№7 (363) июль 2023 г.

Аким Апачев: Ситуация с Арцахом, который так и не стал Арменией, для меня большая трагедия

Просмотров: 4453

Интервью с Акимом Апачевым – военным корреспондентом, популярным блогером, автором комиксов и рэп-певцом

– Здравствуйте, Аким! Расскажите немного нашим читателям о себе и своих корнях, пожалуйста!

– Здравствуйте. Зовут меня Аким Апачев. «Апачев» – псевдоним. Это производное из позывного, который я взял себе в 2014 году, когда приехал в Донецк. Вырос я в Мариуполе. В 2014 году принимал активное участие в Русском движении, был одним из организаторов референдума. После тог, как началась зачистка города, а актив начал подвергаться гонениям, переехал в Донецк, куда меня пригласили на должность главного режиссера «Новороссия ТВ». В принципе оттуда и начался мой медийный путь. После того как пришла окопная пауза, перебрался в Москву, работал в информационном агентстве ANNA-News. Снимал документальные фильмы на военную тематику, делал репортажи из горячих точек – Донбасса и Сирийской Арабской Республики.

– Ваша малая родина – Мариуполь. Как Вы встретили переломные события на родной земле? Где Вас застал 2014 год и как сказалось длительное ожидание освобождения на Вашем городе?

– Люди Мариуполя жили в информационном вакууме 8 лет. Отмечу, что у украинской власти получилось сделать из прорусского города, каким, безусловно, являлся Мариуполь в 2014 году, украинский Мариуполь. Делалось это планомерно. Сначала был ликвидирован весь пророссийский актив – все, кто не соглашался с действующей украинской властью, были уничтожены или посажены в тюрьмы. Потом началось наполнение Мариуполя западноукраинскими смыслами. Приезжали в город те же самые «азовцы» (организация запрещена и признана террористической в РФ). Привозили свои семьи. Их дети шли в школы, их жены занимали руководящие посты в городе.

Поэтому то, что мы увидели в 2022 году – это, конечно, уже был совсем другой Мариуполь. За 8 лет даже те, кто нас поддерживал, уже, признаюсь, потеряли веру в то, что мы придем. Ну а то, что случилось с Мариуполем после штурма – это конечно же многих испугало. Тем не менее сейчас Мариуполь расцветает, сейчас в Мариуполь вкладываются колоссальные средства, и это станет нашим главным аргументом в историческом контексте. Мы не просто «штурманули» Мариуполь. Мы еще его и отстроим, мы еще его и восстановим. Сейчас – бесконечная стройка. Порт целый, отгрузка-погрузка идет, в ближайшее время, я полагаю, будет запускаться «Завод Ильича», а это рабочие места. И город оживет. Западным районам города повезло больше – сейчас на них больший акцент, а левый берег – восточный микрорайон – им будет гораздо сложнее. Но, думаю, руки и туда дойдут, когда будет вопрос решен по «Азовстали» – что же с ним таки делать, с этим заводом. Тогда уже будет более понятно.

– СВО – чем она стала лично для Вас? Как и когда Вы приняли решение вернуться в Донбасс?

– СВО лично для меня очевидна и понятна. Почему началась сейчас, а не раньше – вот здесь есть вопросы. Я был готов к СВО еще с 2014 года и конечно же был готов в 2022-м. Вернуться в Донбасс – решение было простое. После того как президентом были сделаны заявления о недопустимости обстрелов мирного Донбасса, когда стало понятно, к чему все идет, я прыгнул в самолет и прилетел в Ростов. Тогда еще можно было летать. И с тех пор работаю – освещал как журналист весь штурм Мариуполя от начала и до конца в команде информационного агентства ANNA-News в качестве военкора. Потом занялся уже музыкой. Была написана песня «Пливе кача» – как раз во время штурма Мариуполя. И как раз когда выходили боевики запрещенной в России группировки «Азов», вышла и сама песня на украинском языке.

Это первое произведение, которое представляет пророссийскую позицию на украинской мове. Раньше никто этого не делал. Мне показалось это важным. Я вообще не боюсь сложных тем, сложных вопросов. Например, песня «Лето-арбалеты», которая вышла в 2021 году, была посвящена «вагнерам» – напомню, в 2021 году еще мало кто осмеливался говорить о бойцах ЧВК «Вагнер» вслух – я это сделал не задумываясь. Потому что у меня много друзей прошли этот конфликт, много ребят, которые повоевали в Сирии, в Донбассе, которые были в Африке в составе ЧВК «Вагнер». И мне казалось, что это новое явление, которое нужно осветить. Я не побоялся озвучить свой взгляд и в песне «Они ушли», где припевная часть отсылает нас к произведению Тимура Муцураева. Потому что настал тот момент, когда чеченские подразделения и подразделения русской армии плечом к плечу выполняют специальные задачи. Это я увидел в Мариуполе, и мне захотелось акцентировать на этом внимание. Так что я не боюсь сложных тем, особенно в музыке. Мне кажется важным привлекать внимание общественности к таким реперным точкам. Это очень важно – акцентированно говорить о том, о чем боятся говорить многие.

– Как Вы пришли в творчество? С чего все началось, что подтолкнуло Вас к этому?

– Я всегда занимался творчеством. Помимо того, что работал в Союзе добровольцев Донбасса, в пресс-службе, я всегда находил время на реализацию творческого потенциала – например снимал документальные фильмы, которые получали призы на различных международных фестивалях.

– Расскажите про Ваш первый графический роман Донбасса «Дорус. Первая Центурия». Как возникла идея самого романа? Будет ли продолжение? Что Вы хотели донести до людей через Ваш роман?

– Комикс «Дорус. Первая Центурия» – был попыткой продолжить традицию отечественных комиксов о войне и мире, о зле и добре. История стара как мир – Герой вместе с другом сражается за свой дом с превосходящими силами противника. Фактически – героический эпос в уютной обложке постапокалиптического мира. События развиваются в вымышленной Вселенной, что не мешает им перекликаться с событиями, происходящими в Донбассе. История не стоит на месте. Культура вращается и видит новое в минувшем, равно как и отсылает к прошлому нашу реальность. И война здесь – это жестокая необходимость, двигатель прогресса, крепкий архетип, обитающий в бессознательном. Тогда мы с командой единомышленников задумали создать графический роман с понятными всем символами и образами, через которые мы бы смогли рассказать миру о вещах, которые нас волнуют. К сожалению, не удалось продолжить этот проект, но я думаю, что рано или поздно мы к этому вернемся и выпустим еще несколько комиксов. Сейчас конечно же я больше занимаюсь музыкой, потому что с началом СВО стало понятно, что есть запрос на культурное осмысление происходящего, а ответов наша культура почти не дает. Мы сейчас находимся в той ситуации, когда только еще возрождаем нашу русскую культуру.

– Вы развернули активную кампанию против тех деятелей культуры, которые с началом СВО покинули пределы России, хаяли ее и СВО, находясь за ее пределами, а потом решили вернуться. Как Вы думаете, с чем связано их возвращение и почему они заняли подобную позицию?

– Я не знаю, почему артисты, которые всю жизнь зарабатывали в России, когда начались сложные события – уехали из страны, не поддержали ее. Я не пытаюсь дать оценку их действиям. Ну уехали – и уехали. Забирайте свои вещи и больше не возвращайтесь. Мы сами построим новую русскую культуру. Конечно же внутри самой культурной среды есть те люди, которых принято называть «пятая колонна», а есть еще и «шестая колонна». «Пятая колонна» – это те, кто не согласен с действующей властью, но протест выражает по-тихому, а «шестая» – те, кто не согласен, но формально поддерживают власть. При этом они предадут страну при первой возможности.

Большинство культурного поля Российской Федерации, которое было до 23 февраля 2022 года – это «шестая колонна». Культура вообще никак не поддерживала и не следовала интересам Российской Федерации. Культура жила сама по себе, и весь шоу-бизнес является следствием культуры, следствием в том числе движений культурных «элитных» групп, таких как Пугачева, Галкин* и прочие семьи, которые забаррикадировались, обосновались на вершине этого олимпа, а потом в один момент просто нас бросили. Бросили свою страну, бросили своих людей, написали много гадостей и уехали. Ну, скатертью дорожка. Свято место пусто не бывает. Мы конечно же заполним его новыми смыслами. Не так быстро, как хотелось бы, потому что важно сейчас учитывать то, что идет война не только на поле боя, но и война в культуре, поэтому наш культурный окоп пусть небольшой, но там собираются самые приличные люди, такие так Юлия Чичерина, Скляр, Рич, Schokk-Бамберг и другие. Пусть нас немного, пусть не все у нас получается, но мы по крайней мере последовательны в служении своей стране.

– Вы много бываете на вновь освобожденным территориях. Скажите, пожалуйста, в чем в основном там нуждаются люди?

– Во всем. Начиная от средств существования до хороших песен, хороших фильмов и в целом – новой идеологии.

– Вы успеваете следить за теми событиями, которые происходят в мире? Как Вы можете прокомментировать события вокруг Карабаха? Ведь сейчас Арцах практически отдали на милость Баку.

– То, что Пашинян отдает территории Баку – для меня огромная трагедия, потому что у меня много друзей-армян. То, что делает Пашинян, я считаю огромным предательством. Предательством не только Карабаха, но и предательством всего народа Армении. Я думаю, катастрофу от того, что он сделал, мы сможем оценить уже в ближайшем будущем. Потому что Пашинян тащит Армению в пропасть. Он фактически слил Нагорный Карабах.

Я напомню, что огромное количество русских, добровольцев, когда вспыхнули эти события в Карабахе, были готовы прийти на помощь народу Армении. Но тогда Пашинян сделал все, чтобы не дать возможность Армии обороны Нагорного Карабаха, Арцаха, отстоять свое право на суверенитет. Вопрос о вхождении Арцаха в Армению давно напрашивался. Очевидно, что Пашинян – это хуже, чем Янукович. Потому что Янукович просто оказался слабым, а Пашинян для меня является предателем всего армянского народа. Не знаю, как будут дальше развиваться отношения между Россией, Арменией и Азербайджаном, в этом треугольнике сложно разобраться. Помимо этих трех игроков, есть еще турки, есть еще Иран, много разных заинтересантов во всем этом. Для меня очевидно, что армяне Карабаха достойны того, чтобы быть признанными частью мирового сообщества. Теперь же наверняка все будет куда сложнее. И только русские миротворцы могут обеспечить их безопасность. Но при подобной позиции руководства Армении достигнуть этого будет очень сложно.

– Вы работали когда-нибудь вместе с композиторами или исполнителями из Армении? И если нет, то собираетесь ли это сделать? Вообще, возможен ли такой опыт?

– Нет, пока не работал. Очень хочу с кем-то из Армении сделать что-то совместно. Мне очень нравится армянская этническая музыка. Очень много крутых мотивов, крутых материй, которые делают армянские музыканты. Я надеюсь, что когда-нибудь получится сделать что-то совместное.

– Расскажите, а Вам доводилось бывать в Армении?

– Вообще, я очень хотел побывать в Степанакерте, но теперь понимаю, что есть ряд проблем, с которыми придется столкнуться, чтобы туда попасть. Я работал в агентстве ANNA-News, когда началась очередная Карабахская война. Мы пытались аккредитоваться. Мои друзья аккредитовались со стороны Армении – поехали, работали, освещали происходящее там со стороны Нагорного Карабаха, а меня редакция пыталась аккредитовать со стороны Азербайджана. Но конечно же посольство Азербайджана нам отказало. Никто нас туда не пустил. Для меня то, что сейчас переживает Арцах – это трагедия. Есть пример Донбасса, который, несмотря на все лишения, дошел до кульминации и стал частью большой Родины. И ситуация с Арцахом, который так и не стал Арменией, для меня и для моих друзей, людей, с которыми я имею честь общаться, большая трагедия.

– Что бы Вы хотели пожелать народу Армении и Арцаха?

– Я не знаю, как будут развиваться события дальше, но я желаю народу Армении, народу Арцаха терпения, сил и в конце закончу так: Айк Наапет уже готовит свой лук, поэтому держите порох сухим, готовьте стрелы. Рано или поздно, так или иначе – мы решим этот вопрос.

*Минюст РФ включил Максима Галкина в список физлиц-иноагентов.

Беседу вела Мария Коледа

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты