№4 (327) апрель 2020 г.

Адмиралы Евгений и Михаил Беренсы – сыновья Мариам Михайловны Алиханян

Просмотров: 11456

Мариам (Мария) Михайловна Алиханян (Алиханова) – дочь действительного статского советника Михаила Егоровича Алиханяна (Алиханова), была замужем за Андреем Евгеньевичем Беренсом, сыном российского адмирала Евгения Андреевича Беренса. Она подарила своему избраннику трех сыновей – Евгения, Михаила и Сергея. Андрей Евгеньевич родился 3 июня 1850 г. Восприемником (крестным отцом) при крещении 5 июля был государь император Николай I. Окончил курс юридических наук в императорском Санкт-Петербургском университете.

С мая 1872-го товарищ (заместитель) прокурора Тифлисского окружного суда, коллежский асессор. Скончался в Санкт-Петербурге 19 марта 1884 г. и был погребен на Новодевичьем кладбище. Мария Михайловна пережила мужа на 24 года. Она ушла из жизни в Франценсбаде (известный курорт в Чехии) 2 августа 1908-го.

Отрывок из книги «Дней минувших анекдоты…» (изд-во «Аграф», 2004) доктора педагогических наук, профессора Ивана Ивановича Алиханова (1917 – 2004), внука Михаила Егоровича Алиханова:

«Дед мой Михаил Егорович Алиханов был на сто лет старше меня. Происходил он из горийских армян села Хидистави, где его отец владел имением. Надо думать, прадед был богатым человеком. Во всяком случае, он дал своему сыну европейское образование, а дочь выдал замуж за князя Георгия Эристави, поэта-режиссера, основателя грузинского театра.

Дед мой – чиновник почтового ведомства, к пятидесяти годам имел чин действительного статского советника, т. е. был гражданским генералом и потомственным дворянином. Разбогател он, откупив на паях с другими лицами Сальянские рыбные промысли...»

Нас заинтриговало название книги – «Дней минувших анекдоты…» Оказалось, что во времена Пушкина словом «анекдот» назывались занимательные невыдуманные истории о различных исторических личностях.

АЛИХАНОВЫ

Согласно «Кавказскому календарю на 1848 год» (Тифлис, 1847), губернский секретарь Михаил Егорович Алиханов служил «младшим помощником столоначальника в Карантинно-таможенном отделении Гражданской канцелярии наместника Кавказского».

Нам удалось найти и последние записи в этом же издании относительно М.Е. Алиханова: «Главное управление наместника Кавказского. Кавказский почтовый округ. Помощник начальника, Действительный статский советник» («КК на 1871 г.». Тифлис, 1870); «Член Кавказского отдела Императорского Русского общества акклиматизации животных и растений. Отчет за 1876 г.» («КК на 1878 г.». Тифлис, 1877).

«В 50-х годах XIX века мой дед построил большой трехэтажный дом в самом фешенебельном квартале тифлисских богачей – Сололаках. О бабушке мне известно, что звали ее Хампера. Вместе они народили восемь детей – Константина, Ольгу, Мариам, Анну, Елену, Елизавету, Соню, Ивана», – эти строки тоже из «Дней минувших анекдоты…»

* * *

Константин Михайлович Алиханов (1849 – 1931), старший брат Марии Михайловны, родился в Тифлисе, учился музыке с восьми лет. Будучи студентом юридического факультета Петербургского университета, продолжал свое музыкальное образование. В 1876 году Алиханов открыл в Тифлисе первое музыкальное учебное заведение – курсы, которые были преобразованы в училище при Тифлисском отделении Императорского русского музыкального училища. В нем ежегодно обучались 200-350 учащихся.

В 1898 году в Тифлисе началось строительство здания музыкального училища (будущей консерватории) с концертным залом на 300 мест. Приобретение участка и возведение здания обошлось в 45 тысяч рублей. Для зала надо было еще 16 тысяч, которые пожертвовал Константин Алиханов. Он был управляющим Тифлисским коммерческим банком, одним из основателей Кавказского товарищества торговли аптекарскими товарами, оставаясь одним из директоров Тифлисского отделения Русского музыкального общества и председателем Кавказского общества поощрения изящных искусств. Кстати, Алиханов оплачивал в Тифлисе уроки пения начинающего Федора Шаляпина, в будущем великого оперного певца.

Супруга Константина Михайловича – Надежда Алиханова – была активисткой правления Армянского женского благотворительного общества.

* * *

Ольга, старшая из дочерей Михаила Егоровича, вышла замуж за известного в городе врача Степана Ананова. Жили они в собственном доме на Головинском проспекте напротив Казенного (ныне оперного) театра.

Анна была замужем за товарищем прокурора Тифлисской судебной палаты Валерианом Орловским (надзирал за уголовным делом Иосифа Джугашвили – будущего И.В. Сталина), сыном тифлисского губернатора в 1860 – 1876 гг., тайного советника Константина Орловского.

Приводим текст документа полуторавековой давности, относящегося к замужеству Анны: «Тысяча восемьсот семьдесят шестого года сентября четырнадцатого дня я, действительный статский советник Михаил Егорович Алиханов, и дочь моя Анна Михайловна Алиханова составили сию рядную запись (опись приданого с актом о его передаче. – М. и Г.М.) в том, что я, Алиханов, сговорив дочь мою Анну за титулярного советника Валериана Константиновича Орловского, в приданое за дочерью моею я, сверх приличного гардероба и разных движимых вещей, назначил ей деньгами двадцать тысяч рублей с тем, что деньги эти, с согласия дочери моей Анны, остаются у меня на хранении впредь до их востребования, а по востребовании я обязываюсь выдать эту сумму, то есть двадцать тысяч рублей, сполна дочери моей Анне Михайловне. А до того, на все время, пока деньги эти будут храниться у меня, обязываюсь производить дочери моей Анне в виде процентов по тысяче пятьсот рублей в год. За сим я, Анна Алиханова, оставаясь вполне довольною и благодарною за все мне назначенное и считая себя вполне выделенною, сим объявляю, что за себя и наследников моих отрекаюсь от дальнейшего наследства в имуществе родителя моего действительного статского советника Михаила Егоровича Алиханова».

Елена вышла замуж за коммерции советника Григория Адельханова (есть версия, что он и есть биологической отец Сталина), владельца кожевенного завода, обувной и войлочной фабрик в Тифлисе, где было занято более двух тысяч рабочих. Их сын Григорий (родня звала его Гри-Гри) окончил Высший коммерческий институт в Германии, в советское время работал на бывшем заводе своего отца. Возвратившись из деловой поездки по Германии, был обвинен во вредительстве и сослан в лагерь, где вскоре погиб.

Елизавете удалось вместе с мужем и четырьмя детьми эмигрировать в Париж. Дальнейшая судьба семьи неизвестна.

Соня (Софья) стала женой купца 1-й гильдии Михаила Ивановича Тамамшева и родила дочку Идочку (Анеид), которая имела артистические наклонности: танцевала и даже снималась в зарождающемся кино. Ида придумала для себя звучную итальянскую фамилию – псевдоним «Ласкари» (урожденная Липскерова). Ее дочь, Ирина Ласкари, танцевала кавказские танцы с будущим народным артистом Советского Союза Илико Сухишвили. Будучи балериной Тбилисского оперного театра, она вышла замуж за пианиста-эксцентрика Александра Менакера. У них родился сын Кирилл – тоже Ласкари, будущий танцор, хореограф и балетмейстер, состоящий в дружбе с Владимиром Высоцким. Менакер же вторым браком женился на Марии Мироновой, и таким образом народный артист России Андрей Миронов стал младшим сводным братом Кирилла Ласкари, праправнука Михаила Егоровича Алиханова.

* * *

Младшим ребенком в семье был Иван Михайлович Алиханов (1864 – 1927), отец автора книги «Дней минувших анекдоты…»

Отрывок из труда И.И. Алиханова:

«Мой отец Иван Михайлович Алиханов был ниже среднего роста, плотного сложения, приятной, даже красивой внешности, с выразительными карими глазами, темный шатен. Он носил подкрученные кверху, довольно значительные усы и бородку-эспаньолку».

Иван Михайлович окончил Петербургский университет по специальности горного инженера. Унаследовав от отца огромное по тем временам состояние, он приобрел 50 процентов акций адельхановских предприятий, стал совладельцем Ярославского чугунолитейного завода.

В него, одного из блестящих женихов Тифлиса, была влюблена красавица Надя, дочь нефтепромышленника-миллионера Александра Манташева. Но в скором времени в Тифлис прибыла заморская труппа театра оперетты. Иван влюбился в «певичку» (так ее презрительно именовали в семье) еврейку Поличку и женился на ней. «Клан» Алихановых объявил новоиспеченному мужу «певички» бойкот. Не прошло и года, как Полички не стало: черная оспа унесла ее. Никто из родственников не пришел с ней проститься. Молодой вдовец, рассерженный на всех, уехал за границу, где пробыл восемь лет.

Проживая в пансионате в Германии, Иван решил поухаживать за 18-летней красавицей-горничной – высокого роста, с пепельного оттенка волнистыми волосами, пышной прической и фигурой. Лилли, дочь директора школы городка Гермсдорф, по окончании школы проходила в пансионате практику. Расчетливых немцев, в первую очередь свою будущую жену и ее мать, Иван поразил широтой жестов, драгоценными подарками, букетами цветов, вниманием к малейшим пожеланиям. Наконец, на спектакле в первом ряду берлинского оперного театра Иван встал на колени, чем окончательно покорил свою любимую, и она согласилась стать его женой.

Получив согласие, жених сначала фиктивно выдал свою невесту замуж за разорившегося барона фон Гонопа за приличный «гонорар», затем развел их, а только потом сам женился – но уже на баронессе. В 1911 году у них родилась дочь, точная копия отца, названная по немецкому обычаю тремя именами – Елизавета Александра Мария fon Gonop, после чего супруги приехали в Тифлис, где Лизу крестили еще раз, и она имела двойную фамилию – баронесса fon Gonop-Алиханова. Лилли подарила мужу и наследника, которого в честь деда назвали Михаилом, а в феврале 1917-го появился на свет Иван Иванович Алиханов, автор «Дней минувших анекдотов…».

В начале своей книги Иван Иванович приводит список «ближайших родственников, безвинно погибших». Под №1 значится: «Алиханова Лилли Германовна – моя мать. Умерла в лагере», под №11 – «Алиханов Михаил Иванович – брат. Убит на фронте в 1945 г.».

Сын Ивана Ивановича – Сергей Алиханов, замечательный поэт, автор текстов песен «Одуванчики» в исполнении Бориса Моисеева, «Музыка дождя» – Аркадия Укупника, «Два берега», «Лунная дорожка», «На высоком берегу» – Юрия Антонова, «Ночные миражи» – Игоря Иванова, «Фристайл» – Михаила Муромова, и многих других.

БЕРЕНСЫ

Из труда «Беренсы и фон Беренсы. Русский дворянский род Остзейского происхождения» (изд-во ВИРД, Санкт-Петербург, 2006) протоиерея Владимира Кирилловича Беренса (1947 – 2006), одного из пионеров новой волны российской генеалогии:

«Родоначальник Беренсов – потомственный пивовар Ганзейского города Ростока Ганс, живший в средине XVII века. Его старший сын Ганс Гинрих в 1653 году, мальчиком 10 лет, приехал в Ригу и положил основание многочисленной семье. В 1691 году он становится ратсгером (избирались из лиц, обучавшихся правоведению. – М. и Г.М.) Рижского магистрата и по должности, согласно указу Шведской королевы Гедвиги Элеоноры от 23 ноября 1660 года, получил герб, а равно и право на получение дворянства.

Внук Ганса Гинриха премьер-майор Адам Генрих Беренс (1742 – 1787), владелец пороховых заводов в Обухове на Клязьме, в 1785 году был возведен в дворянское достоинство Российской Империи. Его потомки в 1791 году были внесены в III часть дворянской родословной книги Московской губернии».

Евгений Андреевич Беренс-старший (1809 – 1878), внук Адама Генриха, родился в Обухове, в семье совладельца местного порохового завода, отставного секунд-майора Генриха Георга (Андрея Андреевича Беренса; 1777 – 1820). Российский адмирал (1874). Кавалер Императорского военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия IV степени.

Сын Евгения Андреевича Беренса и Елисаветы Каролины Шефнер – Андрей Евгеньевич – взял в жены армянку Мариам Алиханян. Супруги воспитали трех сыновей – Евгения-младшего, Михаила и Сергея.

БРАТЬЯ ЕВГЕНИЙ И МИХАИЛ БЕРЕНСЫ: военно-морской министр в правительстве Ленина и командующий русской эскадрой

В старинной дворянской семье обрусевших немцев православного исповедания, проживавшей в Грузии, родились два мальчика: в Тифлисе в 1876 г. – Евгений, а в 1879 г. в Кутаисе – Михаил. Их дед – адмирал Евгений Андреевич Беренс – сражался на Балтике в Крымскую войну, был старшим флагманом Балтийского флота. Участник трех кругосветных плаваний, член Адмиралтейского совета, авторитетный преобразователь и организатор флотского дела.

Андрей Евгеньевич, отец Евгения и Михаила, довольно рано скончался – мальчикам в ту пору исполнилось 8 и 5 лет. После смерти отца семья оказалась в затруднительном материальном положении. Этим можно объяснить решение Марии Михайловны отдать сына Евгения (ему не было еще и 13 лет) в Морской кадетский корпус. А через три года в стенах этого привилегированного военно-морского учебного заведения появился и Михаил. Так братья пошли по стопам своего деда...

Морской корпус Евгений окончил в 1895 г., служил производителем гидрографических работ в отдельной съемке Белого моря. Плавал в Балтийском море на учебном судне «Верный» и броненосце береговой обороны «Не тронь меня!» Штурманом миноносца «Властный» в 1902 г. совершил переход в Тихоокеанскую эскадру, служил старшим штурманом на крейсере 2-го ранга «Забияка» в Порт-Артуре. А в августе 1903-го Евгений был назначен старшим штурманским офицером крейсера 1-го ранга «Варяг», сменив на этом посту своего младшего брата Михаила, переведенного на эскадренный броненосец «Севастополь».

Когда в апреле 1904-го пароход «Святой Николай» подходил к Одессе, стоявший на его палубе лейтенант Евгений Беренс и его сослуживцы были уверены, что, как только ступят на российский берег, тут же подвергнутся аресту, а вскоре предстанут перед судом военного трибунала. Им думалось, было за что: свой, хотя и поврежденный в бою корабль они затопили. Однако вопреки ожиданиям, этого не случилось: пароход встретили залпы торжественного салюта и звонкая медь военных оркестров. Прямо на палубе офицера ознакомили с приказом по Морскому ведомству. В нем, в частности, говорилось:

«В воздаяние героического подвига, оказанного крейсером 1-го ранга «Варяг» в бою при Чемульпо 27 января 1904 года с неприятелем, значительно превосходящим его силой и числом, Государь Император соизволил пожаловать орден Святого Георгия IV степени лейтенанту Беренсу Е.А.».

Младший брат тоже отличился в Русско-японскую войну. За оборону Порт-Артура лейтенант Михаил Беренс был награжден орденами Св. Анны III ст. с мечами и бантом и Св. Анны IV ст. с надписью «За храбрость».

Михаил окончил Морской кадетский корпус в 1898 г., а затем – штурманский класс. С началом войны с Японией находился в Порт-Артуре, служа на эскадренном броненосце «Севастополь» младшим штурманом. Затем был вахтенным начальником миноносца «Смелый», командовал миноносцем «Бойкий», с которым прорвал японскую блокаду и был интернирован в китайском Циндао. За проявленную храбрость был награжден именным Золотым оружием.

После Русско-японской войны Евгений Андреевич плавал старшим штурманом на крейсерах «Вестник» и «Генерал-Адмирал» в Балтийском море. В 1906 – 1909 гг. служил на эскадренном броненосце «Цесаревич». Сначала был старшим штурманом, затем – помощником и, наконец, старшим офицером броненосца. С ноября 1910-го – на военно-дипломатической службе, став морским агентом (военно-морским атташе) в Германии и Голландии. Во время Первой мировой войны капитан 2-го ранга Евгений Беренс, отозванный в Россию, работал в Морском генштабе, а летом 1915 года был морским агентом в союзной Италии, обеспечивая связи с командованием ее флота.

Михаил Андреевич тем временем продолжал службу на Балтике, плавая на крейсерах «Рюрик» и «Диана». В 1908 – 1914?гг. командовал эсминцами «Легкий», «Туркменец-Ставропольский», «Победитель». А в апреле 1915-го его назначили командиром самого современного эсминца «Новик». Почти 9 месяцев экипаж эсминца практически не сходил на берег. Особенно запомнилось морякам сражение в Ирбенском проливе, когда «Новик» вступил в бой с двумя германскими эсминцами и нанес им сильные повреждения, в результате чего один из них затонул. Как итог – Михаил через одиннадцать лет после Евгения был удостоен ордена Святого Георгия IV ст., а также награжден Кавалерским крестом французского ордена Почетного легиона.

После Февральской революции некоторое время Михаил исполнял должность начальника штаба Минной обороны Балтфлота. В октябре 1917-го служебные пути братьев вновь соприкоснулись – в течение очень короткого отрезка времени Михаил был исполняющим должность начальника Морского генерального штаба. Затем вновь его преемником стал старший брат. Тогда, возможно, братья виделись последний раз… Затем Михаил Беренс был на штабной работе, а в январе 1918-го был уволен со службы без права получения пенсии. Он не принял пролетарской революции и оказался с другой стороны баррикад.

По возвращении из-за границы в Петроград капитан 1-го ранга Евгений Беренс возглавил иностранный отдел Морского генерального штаба. В новой должности начальника Генштаба лично участвовал в боях, в том числе на Волге, под Царицыном.

В июне 1918?г. Евгений Беренс обосновал доклад Советскому правительству о необходимости затопления кораблей Черноморского флота в Новороссийске во избежание захвата их немцами. Ознакомившись с докладом, Ленин наложил резолюцию:

«Ввиду безысходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно».

Ирония судеб: старший брат выступил за потопление Черноморского флота, а младший через два с половиной года уходил с его остатками в Константинополь, затем стал последним командиром Черноморской эскадры, почившей у африканского берега, во французской Бизерте...

24 апреля 1919 г. Евгений Беренс стал командующим Военно-морским флотом Советской России. 5 февраля 1920?г. его назначают состоять для особо важных поручений при Реввоенсовете республики. Как имеющего опыт дипломатической работы, его привлекают к участию в международных конференциях и переговорах. С 1924 г. – военно-морской атташе СССР в Великобритании, а с 1925-го – и во Франции. С 1926 г. состоял в Наркомвоенморе СССР.

При утверждении Евгения Беренса военно-морским атташе в Великобритании произошел любопытный инцидент. По согласованию Реввоенсовета с Наркоматом иностранных дел решено было присвоить Беренсу воинскую категорию старшего флагмана, что соответствовало чину вице-адмирала, в то время как среди аккредитованных тогда в Англии атташе других держав не было офицера чином старше капитана 1-го ранга. Считая свое положение в этих условиях не совсем удобным, Беренс просил несколько «снизить» его в чине. Тогда он был «разжалован» в флагманы, т. е. контр-адмиралы.

Михаил Беренс к тому времени уже давно был в Белом движении. В марте 1918 г. он через Финляндию уехал на Дальний Восток и, с приходом своего сослуживца и начальника адмирала Александра Колчака к власти став контр-адмиралом, исполнял обязанности командующего силами Приморской группы войск, Морскими силами на Тихом океане.

В январе 1920-го во Владивосток вошли революционные войска Сергея Лазо. Михаил Беренс возглавил уход отряда судов с Морским училищем в Китай. Попал в Японию, затем, уже в начале осени, прибыв в Крым морским путем в распоряжение генерала Петра Врангеля, становится командиром 2-го отряда судов Черноморского флота и старшим морским начальником в Керчи. А вскоре Беренс – один из тех морских начальников, которые руководили переходом оставшихся 33 кораблей и судов Черноморской эскадры в Тунис (государство на крайнем севере Африки).

Здесь, на французской военно-морской базе Бизерте, обосновалась русская колония из пяти с половиной тыс. моряков и членов их семей. После отъезда адмирала Михаила Кедрова в Париж контр-адмирал Михаил Беренс принял командование эскадрой.

В Бизерте в декабре 1924-го прибыла советская техническая комиссия по приему кораблей русской эскадры. Среди членов делегации был и бывший Главнокомандующий Красным флотом Евгений Беренс, старший брат Михаила Беренса, последнего командующего Белой эскадрой. В день осмотра кораблей советскими экспертами Михаил Андреевич внезапно уехал в город Тунис. Он пощадил брата, избавив от встречи, о которой потом наверняка бы допытывались большевики. Французы соглашались передать корабли только в том случае, если Советский Союз признает дореволюционный долг России. Сделка так и не состоялась. Русская эскадра прекратила свое существование.

В ходе тяжелой болезни осенью 1927 г. Евгений Андреевич Беренс ослеп на один глаз, заболели ноги. Скончался от рака 7 апреля 1928-го на 52-м году жизни в военном госпитале в Москве. С почестями был похоронен на Новодевичьем кладбище… В 1930-х гг. могила адмирала была уничтожена и восстановлена только в 1989-м. Новое надгробие было открыто в торжественной обстановке через 13 лет.

Младший брат надолго пережил старшего. В эмиграции во Франции на жизнь зарабатывал шитьем дамских сумочек. Михаила Андреевича Беренса не стало в январе 1943 г., он был похоронен в предместье Туниса, столицы одноименного государства. В 2001?г. прах перенесен на столичное кладбище Боржель. Надгробная плита по инициативе адмирала Игоря Касатонова была доставлена на ракетном крейсере «Москва» из России и с почестями установлена на могиле контр-адмирала.

Примечательно и символично то, что оба монумента на могилы братьев Беренсов, и в Москве, и в Тунисе, сделал один и тот же автор – севастопольский скульптор Станислав Чиж.

Остается добавить, что в браке Евгения Андреевича с Верой Леонтьевной детей не было. Михаил Андреевич до конца жизни любил единственную женщину (имя ее нам неизвестно), которая так и не стала законной женой. Увы, и младшему брату Бог детей не дал.

* * *

Сергей Андреевич Беренс (1883 – 1914), офицер Нижегородского драгунского полка, погиб в чине ротмистра. О его гибели и назначенной на 16 октября 1914 года панихиде в церкви Мариинской больницы в петроградской газете «Новое время» сообщили его братья Евгений и Михаил.

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 21 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Родные братья - сыновья армянки Мариам Алиханян - из славной военно-морской семьи: один командующий последними силами "Русского Императорского Военного флота", другой – один из первых командующих ВМФ Революции. Удивительно! Спасибо авторам за интересную публикацию.

Ваш комментарий

* Обязательные поля