№12 (323) декабрь 2019 г.

«Гибридные войны» и «историческая политика»

Просмотров: 2147

Сегодня достаточно пару минут послушать сводку новостей, чтобы проникнуться тревогой не только за отдельно взятую страну, но и за мир в целом. Такое мироощущение – отнюдь не субъективное: оно достаточно адекватно отражает ту хаотичную обстановку, которая сегодня царит в глобальном пространстве.

Заметим, что на нашей грешной планете редко бывало спокойно: согласно расчетам экспертов, за последние несколько тысячелетий в мире крупных войн не велось всего лишь около трехсот лет. Нынешнее же политическое беспокойство связано с формированием многополярного миропорядка. Это очень болезненный процесс, который сопровождается «гибридными войнами», в ходе которых, если очень вкратце, в перманентном режиме комплексно применяются практически все существующие деструктивные методы воздействия на «условных противников». Последних же, благодаря многополярному укладу, сегодня в мире более чем достаточно.

Среди множества методов, применяемых в гибридных конфронтациях, особое место занимает так называемая «историческая политика». Термин этот вошел в широкий информационный оборот относительно недавно – в конце прошлого века, однако важная роль истории во внутренней и внешней политике была осознана очень давно. Этот фактор весьма умело использовали, в частности, китайцы (вспомним их поговорку «Забывать историю – предательство») и англосаксы. Как раньше, так и сегодня «историческая политика» имеет два направления – внутреннее и внешнее.

«Традиция – это передача огня…»

Во внутренней политике задачей «исторической политики» является извлечение конструктивных уроков прошлого («без истории – нет будущего»), сохранение собственной идентичности, национальных ценностей, традиций и культурно-цивилизационной ориентации. Соблюдение этих канонов обеспечивает сплоченность и дееспособность общества в мирное и особенно – в военное время.

Известно, что в советское время «историю» особенно не жаловали. После революции монархический период предавался всяческой анафеме, а за доброе слово о прошлом можно было угодить и в лагеря Гулага.

Вопрос этот особенно остро стоял в Армении. После советизации начались гонения на христианскую церковь, вместе с дашнакскими политическими деятелями Первой республики были очернены и, в лучшем случае, преданы забвению наши национальные герои – Андраник, Нжде, Геворг Чауш и многие другие. Характерно, что про важность исторической памяти вспомнили в суровые годы Великой Отечественной: были восстановлены погоны, звания и прочая военная атрибутика царских времен, отказались от планов уничтожения религии и церкви. Более того, именно в военный период частично была возрождена религиозная жизнь – были созданы специальные государственные структуры для налаживания взаимодействия правительства практически со всеми конфессиями. В Армении, но уже в шестидесятые годы, под натиском широкого общественного движения, была восстановлена память о Геноциде и «реабилитирован» ряд наших национальных героев. Но на этом злоключения «исторической памяти» не закончились. Впереди была новая, на этот раз – «либеральная» революция. И если большевики присваивали в пользу государства всё и всея, то новоиспеченные ультралибералы действовали по принципу «все на продажу» и воровали у государства практически все, что хоть немного плохо лежало. Попутно сомнительными личностями была приватизирована также и история. В итоге после распада большой страны начался этап охаивания всего того, что было связано с прежней эпохой.

Обнадеживающим во всем этом является то, что в «путинской России» уже началась реставрация государственности и, вместе с этим, естественной составляющей этого понятия – исторической памяти. Отрадно не только появление правительственных решений по организации мероприятий по той или иной дате, но и особенно то, что в СМИ стали регулярно появляться объективные и, вместе с тем, увлекательно-познавательные материалы как про эпоху большевизма, так и про Белое движение. Тут просто грешно не отметить замечательные передачи, которые ведут Николай Сванидзе и Александр Проханов. Особо отметим талантливые передачи Никиты Михалкова, которые направлены не только против фальсификации истории, но и помогают более адекватно осмысливать сегодняшние сложные гибридные реалии со своими правдами и неправдами.

В Армении же революция началась с карабахского движения, и изначально в обществе доминировали национальные идеалы. В этом контексте произошла даже определенная переоценка истории досоветского периода. Однако спустя определенное время национальная идеология была объявлена «лжекатегорией» и общество окунулось в ультралиберальную действительность со своей специфической интерпретацией истории. Сегодня, к сожалению, слово «советское» по-прежнему употребляется исключительно в отрицательном смысле. Напрочь забывается то, что по целому ряду социально-экономических параметров нынешняя Третья республика существенно уступает Второй. Отметим хотя бы тот факт, что в той развитой в научно-технологическом плане стране более миллиона человек занимались так называемым «сложным трудом» (имеются в виду как квалифицированные рабочие – токари, сварщики и т.д., так и инженеры, научные работники – физики, химики и т.д.), в то время как сегодня число подобных профессионалов не достигает и ста тысяч, а объем ВВП сократился примерно вдвое. Естественно, что в таких условиях происходит качественное ухудшение демографических показателей: многим в итоге пришлось покинуть страну, и приписывать сие особой национальной тяге к перемене местожительства не только глупо, но и вредно.

Вместе с тем между двумя этими «постреволюционными провалами памяти» в Армении есть существенная разница. Если большевики по своему недалекому идеологическому

разумению тоталитарными способами заставляли собственный народ забывать историю, то либералы для решения той же задачи применяют целый арсенал манипуляционных технологий, и в этой работе им оказывают существенное содействие иностранные структуры. Следует также признать, что сами эти иностранцы к собственной истории относятся весьма трепетно и обдуманно. Наиболее продвинутыми в этой сфере, скорее всего, являются британцы. Во-первых, они осознали, что периодически совершать революции не стоит, и после того, как в 1649 году отрубили голову своему королю Карлу I, спустя недолгое по историческим меркам время они в отредактированном виде восстановили монархию и по сей день свято соблюдают все необходимые по этому поводу ритуалы, справедливо полагая, что, как говорил один из классиков, «Традиция – это передача огня, а не поклонение пеплу». А если что-то у них получалось не так, то они находили методы реабилитации даже самых нелицеприятных страниц своей истории. К примеру, во время Крымской войны (1854 г.) британская легкая кавалерия по приказу лорда Кардигана ринулась в атаку на хорошо укрепленные позиции Русской армии и понесла катастрофические потери. В учебниках военной истории решение Кардигана считается одним из наиболее абсурдных, однако британцы этому событию посвятили оды, сочинили песни, сняли два кинофильма. Т.е. «атаку легкой кавалерии» они превратили из позора в славную страницу собственной летописи. Поэтому вполне логично, что в «гибридных войнах» «историческую политику» против своих конкурентов наиболее активно ведет хорошо понимающее в этом деле англосаксонское сообщество.

Главное – создать хаос…

Используемая против политических конкурентов «историческая политика» нацелена на очернение прошлого общества «условного противника» и тем самым разложение его устоев и снижение иммунитета к внешним и внутренним вызовам. Сегодня главным инструментом для ведения подобной политики являются разработанные американскими аналитическими центрами информационные операции «нового поколения», доктрина которых, в частности, предписывает:

– формировать в обществе противника безнравственную атмосферу и способствовать развитию негативного отношения к собственному культурному наследию;

– посредством манипуляций внедрить собственный культурный «код» в сознание общества противника;

– манипулировать общественным сознанием и цивилизационной ориентацией населения страны с целью создания хаоса.

Как видим, в этих предписаниях речь идет фактически о духовной и умственной оккупации общества и установлении внешнего управления в данной стране, что и является главной целью современных «гибридных войн». Наиболее радикальным методом для реализации подобных проектов являются так называемые «цветные революции», а мы уже знаем, что резкие идеологические изменения наряду с хаосом приводят и к вышибанию памяти. Нечто подобное сегодня происходит и в Армении. Но это уже тема для другого разговора…

Гагик Тер-Арутюнянц, директор Института сетевых исследований, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты