№7 (363) июль 2023 г.

Павел Шутов: Все правильные россияне помогают жителям Донбасса и бойцам СВО

Просмотров: 3484

Интервью с Шутовым Павлом Викторовичем – главой муниципального округа Нагорный (г. Москва), руководителем Российской ассоциации авиационных и космических страховщиков, руководителем центра космического страхования в Росгосстрахе, инициатором создания фонда «Посылка из дома».

– Павел Викторович, расскажите, пожалуйста, нашим читателям немного о себе.

– Основное мое место работы – это Российская ассоциация авиационных и космических страховщиков, которой я руковожу, а также компания Росгосстрах, в которой являюсь руководителем Центра космического страхования. То есть я занимаюсь своей обычной деятельностью – космическим страхованием – и общественной деятельностью – в качестве депутата и главы муниципального округа.

– Как Вы пришли в космическую отрасль?

– В 1994 году – это почти уже 30 лет назад – я поступил в Военно-космическую академию. Это было первое, что меня связало с космосом – космические вой-

ска. Прослужил в них некоторое количество лет, стал офицером космических войск. После завершения военной службы закончил МГИМО, защитил ученую степень – кандидата экономических наук – и начал заниматься космическим страхованием. Я работал на предприятиях космической отрасли, даже руководил одним из них, но так или иначе моя работа была параллельно связана с космическим страхованием.

– Давно ли Вы занимаетесь страхованием космических и авиационных рисков и возглавляете Российскую ассоциацию авиационных и космических страховщиков? Что это за организация и какова ее роль на российском и международном страховом рынке?

– В космическом страховании я с 2002 года – более 20 лет. РААКС – это уникальная ассоциация. Два года назад ей исполнилось 25 лет. Для организации в России – это достаточно большой срок существования. Я руковожу этой организацией уже почти 10 лет, являюсь президентом – это выборная должность. Выборы проходят каждые два года, то есть меня выбрали на эту должность уже на пятый срок подряд.

Это уникальная организация – профобъединение всех страховых организаций, которые занимаются не только космическим, но и авиационным страхованием. Это профессиональный союз. Все организации российского рынка космического и авиационного страхования входят в эту ассоциацию. Ее уникальность еще и в том, что Всероссийский союз страховщиков поглотил за последние пять лет все остальные более мелкие страховые ассоциации. Они все сейчас входят в него.

РААКС же существует как отдельная самостоятельная ассоциация, со своими бюджетами, руководством и своими, отдельными от других ассоциаций членами. РААКС занимается законотворческой деятельностью в области космического и авиационного страхования, проводит конференции, консультации – запрос с рынка на деятельность этой организации достаточно большой. Работа очень интересная. Сегодня, несмотря на все трудности в страховании, есть большая потребность в ее деятельности.

– Приходится ли Вам общаться с космонавтами или специалистами Центра управления полетами непосредственно перед стартом?

– Приходится общаться достаточно часто. И непосредственно перед стартом, и в предшествующий период. Страхование требует много информации для того, чтобы оценить риски. Поэтому общаться приходится всегда. И с представителями, и с экспертами космической отрасли, и с представителями ЦУП, и с космонавтами – чтобы выяснить какие-то нюансы каждого отдельного космического проекта. Мы всегда в контакте. И не только непосредственно перед стартом, но и задолго до него, практически постоянно.

– Есть, наверное, ощущение причастности к чему-то великому? Все-таки это космос...

– Да, конечно, космос – великое направление, развивающееся сейчас, и оно будет развиваться в будущем. Я, можно сказать, фанат космической деятельности, поэтому так долго и работаю в этой сфере, считаю себя в некоторой степени профессионалом и экспертом в этой области.

– Это одна сфера Вашей жизни. Вторая – это общественная деятельность в рамках выборов, депутатства и так далее.

– Да, так получилось, что жизнь моя очень разнообразна. Казалось бы, где космические войска, космическое страхование, космическая отрасль – и где муниципальное депутатство. Но тем не менее получилось так, что на определенном жизненном этапе я решил этой тематикой все-таки увлечься. Я живу в том районе, где меня избрали депутатом. Конечно, я заинтересован в том, чтобы в районе, где я живу, жизнь развивалась в правильном русле, чтобы район был безопасен для меня и моих детей, чтобы он был красив, удобен и комфортен. Из этих соображений я в свое время и выдвинулся в муниципальные депутаты. В прошлом году меня избрали уже на второй срок – получается, что сейчас я уже вышел на «вторую пятилетку» депутатской деятельности. И одновременно с этим меня выбрали главой муниципального округа – главой Совета депутатов муниципального округа Нагорный.

– Почему Вы решили идти в муниципальные депутаты? Это ведь дополнительная общественная нагрузка, причем немаленькая. Что именно явилось неким триггером?

– Понимание, что я это могу, я этого хочу, у меня хватит профессионализма для того, чтобы качественно работать на пользу своего района. Почему бы не я? Мне удалось успешно пройти выборы, и я продолжаю работать.

– Сейчас Вы – глава Совета депутатов муниципального округа Нагорный города Москвы. С какими проблемами чаще всего обращаются жители и удается ли эти проблемы решать?

– Проблемы совершенно разнообразные. Более того, я себе сам неким образом усложнил жизнь и пошел на определенный риск – создал электронную приемную, что мало кто делает. Теперь у любого жителя района есть возможность обратиться ко мне с любым вопросом хоть днем, хоть ночью. На написанное в мою электронную приемную обращение будет практически моментальная реакция. Это не так, что тебе написали письмо – и ты через 30 дней на него формально отвечаешь. Ответы мы даем в течение дня и решаем те вопросы, с которыми жители обращаются. Вопросы совершенно разные. И бытовые, и связанные с капремонтом, дорогами – спектр огромен. Мы сталкиваемся и с вопросами, которые не входят в сферу наших полномочий. Муниципальный депутат – это депутат «на земле», скажем так. Есть более высокие уровни управления. Но мы имеем возможность обратиться в Мосгордуму, к депутатам Государственной Думы и инициировать решение вопроса на более высоких уровнях. Мы в любом случае, даже по тем вопросам, которые не входят в нашу компетенцию, помогаем жителям. И как правило, это получается.

– Многие вопросы остаются нерешенными по независящим от Вас причинам?

– Мы не волшебники. Но процент нерешенных вопросов или тех, которые еще находятся на стадии решения – не более 10 от того объема, который мы получаем.

– Очень впечатляющая статистика.

– Она действительно фактически такая. Вот только недавно ее проверял, мне самому было интересно. Когда открывал электронную приемную, были серьезные опасения, что поступающие вопросы будут неадекватными или нерешаемыми. А на самом деле жители обращаются с вполне справедливыми вопросами, которые действительно требуют решения и которые можно решить.

– На Ваших страницах в социальных сетях часто можно увидеть новости о поездках в Донбасс и на вновь освобожденные территории. Почему Вы решили принять участие в помощи защитникам России, находящимся в зоне СВО, и мирным жителям?

– Мне кажется, что все правильные россияне одновременно приняли решение помогать жителям Донбасса и бойцам СВО. Я такой же. Была первая поездка, достаточно давно, которая меня полностью убедила в том, что помощь нужна, этим надо заниматься, и заниматься системно и на постоянной основе. Поэтому я это делаю. Я действительно езжу в Донбасс в разные регионы достаточно часто и надеюсь, что моя деятельность приближает нашу победу. Хотя бы на час, на день.

– Как Ваши близкие воспринимают Ваши поездки?

– Семья относится с пониманием. Семья у меня тоже патриотично настроена, они относятся к правильным россиянам. Но, с другой стороны, я не все рассказываю. Берегу их нервы и пытаюсь делать так, чтобы они меньше волновались.

– Что Вас больше всего поразило во время этих поездок?

– Трудно сказать. Можно говорить о разрушенных городах, поселках, дорогах, но не это поражает. Это больше расстраивает и печалит. А поражают люди. Особенно меня поражают дети Донбасса. Помимо того, что мы привозим достаточно серьезную гуманитарную помощь как бойцам, так и в школы, в больницы и в госпитали, мы проводим различные детские мероприятия. Я провожу лекции и беседы со школьниками по космической теме. И мне очень приятно общаться с этими детьми. Они взрослее, чем наши. Они как-то серьезнее, чем дети большой России. Хочется им что-то доносить, хочется им помогать. Они меня поражают. Они действительно другие – дети Донбасса.

– Получается, помимо страховой и депутатской деятельности, своих увлечений, Вы читаете еще и огромное количество лекций, в том числе по космической тематике. Насколько я знаю, Вы детей из своего района возили на выставку, посвященную Дню космонавтики и космосу, проводите различные мероприятия в школах Вашего района, связанные с космосом.

– Действительно, я читаю лекции в школах и в других организациях – например в этом году на День космонавтики я организовал лекцию в фонде «Единение» – это фонд, который занимается помощью необычным детям, с ментальными нарушениями. Для меня это было очень рискованное мероприятие. Было непонятно, как такие особенные дети воспримут информацию, как они вообще будут общаться по этому поводу. Но все прошло хорошо. И я от этого сам лично получаю удовольствие – когда рассказываю детям о том, что лично мне нравится. Мне нравится космос, и я пытаюсь рассказать детям и взрослым о космической деятельности России все, что знаю сам. Приятно, когда люди это впитывают и есть какая-то обратная связь.

– Вы часто бываете на вновь освобожденных территориях. В чем там в основном нуждаются люди?

– Трудно назвать какие-то конкретные вещи или товары, в которых нуждаются. Проще сказать, что нуждаются во всем. В каких-то регионах проще ситуация, в каких-то – более тяжелая. Донбассу нужно все – от бытовых мелочей, продуктов, до оргтехники, мебели, стройматериалов. Мы все понимаем, в каком состоянии сейчас находятся города Донбасса – особенно те, которые затронула специальная военная операция. Там нужно все. И эта помощь должна идти от России и россиян – больше не от кого.

– Какие острые проблемы, кроме военных, приходится решать на местах местной администрации?

– Конечно, кроме военных вопросов, у администрации городов в первую очередь возникают вопросы налаживания обычной жизни людей: школы, коммунальные услуги, коммуникации и так далее. Сейчас мы через наши гуманитарные поездки понимаем, что присутствует большая потребность в дооснащении, дооборудовании школ. Не только СВО, а десятилетия правления украинского режима привели к тому, что в этот регион не вкладывались средства. Не вкладывались в образование, в спортивные направления, в медицину. И сейчас это большой запрос, большая потребность – развивать именно нормальную жизнь людей, детей и подростков.

– Обращается ли к Вам за помощью местная администрация?

– Конечно, обращается. Сейчас у нас есть запрос от администраций городов ДНР, который для нас очень важен в рамках партийного проекта «Единой России» «Za самбо». Мы сейчас готовим комплекты формы для занятий самбо, маты, оборудование и другое оснащение. Достаточно большой запрос. Это опять же в русле развития спорта в том регионе. У нас есть запрос от администрации района о дооборудовании школ оргтехникой, мебелью, всевозможными вещами, которые необходимы для обеспечения нормального учебного процесса. Эти обращения идут через администрации освобожденных городов.

– Какой механизм сбора и отправки гуманитарной помощи?

– Раньше мы действовали, как и все россияне, группы друзей, чаты, которые собирали средства и помогали жителям Донбасса и бойцам СВО. Но мы поняли, что это недостаточно эффективно и необходимо привести эту помощь к какой-то системности. Поэтому мы со своей командой создали фонд «Посылка из дома». Это, например, позволяет работать с нами юридическим лицам. Работа с фондом цивилизованна, регламентированна, имеет определенное налоговое регулирование и контроль, то есть это проще и для одной стороны, и для другой. Поэтому фонд дает дополнительные возможности для помощи жителям Донбасса. Мы получаем конкретную заявку на фонд, на определенные вещи, в которых нуждается тот или иной город, учреждение или войсковая часть, делаем сбор, закупку и отвозим ее сами, передаем из рук в руки нуждающимся. Вся эта деятельность подконтрольна, прозрачна, понятна для тех, кто участвует в этих сборах.

– Скажите, большое количество людей помогает?

– Хотелось бы больше. Не такое большое. Сейчас мы видим тенденцию, что люди больше готовы помогать гражданским организациям: школам, спортивным секциям, конкретным детям, больницам и в меньшей степени хотят помогать бойцам СВО. В сборах, касающихся именно бойцов, есть сложности.

– У Вас очень интересные шевроны. Расскажите, пожалуйста, а что это – «космическая пехота»? Откуда пошло это понятие?

– Как я уже сказал в начале нашего разговора, я выходец из космических войск. Так получилось, что в зоне СВО сейчас служит достаточно большое количество моих сослуживцев. Несмотря на то, что это бывшие офицеры космических войск, служат они в окопах – обычной пехотой, поэтому появилась идея сделать отдельные шевроны, отдельное название – «космическая пехота». Эти шевроны полностью идентичны тем, которые мы носили в то время, когда служили в космических войсках. Мы заменили единственное слово, которое сейчас больше соответствует той деятельности, которой мои друзья-сослуживцы сейчас занимаются. Потому – «космическая пехота».

– На одном из видео Вы дарили несколько шевронов детям.

– Да. Их просят дети и носят с большим удовольствием. Я не ожидал такого. В первый раз это не было запланировано. Я просто пару шевронов подарил, а потом налетели дети, попросили еще и еще. Пришлось раздать все и снять даже с себя, подарить.

– Как Вы всё успеваете? Работа, общественная деятельность, поездки на вновь освобожденные территории... А есть ли у Вас какие-то увлечения для души? Расскажите, пожалуйста, о них.

– Для души я байкер. Я руководитель одного из байкерских клубов. Это как раз моя отдушина, то, чем я отдыхаю. Мои друзья – можно сказать, мои братья, моя команда, с которыми я люблю быть вместе – это как раз и есть мой отдых. Например, сейчас у нас на ближайшее время запланирована мотопоездка Москва – Мурманск.

– Сейчас сложилась довольно напряженная ситуация в Армении. Последние заявления Пашиняна показывают, что он готовится сдать Арцах Азербайджану. Что Вы думаете по этому поводу?

– Тяжело комментировать заявления и вообще взаимоотношения Армении с Азербайджаном. Надеюсь, что два этих региона все-таки договорятся о мирном сосуществовании. Даже после всех трагичных и печальных событий я уверен, что всегда остается вариант договориться. Надеюсь, что им удастся найти такое решение, которое устроит обе стороны.

Беседу вела Мария Коледа

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты