№4 (327) апрель 2020 г.

Вспоминая Сурена Арутюняна…

Просмотров: 8844

1 марта исполнился год, как ушел из жизни политик, дипломат и достойный уважения гражданин С.Г. Арутюнян

Жизнь Сурена Гургеновича – пример для современного подрастающего поколения. Его самоотверженность в делах, высочайшая порядочность в поступках были эталоном человеческих качеств для многих.

Родился он в 1939 году в Тбилиси в армянской семье. Начало его биографии такое, как у всех советских людей его поколения: школа, институт, работал инструктором в ЦК комсомола Армении. Способного организатора заметили и пригласили на работу в Москву – в аппарат ЦК ВЛКСМ. После двух лет работы он снова вернулся в Ереван. Был вторым, затем первым секретарем ЦК ВЛКСМ Армении. В 1970 году снова вернулся в Москву. На съезде комсомола страны был избран секретарем ЦК ВЛКСМ. В последующем в течение восьми лет работал консультантом, заведующим сектором ЦК КПСС. В эти годы он встречался с генеральными секретарями ЦК КПСС Л.И. Брежневым, Ю.В. Андроповым, К.У. Черненко, М.С. Горбачевым, в тесном контакте работал с бывшим первым секретарем ЦК комсомола Белоруссии, Героем Советского Союза, активным участником партизанского движения, секретарем ЦК КПСС М.В. Зимяниным. С 1986 по 1988 год – первый заместитель председателя Совета министров Армянской ССР, а с 1988-го по апрель 1990 года – первый секретарь ЦК Компартии Армении. Избирался народным депутатом СССР и членом Верховного Совета СССР. Трижды был депутатом Верховного Совета Армянской ССР (1966, 1986 и 1990 годы). Награжден четырьмя орденами, многими медалями, наградами ряда зарубежных стран. На период его руководства Армянской ССР выпали труднейшие испытания в жизни этой замечательной и многострадальной страны. События в Нагорном Карабахе и землетрясение в Спитаке – это его незаживающая рана.

В зону одного из самых страшных в современной истории человечества землетрясений попало около 40 процентов территории Армении, где проживало около 1 млн человек. Были разрушены 21 город, 342 села, из которых 58 полностью исчезли с лица земли. Погибло свыше 25 тыс. человек, получили разной степени увечья и ранения примерно 19 тыс. человек. Без крова остались 514 тыс. человек, и это притом что на улице тогда был мороз 15-20 градусов.

Как вспоминал Сурен Гургенович, в той крайне напряженной обстановке в памяти и сердце оставляли свой след каждая минута, каждый час и день. С особым волнением он говорил о своем народе: «Говоря о тех трагических днях, не могу не сказать о нашем армянском народе. Он не дрогнул в этот тяжелый час, выдержал еще одно испытание судьбы. Может быть, помогли идущие из глубины веков мудрость и сила духа, выкованные жестокой исторической судьбой».

Чтобы себе представить, в каких сложных и экстремальных условиях пришлось работать первому секретарю ЦК КП Армении, достаточно сказать, что стихийное бедствие постигло республику в момент обострения ситуации, сложившейся в связи с проблемой Нагорного Карабаха.

С. Г. Арутюнян был избран первым секретарем ЦК КП Армении в мае 1988 г. Это было тяжелое время. Не случайно при встречах с соотечественниками в Армении ему постоянно говорили: «Товарищ Арутюнян, вы руководили Арменией в самое тяжелое время». Это было время «сердцетрясения» – массового карабахского движения и страшного разрушительного землетрясения.

Для овладения ситуацией, восстановления доверия народа к руководству республики нужны были энергичные меры. Первый шаг был сделан в начале июня 1988 г. Сразу же после избрания по его инициативе Верховный Совет Армянской ССР в ответ на просьбу властей Нагорного Карабаха принял решение дать согласие на вхождение НКАО в состав Армении. Это был беспрецедентный случай в истории СССР, когда одна республика дает согласие на вхождение автономного образования другой республики в свой состав.

Первый секретарь ЦК сознательно шел на этот шаг с целью довести до советской и мировой общественности сущность проблемы Нагорного Карабаха. Этот шаг во многом способствовал тому, что в скором времени Москвой было принято решение о создании Комитета особого управления НКАО при ЦК КПСС, президиуме Верховного Совета и Совете министров СССР. Такого прецедента тоже не было в истории СССР. Этим решением Нагорный Карабах фактически выводился из подчинения Азербайджана и переходил в управление непосредственно центра.

К тому периоду, когда Сурен Гургенович стал руководителем республики, сложились крайне неблагоприятные обстоятельства для того, чтобы реализовать свои потенциальные возможности и устремления. КПСС, которую он представлял в тот момент, сходила с исторической арены. Он был бессилен приостановить процессы, которые с легкой руки руководства приобретали необратимый характер. Пошел трагический, разрушительный процесс в СССР.

Говоря о проблеме Нагорного Карабаха, важно отметить, что за все послевоенные годы С.Г. Арутюнян был единственным первым секретарем ЦК КП Армении, который посещал Нагорный Карабах. И это было в то напряженное время. В ходе поездок он встречался с партийным и хозяйственным активом, трудящимися сел и городов. Все эти поездки в Нагорный Карабах он совершал, несмотря на запрет со стороны Москвы, будучи уверенным, что руководитель Армении не может быть отдален от армянского населения автономного образования, судьба которого стояла на повестке дня.

В 1990 году, когда разрушительные процессы в стране и союзных республиках стали необратимыми, С.Г. Арутюнян подал в политбюро ЦК КПСС заявление об отставке. М.С. Горбачев принял отставку.

Возникает вопрос: почему С.Г. Арутюнян подал в отставку, будучи первым секретарем ЦК КП Армении? Приводим слова Сурена Гургеновича: «Эта отставка была моей личной отставкой, и никто меня к ней не подталкивал. Это подчеркиваю потому, что до сих пор у некоторых существует такое представление, будто, будь моя воля, я продолжал бы работать, а к отставке меня привели мои напряженные отношения с ЦК КПСС. Это не так. Да, действительно, была определенная напряженность в наших отношениях, но когда я поставил вопрос о моей отставке, это было полной неожиданностью для Горбачева и ЦК КПСС. Мое заявление было рассмотрено на закрытом заседании политбюро ЦК. Вопрос обсуждался в течение полутора часов, выступили многие члены политбюро и секретари ЦК. Обсуждение было довольно напряженным, в мой адрес звучали и похвала, и критика. Секретарь ЦК О.Д. Бакланов, например, с укором сказал, что Арутюнян хочет уйти национальным героем. Нет, в герои я не рвался. В основном же звучали такие реплики, что уход Арутюняна повлечет за собой бесконтрольность в Армении и в конечном итоге к ее потере».

Удивительной скромности человек, отдавший всю свою жизнь служению СССР, любимой Армении, талантливый государственный деятель, политик и аналитик, он уже тогда прогнозировал последствия перестроечного курса Горбачева, прогнозировал последствия предстоящего развала.

Его дипломатическая карьера началась в 1990 году. В этом же году окончил Дипломатическую академию МИД СССР. Владел французским, немецким и, конечно, русским и армянским языками. Кандидат философских наук, более 40 научных публикаций. Доктор наук в области информационных технологий (международные отношения), был действительным членом Международной академии информационных технологий и Академии проблем дипломатических наук и международных отношений, почетным членом Академии проблем гуманизма Республики Армения. Его дипломатический ранг: Чрезвычайный и Полномочный Посланник первого класса СССР, Чрезвычайный и Полномочный Посланник первого класса Российской Федерации, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Армения. С 1990 по 1993 год работал генеральным консулом СССР, России в Касабланке (Королевство Марокко). Затем в течение шести лет был главным советником МИД России.

С 1999 по 2006 год С.Г. Арутюнян – Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Армения в Беларуси, Постоянный полномочный представитель Республики Армения при уставных и других органах СНГ.

Отдел политики «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты