№7 (363) июль 2023 г.

Денис Климин: Когда армянские дети танцуют, у них зажигаются глаза

Просмотров: 3611

Вот уже 7 лет Денис Климин парит в армянском танце, живет армянской культурой, восхищается сплоченностью и дружелюбием армян, планирует выучить армянский язык. В редакцию газеты «Ноев Ковчег» художественный руководитель ансамбля армянского танца «Дети Арцаха» Денис Валерьевич приехал с супругой Светланой Новиковой (одновременно – помощницей; занимается в основном с девочками), которая участвовала и в беседе.

– Денис Валерьевич, начнем с предыстории Вашего увлечения танцами.

– В танце я с детства. В танцевальный кружок меня привела бабушка. У нее очень много подруг, которые тоже водили детей в танцевальные кружки. В первый же раз я увидел сразу старшую группу взрослых ребят, которым по 25–30 лет, прям взрослые, с какой радостью и азартом они друг с другом танцуют, будто играют на сцене. И я никогда не думал, что через танец человек переживает свои эмоции, свои чувства. Мне казалось, что это так просто: потанцевал – и всё, не более и не менее. И когда увидел то, как они танцуют, меня это покорило. И я сразу же сказал: да, я останусь в коллективе, буду танцевать. И начал заниматься русскими народными танцами. У нас был авторитетный коллектив, мы сразу же начали ездить на конкурсы, концерты. Было очень много разных площадок, и мне нравились овации зрителей, аплодисменты. Да и в принципе как в коллективе друг с другом ребята общаются. И я понял то, что я хочу дальше танцевать и не останавливаться.

– И как назывался этот коллектив?

– Это в Ульяновске. В настоящее время знаменитый государственный ансамбль песни и танца «Волга».

– Можно сказать, что благодаря этому коллективу Вы связали свою судьбу с профессиональной сценой?!

– После этого я решил заняться этим всерьез: поступить в училище, стать и преподавателем, и артистом на профессиональном уровне, чтобы и себя проявить, и детей учить и продвигать. Пока учился в училище, начал осваивать новые стили. Познакомился с современным танцем, с бальным танцем. И углублялся все больше в народный танец. Когда закончил ульяновское училище, факультет культуры, захотел учиться дальше. А у нас очень многие ребята поступали в московские вузы. И я подумал: чем черт не шутит, надо съездить и попробовать. Приехал в Москву, прошел экзамены в Московском государственном институте культуры. Поступил на бюджет, меня сразу же взяли. У нас очень много ребят было разных национальностей, так я с первых лет учебы познакомился именно с кавказским танцем. Каждый показывал свой материал.

– А до учебы в институте не доводилось видеть танцы народов Кавказа?

– До этого танцы разных народов видел по телевизору, в интернете. Меня все время это покоряло, но я не понимал, где этому научиться и как. Только когда приехал в Москву, уже стал знакомиться с разными культурами, скажем так, воочию, и с ребятами делиться опытом.

– Хорошо, а почему выбор пал именно на армянский танец?

– Во время учебы мы очень много уже и преподавали, и работали на всяких городских мероприятиях и конкурсах. В 2016 году на одном мероприятии я встретил Арпине Амирян, мы познакомились. На тот момент она руководила ансамблем танца Hayasa, на сцене было до 40 участников. Чем меня покорил армянский танец? В первую очередь это музыка: сама мелодия, барабаны, дудук. И наполнение рисунков: крики, возгласы, как они встают в стену, как они держатся друг с другом за руки, как топчут землю. Какие-то движения смазаны, какие-то нет. Но в общем и целом складывается такая картинка огромная, мощная, красивая.

– И Вы сразу приняли решение заняться изучением армянского танца?

– Учитывая тот факт, что с армянским танцем до того времени я не был знаком, когда я это увидел, мне очень сильно понравилось. И поговорив и даже станцевав с Арпине Араиковной, я понял, что есть желание углубленно заниматься именно этими танцами.

– Арпине Амирян – руководитель ансамбля Hayasa и, можно сказать, Ваш «проводник» в армянскую культуру?

– Да. Мы как-то сразу нашли общий язык, подружились. И она мне предложила сотрудничество, после чего я пришел к ним в ансамбль и начал изучать азы армянского танца. И все это благодаря Арпине Араиковне.

– За 7 лет у Вас такой трамплин – от ученика до руководителя ансамбля армянских танцев! Как так получилось?

– Да. После этого знакомства я начал с особым вниманием изучать армянскую культуру. Даже в институте начал писать диплом на эту тему, тогда, кстати, столкнулся со многими трудностями. Потому что материалов по армянскому танцу, пению, культуре, фольклору на русском языке практически нет. Все те иносказания, притчи, сказки, что остались, они все на армянском языке.

– И как Вы выкручивались?

– По большей части основную информацию брал из интернета, ребята из других армянских коллективов помогали, кидали ссылки, приносили книги, все на армянском. Ребят просил, Арпине Араиковну, чтобы что-то переводили, что-то рассказывали в целях ознакомления, делились информацией, какие танцы к чему относятся, какие движения есть, как в армянском танце можно ходить. Этот процесс все глубже затягивал меня в этот коллектив, каждый раз я удивлялся такой сплоченности и дружбе ребят, тому, как они держатся друг за друга очень сильно. Редко такое увидишь, что люди собираются с разных концов, городов, стран и так тесно и близко начинают общаться и поддерживать друг друга.

– И все они армяне?

– Да, да, да. Мы первые русские первопроходцы, и нас сразу взяли в свою, так скажем, семью. А трудности нам только помогли.

– Дипломную-то в конце концов написали?

– Написал и защитил. И чем сложней мне было находить материалы по армянскому фольклору, тем еще интереснее было изучать армянский танец. А также его развивать, потому что из одного движения можно сочинить очень много разных других движений.

– Что, например, есть в движении армянского танца, чего нет в танцах других народов, скажем так, в чем специфика?

– Например, движение в танце начинать только направо, налево нельзя. Если идем направо, обратно возвращаемся налево, но слева мы не начинаем. То есть налево можно только возвратиться (смеется). Тонкостей много, и во всем нам помогали ребята, делились опытом, не было никогда такого, чтобы нам кто-то отказал или сказал, не надо вам этого или там нет материала. Всегда помогали также с обозначением узоров, цветов Армении.

– Как охарактеризуете цвета Армении?

В разговор вступает супруга – Светлана Новикова:

– Зеленый есть. Ну, понятное дело, цвета флага – синий, красный, оранжевый.

Гранатовый. Это вот основные.

– Расскажите, пожалуйста, как появились «Дети Арцаха», это Вы так назвали свой ансамбль?

Денис климин: – Получилось так, что, пока мы работали в Hayasa и танцевали, я также где-то помогал, что-то преподавал, проводил совместную работу вместе с Арпине Араиковной. И тут она предложила организовать ансамбль детский, не зависящий ни от кого, именно свой ансамбль, и предложила мне, то есть вместе со мной, это сделать, чтобы мы стали первооткрывателями совместного тандема: армянин – русский в армянском танце. И она назвала этот ансамбль «Арцах». Я преподавал там классический танец, народный армянский танец.

– Почему «Арцах»?

– Ее корни из Арцаха, она этим гордилась.

– Вы поддерживаете отношения с ней?

– Да, конечно, она нас первое время поддерживала, помогала, что-то советовала, не бросала ни в коем случае, да и сейчас всегда с нами на связи: мы с ней списываемся, созваниваемся, общаемся.

– Как получилось, что Вы стали руководителем ансамбля?

– Этот ансамбль существовал на протяжении четырех лет. Было у нас очень много детей, но так сложилось, что два года назад Арпине Араиковна вместе с семьей переехала на постоянное проживание в США. А нам, как преемникам, оставила этот ансамбль, и мы с радостью подхватили, потому что мы очень полюбили этих детей. Однако получилось так, что необходимо было переименовать его, но ни в коем случае не оставлять, не бросать дело. Нас многие родители поддержали и сказали: мы хотим с вами остаться, нам нравится, что вы делаете, мы видим огромный результат, давайте создадим что-то свое, не отталкиваясь ни от кого. И мы вместе с родителями решили, что мы будем называться «Дети Арцаха». И получилось.

– Ощущается ли поддержка родителей в течение двух лет?

– Родители детей – это была, есть и будет мощная сила. Вещи, сценические костюмы, поездки – во всем нас поддерживают родители. Конкретных спонсоров у нас нет.

– А сколько детей примерно в Вашем коллективе, есть ли возрастной ценз?

– В настоящее время в нашем коллективе 30 детей от 3 до 16 лет.

– На каких площадках выступаете? Конкурсы, фестивали...

– За последний год мы участвовали в нескольких конкурсах, получили призовые места и стали лауреатами всероссийских и международных конкурсов, фестивалей и батлов: «Невзрослые танцы», «Серебряные крылышки», «Охота на сцену», «Матрешка» (Москва, Санкт-Петербург), «Домисолька», Всероссийская премия по народному танцу, Международный фестиваль по армянским танцам и другие.

– Организаторы и зрители не удивляются тандему русских руководителей в чисто армянском искусстве?

– (Улыбается.) Например, на конкурс Hayordik мы приехали, вышли на сцену, отработали свой номер, и все были шокированы тем, что мы единственные русские руководители – и такая постановка номеров. Но нас очень тепло встретили и были рады, что мы приехали и показали то, что умеем. Заняли призовые места, после этого поехали на гастроли в Санкт-Петербург и там взяли все призовые места, все первые, и нас наградили премией...

– За сохранение народных традиций, – добавляет супруга, – так как мы показали все армянские номера, ничего не смешивали, только армянские.

– Обращались ли Вы в Союз армян России, допустим, или другие армянские организации?

Денис Климин: – Нет, пока не обращались, мы только выходим на какой-то уровень, чтобы себя показать, проявить, и вот на конкурс Hayordik мы также съездили, чтобы проверить, на что мы способны, что умеем, познакомиться с другими коллективами. Со следующего года очень хотелось бы сотрудничать с какими-либо армянскими организациями, а также принять участие в концертах, в фестивалях.

– Вот Вы рассказываете об армянском танце, фольклоре, а в Армении были?

– Пока не были, хотя мы очень сильно хотели на протяжении вот уже нескольких лет съездить, но постоянно сталкиваемся с какими-то трудностями, добавились и мировые трудности: пандемия, например. Но нам очень хочется съездить в Армению, посмотреть на эти красоты, изучить культуру древнего армянского народа наглядно. С радостью бы познакомились с ансамблем «Барекамутюн».

– Что Вы знаете об Арцахе? Понятно, что туда сейчас поехать невозможно, потому что он в блокаде, однако...

– Честно, хотел бы в первую очередь, чтобы культура развивалась, ни в коем случае никуда не терялась, сколько мы слышим и читаем, что происходит в Армении и в Арцахе, нам тоже очень горько, и мы очень сочувствуем, потому что происходят страшные вещи. Мы уважаем этот народ, эту культуру, и я бы хотел процветания, мира и добра для этих людей. Чтобы достояние, которое там есть издревле, такое как церкви, хачкары, другие памятные места и достопримечательности, ни в коем случае не уничтожалось и люди знали об этих красотах и, самое главное, о культуре и истории, потому что, к сожалению, на русском ничего толком нет.

В разговор вступает Светлана Андреевна:

– Ну и говорят, что очень многие материалы по армянской культуре, в частности танцам, на армянском языке были сожжены, утеряны, разграблены и уничтожены во время геноцида, поэтому хочется, чтобы сегодня это сохранилось. Хотя при всем при этом армянам удалось, будучи разбросанными по всему миру, сохранить свою самобытность, свою культуру, свои традиции, свои танцы, они передают свое наследие из поколения в поколения.

– И все-таки что же Вас так затягивает в работе с армянскими детьми?

Денис климин: – Мне кажется, единство народа в первую очередь. Я не видел еще, чтобы так были сплочены люди какой-то одной целью, – неважно, почему и как – просто они всегда вместе, они все время стараются поддерживать друг друга. Я с разными ребятами общался, во многих коллективах работал и танцевал, мы смотрели, делились друг с другом опытом. Но когда я вижу, как армянские дети танцуют – у них зажигаются глаза, вот этот вот огонь! И как они слышат эту музыку! Прям видно, что у них аж мурашки по коже и им это нравится. Гордятся, что они армяне.

– А язык армянский выучили?

– Есть желание, мы вот потихоньку с помощью наших родителей и детей в скором времени выучим, и будет на самом деле в каких-то моментах проще. Но между нами нет языкового барьера, чему я очень сильно рад, мы говорим на языке танца.

– И в заключение нашей беседы что бы Вы пожелали детям Арцаха, тем, кто живет в Арцахе?

– Как бы банально это ни звучало: мира, добра, возможностей, того огня в глазах, когда хочется прыгать от радости, счастья и любви!

Беседу вела Нана Аветисова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты