№12 (242) июль (1–15) 2014 г.

Вахтанг Кикабидзе: Не люблю стрелять и не люблю, когда стреляют в меня

Просмотров: 2497

Эксклюзивное интервью Вахтанга Кикабидзе газете «Ноев Ковчег»

– Вахтанг Константинович, Вы в Ереване с концертом, и это обстоятельство очень радует поклонников Вашего творчества. О чем Ваши песни, что Вы хотите сказать слушателям? Чего нам так не хватает сегодня?

– Я всю жизнь пел о маленьком человеке, о любви, о дружбе, добрососедстве. Лишь об этом. Я никогда не пел о танках, флагах и конституциях. Чего нам не хватает сегодня? Думаю, духовности. Ее точно нет. Единственный положительный аспект времен СССР заключался в наличии у людей духовности. Сегодня все думают о деньгах. Я неоднократно бывал на гастролях в Америке. Так вот в доме, где я остановился, проживали муж, жена и двое детей. У меня все время было ощущение, что в этой семье живет кто-то еще пятый. Потом до меня дошло, что это были баксы – деньги. Они все время говорили о деньгах, о бизнесе и еще раз о деньгах и о бизнесе. К сожалению, в наше время то же происходит и у нас – американизация. И от этого никуда не денешься.

– Не хотелось бы говорить с Вами о политике, но последние Ваши слова лишают меня такой возможности. Грузия сегодня выбрала западный путь развития. Вы его одобряете?

– Абсолютно. Это правильный путь. Система серпа и молота себя не оправдала, она не привела нас ни к чему хорошему. Хотя мне кажется, что нам многое сегодня нужно делать по-другому. Сейчас Владимир Путин как будто стремится к восстановлению Советского Союза. Но этот путь не для нас. Если он собирается объединить наши страны по старым принципам и правилам, то это закончится очень плачевно для всех нас. Это опять все развалит.

– Почему Вы в этом так убеждены?

– Потому что колбасы за 2,20 уже никогда не будет. Объясню. Те времена безвозвратно прошли. Сегодня мы должны жить со своей плохой или хорошей, но Конституцией, своим флагом, любить и дружить с соседями, работать, создавать, растить детей. Одним словом, сторожить мирное сосуществование.

– События на Украине говорят о том, что пока это как-то не очень получается…

– Потому что кто-то очень уж ловко дирижирует этим процессом, тут двух мнений быть не может. Кстати, я в том числе и народный артист Украины. Буквально сегодня перед приездом в Армению я с сожалением смотрел по телевидению, что творится в этой стране. Какая вражда искусственно нагнетается между русскими и украинцами. Знаете, к сожалению, человек так уж создан – когда ему что-то разрешают, остановить его потом довольно трудно. Существует определенная масса людей, которая ни во что не вмешивается. Второй частью массы очень легко управлять. Опять-таки с сожалением отмечу, что это так.

– Тем не менее, к чему приведет Грузию курс на евроинтеграцию?

– Ответить на этот вопрос сегодня очень трудно. В первую очередь потому, что правительство очень сильной страны не хочет, чтобы мы шли на Запад. И в этом плане все, к сожалению, пока зависит от хотения этого правительства. Захочет – выстрелит, захочет – погладит по голове. Поэтому надо все-таки быть большими дипломатами. Грузины ведь стремятся в НАТО не от хорошей жизни. Люди боятся, они просто хотят спокойно спать и думали, что это спокойствие обеспечит НАТО. Россия вместо того, чтобы эти страхи развеять, лишь их подтверждает и усиливает давление на Украину, принуждая ее отказаться от движения в сторону Запада, главным образом в НАТО. Вы что думаете, армяне не хотят в НАТО? Армяне тоже хотят, я про вас тоже все знаю. Но вам некуда деваться, вы геополитически не в самом лучшем месте, застряли между двумя странами. Поэтому все-таки нужно решать эти вопросы дипломатически. Можно и не вступать в НАТО, но при этом человек должен жить спокойно.

– Вахтанг Константинович, с кем из соседей, по Вашим представлениям, сегодня у Грузии наиболее дружеские отношения?

– Думаю, что в Грузии, во всяком случае, к Армении и Азербайджану относятся очень хорошо. Что бы там ни говорили, мы кавказцы, а это отдельный дом, у нас свой, несколько иной менталитет. Мы очень любим принимать гостей. Из своего опыта скажу, что есть народы, которые гостей не любят. Есть народы, которые гостей любят, но принимать не умеют. И, наверное, поэтому с нами надо разговаривать как-то по-другому, особенным языком. А не так, как это делается сейчас.

– Что Вы имеете в виду?

– Я не люблю стрелять сам и не люблю, когда стреляют в меня. Меня очень мало в принципе. И я очень не люблю, когда сильный человек давит на маленького, когда большой народ разговаривает свысока с народом малым. И, учитывая, что армянская и грузинская культуры – культуры древние, наша малочисленность для нас скорее плюс, чем минус.

– Кстати, о большом соседе. С 2008-го Вы не бываете в России. Вы о чем-нибудь жалеете?

– Я очень люблю русский народ, россиян. Народ и политика – разные вещи. За годы своей жизни я в основном работал на российской эстраде. У меня до сих пор ежедневно 5-10 предложений в основном о концертах в России. Бывают и предложения в кино. Конечно, в первые годы, когда я перестал ездить в Россию, мне было очень тяжело. Ну сколько концертов в год можно дать в Грузии или Армении? Сейчас мы очень много гастролируем, в том числе по странам дальнего, ближнего зарубежья.

Наверное, более умный, прагматичный человек закрыл бы глаза на определенные вещи. Я не смог закрыть глаза на заграждения и танки в 35 минутах езды от Тбилиси. Если бы закрыл, не смог бы смотреть в глаза внукам, мне было бы стыдно. Это длинный разговор… Думаю, что история все расставит по своим местам. Если мы живем неправильно, нас накажет Бог. Меня не надо наказывать другому, постороннему человеку. Есть Бог, есть моя страна, и есть мой менталитет. Пусть они судят, прав я или не прав.

– Менталитет у нас особый…

– Но мы же «лица кавказской национальности». Во мне сидит довоенное поколение, в июле мне будет 76. И я помню все, что происходило в нашей жизни. Среднеазиатов называли чучмеками, евреев жидами, кавказцев – чернозадыми, я нашел это хорошее слово, чтобы не произносить, как называли в реальности. Потом вдруг появились «лица кавказской национальности». Одного моего друга, проживающего в России еврея с огромным носом, часто останавливали, проверяли документы, думали, что он кавказец. Отпускали только после проверки паспорта. Я сейчас заканчиваю книгу, и там есть такое предисловие.

– «Лица кавказской национальности?»

– Да, но я передумал ее так называть. Народ-то ни при чем. Поэтому я ее озаглавил «Они». «Они» – это все очень интересные люди, окружающие меня на протяжении моей жизни. Я не на компьютере работаю, пишу рукой. Начинается книга словами: «Мудрый совет от Вахтанга Кикабидзе». «Если с вами беседует «лицо кавказской национальности», не считайте его дураком за акцент и некоторые грамматические ошибки. Просто помните, что этот человек старается говорить с вами на вашем языке, при этом прекрасно владея своим родным языком, который вы вообще не знаете». Как-то я был на концерте одного очень известного московского юмориста. И у него была пародия на кавказца. Люди умирали со смеху, когда он коверкал русские слова. Я не понял ничего из того, что он хотел этим сказать, не понял юмора. Я лишь понял, что, когда человек говорит с акцентом, они его считают дураком, при этом даже с акцентом не умея разговаривать на его языке.

– Разница между Грузией Саакашвили и нынешней, к сожалению, не очень чувствуется. Кажется, что надежды грузин на новую власть не очень оправдываются…

– Люди, конечно же, многого ожидали от новой власти. Знаете, в чем дело. Человеку надоедает как хорошее, так и плохое. Когда в Ливии свергли Каддафи, я где-то прочел, что у них там многое было вообще бесплатно, люди жили в общем-то неплохо. Но он им надоел. Человек – существо ненасытное. И когда масса в Грузии прознала, что на выборах будет баллотироваться партия богатого человека, она тут же решила, что он будет ей раздавать деньги… Работать надо! За один день страну не построишь. Власть тоже, наверное, думала, что строить легко. Сейчас все вылезает…

– Вопрос, который я задаю не ради галочки. Что бы Вы пожелали армянскому народу? Вы справедливо отметили, что знаете о нас многое.

– У меня очень много друзей в Армении. И я не могу говорить что-то не так, врать. Я пожелал бы Армении, ее гражданам максимально избегать политики, не встревать в политические дрязги. Того же, чего желаю всем своим близким. Нас разделяет всего 2 часа пути. Когда я впервые привез сына в Армению, сейчас ему уже 50, я ему сказал: «Ты приехал, чтобы познакомиться с одним из самых близких народов для твоей национальности». Нас тогда принял Католикос Вазген Первый. Мы долго говорили, потом он нас спросил: «Есть какие-то проблемы?» Я ответил, что есть одна. «Сыну 16 лет, и он хочет с вами сфотографироваться». Фотография до сих пор висит у нас дома. Вот так надо жить. Все эти придут и уйдут. И когда они уходят, тут же начинают выкапывать их черные дела, ругать. Потом приходят новые, которые тоже воруют и наполняют свои карманы. Все время повторяется одно и то же, по кругу. «Надоело эли, ай мард»…

Давид Степанян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 35 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты