№9 (332) ноябрь 2020 г.

Армянской общины в Бангладеш уже нет, но церковь живет

Просмотров: 947

Несмотря на то, что последний представитель армянской общины Бангладеш отошел в мир иной в апреле нынешнего года, тем не менее 300-летняя история небольшого островка армянской культуры в отдаленном уголке Южной Азии не прервалась и имеет довольно интересное продолжение. Не случайно местная пресса и известные мировые таблоиды не раз обращались к этой теме, рассказывая о некогда мощной армянской коммуне, сыгравшей значительную роль в жизни стольного города Дакка.

Как сообщает англоязычная газета The Daily Star, до сих пор точно неизвестна дата появления первых армян в Дакке. «По некоторым данным, они впервые прибыли на эти земли в XII веке. Хотя по официальной версии, это случилось много позже, когда в 1630–1640 годах пионеры армянского купечества переехали в Дакку для развития торговых отношений между Арменией и странами Южноазиатского региона. По всей вероятности, они были самыми «старыми» европейскими купцами, которые рискнули дойти до столь отдаленных краев, – сообщает издание. – А вскоре акционерное общество «Английская Ост-Индская компания» объявило коммерсантам волю монархии: «Сим указом повелеваем установить низкие таможенные пошлины для представителей торгового сословия, решивших организовать тут выгодную коммерцию. Также в постоянных поселениях с численностью не менее сорока человек разрешаем выделить земельные участки под храмы для религиозных отправлений титульного вероисповедания». Уже к 1688 году здесь насчитывалось около сорока семей из далекой Армении. А к началу XVIII века их численность удвоилась. В основном это были купцы, причем, по мнению сотрудника Бенгальского института в Дакке Дхурбо Алама, весьма зажиточные. Им не было равных в торговле текстилем, шелком-сырцом, селитрой, используемой как сырье для пороха, семенами бетеля для знаменитой индийской жвачки, опиумом, применяемым тогда в медицине, выдубленной кожей, а также солью, чаем, сладостями, приправами. Вскоре они стали крупнейшими экспортерами и импортерами одежды, оставив далеко позади англичан, французов и голландцев. Продавали модные модели в универмагах, построенных по западному образцу, что для местных жителей было в диковинку. Так же как в диковинку были конные повозки, созданные армянскими предпринимателями по подобию лондонских кебов. Вплоть до начала ХХ века они оставались в Дакке основным видом местного транспорта, доступного любому сословию. Хотя сегодня их место заняли более юркие «живые такси», за что столицу Бангладеш теперь называют всемирной столицей велорикш.

Еще одной выгодной статьей дохода было производство джута – особой прядильной культуры, которая произрастает в этих районах. Долгое время реализация мешков и канатов из тропиков считалась монополией крупных армянских предпринимателей Давида Александра, Никогоса Петросяна, Сатура и Маркара Дэвида. Особенно преуспел в этом деле господин Маркар, человек с большими амбициями и деловой хваткой. Фирма «М. Дэвид и Ко»

всего лишь за одно десятилетие преуспела настолько, что ее владелец получил негласный титул «торговый принц Восточной Бенгалии». Но даже завистники признавали, что этому поспособствовало не желание наживы, а холодный расчет экономиста. Он первым наладил поставку джутовых товаров непосредственно в Англию, минуя порт в Калькутте. Снижение стоимости погрузки привело к увеличению прибыли. Но, как гласит местный фольклор, судьба обошлась не очень ласково с этими известными фамилиями.

«Во время эпидемии холеры у Маркара скончалась молодая жена. Ее великолепная мраморная гробница являет собой прекраснейший образец христианского погребального памятника в нашей стране. Она чудом сохранилась до наших дней в ограде армянской апостольской церкви Дакки. Спустя год после смерти супруги Маркар вместе с детьми переезжает в Лондон, чтобы обезопасить их от смертельных тропических болезней. Не менее печальная участь постигла и род Сатура. Его семью подкосила эпидемия дифтерии, которая тогда свирепствовала в Азии. Врачи не смогли спасти четырех детей. Дальнейшие следы некогда благополучного семейства теряются в архивных книгах местной церкви», – описывает в своем очерке личные впечатления тамошний журналист и исследователь Вакар А Хан.

Впрочем, продолжая экскурс в историю, стоит отметить, что влияние армян не ограничивалось только торговлей. Многие из переселенцев, купив землю, стали крупными землевладельцами. Среди них Ага Аратун Микаэл, Ага Саркис, Николас Маркар Погос, Стивен Арутюн Ширкор. По рекомендации последнего колониальная администрация Британии создала в стране муниципальное управление. Первым мэром Нараянганджа стал сын Арутюна Ширкора – Герберт, чьим именем теперь названы школа и одна из улиц. В свою очередь Маркар Погос в 1848 году основал первую частную школу, которая до сих пор считается престижнейшей в многомиллионной Дакке. А его кузен Петр Погос стал владельцем газеты Dhaka Daily News, благодаря которой в общине ежедневно узнавали последние городские новости, будь то экономические сводки или отчет из полицейского участка.

К середине XIX века небольшая армянская община компактно проживала в квартале Старой Дакки, или Арманитола, что дословно означает «армянский град». Центральная улица Armenian street состояла из фешенебельных особняков в европейском стиле. И хотя сегодня от большинства двухэтажных строений остался лишь каркас или забор, тем не менее пожилые бенгальцы с почтением вспоминают купцов Тевоса, Саркиса, Амбарцума. «Это были богатые семьи, но прислугу никогда не держали. Армянские женщины настолько хорошие хозяйки, что успевали делать все сами – вести домашнее хозяйство, заниматься детьми, готовить, стирать, обшивать. Все члены армянских семей пользовались у нас безмерным уважением, – отметил в беседе с агентством France-Presse историк Мунтасир Маамун, добавив при этом, что армяне зарекомендовали себя талантливыми врачевателями, финансистами, юристами, предпринимателями. – И еще. Несмотря на то, что подавляющее большинство населения Бангладеш исповедует ислам, армяне смогли сохранить свою национальную идентичность. Думаю, благодаря своей вере, которая, как я слышал, является одной из древнейших в христианстве. Кстати, у нас до сих пор любят говорить, что если нога больше одного армянина ступит на чужую землю, то там обязательно построят церковь. В принципе так случилось и в Дакке, где армяне построили первое в регионе немусульманское культовое сооружение. Сегодня в его стенах одинаково комфортно чувствуют себя последователи апостольской и православной церквей. Сюда приходят мусульмане. Перед входом для них специально расстелен коврик, на котором они могут оставлять свою обувь перед молитвой».

Церковь стала центром религиозной и общественной жизни армянской общины. Согласно архивным источникам, армяне получили личное разрешение свободно исповедовать свою религию еще во времена империи Великих Моголов от ее правителя Акбара I «за весьма ощутимый вклад в экономику страны». Чуть позже землю в один гектар подарил своим землякам зажиточный армянин Ага Чаик Минас. А деньги на строительство храма собирали всем миром, хотя основной взнос внесли четыре богатейших купца – Микаэл Саркисян, Аствацатур Геворгян, Макар Погосян и Ходжа Петросян. И в 1781 году церковь Святого Воскресения (Сурб Арутюн) возвели на развалинах прежней часовни и кладбища. В том же году ее освятил приехавший из Армении епископ Епрем, ставший позднее Католикосом всех армян Епремом I Дзорагехци. Церковь имела высокую колокольню с часами и хорошо просматривалась из соседнего городка. Как вспоминают современники, жители округи сверяли время по колокольному звону, который был слышен на расстоянии четырех миль. Во время землетрясения 1897 года колокольня рухнула. Позже силами общины она была восстановлена, но уже без часов. Впрочем, даже без них церковь остается шедевром культового зодчества. По своему архитектурному исполнению храм действительно не имеет аналогов не только среди армянских, но, пожалуй, и других подобных сооружений мира. Сегодня трудно назвать автора столь необычного проекта. Церковь Сурб Арутюн местные жители и немногочисленные туристы называют «жемчужиной Старой Дакки», «тихой гаванью в шумном мегаполисе», «прогулкой в прошлое по улице Armanitola Rd», «душой общины, ушедшей в небытие». А еще «достопримечательностью must see», что означает только одно: это надо обязательно увидеть! Двухэтажное здание с винтовой лестницей раскинулось в длину на 230 метров. Ассоциации с кораблем возникают не только при внешнем осмотре. По рассказам бывалых путешественников, даже стоя на крыше, невольно чувствуешь себя на палубе корабля, который скользит по земле. Как оказалось, так было задумано изначально: ведь армянские купцы на пути в Бенгалию месяцами находились в море. А потому не случайно на территории прицерковного кладбища среди четырехсот могильных плит можно встретить надгробия с изображением черепа и скрещенных костей, символа морских разбойников. Это те, кто погиб в открытом море от рук пиратов.

«Самый ранний памятник – усопшему Ходже Аветису Лазару – датирован 7 июня 1714 года, что может пролить свет на историю первых армянских поселений в Бангладеш, – рассказал несколько лет назад известной британской газете Times настоятель храма Святого Воскресения (Сурб Арутюн) Микаэл Овсеп Мартиросян, которого тамошние жители звали на английский манер Майкл Джозеф Мартин. – А в 2005 году здесь была похоронена последняя армянка нашей общины, моя жена Вероника Мартин. Мне тоже уже немало лет, но я пока держусь, потому что больше некому ухаживать за церковью. В стране совсем не осталось армян. У нас даже смешанных браков не случалось. Поэтому я последний из армянских «могикан». Но если раньше уповал на то, что мое дело продолжит дочь, то теперь понял всю тщетность этих надежд. Вряд ли она прилетит из-за океана, где давно обустроила свой дом, быт, бизнес». Приехав в Дакку в 1942 году, парон Микаэл всю свою жизнь посвятил служению вере. С гордостью вспоминает, как в далеком 1972 году мать Тереза, прибыв с визитом на открытие миссии Ордена сестер милосердия, побывала на богослужении в армянской апостольской церкви. Это были уже смутные времена. Англичане покинули Индию. В Восточной Бенгалии начались беспорядки. А в Дакке бесчинствовали исламистские группировки. Добрались они и до церкви Сурб Арутюн, возмущенные тем, что христианскому храму якобы негоже располагаться в сердце мусульманского государства. И хотя многие местные жители встали на защиту армянской апостольской церкви от мародеров, ее все же частично ограбили. Тогда было принято срочное решение отправить оставшиеся ценности в Армению, где они по сей день хранятся в Первопрестольном Эчмиадзине.

Согласно церковно-приходским книгам, в 50-х годах прошлого века в общине осталось всего около сорока семей. А дальше сильная политическая турбулентность последней четверти уходящего столетия и война за независимость от британской короны заставили армян в очередной раз оставить насиженные места и попытать счастья на новом месте. К началу нынешнего столетия в Дакке осталось всего 7 армян. Настоятель очень переживал за исход армян и до последнего надеялся, что община сможет вернуть былое величие за счет возвращения соотечественников. Но, увы, его мечтам не суждено было сбыться. А вскоре по состоянию здоровья его самого родственники увезли в Канаду. Он лишь успел передать дела аргентинскому бизнесмену и благотворителю Армену Арсляну. Поначалу новоиспеченному смотрителю казалось, что возложенные на него обязанности не будут отнимать много времени. Но чем больше он изу-чал церковный архив, тем отчетливее понимал, что в одиночку ему не восстановить историческую память местной общины. «Несмотря на то, что я нашел несколько приходских книг, тем не менее многие старые документы безвозвратно утеряны. Но все равно здесь имеется достаточно большой научный материал для изучения того сложного пути, который прошла здешняя диаспора, – отметил он в интервью Би-би-си. – К сожалению, я приезжаю в Бангладеш не очень часто. А все работы, связанные с храмом и прицерковным кладбищем, осуществляет наша небольшая команда. Это своеобразный попечительский совет, занятый в проекте «Наследие армянской церкви Бангладеш». Своими силами нам удалось поменять проводку, подремонтировать здание и даже отреставрировать две картины английского художника Чарльза Пота».

Но самое главное, о чем сегодня здесь стараются не говорить из-за суеверий, это включение храма Сурб Арутюн в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. По словам координатора проекта Лиз Чартер, они уже направили соответствующие документы в оргкомитет, однако из-за пандемии процесс рассмотрения заявки продвигается очень медленно. Кстати, благодаря работе с архивами Сингапура, Индии, Бангладеш она только недавно узнала, что имеет армянские корни. Не владея родным языком, Лиз с помощью коллег пытается составить генеалогическое древо своего рода. «Это все собирается по листочку, по крупицам при изу-

чении документов. Зато с какой гордостью я буду теперь рассказывать своим знакомым о моих изысканиях в научной работе и находках для личного семейного альбома. В моих жилах течет армянская кровь, а это значит, что судьба сама меня направила на эту землю. Здесь не мертвая история и не забытая Богом церковь. Сюда дважды в год приезжает армянский архиепископ из Австралии для проведения богослужений. Да и мы не сидим без дела. По мере возможностей проводим благотворительные мероприятия для нуждающихся жителей Дакки. Изучаем архивы, проводим научные работы. Конечно, говорить о возрождении армянской общины в этой стране уже не стоит. Сегодня нужно продолжать углублять двусторонние отношения в экономической и гуманитарной сферах между Республикой Армения и Народной Республикой Бангладеш. Важно не растерять то, что осталось, важно не забыть историю предков. В этом нам очень помогают местные жители. Например, семья дедушки Хариподо», – рассказала она агентству France-Presse.

Бабушке и дедушке из рода Гхош далеко за 90 лет. Это долгожители, которые в скором времени намерены отметить свой столетний юбилей. Но самое интересное заключается в том, что глава большого бенгальского клана – дедушка Хариподо прекрасно владеет армянским языком. За неимением «живой практики с настоящими армянами» каждый день разговаривает на нем с многочисленной родней: женой, сыновьями, невестками, дочками, зятьями, внуками. Как смеется его сын Хаснат, дедушку Хариподо надо внести в Книгу рекордов Гиннесса, поскольку он единственный в мире бенгалец, хорошо владеющий армянским языком. И то благодаря тому, что в позапрошлом веке дед старика Хариподо поступил на работу к армянскому «сахарному королю» Аратуну Мануку управляющим на его предприятие. Затем эстафета перешла к отцу. А 1957 году, сохраняя преемственность, Хариподо тоже отправился на службу к армянам. Когда в 1971 году здесь начались массовые волнения, молодой бенгалец с друзьями отстояли армянский храм. Из-за ранения в бою он тогда потерял глаз. Но на протяжении 50 лет продолжал оставаться другом и компаньоном настоятеля армянского храма в Дакке. После проводов Микаэла Мартиросяна в Канаду Хариподо тоже ушел на покой. Но дружба на том не прервалась. За постройкой сейчас присматривают дочь, зять и внуки Хариподо. Они тут и садовники, и дворники, и маляры, и хранители, и даже гиды для редких туристов. «Бенгальская семья выполняет свои обязанности практически бескорыстно, поскольку считает себя сопричастной (причем не в одном поколении) к истории другого народа. И хотя род Гхош с полным правом можно назвать хранителями очага армянского наследия в этой забытой Богом стране, сами представители семейной фамилии смотрят на сей факт гораздо проще. С бесхитростной интонацией искренне говорят: «Мы просто не можем оставить наших друзей в одиночестве, когда им очень нужна поддержка близкого человека», – написал о них американский портал международного туризма TripAdvisor. – Вот еще одно доказательство того, что испокон веков на таких чистых людях и держится наш мир».

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля