№4 (327) апрель 2020 г.

Светлана Кульчицкая: Арцах – любовь моя…

Просмотров: 8468

13 марта 2020 года в московском Доме кино с большим успехом прошел премьерный показ документального фильма «Возвращение». Картина рассказывает о сегодняшнем дне Арцаха, людях, переживших войну и созидающих на родной земле.

Редакции газеты «Ноев Ковчег» о фильме, его главном посыле, премьерном показе в Москве и творческих планах рассказала его создатель и автор Светлана Кульчицкая.

Светлана Кульчицкая – известный тележурналист, член Союза журналистов. Работала на Камчатке в геологической партии, на Камчатском телевидении. На Ленинградском телевидении готовила и вела авторские программы по вопросам социального развития города. С началом перестройки была автором передач об общественных движениях, программ «НЭП – нравственность, экономика, политика» и «Выбор». Снимала телевизионные очерки о людях, которые прошли ГУЛАГ 50-60-х. Программа «Кто рано встает», художественным руководителем которой она была, удостоена высшей награды в области российской журналистки в Петербурге – «Золотого пера».

Снимала документальные фильмы, многие из которых были отмечены, в том числе ленты «Брательники», «Бег», «Мотоховские плаксы» и другие. В середине 90-х стала художественным руководителем независимой студии, которая готовила телесюжеты о первых предпринимателях страны для «Первого канала» российского телевидения. В прошлом году как редактор и режиссер сделала фильм вместе с Хавой Хазбиевой, известным ингушским общественным деятелем и режиссером, о поэте Али Хашагульгове.

Преподавала на телевизионных курсах ведущим, журналистам и режиссерам.

С самого начала бедствий в Армении принимала участие в мероприятиях, связанных с помощью армянскому народу.

– Светлана Игоревна, каков посыл фильма «Возвращение»?

– Фильм говорит о том, что только мир позволяет человеку созидать. Только мирное время дает возможность человеку раскрыть себя, реализоваться. Несмотря на то, что жизнь в сегодняшнем Арцахе, месте действия нашей документальной картины, очень напряженная, люди там созидают. Безусловно, они живут на «горячей сковороде», но стремятся жить красиво, и в первую очередь внутренне.

Фильм – гуманистический, несмотря на то, что в нем есть кадры войны.

– Как восприняли фильм зрители?

– Показ прошел с большим успехом. Мы, создатели картины, очень довольны. Было много прекрасных отзывов, даже слезы. Радостно то, что наша команда – режиссер Павел Медведев, оператор Артем Игнатов, звукорежиссер Николай Нажимов – смогла донести до людей те эмоции, которые сама испытала в Арцахе.

Во время обсуждения многие говорили о том, что фильм надо показывать широкому кругу зрителей, демонстрировать в разных городах. «Какие гордые, красивые лица смотрят с экрана, – отмечали все, – чувствуется доброта в этих людях, как и доброта авторов фильма по отношению к ним!».

– Кто пришел на просмотр в Дом кино?

– На вечере были представители посольства Армении в РФ, представительства Нагорно-Карабахской Республики в Москве, Координационного совета российско-армянских организаций, Фонда поддержки христианских церквей, общественные деятели, журналисты, кинематографисты, друзья. Как отметил ведущий вечера, в Белом зале собралось в этот вечер больше людей, чем когда бы то ни было. Желающих поделиться впечатлением от просмотра было очень много.

Документальная лента продолжительностью 1 час 18 минут – не просто хроника встреч, бесед, отдельных событий. По словам режиссера Павла Медведева, «Возвращение» – кинематографическое произведение. Фильм очень красивый. Все отмечали прекрасную операторскую работу. Говорили и о том, что фильм умный, потому, что его делали думающие кинематографисты.

– «Возвращение» продолжает снятую Вами трилогию о войне в Карабахе в 1992 году. Как родилась идея создания тех документальных лент?

– Когда началась война в Карабахе в 1992 году, я следила за событиями, многое знала от своих друзей – Игоря Бабанова и Кости Воеводского. Они входили в Комитет помощи Армении в Санкт-Петербурге, который был создан еще во время землетрясения в Армении, событий в Сумгаите, Баку. Кроме того, как журналист, смотря передачи центральных каналов телевидения о Карабахе, я понимала, что мне лгут. Это было очевидно даже по картинке, которую изо дня в день показывали на экране: разбитое здание, якобы разрушенное армянами. Кстати, когда я приехала в Степанакерт, то увидела его, это был телевизионный центр. В то самое время я познакомилась в Петербурге с оператором-армянином, семья которого осталась в Степанакерте и пряталась в подвалах. Именно он предложил мне полететь в Карабах.

Я не военный корреспондент, но мне хотелось понять, увидеть собственными глазами, почувствовать, как живут люди в условиях войны, блокады. В годы Великой Отечественной войны блокаду пережил Ленинград. Конечно, масштабы блокады Ленинграда и Карабаха сравнивать нельзя, но даже блокада в масштабе Карабаха – это сурово…

– Расскажите о фильмах трилогии.

– Это фильмы «После обстрела», «Живите» и «Цена покоя». Все они – о жизни людей в военном времени. Мы снимали в разных местах: там, где шли бои, и там, где они закончились. Съемки проходили в Гадруте, Степанакерте, Шуши, Агдаме, Ходжалы. Снимали на боевых точках. Так, 6 марта были на одной высотке, 8 марта – на другой и видели, как орудия бьют по той, на которой мы находились два дня назад. Я познакомилась тогда с очень многими людьми и знаю Карабах, его народ. Во время поездок жила в подвале вместе с ополченцами, на себе испытала военные условия, блокаду.

В последнем фильме «Цена покоя» я пыталась поставить вопрос, почему цена покоя – кровь. В этой картине показаны армянские кладбища, где покоятся армянские ребята, и азербайджанские кладбища, где похоронены ребята-азербайджанцы. Сыновья Армении и сыновья Азербайджана. И виновны в этой трагедии не простые люди, а политики.

– Эти фильмы демонстрировались на телевидении?

– Да, их показало телевидение Еревана, российское телевидение, в том числе каналы Санкт-Петербурга. По сегодняшним меркам эти фильмы стали уже низкого технического качества. Но, тем не менее, эти ленты – документ.

– Что подвигло Вас через 28 лет вернуться в Карабах для съемок нового документального фильма?

– После войны я долго не была в Карабахе. В 2011 году меня разыскала Армине Адебекян. Она хотела найти людей, которые пережили войну. И я поехала в Карабах. Мы стояли на дороге на Степанакерт под Шуши, и когда меня спросили, что чувствую, я не смогла сдержаться. Воспоминания нахлынули. Первый раз я заплакала. Во время войны слез не было.

Я хотела сделать фильм о тех, с кем познакомилась в годы войны, вернуться к своим героям. Готовясь к съемкам «Возвращения», два года разыскивала их и почти всех нашла, даже детей. Я искала через интернет, через друзей, карабахских знакомых.

Во время войны я познакомилась с мальчиком, у которого вырезали всю семью. В живых остались только он и его младший брат. Их спасла бабушка, спрятав под кроватью. Азербайджанский ОМОН «зачищал» село. Когда омоновцы вошли во двор их дома, они убили всех – дедушку, маму, старшего братика. Бабушку застрелили через окно. Мальчики больше суток лежали под кроватью. Когда омоновцы ушли, самый маленький заплакал, но тут же прибежала собачка, которая жила в доме, и легла ему на лицо, чтобы не было слышно плача. Потом собачка ушла, и ее больше никто не видел. Обоих мальчиков взяла к себе тетя, она и вырастила их. Я нашла этих ребят и встретилась с ними. Оба служат в армии. У старшего прекрасная семья, двое детей, хорошая жена. Но в глазах обоих братьев стоит такая боль… Это на всю жизнь.

– Где состоялся первый показ «Возвращения»?

– В Шуши. Зал на 400 мест был полон. К показу фильма была приурочена выставка в Степанакерте – 100 кадров из фильма и о том, как он снимался. Затем показ состоялся в Степанакерте, где фильм также был очень тепло принят. Бако Саакян (президент НКР. – Ред.), сказал тогда, что авторы фильма из всех журналистов, которые приезжают в Арцах, глубже всех «прочувствовали душу нашего народа». Показ «Возвращения» состоялся в Ереване в кинотеатре «Москва», там же была организована выставка, которую перевезли из Степанакерта. Был большой успех.

Огорчает то, что сегодня фильм лежит в Ереване на полке. Неужели эта работа Армении не нужна?

– В Доме кино состоялся первый показ в Москве?

– Уже второй. В декабре прошлого года картина демонстрировалась в Храмовом комплексе Армянской Апостольской Церкви в Москве. И была очень хорошо принята.

С организацией нынешнего показа нам очень помог мой большой друг, общественный деятель Аркадий Тумасов.

Кстати, показ в Москве 13 марта оказался под угрозой. Его хотели сорвать представители азербайджанской диаспоры. Против демонстрации «Возвращения» выступали СМИ Азербайджана, причем некоторые публикации были без подписи. Фильм, который сами авторы комментариев не видели, называли провокацией и т.д. Я пригласила всех на просмотр картины.

В фильме не упоминается Азербайджан, в нем нет слова «враг». Фильм «Возвращение» не о войне, а о том, что только мир позволяет человеку созидать. Только мир может сделать человека человеком. Политики не должны допускать войны. Надо находить компромиссы, решать вопросы путем переговоров. Напрямую в фильме об этом не говорится, но это явствует из того, как показана жизнь людей. Я брала интервью для своего фильма, который снимала в военное время, у одной женщины, армянки, у которой на войне

погибли дети. На мой вопрос, как она относится к противнику, она ответила, что как мать понимает чувства тех, кто, так же как и она, потерял детей. Дети не должны погибать, и матери не должны страдать. Задача людей – благоустраивать города, растить детей, созидать. Фильм об этом.

– Где еще планируется показать картину?

– Фильм хотят посмотреть в Нижнем Новгороде, Краснодаре, Ростове-на-Дону, других городах России. Веду переговоры с представителями армянских диаспор. Хочу, чтобы фильм посмотрели как можно больше людей. Хочу показать, что война заразна и ее нельзя допускать. Хочу, чтобы зрители увидели красивых и мужественных людей, живущих на земле Арцаха. Один из героев фильма, замечательный человек, ювелир по профессии, сказал, показывая на скульптуру сгорбленного человека, несущего крест: «Это наша доля, мы никому не хотим зла, мы хотим жить в добре и нести свой крест сами».

– «Возвращение» будет представляться на международных фестивалях документального кино?

– Да, мы намерены показывать картину на фестивалях. Павел Медведев – известный режиссер-документалист. Он возглавляет фестивали документального кино как председатель, преподает.

Чтобы представлять картину на международных фестивалях документального кино, мы специально на свои собственные средства сделали английские титры. Таким образом, фильм можно показывать на русском, армянском и английском языках.

– А Центр по общественным связям Вас поддержал?

– Английскую версию мы делали на собственные деньги. Хотя после премьеры в Ереване руководители Центра по общественным связям, наши заказчики, взяли это на себя. А ведь именно армянская сторона инициировала создание «Возвращения». Накануне «бархатной революции» Центр по общественным связям предложил сделать фильм, и даже не один, и выделил часть средств. В мае 2018 года мы отправились в Карабах на первые съемки, когда в Армении происходили известные события. Вторая съемка должна была состояться в октябре того же года. И было неизвестно, сможем ли мы продолжить съемки. Но Центр по общественным связям предоставил нам все-таки второй транш. К сожалению, они как продюсеры не способствуют продвижению фильма. Но я говорю именно о руководстве этого центра. Продвижением занимаемся мы сами – авторы – с помощью своих личных дружеских связей.

– Каковы Ваши впечатления от сегодняшнего Степанакерта?

– Он напоминает мне южный курортный город, очень чистый, очень красивый. Какие красивые дети! Арцах – любовь моя. Я влюблена в людей, в эту красивую землю, в Шуши. Этот духовный и культурный центр возрождается. Эта земля для меня – второй дом.

Я бы с удовольствием поехала также в Азербайджан, чтобы поговорить с людьми о том, как обрести мир без оружия. Но там я в «черном списке»…

– Вы продолжите снимать фильмы о Карабахе?

– Планы у меня есть. Но нужны средства на их осуществление. А их пока нет.

Я очень хочу снять фильм про музей погибших воинов в Карабахе и о женщине, которая его создавала. Сегодня этот музей возглавляет ее сын. Он единственный мужчина в семье, оставшийся в живых.

Беседу вела Мария Григорьянц

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты