№4 (315) апрель 2019 г.

Русский депутат армянского парламента: Для меня и русский, и армянский языки родные

Просмотров: 5401

Как известно, изменения в Конституции Армении предусматривают места в парламенте для проживающих в стране представителей национальных меньшинств. При этом учитываются четыре наиболее многочисленные общины, каковыми в нашей стране, согласно статистическим данным, являются езидское, русское, ассирийское и курдское сообщества. Далее распределение мандатов производится по формуле д’Ондта, которая, кстати говоря, впервые была применена у нас еще в прошлый созыв. Как отмечает депутат Национального собрания РА, член постоянной комиссии по вопросам региональной и евразийской интеграции, член Парламентской ассамблеи ОДКБ Алексей Сандыков, на выборах 9 декабря 2018 года четыре места для нацменьшинств были представлены правящей партией «Мой шаг», получившей более семидесяти процентов голосов избирателей.

– Алексей Иванович, Вы считали себя публичным человеком?

– Скорее нет, чем да. Я окончил Ереванский институт народного хозяйства, получив профессию маркетолога. Потом аспирантуру РАУ по специальности мировая экономика, и поэтому планировал посвятить себя именно этой сфере деятельности. В принципе жизнь была предсказуемой. Занялся бизнесом, женился, был призван в армию, где отслужил семь лет офицером на контрактной основе. После чего перешел в сферу высоких технологий, работая в ряде компаний-стартапах. Последние четыре года был заместителем директора завода «Текнолоджи энд Сайенс Дайнамикс», который производит наши отечественные мобильные телефоны и планшеты под торговой маркой «Армтаб». Это именно те отечественные гаджеты, которые сегодня активно используются в правительстве, в парламенте, в повседневной жизни наших граждан.

– Как пришла идея уйти в политику?

– Эта идея зародилась у меня еще в тот период, когда в Конституцию вносились изменения, вследствие чего была выделена квота для представителей нацменьшинств. По своим внутренним убеждениям в прошлом предвыборном процессе я не участвовал. Однако, после произошедших у нас в стране «бархатных» изменений я принял решение баллотироваться, о чем, конечно, сначала посоветовался с членами нашей общины. Мотивацией стало желание представлять интересы моих соотечественников на парламентском уровне от правящей партии «Мой шаг».

– Вы уже привыкли к новой работе или только начинаете осваиваться?

– Формально моим первым рабочим днем можно считать первое заседание нового парламента, которое состоялось 14 января нынешнего года. И хотя прошло еще очень мало времени, скажу, что работа обещает быть достаточно интересной, насыщенной и продуктивной. Это плотный график заседаний, встреч, обсуждений. Причем, немаловажен тот факт, что появились новые возможности, которые обеспечивают доступность встреч и обмен мнениями на различных уровнях. Подобный подход облегчает решение многих вопросов напрямую, то есть без лишних затрат на чиновничий бюрократизм. Со своей стороны я всегда открыт для общения.

– Не боитесь ответственности?

– Нет! Я работал в довольно ответственных местах, в том числе в военной дипломатии, где необходимо было следить за каждым словом и даже за интонацией. Здесь, в парламенте, тоже очень большая ответственность. И это обязывает. Ты понимаешь, что уже стал публичной личностью. За тобой твои избиратели, представители русской общины в Армении. Я полностью осознаю тот груз ответственности, который сегодня возложен на меня как на представителя русского национального меньшинства в Армении. Тут необходимо отметить, что русские меньшинства ассоциируют в основном с молоканами, которые составляют 70-80 процентов русского населения в стране. По статистике это примерно 10 тысяч человек. В связи с сезонными миграциями их остается меньше. Молоканские бригады иногда выезжают на заработки за пределы страны, хотя и в самой Армении они неплохо зарабатывают. Но в принципе это не массовое, а сезонное явление.

Что касается ответственности, то могу добавить: я представитель седьмого поколения рода Сандыковых, который родился и вырос в Армении. Мои дети считаются уже восьмым «коленом» в этой родословной. Поэтому Армения для меня – моя страна, так же как и «русский» является главным признаком моей национальной аутентичности. И именно поэтому считаю, что на мне лежит двойная ответственность.

– Вы сказали о восьми поколениях рода Сандыковых в Армении. А это означает, что ваш род более двух веков живет в Армении, считая ее своей второй родиной?

– Я составил генеалогическое древо, поскольку действительно было интересно узнать свою родословную. Хотя бы с обозримых времен и по сохранившимся письменным источникам. Фамилия моих бабушки и дедушки по отцовской линии – Сандыковы. Меня с детства интересовал вопрос: уж не родственники ли они? Несмотря на то, что мне говорили, что они однофамильцы, тем не менее вопрос не давал покоя. Позже я познакомился с интереснейшим человеком нашей общины, который вел записи со слов своих бабушек и дедушек о русских людях, преимущественно молоканах, которые переехали в Армению в 40-х годах XIX столетия. Первые переселенцы обосновались тогда в поселке Шоржа в районе озера Севан. А так как данный вопрос меня давно интересовал, то я напросился в гости, где и познакомился с человеком, обладающим уникальной памятью. Во всяком случае, он наизусть помнил, кто кому каким родственником приходится, у кого какие корни: из Тамбова, Саранска или других районов России. Ведь и сама молоканская среда очень неоднородна. Среди наших единоверцев есть, например, русские, мордвины, к которым, в частности, отношусь и я.

Что касается генеалогического древа, то, во-первых, богатый рукописный материал, который передал мне мой знакомый, я обработал на компьютере. Составил небольшую книжку и подарил ему. А сам на основе полученных данных окунулся в изучение своих родовых корней. Создал сайт. Нашел своих родственников в ближнем и дальнем зарубежье. Некоторые из них уехали из Армении еще в советский период на военную службу или на другое место работы. А многие – в более позднее время, после развала Союза. Но в любом случае, мы очень рады, что нашли друг друга. При нынешнем уровне технических средств теперь имеем возможность визуального общения. Хотя, конечно, хочется познакомиться и в реальном мире. Например, недавно в Москве я встречался с представителями тамошней молоканской общины, которая малочисленна и составляет примерно 150-200 человек. К сожалению, пока не довелось встретиться с родственниками из города Сальска Ростовской области.

– Вы прекрасно владеете армянским языком. Специально изучали? Ведь депутаты армянского парламента обязаны хорошо знать, говорить, читать и писать на государственном языке.

– У меня высшее армянское образование. Кстати, и среднее тоже. Я пошел в 1989 году в школу, которая была по месту нашего жительства, в восьмом массиве. Но когда в 91-м случился развал Союза, наше учебное заведение закрыли. Ближайшая русская школа находилась в 1-м массиве. Кто помнит те холодные, темные и бестранспортные годы, поймет, что отпускать в таких условиях ребенка далеко было просто невозможно. И родители приняли единственно правильное на тот момент решение – перевести меня в армянскую школу. Дома мы говорили по-русски, а в учебе, конечно, пришлось немного поднапрячься. Но зато сегодня я в совершенстве владею и армянским, и русским языками. Для меня оба языка – родные.

– Господин Сандыков, какие депутатские задачи Вы сегодня ставите перед собой?

– Вот смотрите, год за годом снижается популярность русского языка в Армении. Он постепенно уступает свое место английскому, французскому, китайскому. При всем уважении ко всем языкам мира, все же замечу, что одной из моих основных задач, как представителя русской национальности в армянском парламенте, является популяризация русского языка, сохранение его на традиционно высоком уровне. Повторяю, я с уважением отношусь абсолютно ко всем иностранным языкам, но считаю, что русский язык должен оставаться на втором месте по ряду причин, которые сегодня занимают значимое место в политическом, экономическом и социальном поле страны. Это и евразийское пространство, и ОДКБ, и традиционные двусторонние торгово-экономические, военно-промышленные, культурные и гуманитарные связи. Мне кажется, для реализации поставленной задачи нужно постоянно об этом говорить с различных трибун, организовывать встречи, принимать участие во всех армяно-российских мероприятиях, независимо от того, о какой сфере сотрудничества идет речь: культуре, образовании, медицине, экономике, промышленности и т.д.

Нынешняя должность с использованием функций парламентского контроля позволяет мне шире использовать механизмы воздействия для более внимательного рассмотрения того или иного вопроса. В данном случае речь идет об изучении русского языка в армянских школах. В настоящее время у нас много армянских школ с углубленным изучением русского языка. Но есть небольшая, я бы сказал, чисто техническая проблема. С прошлого года в Армении введен ЕГЭ по армянскому языку, который обе школы должны сдавать на равных условиях, что не совсем верно. Решение, хоть и временное, мне видится в отмене ЕГЭ для русских классов. Соответственно необходимо увеличить количество часов по армянскому языку, чтобы ученики могли в совершенстве овладеть им. Вопрос билигвального образования уже был озвучен министру образования Армении и, надеюсь, получит должное продолжение.

У нас периодически поднимался вопрос (с вытекающими «за» и «против») о втором официальном (не государственном, а официальном) языке – русском. По примеру Канады, где два официальных языка, Люксембурга, Швейцарии, Финляндии, где используется от трех до шести языков. На территории постсоветского пространства тоже есть примеры Беларуси и Казахстана.

Нет, этот вопрос пока не стоит в повестке. И даже не рассматривается на ближайшее будущее.

– Наша газета не раз писала о социальных проблемах многодетных семей. Что-нибудь планируется сделать в этом направлении?

– У молокан, как правило, многодетные семьи. При недавнем опросе выяснилось, что около 30 семей имеют десять и больше детей. Из них лично я знаю пять. Это немаленькая цифра. Несколько лет назад такие семьи в Армении имели статус многодетных и пользовались определенными льготами. Если эти программы возобновить и вновь попытаться уделять больше внимания многодетным семьям, в том числе молоканским, то, думаю, это поможет стимулировать рождаемость в стране и в общине.

В последнее время вновь заговорили о действенности «мягкой силы». Как отметил на итоговой пресс-конференции 2018 года Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Армении Сергей Копыркин, фактор применения «мягкой силы» России в Армении – вопрос комплексный, системный, требующий ежедневной работы. И хотя в этом направлении имеются большие резервы, тем не менее нужно вести активную работу с гражданским обществом и со СМИ. Мой вопрос касается популяризации через СМИ русского языка или, например, сферы туризма. Кстати, армянское направление на сегодняшний день вошло у россиян в тройку приоритетов бюджетного отдыха. В этих условиях медиаресурсам, наверное, необходима поддержка, в том числе и финансовая, для развития этих проектов через СМИ?

Конечно, писать за родину, за идею, за дружбу – надо, но с постепенным углублением рыночных отношений. На голом патриотизме или голом энтузиазме далеко не уедешь. Такое положение не только в СМИ. Буквально на днях на заседании вновь созданной комиссии по вопросам региональной и евразийской интеграции и образованию тоже был поднят этот вопрос. Выступила преподаватель вуза, профессор, которая сказала буквально следующее: «Вот смотрите, что происходит с образованием и, в частности, с фондами. Мы прекрасно дружим со всеми российскими вузами. У нас очень много подписанных совместных меморандумов. Но нет денег для их реализации. То есть элементарно для той же командировки. А европейские структуры решают этот вопрос очень быстро и без проблем, оплачивая билет, проживание в гостинице, питание. Еще и стипендию порой приплачивают. Естественно, студенты и преподаватели с удовольствием едут туда. Поехал раз, поехал два, а потом появляется привычка, привыкание. Человек становится ближе к тамошней культуре». К сожалению, чистой идеологии или патриотизму бороться с рыночными механизмами очень сложно. В дальнейшем ситуация может усугубиться тем, что все эти мероприятия будут оплачиваться более щедрыми финансовыми вливаниями из европейских структур.

– Вы сотрудничаете по совместным проектам с посольством России в Армении или другими российскими организациями?

– Естественно, сотрудничаем. У нас уже были встречи с послом РФ в РА, с советниками посольства. Также состоялись встречи в Россотрудничестве и со всеми общественными организациями, которые занимаются вопросами нацменьшинств. Всего их около двадцати. Очень перспективны в этом плане молодежное крыло, Фонд помощи соотечественникам, организация ветеранов. Общение и взаимодействие с ними важны в нашей работе.

– Если рассматривать экономический аспект армяно-российского сотрудничества, то что именно, с Вашей точки зрения, может заинтересовать обе стороны?

– На недавнем заседании Лазаревского клуба, которое прошло в Москве, обсуждались экономика, инвестиции и в целом перспектива развития армяно-российских отношений. Как член комиссии евразийской интеграции я уже определил ту нишу, которая интересна мне. Это сотрудничество в сфере высоких технологий, потому что население нашей планеты все больше становится активным потребителем этих продуктов. Речь идет о различных гаджетах, которые окружают сегодня нас. И если сейчас не заявить о себе как о стране-производителе, которая имеет достаточно ощутимую лепту в производстве продуктов высоких технологий, то через несколько лет мы превратимся в рядового потребителя западного, азиатского, американского, китайского ширпотреба. А это будет исторически несправедливо. Ведь еще в советские годы Армения была своеобразной Силиконовой долиной. Здесь действовали институт Мергеляна и сотни других научно-исследовательских институтов, а также предприятий радио- и электронной промышленности. Традиционно у армян имеется очень высокий инженерный ресурс, но который, к сожалению, постепенно забывается. Люди уезжают. А те, кто остается, в основном работают на западные компании. Да и в ЕАЭС этот потенциал очень недооценен. В прошлом году на Евразийской неделе в Ереване об этом же говорил и советник президента РФ Сергей Глазьев, отметивший, что Армения и Россия недооценивают и недоиспользуют инженерный потенциал сотрудничества в инновационной промышленности. Эту проблему я недавно озвучил на форуме, организованном общественной организацией «Диалог» под руководством ее председателя Юрия Навояна. В дальнейшем планирую свое участие во всех подобных мероприятиях, поскольку вижу в них возможность пропаганды наших возможностей на международном рынке.

– После того, как Вы прошли в новый парламент от победившего блока «Мой шаг», в прессе заговорили о сломе стереотипов в молоканской общине Армении. И даже появились заголовки: «Впервые в парламенте страны будет депутат-молоканин». Насколько это соответствует действительности и чем сегодня живет молоканская община?

– В первую очередь, молоканская община – это особый армянский бренд, который нарабатывался годами и который ассоциируется с честностью, порядочностью, чистоплотностью, трудолюбием молокан. Этот бренд надо коммерциализировать, пропагандировать, пиарить. И хотя община живет замкнуто, не вмешиваясь в политические процессы Армении, да и сами молокане не особенно торопятся интегрироваться в общественную среду страны проживания, тем не менее ломка устоявшихся стереотипов постепенно затрагивает и ее. Этому есть объяснения, если рассматривать жизнь молоканской общины в историческом ракурсе. Прибывшие в 1840-х годах люди вынуждены были приспосабливаться к непривычным, суровым и новым для них условиям. Единственной возможностью выжить была работа – тяжелая, кропотливая, низкооплачиваемая. Даже при смене поколений нашему народу просто не хватало времени на полноценную учебу, на получение высшего образования. Надо было работать, чтобы выживать.

Сегодня в молоканской общине действительно идет слом стереотипов. Наконец у моего поколения появилась возможность учиться в вузах. Многие молодые люди общины предпочитают получить высшее образование, обещающее в перспективе более чистую и высокооплачиваемую работу. И если ранее я отметил, что молоканская община – это бренд, потому что каждый член сообщества умеет качественно работать, то теперь молодежь может продвигать новый бренд добросовестного молоканина, но уже ученого, медика, инженера, политика. Возможно, поэтому и говорят о ломке стереотипов в молоканском обществе.

Кстати, имеется еще один прецедент, о котором хочу рассказать подробнее. В Лорийской области Армении есть село Фиолетово, известное своим патриархальным укладом. Однако и там на сегодняшний день тоже произошли существенные изменения. Уже несколько лет в селе действует гостевой домик семьи Рудометкиных. Популярный нынче этнотуризм привлекает сюда иностранцев из ближнего и дальнего зарубежья. Со временем поселок может стать своеобразной визитной карточкой молоканской общины Армении.

Конечно, там еще предстоит решить много вопросов, например заняться инфраструктурами, проложить современную дорогу. И вот здесь депутат-молоканин как нельзя лучше поймет их проблемы, поможет, походатайствует, направит в соответствующие структуры. Думаю, со временем все наладится. Главное, сделан первый шаг. Сломаны определенные стереотипы замкнутости одного сообщества в системе другого. Вместе нам предстоит еще много чего осуществить. Хочу быть полезным своему народу. Хочу быть полезным в решении проблем, общих для всех граждан Армении.

Беседу вела Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 27 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Поживем увидим, каким депутатом будет Алексей Иванович. Время покажет. В интервью есть один прекрасный момент, где речь идет о втором государственном языке-русском, и Садыков говорит-"Нет, этот вопрос пока не стоит в повестке. И даже не рассматривается на ближайшее будущее."....В связи с этим встает вопрос почему не стоит в повестке и не рассматривается? что в русском языке такого плохого для интересов Армении, что новоявленные депутаты бояться русского языка, как черта?Они что, все там русофобы, потому что деньги на выборы парламент заплатила Великобритания??? Может быть, это плохо для интересов Запада, который финансировал армянский майдан пашиняна, и теперь эти марионетки отстаивают интересы своих западных покровителей, а не интересы Армении....???Вопросы, вопросы.....еще раз вопросы....
  2. Если быть об' ективным, то вопрос второго официального языка поднимался и при старом правительстве, то есть пр: РК и СС. Но он и тогда отклонялся по различным причинам.
  3. Все понятно, но одно не понятно, от какой общины уважаемый Алексей Иванович выдвигался? Можно уточнить? По-моему, он из молокан, никакого отношения к официальным зарегистрированным национальным общинам не имеющим. Может я ошибаюсь, поправьте
  4. Елена, молокане это религиозная, а не национальная община. Алексей Иванович выдвигался от русской общины (хотя судя по интервью по национальности он мордвин, а не русский).
  5. Русская община Армении - это маленькое представительство Российской Федерации, куда входят представители разных национальностей.
  6. Очень интересную тему о статусе русского языка в Армении поднял депутут Сандыков - пока только, к сожалению, в российской, русской газете. Совершенно верно в комментариях пишет Сергей, “что в русском языке такого плохого для интересов Армении”. А уровень владения русским среди современной молодежи с каждым годом падает. Уже не говорю о том, что предел мечтаний молодого поколения – попасть на Запад и получить там “истинно” правильное образование. Тенденция подготовки потенциальных агентов Запада – противников России и всего русского продолжается Так называемая “бархатная”, пашиняновская “революция” и последующие выборы организованы извне и на западные доллары, фунты и евро. Это особо и не скрывается ее организаторами. Пусть на меня обидятся многие, но я могу заявить категорично: кто в Армении не знает русского – тот для меня не совсем образованный человек. Ведь до настоящего времени большинство научной и другой литературы в наших библиотеках – на русском. Хотя о чем я – современная молодежь практически не ходит в библиотеки, а ходит уткнувшись в телефоны. Даже после переезда в Россию и получения гражданства наши бывшие соотечественники в подавляющем большинстве еле говорят на русском. Таких знакомых у меня навалом – пишут друг другу латинскими буквами на армянском. Есть они даже среди российской интеллигенции. Каждый раз с ужасом слушаю российские политические ток-шоу, когда туда почти постоянно приглашают российского политолога, гражданина России Араика Степаняна. Я не говорю о том, что он говорит по-русски с акцентом – он есть у многих русскоязычных армян – бакинский, тбилисский, ереванский… Но настолько плохо, с ошибками через каждые два слова говорить по-русски как Араик – просто уму непостижимо. А ведь эти передачи смотрят почти в половине стран мира. И все эти уменьшительные имена в наших паспортах – корни все той же малограмотности: Араик (полное имя Ара), Вачик (Вачаган), Норик (Норайр), Володя – Волод – Вова (Владимир), Коля (Николай), Сашик (Александр), Жора (Георгий)… Из уважения к женщинам их имен не называю. Учитывая (а я в этом убежден) прозападную, мягко говоря, “ориентацию”, нынешнего руководства нашей страны, ничего добиться в вопросе языка уважаемому Алексею Ивановичу, депутату от пашиняновской партии, скорее всего, не получится.
  7. A ESLI STRANE JIVEOT 10 TISIJ RUSKIX DOLJEN 2 EAZIKOM BIT RUSSKI.A V RASIE JIVEOT 2 MILEONA ARMIAN JTO 2 EAZIKOM NI ARMEANSK SMESNO
  8. Валерику,....дорогой ты наш русофоб Валерик,второй государственный- русский язык, необходим в первую очередь для самой Армении, не для России, разницу чувствуете, понимаете? Гагик, сверху объяснил, что к чему, что еще раз повторить. И я задаю вам обратный вопрос Валерик, в США живут 1,5млн армян, почему второй язык в США не армянский, а в Армении где живут пару тыс пиндосов, английский язык является вторым языком...???Другой вопрос, сколько тысяч французов живут в Армении, что проводят франкофонию? Во Франции живет больше 500тыс армян, почему второй язык у них не армянский. а в Армении отношение государства к французскому явно больше чем к русскому языку?И конце концов, вы хотя бы знаете историю армяно-русских отношений? почему армяне пошли за помощью к русским, подчеркиваю армяне сами пошли, потом что Запад всегда кидал армян, и продолжает кидать, а Россия как защищала, так и продолжает защищать, несмотря на то, что в правительстве и в парламенте Армении, в результате майдана, сидят вот такие русофобы, как вы Валерик.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты