это привело к тому, что к власти приходят некомпетентные люди. На мой взгляд, должно что-то меняться, должны быть какие-то критерии. Например, я рассуждаю, как бизнесмен, когда беру себе на завод директора: сначала смотрю на его опыт, управлял ли он когда-нибудь предприятием или не управлял. Если он в резюме пишет, что работал на таких-то должностях, предприятиях, наши сотрудники звонят на это предприятие и спрашивают: почему он ушел, правда ли написана у него в резюме. Должен быть контроль. Не может человек прийти и, рассказав много каких-то идей, потом, находясь на этой должности, начинать учиться управлять. За все эти ошибки платим мы, платит государство, платят люди.

– Расплачиваются жизнью…

– Да, к сожалению, платят жизнью. Это очень дорогая, непосильная плата за это все. Не может неопытный человек управлять даже одним заводом, не говоря уже о государстве. Представляете, какие компетенции нужны: он должен быть и политик, и экономист, и военный, и сильный управленец... Кроме того, это ответственность. Должны быть механизмы, которые позволяют спросить, и в случае, если этот человек не справляется, он уходит.

– То, о чем Вы говорите, видно невооруженным глазом.

– Можно назвать только единицы стран, в которых все обстоит не так. Я читал в вашей газете исследования по поводу отношения армян к государственности: 64% армян не доверяют вообще никакому государству, потому что за 30 лет, к моему большому сожалению, мы не можем назвать лидера, о котором все говорили бы позитивно или были бы положительно настроены. Это ярко показали последние выборы, где два из двух предыдущих президентов выставляли свои кандидатуры и набрали лишь минимум голосов. Извиняюсь, что много негатива, но сегодня любой армянин не может быть безразличен к тому, что происходит. Если мы что-то можем изменить, то мы должны это сделать вместе. То, что я вижу в Армении за последние 30 лет – к сожалению, мы пришли к нижней точке. Зная историю Армении, что мы даже не существовали как государство много лет, даже веков, тем не менее, мы возродились. Я верю в нашу историю, в нашу генетику, в нашу силу. Мы сможем перебороть весь этот негатив. Когда видишь таких сильных людей, как Рубен Варданян, Сергей Амбарцумян, и многих других – я верю, что у нас есть шансы. Будет неправильно их не использовать.

– Политика политикой, а футбол в Армении очень любят. Без него жизнь в Армении, даже в такое непростое время, трудно представить. В последнее время все мы интересуемся футболом. Даже живя в России, в Москве, мы интересуемся, как обстоят дела со сборной Армении. К сожалению, не все было хорошо. Одну-две игры сыграли хорошо, а дальше – полнейший провал. Вплоть до увольнения главного тренера Хоакина Капарроса. На этом фоне футбольный клуб, которым Вы владеете и где являетесь президентом, ФК «Пюник», показывает лучшие результаты за последние 30 лет в армянском футболе. Мы знаем, что команда победила такие сильные клубы, как румынский «Клуж», швейцарский клуб, и другие. Она продолжает борьбу за выход на очередной этап кубка Лиги конфедераций. Вы лучше знаете причины падения сборной. И на этом фоне – хорошая игра клуба. На какой стадии сегодня армянский футбол? С чем это связано и что происходит?

– Знаете, для меня есть люди – болельщики футбола, а есть те, которые таковыми не являются, но в любом случае это показатель национальных возможностей. Это для кого-то – эмоции, для кого-то – возможность отвлечься от повседневной жизни, для кого-то – гордость… Для меня очень важно, что футбол для многих детей – это перспектива. У меня скоро состоится представление ценности и философии моего клуба. Я буду его представлять, чтобы донести до родителей, что моя задача не научить детей играть в футбол, хотя мы – клуб и наша задача – воспитать футболистов, моя основная задача – научить детей добиваться целей. Это нужно для того, чтобы добиться какой-то конкретной цели. Если это футбол – значит выиграть игру или чемпионат. Для этого нужно много качеств: воля, характер, дисциплина, упорство и так далее. Меня больше интересует эта сторона медали. Потому что если ребенок с характером, то из него может получиться и футболист, и бизнесмен, и много кто другой. Если мы не смогли, пользуясь нашими инструментами, воспитать характер, то из него не получится ни футболиста, ни кого другого. Для меня футбол именно в этом ракурсе интересен. Я для этого и пришел в армянский футбол. Потому что был расстроен тем, что армянский футбол растерял свои возможности, позиции.

Я знаю, что даже те, кто живет не в Армении, с трепетом относились к успехам нашего спорта. Будь то сборная, футбол, борцы, штангисты, шахматисты. Футбол – самый популярный вид спорта. Я счастлив тем, что мы строим в «Пюнике». Нам удалось правильно подобрать коллектив. Например, главный тренер клуба – Егише Меликян, мы с ним единомышленники по многим вопросам. Мы играли и обыграли клубы, которые были сильнее нас, с большими бюджетами, более высоким уровнем игроков. И тем не менее, нам удавалось побеждать за счет воли, характера, организационного и тренерского таланта. Нашим футболистам удалось действительно показать исторические результаты. Мы уже побили массу рекордов, которых в еврокубках за 30 лет в армянском футболе не было. На сегодня есть реальные шансы не только зацепиться, но даже выйти из группы. И мы сделаем все, чтобы это произошло. Хочу добавить ложку дегтя: у нас есть тоже Федерация футбола, у которой в Армении кредит доверия нулевой.

– Но от федерации зависит успех сборной?

– Успех сборной зависит точно от федерации. Что касается сборной, не могу сказать, что там все выглядит негативно. Сейчас там идет смена поколений, есть молодые игроки, которые показывают игру. Сильные игроки больше внешние. Хотя из ФК «Пюник» есть два игрока в поле и два вратаря – четверо игроков наших. Очень достойно играют, прибавляют. Недавно состоялась жеребьевка чемпионата Европы. И мне кажется, что шансы у нас есть. Что касается управления, думаю, что это общая армянская беда. Не буду сильно углубляться в этот процесс. Все, что делают клубы в Армении, они делают не благодаря поддержке федерации, а вопреки. Например, у меня рядом находится база. Катастрофически не хватает места для того, чтобы набирать детей.

– Для тренировок?

– Для тренировок, для восстановительного центра и так далее. Четыре года мне обещают отдать в аренду землю, которая сейчас заброшена. Я честно ждал. Во всех нормальных странах отдают такую землю. Мы же занимаемся социальным проектом, тем, чем должны заниматься руководители. Абсолютно невозвратные деньги мы тратим на развитие. То, ради чего должны работать власти.

– Эта земля заброшенная? То есть как собака на сене: ни тебе, ни мне.

– Да. И недавно я узнал, что там хотят изменить назначение земли – перевести из спортивного под жилье и продать кому-то под строительство.

– Там ведь спортивная зона, насколько я понимаю.

– Просто, если из спортивной зоны они сделают стройку, я не смогу тренировать детей, ведь если рядом будет идти стройка, будут ездить грузовики, будут долбить, много пыли... Это просто вредительство. Мы сейчас обращаемся к властям по данному вопросу. Мы не просим никаких льгот, я понимаю, что эта вещь абсолютно затратная, но я готов продолжать на это тратить свои деньги. Платить аренду, построить поля, установить комплексы. Развитие спорта в любой стране необходимо. У нас в Армении очень хорошее поколение детей. Я уверен, что через несколько лет те мальчишки, которые у нас есть, о себе заявят. Ведь мы не просим ничего такого: ни помощи от государства, ни денег. Дайте нам на общих правах аренду, мы будем ее платить и развивать футбол. Это не только «Пюника» касается. Есть и другие клубы, не буду их называть без их разрешения, где тоже похожая ситуация. Но пока мы упираемся в стену непонимания.

– Просто нет слов… Все-таки в конце нашей беседы хотел бы узнать, какие перспективы у «Пюника». Название клуба в переводе – «Феникс»? Это символ возрождения. Я думаю, что «Пюник» уже возродился, теперь надо, чтобы он полетел дальше. Какие перспективы и надежды на будущее?

– Когда я пять лет назад приобрел клуб, моей задачей было создать команду, которая могла бы бороться в Европе, не только в Армении.

– Вы добились этого?

– Я счастлив, что свои слова сдержал. Не оказался пустоплетом. Сейчас у нас следующие цели не столько спортивные, сколько фундаментальные. Я мечтаю создать хорошую академию, я мечтаю построить футбольный стадион в Армении. Их катастрофически не хватает. Мы играли в Лиге чемпионов. Самое ужасное: если б мы вышли в Лигу чемпионов, даже не «Пюник», а любой другой армянский клуб, а я надеюсь, что это рано или поздно произойдет, в Ереване и во всей Армении нет ни одного стадиона, где можно играть матчи группового этапа Лиги чемпионов. Нам сразу сказали, что, если вы выйдете в следующий круг, вы будете играть в Грузии, или на Кипре, или в какой-то другой стране. Это было бы просто позором.

– А нельзя реконструировать тот же стадион «Раздан»?

– К сожалению, по затратам реконструировать его дороже, чем снести и построить новый. Есть и другие клубы, готовые вложить деньги. Но здесь должна быть какая-то улица со встречным движением.

– А от кого это зависит: от Федерации футбола или от премьер-министра, от правительства?

– Вся речь идет просто об участках, которые надо под это дело выделить. Больше ничего не просим. Наверно, инициатором должна быть и Федерация футбола, которая должна поддержать нас, объяснив, что это действительно на сегодняшний день необходимая вещь. И правительство, которое пойдет навстречу, услышит нас. Потому что мы одни не справимся.

– Общественность должна подключиться!

– Может быть… Я сейчас говорю о тех имеющихся у нас возможностях. У нас сейчас занимается более тысячи детей. Это сама Ереванская футбольная академия и четыре филиала. Когда я смотрю на наших ребят, я понимаю, что все ресурсы были потрачены не зря. И мы видим результаты. Каждый год мы набираем 200-250 детей, а выпускаем 4-5 готовых футболистов. То есть большая часть из них не становится футболистами. Но если мы их воспитываем правильно, если мы их научим добиваться целей, я говорю это и родителям, они смогут в жизни достичь большего, чем если бы стали футболистами. И меня это радует. Я по жизни оптимист. Хотя сегодня наше интервью и было во многом негативным, ведь сейчас мы, к сожалению, находимся в ситуации, которая несет в себе большое количество рисков и бед. Но я верю в лучшее. Уверен, что Армения имеет все шансы возродиться и армянский футбол имеет большие перспективы. Потому что есть люди, готовые в это вложить очень многое.

– А «Пюник», получается – это школа жизни.

– Спасибо за совет! Может быть, мы используем это выражение как лозунг.

– Исходя из того, о чем мы с Вами говорили, о чем Вы рассказали, «Пюник» – это не только футбольная школа, но и школа жизни.

– Это моя позиция. В завершение я хочу сказать, что мы занимаемся воспитанием и развитием детей не только с помощью футбола, но и с помощью военных фильмов. Благодаря Фонду «Наследие и прогресс» и группе «Партнер-Фильм» Тиграна Манасяна, мы продолжаем снимать серию фильмов про маршалов Советского Союза. То есть про тех людей, которые имели самое высокое звание в военной иерархии – маршал Советского Союза. Мы знаем, что было пять маршалов Советского Союза – армян, три маршала – грузина и ноль азербайджанцев, если говорить о Закавказье, конкретно об этом регионе. Скажу откровенно, у меня этот интерес начался тоже с футбола. Когда я изучал футбол, был удивлен, что Уругвай, где жителей почти столько же, сколько и в Армении – там 3,5 млн человек, – является дважды чемпионом мира, 14 раз чемпионом Латинской Америки. Я стал разбираться, почему. Это вопрос генетики, это все уходит далеко в историю. И про маршалов тоже мы с Армаисом Альбертовичем, президентом Фонда «Наследие и прогресс», обсуждали историю. А потом, когда стали этой темой заниматься с Тиграном Манасяном, мы поняли, что все пять маршалов родом из Карабаха, то есть корни у них карабахские. Что меня тоже удивило. Все пятеро были обычными мальчишками, без какой-то там поддержки или силы и смогли сами добиться таких высот. Все пятеро выросли в совершенно разных родах войск, ни один не пересекается: бронетанковые, инженерные, летные, морские. И все дело в силе нации. И я действительно благодарен всей творческой группе, которая снимает эти фильмы, потому что она смогла это показать и раскрыть. Мы уже выпустили три фильма. В ближайшее время будет премьера, она была уже в Москве, сейчас будет в Санкт-Петербурге, в Армении, в Карабахе…

– Фильм про адмирала Исакова уже презентовали.

– Про адмирала флота Ивана Степановича Исакова. Остальные фильмы тоже уже на подходе. Я очень хотел бы, чтобы наша молодежь смогла это все посмотреть и понять, что у нас есть в генетике заложенный код и мы многого можем добиться. Я уверен, что это рано или поздно произойдет.

– Артур Аршамович, большое спасибо за очень интересное интервью!

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Артур Согомонян очень много сделал и делает для развития футбола в Армении. Государство и общественность должны ему помогать и может быть, армянский футбол поможет нашему народу выйти из общей темноты и безысходности в которой сейчас находится. Важное и интересное интервью.
  2. Я знаю эту территорию о которой говорит Артур Согомонян. Там кроме спортивных площадок ничего строить нельзя, особенно жильё. Это вопреки всем законам застройки и нанесёт большой вред инфраструктуре города. Там должны быть только тренировочные поля для футбола и других видов спорта. В целом понятно, что в руководстве федерации футбола и в правительстве собрались люди далёкие от управления городом и футболом. Это настораживает. Куда катимся.?

Ваш комментарий

* Обязательные поля