№8 (319) август 2019 г.

Превратят ли Грузию в очаг дестабилизации Кавказа?

Просмотров: 3956

2 июля в одной из публикаций, посвященных очередному всплеску внутриполитической нестабильности в Грузии, не особо склонный к самоцитированию автор данных строк заметил: «…И хотя участников «гуляний» на проспекте Руставели уже не так много, в изобретательности методов и форм выражения неприязни к «русскому Ивану» сценаристам продолжающегося спектакля не откажешь. Да и возможности экзальтированного и должным образом (когда надо) мотивированного меньшинства не следует недооценивать».

Так, собственно, и произошло. Отборная матерщина в адрес главы Российского государства и его родителей, раздавшаяся в эфире популярного телеканала «Рустави-2» вечером 7 июля, подхлестнула пошедшие было на спад общественно-политические страсти, и без того накаленные благодаря относительно немногочисленным, но шумным и крикливым «маршам» под антироссийскими лозунгами в центре Тбилиси. Акции протеста стали «размножаться», а их участники – высказывать свое мнение по широкому кругу вопросов, уже не первый год будоражащих грузинское общество, включая продвижение передовых европейских ценностей и права сексуальных меньшинств. Изначально, еще 20 июня, демонстративный разгул экстремистов получил недвусмысленную поддержку со стороны президента Саломе Зурабишвили, которая охарактеризовала Россию как «врага и оккупанта», якобы стремящегося к разделению грузинского общества. Разумеется, любой ответственный политик, а тем более дипломат, должен внимательно следить за своими речевыми оборотами и за их возможными последствиями. Указом президента России от 21 июня 2019 года «в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, защиты граждан Российской Федерации от преступных и иных противоправных действий с 8 июля 2019 г. российским авиакомпаниям временно запрещается осуществлять воздушные перевозки (в том числе коммерческие) граждан с территории Российской Федерации на территорию Грузии». Операторы спешно аннулируют брони для российских туристов (ущерб только для этой отрасли грузинской экономики оценивается экспертами более чем в 700 миллионов долларов). Курс лари ставит печальные «антирекорды». В эфире телеканала Imedi глава парламента Грузии Арчил Талаквадзе обвинил в дестабилизации ситуации и в экономических потерях страны бывшую правящую партию Михаила Саакашвили «Единое национальное движение»: «…Это псевдопатриотизм и реально попытка замаскировать запланированные против нашей страны провокации. Валюта получила шоковый удар, у экономики есть реальные потери. В первую очередь пострадала экономика Грузии, пострадали наши граждане, их семьи и безопасность нашей страны».

По всей нарочито демонстративной эмоциональности высыпавших на проспект Руставели «активистов», а также бойцов информационно-идеологического фронта нельзя не заметить, что их действия носили весьма четкий и осмысленный характер, преследуя несколько целей.

«…Мятеж всегда не такой, каким мы его себе представляем и каким мы его видели в фильмах, подготовка ситуации происходит совершенно по-другому в разное время и в разных местах… Мне не нужно слушать мнения министра (внутренних дел. – Авт.) Гахарии, чтобы знать, готовился переворот или нет. Я считаю, что переворот готовился», – считает известный грузинский эксперт Мамука Арешидзе; аналогичного же мнения придерживаются и в Генеральной прокуратуре Грузии. Важной задачей разыгравшегося действа стал, конечно, подрыв российско-грузинского диалога, в отсутствие дипломатических отношений и без того предельно хрупкого и осмотрительного, включая реализацию перспективных экономических проектов. О некоторых из них, включая синхронизацию энергетических систем по линии «Север – Юг», мы писали на страницах «Ноева Ковчега». В рамках комиссии «Карасин – Абашидзе» удавалось частично решать вопросы торгово-экономического и гуманитарного взаимодействия, с июля 2017 года в Москву ездили представители оппозиционной парламентской фракции «Альянс патриотов» (засобирались и сейчас); собственные усилия предпринимают и отдельные политики, такие как Нино Бурджанадзе. Вопреки пессимистичным прогнозам в первых числах июля в Швейцарии прошел очередной раунд консультаций по вопросам безопасности в Закавказье с участием делегаций Грузии, Абхазии и Южной Осетии, России и США при сопредседательстве ЕС, ООН и ОБСЕ. Участники встреч акцентировали необходимость бережного отношения к женевскому формату, обсудив пути решения гуманитарных задач, в том числе в сфере экологической безопасности, охраны культурного наследия, поиска пропавших без вести, образования, совместного использования водных ресурсов.

Нормализация российско-грузинских отношений – улица с обоюдным движением: как отмечает известный российский политолог, ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов, «Грузия – центр Кавказа, от географии не сбежишь, хотя тема «преодоления пространства» весьма популярна у постсоветских политологов и историков. Не зря же имперские власти помещали центр Кавказского наместничества в Тифлис. Там же действовали Закавказский комиссариат и Закавказский сейм, провозглашали национальную независимость все три республики региона. Советские вожди видели в Тбилиси центр единой Закавказской Федерации. Полная утрата влияния в этой части Евразии (политического, экономического и военного) чревата превращением ее в «хаб» антироссийской направленности». Как полагает председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, «нагнетание антироссийской истерии в Грузии выгодно и третьим силам, которые стремятся действовать по принципу «разделяй и властвуй».

«У нас есть опасения, что … наши американские коллеги пытаются делать все, чтобы не допустить нормализации отношений между Россией и Грузией, а эта нормализация наблюдалась в последние годы со всей очевидностью», – говорил ранее министр иностранных дел России Сергей Лавров.

В Государственной думе заявили о возможном введении эмбарго на ряд товаров грузинского происхождения, адресуясь при этом к правительству, из чего стало ясно, что соответствующее заявление нижней палаты российского парламента останется без последствий. Президент Владимир Путин идею специальных экономических мер (в западной терминологии – санкций), исходя из «уважения к грузинскому народу», не поддержал. В российском экспертном сообществе развернулась по этому поводу оживленная, местами эмоционально-конспирологическая дискуссия. Высказывается мнение о том, что проявленная мягкость будет воспринята как слабость, ведя к дальнейшему повышению градуса враждебной риторики. Как пишет Дмитрий Евстафьев, даже при полном успехе российских санкций «едва ли можно было рассчитывать на изменение характера политического поведения Грузии, для политической элиты которой антироссийские настроения являются ключевым фактором идентификации, а экономических целей во взаимоотношениях Москвы и Тбилиси просто не существует… Накопление негативных изменений, конечно, происходит, но не является принципиальным для структуры экономики, сформировавшейся в Грузии». Тем не менее, согласно оценкам министра экономики и устойчивого развития кавказской страны Натии Турнава, «если бы Россия ввела эмбарго, что, к счастью, не произошло, ущерб составил бы 4 млрд лари. В первую очередь, это 750 млн долларов от туристов, которые мы планировали получить до конца года… Около 600 млн долларов – это денежные переводы, которые поступили в прошлом году, и такая же сумма ожидалась в текущем году. Экспорт вина, продуктов сельского хозяйства и минеральной воды в течение года достигает более 300 млн долларов».

Жители провинциальной части страны недоумевают, отчего экономика страны должна рушиться из-за выходок кучки экстремистов. «Следует заметить, что антироссийские митинги в Грузии проходят в самых сытых городах – Тбилиси и Батуми, где уровень жизни еще более-менее благодаря деньгам множества туристов и курортников. В Батуми приезжают искупаться в море и из Турции, и из Армении, и с Украины. Когда исчезнут российские туристы, бизнес на курортах и в столице Грузии сильно пошатнется, но не умрет. А вот грузинская провинция считает каждую копейку. В 1989 году в Гори жили 68.000 человек, сейчас – 48.000, то есть население конкретно разъезжается и вымирает. Единственное, что приносит городу доход – музей Сталина, построенный в 1957 году: его посещают гости из России, Китая, Ирана, покупают сувениры, обедают в ресторанах, многим жителям их приезд дает возможность выжить», – пишет побывавший недавно в Грузии московский журналист Георгий Зотов.

Наивно предполагать, что вызвавшая неодобрение в грузинском обществе выходка телеведущего Георгия Габунии имела спонтанный характер – безусловно, она была четко спланирована в расчете на долгосрочные последствия. Также она хорошо демонстрирует, что наблюдатели, пытающиеся свести события в Грузии исключительно к внутренним разборкам, мягко говоря, лукавят. Ни для кого не секрет, что любые попытки действующих властей наладить хотя бы выборочный, прагматичный диалог с «северным соседом» наталкиваются на жесткую обструкцию со стороны сил, категорически в таком диалоге не заинтересованных и более чем осведомленных практически о любых телодвижениях грузинских политиков или бизнесменов (не исключая неформальных контактов). А под это уже выстраиваются и политические колонны разнообразных оттенков и мастей, открываются финансовые потоки, выдвигаются соответствующие духу момента уличные лидеры, пишутся «зажигательные» тексты и баннеры с русскими и англоязычными ругательствами. Наконец, актуализируется извечная тема так называемой «оккупации» Россией Абхазии и Южной Осетии, винить за которую в Грузии должны в первую очередь своего тогдашнего экзальтированного лидера, его окружение и заокеанских кураторов. Данный субъект с украинским паспортом, и сегодня не скрывающий надежд на реванш, тем не менее только одна из составляющих местной проамериканской мозаики, и вполне возможно – не самая важная.

В этой связи далеко не случайно июньское высказывание одного из функционеров госдепа о том, что «политика открытых дверей для России в Грузии последнюю до добра не доведет», что могло стать неким сигналом для начавшихся 20 июня массовых беспорядков. Повод для громких акций, включая попытку штурма здания парламента, подобрали сугубо формальный – проведение в Тбилиси межпарламентской конференции, откровенно говоря, не самого первостепенного значения, и участие в ней депутата Государственной думы РФ Сергея Гаврилова. Задача сценаристов в общем-то выглядит достаточно очевидной – продемонстрировать правящей партии «Грузинская мечта» и ее лидеру, миллиардеру Бидзине Иванишвили, что недостаточный градус антироссийской риторики не может не остаться без последствий. А главное – создать дополнительные проблемы на Кавказе, причем не только России, но и ее военно-политическому союзнику в лице Армении, дороги которой в Россию пролегают исключительно через грузинскую территорию. Военно-стратегические интересы Америки органично сочетаются с интересами разнообразных кланов и групп, как условно «демократических», так и условно «республиканских».

Несмотря на внутриполитическое противоборство, в вопросе экспансии на постсоветском пространстве между ними принципиальных разногласий не наблюдается. Непосредственно в канун беспорядков в Тбилиси приезжал Майкл Карпентер – один из приближенных бывшего вице-президента Джо Байдена (перспективного кандидата от демократической партии на президентских выборах-2020), его внешнеполитический советник. Выступив на некоем международном мероприятии, он вовсю пугал слушателей некоей российской «гибридной войной» и прямо критиковал недостаточно враждебные, по его мнению, Москве действующие грузинские власти: «Я не уверен, что правительство полностью понимает последствия своей политики открытых дверей с Россией. С таким количеством «туристов» (ФСБ), с большими участками земли, скупаемой российскими бизнесменами, они могут проснуться в один прекрасный день и увидеть, что оккупированы уже не 20 %, а 100 %». Филиал признанного в России нежелательным Фонда Сороса «Открытое общество» также весьма своевременно обвинил команду Иванишвили в «нарушении законодательства», выразившемся в приглашении в страну «российских депутатов, которые не признают территориальную целостность Грузии». Призывы отреагировать на «антигосударственные действия» Москвы появились на сайте местного филиала фонда 20 июня – аккурат в момент начала событий. А несколько ранее госсекретарь Майк Помпео наставлял отправившегося за океан с многодневным визитом премьер-министра Мамуку Бахтадзе, выразив «надежду, что власти Грузии до конца доведут строительство глубоководного порта. Этот проект поможет Грузии наладить отношения с развитыми экономиками, что позволит избежать влияния России и Китая, которые, хотя и позиционируют себя как друзья Грузии, не являются проводниками ее интересов». В ответ гость из Тбилиси заверил, что «порт Анаклия имеет для нас особое значение. В Сиэтле я встретился с руководством компании SSA Marine, которая является участником консорциума (Anaklia Development Consortium. – Авт.), мы заинтересованы в том, чтобы в нем были представлены самые влиятельные американские компании. Этот проект пользуется нашей полной поддержкой».

Напомним, речь идет о строительстве глубоководного порта в непосредственной близости от границ признанной Россией Республики Абхазия. Известный еще с советских времен проект был актуализирован в период правления Саакашвили, в то время как сменившие его «мечтатели», не отрицая необходимости модернизации причерноморской портовой инфраструктуры, более пристально взглянули на его коммерческую составляющую. В частности, возник вопрос о страховании правительством коммерческих рисков инвесторов в лице ряда крупных международных банков, а против основателя и главы TBC Bank (соучредитель Anaklia Development Consortium) Мамуки Хазарадзе в начале года были инициированы финансовые проверки. Сам Хазарадзе, выступая в начале года на слушаниях в одном из парламентских комитетов, назвал основным виновником своих проблем министра внутренних дел Георгия Гахарию, отставки которого продолжают упорно требовать участники протестных акций на проспекте Руставели.

Очевидно, что черноморской Анаклии, которую, как утверждает «Эко Кавказа», рекомендовала Америка, предписано стать объектом двойного назначения, коим любой глубоководный порт является по определению. Перспективная военно-морская база ускорит евро-атлантическую интеграцию Грузии, а постоянная прописка надводных кораблей и субмарин в непосредственной близости от берегов России (включая Крым) и Абхазии чревата новыми провокациями. Из этой же серии – глубокая модернизация бывшей базы Закавказского военного округа в Вазиани под стандарты НАТО, включая обустройство там современной многофункциональной взлетно-посадочной полосы. В любом случае «грузинская партия» Вашингтона, как и дальнейшее «геополитическое воспитание» Армении, будут продолжены. Очередные конфронтационные ходы будут рассматриваться заинтересованными сторонами, исходя из их возможных негативных последствий и соразмерно представляемой опасности.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек