№7 (363) июль 2023 г.

Овнатаны – Овнатаняны

Просмотров: 4925

Что такое «Родословная книга»? В нашем понимании это сборник сведений об истории одной семьи, одного рода. В ней собрана информация о нескольких поколениях. За «отправную точку» описания генеалогической линии берется биография самого раннего предка, о котором что-либо известно. В настоящее время все больше людей приходят в архивы и начинают изучать историю своего рода. В книге русского философа М.О. Меньшикова «Письма к русской нации» (1911 г.) говорится: «Каждый несет в своей крови и в нервных клетках смутную память обо всем, что думали и чем волновались предки. Душа не более как тысячеголосый хор предков. И каждый из нас, сам того не замечая, действует не как личность, а как порода». Публикацией о роде Овнатанянов, берущем свое начало в XVII веке и внесшем неоценимый вклад в армянское изобразительное искусство, мы открываем очередную страницу «Родословной Великих армян».

ОГАН (ОВАННЕС) ШОРОТНЕЦИ И ЕГО СЫНОВЬЯ

Вряд ли Шорот, городок искусных мастеров и ремесленников в гаваре (уезде) Ернджак, вошел бы в историю, если бы не родился там поэт и художник Овнатан, которого в Персии (современный Иран) называли Нагаш, искусный мастер-живописец. Дар этот в роду Шоротнеци-Овнатанов передавался из поколения в поколение. Отец Нагаша Овнатана – приходской священник Оган (Ованнес) Шоротнеци, сын Григора и Зорик, красочно оформил два Евангелия и Айсмавурк (Четьи-Минеи). Он в 1653–1663 гг. преподавал в приходской школе в родном Шороте. Учились у него двое его сыновей: Маргар и Овнатан. А родила их скромница Согомэ.

Был художником-миниатюристом и старший брат Нагаша Овнатана – дьяк Маргар Шоротнеци, автор оформления «Жоховацу», сборника богословских сочинений.

Озорной жизнелюб Нагаш Овнатан славит каждый божий день:

Как знать, что нам пошлет навстречу рок;

Людская жизнь – что полевой цветок:

Сейчас в цвету, а завтра он поблек.

Мы пьем вино, мы славим миг услад,

Поможет Бог, и все пойдет на лад.

Музыку к стихам сочинял он сам и сам же исполнял, аккомпанируя себе. Одну из своих песен посвятил он ходже Айвазу, местному князю, за то, что тот мельницу поставил подле храма Сурб Григор Лусаворич (Святого Григория Просветителя), названного в честь первого Патриарха Армянской Апостольской Церкви.

ГАВАР В ЧЕСТЬ ЕРНДЖАК – КНЯЖНЫ СЮНИКСКОЙ

Ернджак – гавар Великой Армении в составе ашхара (области) Сюник. В настоящее время территория Ернджака соответствует территории Джульфинского района Нахичеванской Автономной Республики Азербайджана. По территории исторического гавара Ернджак протекает река Алинджачай (старинное название Ернджак). Ернджак граничил с такими армянскими гаварами, как Гохтн, Цхук, Чахук и Нахичеван.

Ернджак с древних времен был известен своими отборными фруктами: абрикосами, гранатами, инжирами, грушами и т.д. В древности в южной части Ернджака производили шелк, на севере – кунжут, асбест, зерно и др.

Из податной книги, оставленной нам митрополитом Сюника Степаносом Орбеляном (1250–1304), достоверно известно: в 1299 году 30 селений Ернджака несли Татевскому монастырю дань в 368 дахеканов. Дахекан – это золотая или серебряная монета весом в 4,53 грамма.

Каковы были поборы, судите сами:

Буст – 12 дахеканов, Амасро ванк – 12, Возохи – 12, Гудаванк – 8, Анкузик – 12, Теви – 12, Норакерт – 12, Техяк – 8, Воскедзор миус – 12, Норагюхик – 12, Аревек – 8, Сурб Геворг – 2 дахекана и 8 драмов, Ван – 12, Гочен – 8, Майряк – 12, Агулик – 12, Амарашен – 10, Тковна – 8, Каркоп – 12. Рапат – 52, Шахкерт – 8, Завачри ванк – 12, Апаранк – 12, Гах – 12. Вопик – 8, Вананд – 12, Терекуник – 12, Вовхав – 12. Апракуник – 12, Бердик – 12.

Ернджак площадью в 600 квадратных километров простирался чуть южнее гавара Чахук до реки Аракс, вплотную к Гохтну, Цхуку и Нахичевану. Согласно Степаносу Орбеляну, название Ернджак произошло от имени сюникской княжны Ернджак. Академик Грачья Ачарян считает, что «ернджак» – производное от «ернджака, съедобной колючки, дословно – колючки бычьей».

Прослышав про несметные сокровища Сюника, спрятанные в крепости Ернджак, амир Атрпатакана Юсуф в 914-м осаждает ее и через год оказывается в цитадели. Многих защитников араб на месте истребил, а жен князей увел с собою. Саму же крепость отдал амиру Гохтна.

Крепостные стены помнят и другую историю. В 841 году, когда князья Багратуни лишили Католикоса всех армян Ованнеса IV Оваеци патриаршего престола, съехалась в Ернджак вся знать армянская с епископами, чтобы восстановить Верховного Патриарха в правах. И после этого еще четырнадцать лет был он духовным пастырем нации.

НАГАШ ОВНАТАН – РОДОНАЧАЛЬНИК ОВНАТАНЯНОВ (1661, Шорот – 28.10.1722, там же)

Начальное образование получил у своего отца – священника Оганеса (Ованнеса), затем учился в школе при монастыре Святого Товмы в Агулисе (в гаваре Гохтн).

Нагаш Овнатан (в историю вошел как Овнатан Старший) – основатель династии выдающихся творцов, виднейший армянский художник своего времени, приобрел известность как миниатюрист. Расписал церкви Богородицы в Шороте и Святого Фомы в Агулисе, церкви Святых Петра и Павла, Зоравор, Катогике в Ереване. По заказу Католикоса всех армян Аствацатура (патриаршество в 1717–1725 гг.) украсил он Эчмиадзинский собор орнаментально-декоративной (на сводах, барабане и др.) и настенной сюжетной росписью. Кстати, чуть позднее подновлением настенной живописи займется его внук, Овнатан Младший.

Нагаш был человеком примечательным, имел разносторонние таланты. Он сочинял, пел, расписывал в храмах стены и умело копировал миниатюры из старинных церковных книг. Много путешествовал.

Историк армянского искусства Гарегин Левонян, говоря об исполнительском даровании Овнатана, как-то заметил, что «Нагаш был последним из средневековых «тагасцев» и первым из «ашугов». «Тагасцев» в средневековой Армении называли сочинителей церковных гимнов, а «ашуги» – это бродячие певцы, исполнители песен под аккомпанемент на национальных инструментах типа кеманчи (кяманчи), саза или канона. В древности их звали гусанами.

Ашуг, к слову будет сказано, создавал как любовную лирику, так и иронически-назидательные стихи. А еще он любил жанр застольных гимнов, в которых продемонстрировал прекрасное знание быта и нравов своего народа.

Нагаш Овнатан сочинял и песни религиозно-ритуального характера, пользовался при этом народным фольклором, автор песни «Хвала городу Ереван». Судя по количеству рукописных сборников, в которых сохранились стихи Овнатана, он был очень популярен. Таких сборников только в Матенадаране (хранилище древних рукописей в Ереване) больше пятидесяти. Его любовные и сатирические стихотворения близки по языку, по мотивам народной лирике.

В начале XVIII века Нагаш Овнатан перебрался в Тифлис – его пригласили ко двору грузинского царя Вахтанга VI. Вступив в почетную должность, Овнатан стал придворным поэтом и художником у царя. Свою роль сыграло то, что правитель Картли слыл весьма образованным человеком и радел о развитии культуры своей страны. В историю Вахтанг VI вошел как писатель, законодатель и выдающийся просветитель Грузии. Думаем, царю было о чем с Овнатаном поговорить долгими зимними вечерами.

В цикле стихотворений о любви Нагаш Овнатан прославляет жизнь во всех ее проявлениях. Переводами лирики Овнатана занимались и русские поэты – Сергей Спасский, Всеволод Рождественский, Павел Панченко и конечно же Валерий Брюсов.

Приводим «Песню любви» Нагаша Овнатана в переводе великого русского поэта Валерия Яковлевича Брюсова (1873–1924), автора фундаментального сборника «Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней», народного поэта Армении (1923):

Зажегся нынче новый свет:

От милой слышал я привет,

Расцвел в душе

весенний цвет.

Ведь я – изгнан!

Не наноси мне новых ран,

о мой султан!

***

Когда любовь так разлилась,

Как жить, от милого таясь?

Тебе внемлю я, веселясь.

Ведь я – изгнан!

Не наноси мне новых ран,

о мой султан!

***

Когда в мой дом вошла ты

вдруг,

Твоих речей вкусил я звук,

И выпало перо из рук.

Ведь я – изгнан!

Не наноси мне новых ран,

о мой султан!

***

Не лги мне, золото надев!

Твоих младых грудей, созрев,

Малы шамамы, как у дев.

Ведь я – изгнан!

Не наноси мне новых ран,

о мой султан!

***

Откроем дверцу,

вступим в сад...

Рукой сжать грудь твою я рад,

Бери цветок, а я – гранат.

Ведь я – изгнан!

Не наноси мне новых ран,

о мой султан!

***

Здесь на ковре средь луговин

Расставим мы кувшины вин...

Целуй, и да цветет твой сын!

Ведь я – изгнан!

Не наноси мне новых ран,

о мой султан!

***

Играй и мне цветы бросай!

С груди руки не отгоняй,

Дай сжать, души не отнимай.

Ведь я – изгнан!

Не наноси мне новых ран,

о мой султан!

***

Тобою мне цветочек дан.

Вина ты выпила, я – пьян,

Сожжен любовью Овнатан!

Ведь я – изгнан!

Не наноси мне новых ран,

о мой султан!

В 1983 году в Ереване был издан сборник стихотворений Нагаша Овнатана на армянском языке, где нашли место более ста сатирических, застольных, назидательных песен.

АКОП ОВНАТАНОВИЧ ОВНАТАНЯН (1685–1765, по другим данным: 1692 – 22.02.1757) АРУТЮН ОВНАТАНОВИЧ ОВНАТАНЯН (1706 – ?)

Акоп и Арутюн, сыновья и ученики Нагаша Овнатана, работали вместе с отцом: украсили миниатюрами ряд рукописей (Матенадаран, Ереван), расписали церкви Святого Карапета в Авракунисе и Святого Стефана в Астапате (обе в Нахичевани). После смерти отца продолжили роспись Эчмиадзинского собора. Документированы работы братьев, в которых заметно влияние западноевропейского искусства: изображения 12 апостолов на мраморных плитах алтарного выступа. Предположительно братьям принадлежит также орнаментальная роспись парадных покоев католикоса.

Акоп Овнатанович Овнатанян – ашуг, песнопевец и художник, написал также иконы кафедрального собора Святого Эчмиадзина («Благовещение», «Святая Рипсимэ», «Святая Гаянэ».

При реставрации в 1955–1956 гг. обнаружены три фрагмента сюжетной росписи темперой (краской из растертых минералов в эмульсии из яичного желтка и других компонентов): в том числе с изображениями царя Трдата III, царицы Ашхен и царевны (сестры Трдата) Хосровидухт в авторстве Нагаша Овнатана и Акопа Овнатаняна (ныне в Национальной картиной галерее Армении, Ереван).

А младший сын Нагаша – Арутюн, живописных дел мастер, со вкусом оформил «Книгу наставлений» Григора Татеваци (ок. 1346–1409), философа, богослова и педагога, ректора Татевского университета.

ОВНАТАН АКОПОВИЧ ОВНАТАНЯН (ок. 1730, Шорот – 1801 или 1802, Тифлис)

Славу рода составил Овнатан Овнатанян – сын Акопа Овнатановича, виртуозный портретист и оформитель. Став придворным живописцем грузинского царя Ираклия II, Овнатан Младший удостоен был особой милости иметь собственную мастерскую и до пяти учеников. Но главным для себя он считал служение Сурб Эчмиадзину: двадцать шесть лет занимался реставрацией кафедрального собора. По словам Католикоса всех армян Гукаса I Карнеци (патриаршество в 1780–1799 гг.), был он «любимым духовным сыном нашим, родным, верным, трудолюбивым и усердным сыном престола, преискусным, способнейшим и гениальным господином».

Сплошной цветочно-ковровый узор покрывал своды, изысканными медальонами украшал плафоны, споря нарядной и гармоничной орнаментацией с суровостью церковной архитектуры. Подобно своему деду Овнатану Старшему, Овнатан Младший охотно черпал в живом роднике земного народного искусства. Его перу принадлежит роспись церкви Норашен, завершенная его сыном Мкртумом.

Овнатан Овнатанян восстановил иконы своих предшественников, исполнил серию произведений на евангелические темы (часть из которых ныне хранится в Национальной картинной галерее Армении): «Поклонение волхвов», «Тайная Вечеря», «Распятие», «Сошествие Святого Духа», «Успение Богородицы», изображения апостолов, пророков Илии, Иезекиля, святых Армянской Апостольской Церкви – Григория Просветителя, Месропа Маштоца, Ованеса III Одзнеци, Григора Татеваци. Все эти работы, отмеченные роскошью восточного письма, остались в сокровищнице Святого Эчмиадзина.

МКРТУМ ОВНАТАНОВИЧ ОВНАТАНЯН (1779, Тифлис – 1845 или 1846, там же)

В четвертом колене именитый род дал еще одного блистательного художника – Мкртума, сына Овнатана Младшего. Работал он в Тифлисе, также имел мастерскую и учеников. Помогал своему отцу восстанавливать и дополнять роспись собора Святого Эчмиадзина, сделанную еще его прадедом Нагашем Овнатаном. Закончил начатую Овнатаном Младшим роспись церкви Норашен. Также выполнял живописные работы и в Сионском соборе. В его творчестве – иконы, церковные фрески и портреты.

Портрет Католикоса всех армян Епрема I Дзорагехци (патриаршество в 1809–1830 гг.) его кисти поражает проникновенностью. Ему же принадлежит интересная галерея портретов царей армянских для парадных покоев католикоса в Святом Эчмиадзине: Арташеса I, Тиграна I, Абгара, Трдата III, Ашота I, Левона II (ныне в Национальной картинной галерее Армении).

Из очерков Изабеллы Гинзбург «Армянские художники первой половины XIX века»:

«Из неоспоримого наследия Мкртума Овнатаняна обращают на себя внимание несколько исторических композиций. Среди них весьма показательна картина 1836 года, фигурирующая в литературе под неточным названием «Воин».

Между тем сюжет картины был объяснен самим автором. Еще никак не владевший мастерством сложной композиции и связанный привычными канонами иконы и церковной фрески, Мкртум Овнатанян принужден был для сюжетной ясности прибегнуть в своей картине к помощи наивно-добросовестных надписей на средневековом грабаре, не оставляющих сомнения, что избранный сюжет представляет собой один из легендарных эпизодов известной «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци. «Воин», изображенный в правой части холста в шлеме с красным султаном и ярко-красном плаще до земли, с картой Армении под ногами, – не кто иной, как легендарный прародитель армян Айк, убивший, согласно легенде, вавилонского завоевателя Бэла и освободивший от него армянскую землю и народ.

В левом нижнем углу холста, под убитым Бэлом, надпись: «Айк убивает Бэла и велит похоронить на самом высоком месте тело его». Далее следует цитата из Мовсеса Хоренаци: «Расписанный какими-то красками труп Бэла Айк приказал отнести в Харк и погребсти на возвышенном месте, на виду жен и сыновей своих». Над головой воина в шлеме надпись: «Первый патриарх нации армянской». В правом нижнем углу холста надпись: «Нарисовано рукою Мкртума живописца Овнатанянца. 1836».

Мкртум Овнатанян наряду с другими представителями своего рода внес неоценимый вклад в дело становления армянской живописи.

Поражает портрет Шушаник Гургенбековой его работы. Шушаник изображена чинно и неловко сидящей на стуле красного дерева (что само по себе было новшеством в быту кавказской горожанки), в изобилующем драгоценностями черном платье с красной отделкой. Она в традиционном лачаке (вуали). Грубоватой телесной краской написанное лицо оживляют большие и выпуклые карие глаза, крупная рука жеманно прижата к груди. В эскизно написанной вышивке головного убора – тусклые красные и зеленые цвета.

Умер Мкртум Овнатанян в Тифлисе, похоронен там же, на армянском кладбище Ходживанк.

Опытный художник и хранитель традиций национальной культуры сумел передать их по наследству старшему сыну – Акопу Мкртумовичу Овнатаняну.

АКОП МКРТУМОВИЧ ОВНАТАНЯН (Яков Никитич Авнатамов, 1806, Тифлис – 1881, Тебриз, Иран)

Живописец, сын и ученик Мкртума Овнатановича Овнатаняна – один из основоположников светского портретного жанра в армянском искусстве. Работал в Тифлисе, где пользовался огромной известностью как портретист.

В 1841 году Акоп Мкртумович Овнатанян за портрет генерала от инфантерии Евгения Головина получил от петербургской Академии художеств звание «неклассного художника» (неклассный художник, или свободный художник – низкий гражданский чин, распространенный среди художников в Российской империи).

В архивах Академии художеств в Санкт-Петербурге хранится письмо главноуправляющего гражданской частью на Кавказе И.Ф. Паскевича, адресованное А.Н. Оленину – президенту академии. Паскевич в этом документе хлопочет о некоем Якове Авнатамове в 1829 году, выдвигая прошение о зачислении оного в ряды студентов Академии художеств. Увы, ходатайство это было отклонено, поскольку художник уже вышел за пределы возрастных цензов обучения, установленных в академии. Однако работы его были все-таки рассмотрены комиссией. Позднее Овнатанян получит-таки звание «классного художника портретной живописи» и неофициальный титул «Рафаэля Закавказья», но случится это только десять лет спустя.

Если же говорить о самих работах художника, то они повествуют о среде, в которой вращался Овнатанян. По всей видимости, он был весьма успешен, так как диапазон охваченных искусством Акопа слоев общества довольно широк. Это и глава Армянской Церкви, и офицеры в форме, и богатые купцы, и красивые женщины из высшего общества.

Известно около 70 его портретов (все 1830–1850 гг.), в том числе Натальи Теумян, Е. Гургенбекян, М. Лилипаряна, Католикоса всех армян Нерсеса V Аштаракеци (все – в Национальной картинной галерее Армении), Г. Караджяна (Музей искусств народов Востока, Москва), Меликовых (Государственный музей искусств Грузии, Тбилиси).

«Большая российская энциклопедия» в 35 томах (2004–2017) отмечает, что эти портреты «сохраняют некоторые традиционные черты армянского искусства (статичность композиции, тщательная выписанность деталей, «эмалевая» фактура живописи, выразительность силуэта, отсутствие светотени, сдержанность локального колорита), им присущи камерность, поэтичность и психологическая выразительность образов».

В 1866 году Акоп Мкртумович с женой – красавицей Соломэ – перебрались в Персию, где он получил должность главного придворного художника Наср эд-Дин-шаха: пользовался особым доверием властелина и носил титул наккаш-баши (главного придворного художника). Шах наградил своего наккаш-баши орденом Эльми – за преуспевание в науках.

Похоронен в ограде церкви Сурб Геворг в Тегеране.

Сведения об Акопе Мкртумовиче Овнатаняне (он же Яков Никитич Авнатамов) отражены в «Кавказском календаре» на 1846–1864 гг. (Тифлис, 1845–1863):

«Тифлисские адреса. Художник Авнатамов Яков Никитич, на Цициановской ул., в собственном доме» («КК» на 1846–1850 гг.,

Тифлис, 1845–1849);

«Тифлисские адреса. Художник Авнатамов Яков Никитич, на Цициановской ул., в собственном доме» («КК» на 1846–1850 гг., Тифлис, 1845–1849); «Тифлисские адреса. Живописец-художник Авнатамов Яков Никитич, в Серебряном ряду, в собственном доме» («КК» на 1851–1864 гг., Тифлис, 1850–1863). Живописец-художник проживал в квартале ювелиров, по документам числился в сословии горожан-маклаков (вроде почетных граждан) Тифлиса. Есть в архивах и документы, свидетельствующие о заказах, сделанных у Авнатамова, и внесенной за них оплате. «Кому нужен был портрет, всякий прибегал к Авнатамову, и он удовлетворял всем требованиям», – отмечал петербургский журнал «Иллюстрация» в 1845 году.

Кстати, в «Кавказском календаре» значится некий Авнатамов Иван Никитич, в чине губернского секретаря: с 1849 по 1851 г. как «Борчалинский участковый заседатель Тифлисского уездного управления Тифлисской губернии», с 1855 по 1857 г. – «начальник Нахичеванского участка Нахичеванского уездного управления Эриванской губернии», а с 1857 по 1858 г. – «начальник Шарурского участка Эриванского уездного управления Эриванской губернии».

Знать бы, кем царский чиновник приходился живописцу-художнику Якову Никитичу Авнатамову?

АГАФОН МКРТУМОВИЧ ОВНАТАНЯН (1815/1816, Тифлис – 23.03.1893, Санкт-Петербург)

Ахато, он же Агатон Мкртумович Овнатанян, он же Агафон Никитич Авнатамов, живописец и гравер. Первыми учителями Ахато были его отец и старший брат Акоп. Вольноприходящий ученик Академии художеств в Санкт-Петербурге в 1836 году определен в класс автора жанровых и исторических полотен профессора Карла Брюллова. Был на казенном содержании с 1842-го, а в 1843-м получил звание свободного художника за «Портрет Герца».

Хотя Агатон с юных лет проявлял интерес к пейзажной живописи, в академии он показал себя как талантливый портретист, почему ректор Василий Шебуев и заказал ему портрет императора Николая I (не сохранился).

По окончании академии Агафон Овнатанян уехал в Тифлис, но, не найдя применения своему таланту, вернулся в российскую столицу, где сотрудничал в художественных журналах. В 1845 году поступил на работу в государственное управление коневодства в качестве художника. Выполнял рисунки английских чистокровных лошадей и премированных лошадей русских заводов, писал батальные полотна и сцены со скачками с участием лучших скакунов. Эти работы были представлены Николаю I вместе с просьбой автора об их издании в виде отдельного альбома, но император ответил отказом.

Агафон Овнатанян – автор портретов П. Петросяна, купца П. Агзаманяна (оба – в Национальной картинной галерее Армении), литографии с портретов кисти брата Акопа и альбомов с изображениями скаковых лошадей. Агатон перевел на язык карандаша работы русских художников – альбом «Воспоминания о пажеском его Императорского Величества корпусе» Адольфа Шарлеманя и «Портрет светлейшего князя Александра Горчакова» Ивана Келлера. Он создал живописные портреты видных русских деятелей – Засса, Головина, Воронцова, написал портрет императора Александра II, ныне хранящийся в Национальной картинной галерее Армении.

На протяжении шестнадцати лет Овнатанян – ктитор церкви (ктитор – лицо, выделившее средства на строительство или ремонт храма, на его украшение фресками), являлся управляющим армянских соборов Санкт-Петербурга. К 70-летию художника церковный совет, возглавляемый князем Семеном Абамелек-Лазаревым, назначил ему персональную пенсию «за безупречную службу».

Агафон Мкртумович скончался в Санкт-Петербурге, где и был предан земле на Смоленском армянском кладбище, рядом со своей дочерью Ольгой Авнатамовой. Но, к сожалению, захоронение утрачено в годы советской власти.

Из очерка талантливого и самобытного писателя-эссеиста, главного редактора газеты «Аватамк» («Веруем») Армянской общины Санкт-Петербурга Армена Меружаняна:

«Обучение в Петербурге было для Мкртума Овнатаняна делом принципа: несколько лет назад он привозил для поступления в академию старшего сына, Акопа. Но поскольку возраст последнего уже не соответствовал «летам, определенным для поступающих в воспитанники академии», тому было отказано в приеме. Возвращение в Тифлис «на щите» вызвало досаду у Мкртума, даже не подозревавшего, что спустя годы именно Тифлис титулует его старшего сына «Рафаэлем Кавказа».

Та же неудача с поступлением могла постигнуть переростка Агафона, но в случае с ним решающую роль сыграло рекомендательное письмо барона Г.В. Розена – главноуправляющего гражданской частью и пограничными делами Грузии, Армянской области, Астраханской губернии и Кавказской области. Рекомендуя Агафона Овнатаняна вице-президенту академии А.Н. Оленину, Розен сообщает, что молодой человек под руководством отца и старшего брата «проявил хорошую успеваемость преимущественно в живописи пейзажной и обнаружил большое желание для усовершенствования в означенном искусстве». Называя Овнатаняна многообещающим художником, Розен просит оказать содействие и «поместить» его в Академию художеств. Невзирая на возрастной ценз, Агафона Овнатаняна зачислили в мастерскую Карла Брюллова на правах «вольноприходящего ученика»...

Имя Овнатаняна стали произносить чаще после выхода «Собрания портретов лучших английских лошадей – производителей и скакунов», за которым последовало «Собрание портретов замечательнейших лошадей важнейших заводов и отличившихся на скачках и бегах в России». В обеих сериях художник выступил как автор-литограф, а во второй дополнительно взял на себя роль издателя».

Материал подготовили Марина и Гамлет Мирзоян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Сейчас, когда армянский народ и Армения с Арцахом находятся в подвешенном состоянии, подобные публикации напоминают, то мы великий народ с большой культурой и древней историей. жаль. только не все в Армении, да и в диаспоре это понимают.
  2. Спасибо авторам за замечательные очерки.
  3. Было бы отлично, если уважаемые авторы Марина и Гамлет Мирзоян создадут книгу-альбом с использованием всех трудов великих Овнатанянов. Их творческий потенциал позволит преподнести шикарный подарок любителям искусства. Желаю многолетним авторам любимой газеты «Ноев Ковчег» новых творческих открытий.
  4. В 1976 на Генеральной ассамблее Международного астрономического союза в Гренобле был принят список названий, куда вошли 138 кратеров, 7 равнин, 16 уступов, 4 долины, 2 гряды и 1 горная цепь. Далее список пополнялся.Сейчас названия носят 238 кратеров. Среди них "Овнатанян" (на Меркурии)= широта
  5. В 1976 на Генеральной ассамблее Международного астрономического союза в Гренобле был принят список названий, куда вошли 138 кратеров, 7 равнин, 16 уступов, 4 долины, 2 гряды и 1 горная цепь. Далее список пополнялся.Сейчас названия носят 238 кратеров. Среди них "Овнатанян" (на Меркурии)= широта
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты