№ 1 (207) Январь 2013 года.

Гоар и Геворк: суровая нежность

Просмотров: 5032

К годовщине смерти легендарного разведчика Г.А. Вартаняна (17.02.1924 – 10.01.2012)

Едва ли можно найти на свете пару, которая сочеталась бы законным браком трижды. По долгу службы и в силу обстоятельств Геворку и Гоар Вартанянам пришлось на людях каждый раз объясняться в любви друг другу. Жизнь трижды дала им ощутить это трепетное чувство, как в первый раз. Прожив в счастливом браке более 65 лет, помня о служении Отечеству, они сумели остаться душой молодыми.

Свою первую свадьбу Гоар и Геворк сыграли 30 июня 1946 года в Тегеране после венчания в армянской церкви. Пришли они в столицу шахского Ирана разными путями. «Мой выбор мужа зависел исключительно от меня, – не раз признавалась Гоар Левоновна. – Геворка мне никто не навязывал, как и не утверждал в качестве суженого. В его объятия бросило меня чувство необоримой нежности к нему». Еще дважды играли они свадьбу в других странах и всякий раз под разными именами. Ведь они передвигались по миру, поработав едва ли не в ста государствах, упоминать которые и по сей день нет возможности.

Перед 8 марта на встрече с именитыми женщинами В.В. Путин, подойдя с бокалом к Гоар Левоновне, справился: «А в каких странах вы были?» Одарив президента улыбкой, она ответила: «Во многих». Глава государства, сам бывший разведчик, мгновенно смекнув, о чем она, засмеялся и одобрительно кивнул головой.

* * *

Родилась Гоар Левоновна Вартанян (в девичестве Пахлеванян) 25 января 1926 года в городе Ленинакане. Из советской Армении в 1932 году родители увезли ее в Иран, где отец нашел себя на ниве предпринимательства. Проще будет сказать – был направлен ОГПУ для развертывания разведывательной работы в пользу СССР.

Геворк Андреевич Вартанян, родом из Ростова-на-Дону, оказался в Иране двумя годами раньше, когда ему едва исполнилось шесть. Его отец Андрей Васильевич, иранский подданный, директор маслобойного завода станицы Степной, что неподалеку от Ростова-на-Дону, по совместительству спецагент иностранного отдела ОГПУ, выехал с семьей за пределы СССР на особое задание. После шести лет пребывания в Тавризе Вартаняны перебрались в Тегеран, где глава семьи стал владельцем кондитерской фабрики, прославившейся на весь Иран своими сластями и лакомствами. Фабрика была надежным прикрытием его разведывательной и агентурной работы по вербовке новых агентов и поддержанию связей с нелегалами. Снабжал их Андрей Васильевич и надежными документами. Довелось ему побывать и за решеткой, и не единожды. Однако всякий раз Вартаняну-старшему удавалось убедить иранские власти в своей благонадежности. В столь тревожной обстановке Геворк и рос.

Судьбу свою Вартанян-младший связал с советской разведкой в 16 лет, пойдя по стопам отца. В феврале 1940-го Геворк вошел в тесный контакт с тегеранской резидентурой. Когда разразились война, он уже работал под началом Ивана Ивановича Агаянца, резидента НКГБ в Иране. О том, что Агаянц личность легендарная, Геворк узнал много позже. Вспоминал о наставнике своем как о «человеке строгом и в то же время добром, теплом». Несмотря на постоянную занятость, Агаянц учил и натаскивал Геворка.

В июле 1941 года Гитлер стал наседать на Реза-шаха-Пехлеви, настаивая, чтобы Иран вступил в войну на стороне Германии. Если шах и колебался, то созданный им Высший военный совет отверг предложение немцев. Тогда-то адмирал Канарис, шеф военной разведки Третьего рейха – абвера, силами своих агентов и начал плести заговор с целью свергнуть шаха. Дабы пресечь поползновения абвера по вовлечению Ирана в войну, воинские части СССР и Великобритании 17 сентября 1941 года вошли в иранскую столицу. К тому времени Иран уже кишел немцами – разведчиками-профессионалами и всякого рода военными советниками и инструкторами, проникшими туда под видом торговцев, бизнесменов и инженеров.

Первым заданием Геворка Вартаняна, получившего оперативный псевдоним Амир, стало создание надежной группы из сверстников для выявления разведчиков-немцев и их пособников в Тегеране и других городах Ирана. Группа Амира, в шутку прозванная Агаянцом «легкой кавалерией», выявила за два года не менее 400 лиц, так или иначе связанных с абвером.

Немцы немцами, но плели интриги против СССР и британцы, союзники Сталина по антигитлеровской коалиции; в Тегеране англичане создали глубоко законспирированную разведшколу для подготовки и заброски в Среднюю Азию и Закавказье агентуры из молодых людей со знанием русского языка, по принципу: таджиков – в Таджикистан, армян – в Армению.

По приказу Центра Амир и внедрился в эту разведшколу, подключив свою «легкую кавалерию» для выявления ее курсантов, подготовка которых, в целях строжайшей конспирации, проводилась парами. Все засланные в СССР шпионы либо обезвреживались, либо, перевербованные, работали на «холостом ходу». Вскоре школа и вовсе перестала существовать, а знания, полученные Амиром от британских наставников в шифровальной технике, вербовке агентов и закладке тайников, остались при нем.

В «легкой кавалерии», состоявшей из семи проворных ребят примерно одного возраста – армян, ассирийцев и лезгина, общавшихся между собой на русском и фарси, ближайшим другом Амира был Оганес. В его доме Геворк в 1942 году впервые и увидел школьницу Гоар, сестру своего соратника, чернобровую красавицу. В переводе с армянского имя это означает «жемчужина», каковой она и оказалась – что для «легкой кавалерии», куда ее вовлек Амир, что для него самого.

Природное чутье Гоар, острая наблюдательность, ясный ум помогли ей влиться в группу. В условиях подпольной работы юные разведчики видели в ней только друга, словно не замечая ни ее красоты, ни обаяния. Позже Геворк признается, что Гоар покорила его сердце с первого же взгляда. Ему импонировали ее представления о чести и долге, о порядочности и дружбе.

Первую проверку Гоар выдержала в дни, когда двое членов группы Амира ликвидировали иранца-террориста. Таминат, иранская тайная полиция, потеряв след исполнителей акции, схватила их приятеля – Геворка и три месяца выбивала из него показания. Гоар носила ему передачи в тюрьму и держала в курсе дел. Узнав от Гоар, что их товарищи вывезены в безопасное место, Геворк стал шумно требовать немедленного освобождения. Подключился к протестам сына и отец, известный в Тегеране кондитер. Поднялась на защиту Геворка и местная армянская община. Властям пришлось уступить.

Месяцы переживаний за друга переросли у Гоар в особую привязанность к Геворку, которую ей удавалось скрывать до самого конца войны.

В канун Тегеранской конференции 1943 года (28 ноября – 1 декабря) Берлин забросил в Иран шестерых диверсантов, которые должны были подготовить почву для высадки основного десанта во главе с любимцем фюрера – Отто Скорцени. Тому предстояло 30 ноября, в день рождения британского премьера, ликвидировать «большую тройку» – Сталина, Рузвельта, Черчилля.

Выследив группу заброса, Амир с друзьями выявили их гнездо, и все шестеро диверсантов были обезврежены охраной «большой тройки». Покушение не состоялось. Операция абвера «Длинный прыжок» сорвалась. Итогом встречи глав СССР, США и Великобритании стала Декларация о совместных действиях против общего врага и о послевоенном сотрудничестве трех держав.

Гоар вспоминала: «В поисках диверсантов мы носились по улицам пыльного Тегерана днем и ночью. В холод и в жару, пересиливая страх, мы шли по их следам. И нашли…»

Как-то в разговоре Геворк Андреевич обронил: «Гоар – молодец! Такая была девочка с косичками, а смелая. Радистов-немцев мы обнаружили, и после они уже работали «под колпаком» у нашей и британской разведок».

Здесь уместно упомянуть, что первое донесение о готовящемся покушении поступило в Центр от разведчика Николая Кузнецова. Он и стал первым Героем Советского Союза от Службы внешней разведки.

* * *

Спустя год после окончания войны Геворк и Гоар сыграли свою первую свадьбу в Тегеране. Венчал их священник, знавший Гоар и Геворка еще с военных лет. Его напутственные слова о мире и согласии запали им в душу, став краеугольным камнем прочной семьи.

В 1951 году Центр, вняв просьбам молодых разведчиков и в знак их заслуг, дает возможность получить высшее образование в стенах Ереванского государственного университета – на факультете иностранных языков.

В 1953 году, проработав на советскую разведку целых 23 года, 65-летний Андрей Васильевич, отец Геворка, перебрался на постоянное жительство в Ереван. Мало кто знал, что этот неприметный на вид человек в Отечественную войну умудрился из Ирана передать в Центр личные сбережения на постройку танка.

Освоившись в языках, счастливая пара в 1956 году отбыла в свою первую командировку, которая продлится…

30 лет. Отработав два-три года в одной стране, они перебираются в другую, а потом еще и еще… И вернутся Геворк с Гоар домой с двумя туристическими чемоданами.

Но как бы ни складывалась жизнь в чужих краях, а на отдых Вартаняны неизменно ездили в родной Ереван, где и поныне стоит дом Геворка Андреевича, приобретенный еще его отцом.

* * *

Одной из ярких стран в их разведбиографии остается на все времена Италия, где в 1970-х супруги Вартаняны рассекретили не одну базу НАТО, умело воспользовавшись дружескими отношениями с командующим 6-м флотом США адмиралом Стенфилдом Тернером, будущим директором ЦРУ США.

В какой бы стране они ни работали, в круг их знакомых входило много высокопоставленных политиков, дипломатов, военных, руководителей разведслужб. Этому способствовало и то, что Вартаняны свободно владели русским, армянским, английским, итальянским, ну и фарси, разумеется. Знали, может, и больше. Но об этом они не говорили, чтобы не называть страны, где работали.

* * *

В конце 1983 года, когда в ЦК КПСС подали представление на присвоение полковнику госбезопасности Вартаняну Геворку Андреевичу звания Героя Советского Союза, там, ознакомившись с документами, усомнились: «Не мог же один человек совершить все, что тут изложено?» И впрямь, трудно было поверить, что операцию по ликвидации «большой тройки», которую разработали лучшие умы Германии – Канарис, Шелленберг, Скорцени, сорвали юноши 16 – 19 лет. Пришлось составить развернутую справку.

Не поверил изложенному и генеральный секретарь ЦК КПСС К.У. Черненко. Переспросил: «Как, и это все он сделал один?!» «Не один, – ответил председатель КГБ В.М. Чебриков. –

С женой!» «Тогда и жену надо отметить наградой», – произнес генсек.

Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Вартанянов был подписан 28 мая 1984 года, о чем супруги узнали из шифровки, поступившей из Центра. И вот при каких обстоятельствах.

Обычно шифровки принимала Гоар, но в тот день к аппарату сел Геворк. Сообщение было кратким, что насторожило его: так оповещают либо о провале, либо о смерти близких. Расшифровав, узнал, что ему присвоено звание Героя Советского Союза, а Гоар награждена орденом Боевого Красного Знамени. Глазам не поверил: в мирное время и такие высокие награды?! Войдя в комнату и увидев в руке мужа шифровку, Гоар заметила бледность на его лице. Подала знак: мол, покажи быстрее. Он протянул ей листок.

Спустя годы, когда зашел разговор об этом, Гоар Левоновна, улыбнувшись, сказала: «Я была недовольна, что сообщение было таким коротким… По несколько раз пробежали глазами текст, глянули друг на друга, сожгли шифровку, свернув ее в трубочку, чтоб поменьше было пепла, и быстренько в ресторан. Отметить».

В оригинале указа о награждении есть пометка – «Без права публикации». То была скорее формальность, ибо наградные документы были на вымышленные фамилии. На всякий случай: утечка случается и из высших правительственных кругов.

Да будет известно, что после легендарного Николая Кузнецова Звезды Героя в Службе внешней разведки был удостоен Геворк Вартанян.

* * *

Осенью 1986 года Вартаняны вернулись на родину, все еще оставаясь «закрытыми». Вскоре Гоар Левоновна вышла на пенсию, а Геворк Андреевич остался служить в СВР. После отставки в 1992 году и до конца дней своих полковник Вартанян готовил агентов-нелегалов для работы за рубежом, радуясь тому, что нынешняя молодежь подготовлена куда лучше, чем они.

20 декабря 2000 года, в день 80-летнего юбилея Службы внешней разведки России, СВР рассекретила одних из самых эффективных за всю историю службы, а возможно, и за всю историю мировой разведки, разведчиков-нелегалов, приподняв завесу тайны лишь над одним из самых ранних эпизодов работы супругов – тегеранским. Геворк Вартанян говорил: «Есть вещи, которые вообще не откроют никогда. Кое-что, быть может, чуть-чуть. Даже в операциях по Тегерану столько всего, о чем не сказано и что совсем не тронуто…»

* * *

В беседе с журналистами Геворк Андреевич был предельно откровенным: «Мы с Гоар всегда были вместе, это придавало мне сил». К признанию мужа Гоар Левоновна добавила: «Я много помогала мужу в работе. Принимала участие в тайных операциях. Вместе мы переживали огорчения и радости». И, сделав паузу, сказала с характерной, чуть ироничной, улыбкой: «Вот уже 66 лет Геворк – мой начальник». На что Геворк Андреевич, в тон ей, ответил: «По совместительству».

Журналистов интересовало, всегда ли они работали под армянской фамилией. «Когда как, по обстоятельствам», – был ответ.

На вопрос, как живется вашей семье, Геворк Андреевич сухо отрезал: «Живем, как все. В 1991-м нам дали трехкомнатную квартиру. Супруга получает обычную пенсию, вдвое меньше моей: у нее же нет воинского звания. Все сбережения с советских времен, что были на сберкнижке, пропали, как у всех».

Подавая чай гостям в серебряных подстаканниках в своей московской квартире, Гоар Левоновна говорила: «Это лучшая память о нашем венчании в Тегеране, свадебный подарок. Шесть подстаканников с подносом».

Узнав о том, что этот чайный сервиз сопровождал их всюду, гости удивлялись, что с первыми чувствами друг к другу Геворк Андреевич и Гоар Левоновна сберегли и первую семейную реликвию.

Где только они не жили в годы «странствий» – и на виллах, и в дорогих отелях, и в роскошных квартирах. Но своего у них ничего не было. Вернувшись на родину, семейная пара получила в дар от Службы внешней разведки уютный домик с участком. Выбирались они туда только раз, да и то зимой, и всего на неделю. Золотому правилу – не расслабляться – Геворк и Гоар остались верны и тут.

* * *

В свои 87 лет Гоар Левоновна по-европейски элегантна. Всегда со вкусом одета, платья, как на подпор, сдержанных тонов, неизменно на высоких каблуках. И прическа – как из парикмахерской.

Кстати, с этим заведением связана у супругов-нелегалов история, чуть было не погубившая их. По признанию Геворка Андреевича, в ФРГ, сидя под феном, Гоар заметила идущего мимо витрины мужа и громко окликнула его: «Жора, я здесь!» Окликнула и похолодела. Осмотрелась. За гулом сушилки сидевшие в соседних креслах под такими же «касками» дамы, по счастью, ее не расслышали.

То был единственный прокол.

В другой раз, когда супруги нос к носу столкнулись с одним из иранских начальников, знавшим их по Тегерану, но под другой фамилией, Гоар, почуяв угрозу, изобразила острый приступ головной боли и дала знать мужу об опасности. Оба тотчас запрыгнули в свое роскошное авто, и Гоар ударила по газам…

Так сложилось, что у Гоар Левоновны и Геворка Андреевича нет детей. Уж очень они рисковали на своем далеком рубеже, работа требовала полной отдачи. Подсчитано, что стаж работы каждого из супругов в разведке (где год идет за два, а порой и за три) больше срока их жизни –120 лет.

* * *

10 января 2012 года Геворка Вартаняна не стало. Соболезнуя вдове Гоар Вартанян, президент России Д.А. Медведев в своей телеграмме отметил: «Ушел из жизни Геворк Андреевич Вартанян – легендарный разведчик, настоящий патриот своей страны, яркая и неординарная личность. Он был участником блестящих спецопераций, которые вошли в историю отечественной внешней разведки». Проводить его в последний путь прибыл председатель правительства РФ В.В. Путин.

24 октября 2012 года на Троекуровском кладбище был открыт памятник Герою Советского Союза Геворку Вартаняну. Приходя на могилу мужа, Гоар Левоновна продолжает душевно беседовать с ним, как с живым.

Марина и Гамлет Мирзояны

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 160 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Гордостью наполняется душа каждого из нас - Армян!!
  2. В Ростове есть улица Зорге, а нет улицы Вартаняна. Не справедливо!
  3. Прекрасная пара - Гоар и Геворк!
  4. Они были в списке 100 избранников?
  5. Умеют же Мирзояны сделать своим читателям новогодний подарок! Преисполняешься гордостью за таких людей!
  6. Нельзя ли восхищаться Мирзоянами без восточных дифирамбов? Знаем! Ценим!! Уважаем!!! Но сколько можно это повторять???
  7. Отличная статья,жаль Геворк Вартанян ущел из жизни.Нужно обязательно внести тикин Гоар в списки 100 известных армян России,хотя они с мужем уже были в прошлые годы среди известных.Горжусь такими соотечественниками.
  8. Спасибо модератору,убрал всю азерскую грязь,с небольшим опозданием.Ничего,Новый год!
  9. Да, жаль, что Геворк Вартанян в минувшем году ушел из жизни... Светлая память...
  10. Мы тоже восхищаемся. И нет никакой зависти! С чего взяли? Нормальное братское мнение по этике, с которым можете не соглашаться. Это ваше дело. Но не следует за полезное мнение хамить. С Новым годом!
  11. Интересно,как переводится на русский язык ваше имя.Лучше в "подарках" ходить,чем завистником.Вы воплощение одного из заповедных грехов.Это я вам говорю в дни Рождества.С Рождеством Христовым! А Вартаняны,настоящие герои,и каждому нельзя до них дотрагиваться,даже читать об их героических делах..
  12. Обидно, что эти замечательные люди так и не имели потомства. Всю жизнь положили во благо родине.
  13. Дорогой! Не следует разбрасываться оскорблениями. У нас тоже есть слова... Я неудачно и без плохого умысла перевел Ваше имя. Прошу прощения, если обидел. "Подарок" как раз мое имя. Ваше означает "Награда". Я больше всех горжусь Геворком Вартаняном. Он из моего города. Не это главное, а его подвиг. Один из величайших разведчиков мира, а у нас нет даже улицы Вартаняна. Я сам здесь писал восторженные отзывы об авторах. Мирзоянов я люблю и уважаю. Делают большое дело. Молодцы! Но согласитесь, хвалебные их не украшают. А завидовать... я даже не знаю, что это такое? Потому что я сам Армянин!
  14. Извинения принимаю.И от меня примите извинения.К сожалению,нам армянам,знакомо чувство зависти,но не будем больше об этом.Вартаняны-великие разведчики и мы вправе за них гордиться.
  15. Славные разведчики. Честь и слава им. За одно и царствие небесное Черненко и Чебрикову, не потерявшими чувства справедливости и не ставшими бюрократами.
  16. Спасибо за прекрасный заголовок! Гоар и Геворк! Вот это звучит! А Гоар Левоновна и Геворк Андреевич - это уже не звучит. Это по-русски, а не по-армянски. А Петик Коляевич или Усик Джанибекович - это сочетание вообще позор армянской нации.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты